Подробнее
1 000 000
погонных метров колонкового бурения
отметка, которую мы преодолели
в марте 2017 года
Мероприятия
Обзор конференции «Золото и технологии 2016»

Конференция ежегодно объединяет геологов, технологов, специалистов отрасли, представителей регулирующих государственных органов власти и др. для обмена опытом, обсуждения актуальных вопросов на высоком профессиональном уровне, развития взаимовыгодного партнерства, внедрения инноваций и привлечения инвестиций.

Конференция прошла в рамках Международной выставки «Горное оборудование, добыча и обогащение руд и минералов» — Mining World Russia. Всего было около 150 участников. Сделано 16 докладов и сообщений.

С приветственным словом к участникам конференции обратился Артем Анатольевич Романченко — управляющий директор ООО «ЕМС-майнинг», к.т.н., МВА, действующий член Академии горных наук и Александр Анатольевич Доценко — Генеральный директор журнала «Золото и технологии».

С базовым докладом об итогах 2015 г. и прогнозе развития отрасли до 2020 г. выступил председатель Союза золотопромышленников Сергей Григорьевич Кашуба.

Он отметил, что производство золота в 2015 г. увеличилось на 2 % по сравнению с предыдущим годом и составило 293,4 т (2-е место в мире). При этом Россия увеличила добычу золота из недр с 253 т — до 255 т и заняла по этому показателю третье место в мире после Китая и Австралии. Производство золота в концентратах увеличилось на 4 % — до 6,0 т. Добыча попутного золота при разработке комплексных месторождений выросла на 2 % — до 16,6 т. Производство вторичного золота увеличилось на 7 % — до 38,5 т (в 2014 г. — 35,8 т). Ведущими компаниями являются Полюс Золото, Полиметалл, Чукотская ГГК (входит в Kinross Gold), Петропавловск, Южуралзолото, Нордголд.

Осмысливая последние годы, С.Г. Кашуба указал на следующие особенности отрасли:

  • благодаря высокой цене на золото и крупным инвестициям компаний, добыча золота в стране в 20112014 гг. росла по 5-7 % в год и замедлилась до 2 % в 2015 г.;
  • завершился процесс консолидации бизнеса: 6 самых больших компаний добывают 50 % российского золота; на долю крупнейших 30 компаний приходится 80 % общей добычи. При этом 400 остальных (средних и мелких) компаний добывают 20 % общего объема золота в стране;
  • на территории РФ не осталось нераспределенных месторождений с запасами золота (за исключением Сухого Лога и Кючуса), что привело к экспансии компаний за рубеж;
  • соотношение добычи золота из россыпных месторождений к рудным месторождениям достигло пропорции 30 к 70 %;

Продолжает быть актуальной проблема проведение ГРР на золото. Отрадно, что государство создает стимулы для ведения геологоразведки частными компаниями через заявительный порядок получения лицензий с прогнозными ресурсами категории Р3. Соотношение затрат государства и частных компаний на ГРР в отрасли драгметаллов и камней находится на уровне 1 к 7 и такое соотношение представляется прагматичным.

Нормативно-правовая база отрасли драгметаллов развивается в правильном направлении. Государство постепенно снимает многочисленные административные барьеры. Правда, пока коренного изменения горного законодательства не происходит и это снижает инвестиционную привлекательность российских недр.

Финансирование золотодобывающей отрасли стабилизировалось. Коммерческие банки полностью финансируют россыпную и рудную добычу золота в стране. Государство в лице Гохрана ограниченно финансирует отдельные компании. Трудности устоялись. Санкции против России ограничили российским банкам и компаниям доступ к рынкам капитала. Первичные размещения акций российских золотодобывающих компаний на иностранных и российских биржах не происходят уже несколько лет. Но хорошо это или плохо по полному счету, С.Г. Кашуба не пояснил. Возможно, экспертам Союза затруднительно подсчитать все плюсы и минусы этого явления.

Озвучивая прогноз на 2016 г. С.Г. Кашуба подчеркнул, что влияние основного драйвера роста отрасли — девальвации рубля, который проявился в 2015 г., частично сохранит свое влияние в текущем году, но все будет зависеть от цены на нефть и соотношения курса рубля к доллару. При этом не ожидается запуска существенных инвестиционных проектов в этом году. «Скорее всего, компании будут пытаться доводить до ума те проекты, которые были запущены в предыдущие 2-3 года», — заявил С.Г. Кашуба. Прогноз Союза исходит из 1 % роста — до 297т. «Это будет связано с запуском ряда месторождений, которые компании давно планировали запустить», — сказал С.Г. Кашуба. Роста добычи попутного золота, а также производства вторичного золота Союз золотопромышленников не ожидает.

Крупнейшим потребителем золота на внутреннем рынке является Центральный банк России. Он купил в 2015 г. 208,4 т, доведя запасы монетарного золота до 1415 т на 01.01.2016 г. Ювелирный спрос падает. Масса ювелирных изделий, заклейменных Пробирной палатой России в 2015 г., составила 34 т (2014 г. — 56,8 т). Активными покупателями золота являлись российские банки, купившие в 2015 г. 201,6 т золота, однако они его в основном перепродавали. Гохран России купил в 2015 г. всего 3 т золота (2014 г. — примерно 6 т). В силу недостаточной емкости внутреннего рынка российские банки в 2015 году экспортировали за рубеж, по оценкам различных экспертов, примерно 34 т золота (2014 г. — 56 т; 2013 г. — 128 т; 2012 г. — 93 т).

Прогноз Союза золотопромышленников по цене на золото в 2016 г. весьма осторожен. Восстановление прежнего высокого уровня цены на золото (до 1500 долл./унц.) возможно лишь тогда, когда реально существенно сократится предложение золота на мировом рынке. Пока же 2015 год принес очередной рекорд по добыче золота в мире — 3158 т, и дефицита не наблюдается. Среди других факторов, которые, по мнению С.Г. Кашубы, мешают росту цены на золото, следующие:

  1. Слабый рост мировой экономики.
  2. Замедление темпов роста экономики Китая.
  3. Значительное укрепление американского доллара к корзине валют.
  4. Сильный фондовый рынок в США.
  5. Низкая цена на нефть.
  6. Недостаточный текущий спрос на золото в Китае и Индии.
  7. Низкая инфляция в США и еврозоне.
  8. Слабый приток золота в ETF-фонды.

«В мировой экономике по-прежнему остается слишком мало факторов, которые даже в совокупности с увеличением закупок золота центральными банками мира и с допуском юаня в корзину резервных валют, пока явно недостаточны, чтобы развернуть ситуацию в положительную сторону. Все это приводит нас к выводу о том, что
слабый спрос на физическое золото в мире, на фоне продолжающейся напряженной геополитической обстановки в мире (Украина, Ближний и Средний Восток), приведёт к высокой волатильности цены — в широком диапазоне от 1050 до 1350, а наш прогноз средней цены на золото в 2016 году составляет 1100 долл./унц.», — пояснил свои оценки С.Г. Кашуба.

При этом низкий курс рубля к доллару (в диапазоне 65-70 руб./долл) сохранит рублевую цену на золото для российских золотодобывающих компаний в 2016 г. на комфортном уровне.

Прогноз Союза золотопромышленников до 2020 г. характеризуется следующими цифрами:

  1. Общий рост производства золота в 1 % в год продолжится в 20162017 гг., с последующим спадом добычи, если не заработают новые точки роста в отрасли.
  2. Выраженные в долларах издержки немного сократятся в 2016 г. благодаря низкому курсу рубля, однако далее издержки будут постепенно расти.
  3. Продолжится консолидация крупных российских компаний.
  4. Расширится экспансия крупных компаний за рубеж (СНГ, Африка и Латинская Америка).
  5. В большей степени будет расти рудная составляющая добычи, чем россыпная.
  6. Соотношение добычи золота из россыпных месторождений к рудным придет в 2020 г. к уровню 25 к 75 %.
  7. В целом все компании будут предпочитать развивать и оптимизировать существующие производства, а не строить новые.
  8. Крупные компании продолжат сокращать, а нередко и продавать часть своих низкорентабельных и сложных в освоении проектов, сосредоточиваясь на развитии оставшихся наиболее важных объектов в своих портфелях;
  9. Средние компании будут расти более быстрыми темпами, чем крупные; в их среде процессы слияний и поглощений (M&A) будут более активными.
  10. Общее число мелких компаний продолжит сокращаться, однако их средний размер при этом несколько вырастет.
  11. Государство придёт в золотодобывающую отрасль и создаст совместное с частным капиталом предприятие для разработки Сухого Лога.
  12. Вырастет число новых, не известных пока в отрасли инвесторов, вкладывающих средства в разведку и добычу драгоценных металлов.

Геологические итоги 2015 года

В Восточной Якутии в пределах Нижнеимнеканского рудного узла выявлен перспективный серебряный объект с высокими содержаниями полезного компонента. Прогнозные ресурсы серебра категорий Р1 + Р2 оцениваются в 16,3 тыс. т.

В Южной Якутии завершены ГРР по объекту «Гора Рудная». Материалы подсчета запасов переданы на экспертизу в ГКЗ. Посчитаны запасы золота категорий С! — 14 т; С2 — 31 т; оценены прогнозные ресурсы категорий Р-, — 15 т; Р2 — 65 т; в результате проведения поисковых работ на Лебединской площади оценены прогнозные ресурсы золота категорий Рт — 24 т; Р2 — около 190 т.В Хабаровском крае на Пони-Мулинской площади выявлен перспективный объект золотомедно-порфирового формационного типа. Оценены прогнозные ресурсы золота категории Р2 — 79,5 т, меди: — 444,5 тыс. т.

В Иркутской области на Шенгулешской площади установлено скрытое урановое оруденение с предварительно оцененными прогнозными ресурсами категорий Р2 — около 25 тыс. т, Р3 — более 100 тыс. т. На Тонодской площади оцененные прогнозные ресурсы железных руд в железистых кварцитах категорий Р-, и Р2 превышают 2,0 млрд т.

В промышленно развитом горно-рудном районе Алтайского края на Змеиногорско-Березовской площади установлено несколько объектов с колчеданно-полиметаллическими рудами хорошего качества. Суммарные прогнозные ресурсы высоких категорий составляют: медь — 425 тыс. т; свинец — 1 010 тыс. т; цинк — 3 330 тыс. т; золото — 22 т; серебро — 900 т.

На Северном Кавказе в пределах Гитче-Тырныаузского рудного поля выявлено перспективное золоторудное проявление с прогнозными ресурсами золота категорий Р1+Р2 — 233 т.

Наиболее значительная доля затрат недропользователей в 2015 г. была направлена на воспроизводство МСБ алмазов и благородных металлов — 72 %. По результатам ГРР, выполненных недропользователями за счет собственных средств, в 2015 г. впервые поставлено на Государственный баланс 29 мелких россыпей золота. Получены следующие наиболее значимые результаты:

  • утверждены запасы золотомедно-порфирового месторождения Малмыжское в Хабаровском крае: золота категорий А+В+С1 — 69,355 т, С2 — 208,743 т; меди А+В+С1 — 1,271 млн т; С2 — 3,885 млн т;
  • утверждены запасы золоторудного месторождения Панимба в Красноярском крае: золото категорий А+В+С1 — 19,6 т, С2 — 44,07 т;
  • утверждены запасы золоторудного месторождения Вернинское в Иркутской области: золото категорий А+В+С1 — 70,67 т, С2 — 147,37 т;
  • на Иканском медно-порфировом месторождении в Амурской области утверждены запасы золота категорий А+В+С1 — 15,17 т, С2 — 41,83 т; меди категорий А+В+С1 — 114,8 тыс. т, С2 — 344,2 тыс. т;
  • утверждены запасы золота категории С2 по Куранахской группе золотых месторождений в Республике Саха (Якутия) — 82,58 т;
  • на Томинском месторождении в Челябинской области утверждены запасы меди категорий А+В+С1+С2 — 2625 т, золота категории С2 — 61,63 т;
  • утверждены запасы золота по Албазинскому месторождению в Хабаровском крае: категорий А+В+С1 — 45,82 т, С2 — 59,17 т.

В 2015 г. Роснедрами выдано 3 свидетельства об установлении факта открытия месторождение Викша (участки Викшеозерский, Кенти, Шарги) комплексных руд — золото, платина, палладий, медь, серебро (Республика Карелия); месторождение Угахан — рудное золото, серебро (Иркутская область); месторождение Малмыжское — медь, золото (Хабаровский край).

Источник: Итоговый доклад «О результатах и основных направлениях деятельности Роснедр за 2015 год и задачах на 2016 год» (22 марта 2016 г.) www.rosnedra.gov.ru/article/8472.html

Всю дальнейшую проблематику конференции можно сгруппировать по четырем блокам: общие вопросы золотодобычи; новые технологические решения; совершенствование оборудования; АСУ ТП.

Общие вопросы

Участники мероприятия с интересом прослушали доклад «Современные тенденции государственного регулирования лицензирования недропользования в Российской Федерации», с которым выступил Заместитель директора — начальник Правового управления Росгеолэкспертизы Денис Леонидович Никишин, который сделал важные комментарии к изменению Закона РФ «О недрах» и в ряде подзаконных актов.

В частности, он указал на новые нормы предела конфиденциальности в отношении геологической информации (3 года для первичной информации и 5 лет для препарированной информации). Такое четкое определение пределов повысит бизнес-активность.

В настоящее время ведется работа над следующими актами, конкретизирующими положения Федерального закона № 205-ФЗ:

  • правила разработки месторождений полезных ископаемых по видам полезных ископаемых (по углеводородному сырью и твердым полезным ископаемым);
  • правила подготовки технических проектов разработки месторождений полезных ископаемых по видам полезных ископаемых (по углеводородному сырью и твердым полезным ископаемым);
  • правила подготовки проектной документации на проведение геологического изучения недр и разведки месторождений полезных ископаемых по видам полезных ископаемых.

На снижение административных барьеров в сфере управления государственным фондом недр направлен разрабатываемый при участии Роснедр проект федерального закона «О внесении изменений в статью 2.1 Закона РФ «О недрах», предусматривающий уточнение критериев отнесения участков недр к участкам недр федерального значения. Законопроект содержит предложения по исключению термина «проявление полезных ископаемых» и увеличению пороговых значений для отнесения участков недр к участкам недр федерального значения.

Продолжается работа над законопроектом «О внесении изменений в Закон РФ «О недрах», который направлен на установление упрощенного порядка предоставления права пользования участками недр местного значения для геологического изучения и (или) разведки и добычи общераспространенных полезных ископаемых при выполнении работ по проектированию, строительству, реконструкции, капитальному ремонту, ремонту и содержанию автомобильных дорог и железнодорожных путей общего пользования.

Также продолжается работа в части уточнения содержания лицензий, порядка предоставления права пользования недрами, процедуры проведения аукционов и конкурсов, внесения изменений и переоформления лицензий, прекращения, приостановления и ограничения права пользования недрами, который призван снизить существующие административные барьеры.

Идет подготовка ряда подзаконных нормативно-правовых актов, направленных на совершенствование правового регулирования и государственного управления в сфере недропользования, в том числе:

  1. Согласованы постановление Правительства РФ от 29.07.2015 г. № 770, которое регламентирует порядок подготовки и оформления документов, удостоверяющих уточненные границы горного отвода, и постановление Правительства Российской Федерации от 06.08.2015 г. № 814, которое регламентирует порядок подготовки, рассмотрения и согласования планов и схем развития горных работ по видам полезных ископаемых.
  2. Разработано постановление Правительства Российской Федерации от 06.08.2015 г. № 802, которым были определены условия и порядок рассрочки разового платежа за право пользования недрами при наступлении определенных событий, оговоренных в лицензии.
  3. Подготовлен ряд нормативных правовых актов, регламентирующих процедуру определения размера разовых платежей.
  4. На 2016 г. запланирована работа по подготовке новой Классификации запасов и ресурсов твердых полезных ископаемых, на основе которой будут приняты Правила проектирования и разработки месторождений твердых полезных ископаемых (по аналогии с углеводородным сырьем).
  5. Завершается работа над Правилами подготовки проектной документации на проведение геологического изучения недр и разведки месторождений полезных ископаемых по видам полезных ископаемых и Порядком проведения экспертизы проектной документации на проведение работ по региональному геологическому изучению недр, геологическому изучению недр, включая поиски, оценку и разведку месторождений полезных ископаемых, и определения размера платы за ее проведение.
  6. Ведется работа по подготовке проекта постановления Правительства РФ «О внесении изменений в положение об установлении и изменении границ участков недр, предоставленных в пользование, утвержденное постановлением Правительства Российской Федерации от 3 мая 2012 г. № 429», которым планируется, в частности, закрепить возможность неоднократного изменения границ.
  7. Ведется работа по подготовке нормативных правовых актов, направленных на регулирование порядка осуществления оценки и учета прогнозных ресурсов твердых полезных ископаемых.
  8. Прорабатывается новый порядок рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр, закрепляющий усовершенствованный механизм предоставления недр в пользование для геологического изучения, как в рамках утверждаемого Роснедрами «Перечня участков недр», так и в рамках заявительного порядка.

Кроме прочего, идет поиск юридических инструментов по оформлению до 3 лицензий в одни руки; прорабатывается проблема нижележащих горизонтов и флангов месторождений; нащупываются подходы к неоднократности расширения границ лицензионных участков; готовится уточнение правил наложения лицензий; обсуждается реформирование конкурсов и аукционов с разрешением побеждать одному участнику.

Концептуальный и в высшей степени интеллектуальный доклад о перспективах создания региональных производственных хабов для комплексной переработки упорных руд представил С.Г. Кашуба (это был его второй доклад).

Как известно, на территории России расположено 5926 месторождений золота: 367 коренных собственно золоторудных (8,58 тыс. т — 65,5 % запасов); 165 комплексных золотосодержащих (3,32 тыс. т — 25,3 % запасов) и 5394 россыпных (1,23 тыс. т — 9,4 % запасов). Ресурсный потенциал России по золоту составляет около 15,7 тыс. т ресурсов категорий Р-|+Р2. Ресурсы низких категорий Р3 оцениваются более чем в 24,79 тыс. т золота. При этом основные запасы рассредоточены на огромных территориях Красноярского края, Якутии, Магадана, Забайкальского края и Иркутской области.

Первичные руды золота называют упорными, если извлечение из них золота с использованием традиционной технологии цианирования не превышает 70 %. Упорность золота связана чаще всего с рассеянием его в сульфидных минералах и арсенопирите в изоморфной или дисперсной форме, затрудняющей доступ выщелачивающего раствора. Вторая по распространенности причина упорности -наличие в руде значимых количеств углеродистого вещества, являющегося сорбентом золота, или иных природных сорбентов, которые могут сорбировать благородные металлы из цианистых растворов, увеличивая тем самым потери золота и серебра с хвостами технологического процесса. Эти два фактора могут проявляться одновременно, что особо усложняет технологию переработки. Такие руды принято называть рудами двойной упорности (double refractory ores). На упорности руд также сказывается присутствие токсических компонентов (мышьяк, сурьма, теллур, свинец), осложняющих технологию и требующих обезвреживания. Все месторождения упорных руд компактно расположены на территории Сибири и Дальнего Востока. По оценке Союза золотопромышленников, в последние годы добыча золота из упорных руд в России составляет примерно 30 % общей рудной добычи. Переработку и извлечение золота из упорных руд сложно или невозможно осуществлять традиционными способами, так как это приводит к значительным технологическим потерям золота, а наращивать добычу золота путем переработки упорных руд на медеплавильных заводах Урала не представляется возможным в силу загрузки данных заводов их основным полиметаллическим сырьем и из-за транспортной удаленности этих заводов от месторождений упорных руд. Успешная разработка месторождений упорных руд возможна только при освоении современных технологий переработки упорных руд золота и концентратов (автоклав, биоокисление, обжиг, процесс Альбион, Leachoxe, сверхтонкий помол и т.д.). Ведущие российские золотодобывающие компании демонстрируют примеры единичных успешных проектов по переработке таких руд: «Полюс Золото» — биоокисление на месторождение Олимпиада; «Полиметалл» — запуск автоклавного выщелачивания на Амурском ГМК.

Возможны два подхода к решению проблемы переработки упорного золоторудного сырья. Первый из них предлагает сохранение цианидного процесса в качестве основного метода получения товарной золотосодержащей продукции. Обеспечение показателей извлечения золота в данном случае достигается за счет включения в технологическую схему дополнительных операций: обжиг, сверхтонкое измельчение, автоклавное или биологическое окисление. Другой подход предусматривает использование специальных приемов цианирования или замену цианида другими растворителями, по отношению к которым упорность руды (концентрата) проявляется меньше.

В России можно выделить 4 кластера месторождений с упорными рудами:

  1. Красноярский кластер включает месторождения: Олимпиадин-ское, Благодатное, Титимухта, Ведугинское, Васильевское, Удерейское и Боголюбовское.
  2. Забайкальский кластер включает месторождения: Ключевское, Итакинское, Дарасунское, Талатуйское, Уконик, Наседкино, Солонеченское.
  3. Дальневосточный кластер включает в себя месторождения упорных руд Амурской области, Хабаровского края и юга Якутии — Покровское, Пионер, Маломырское, Албазинское месторождения, Куранахское и Нижнеякокитское рудные поля.
  4. Якутский кластер включает в себя месторождения восточной части Якутии — Кючус и Нежданинское.

Возможный центр (хаб) по переработке упорных руд золота на территории Красноярского края — г. Лесосибирск; на территории Забайкальского края — г. Краснокаменск и ст. Могоча; в Амурской области — недостроенный автоклавно-гидрометаллургический комбинат компании «Петропавловск» и в Якутии — в районе Хандыги.

Возможен также центр переработки упорных руд золота из России на территории Китая в Манчьжурии в районе пересечения госграницы ВосточноКитайской железной дороги.

По мнению С.Г. Кашубы, создание таких хабов сопряжено с огромными финансовыми затратами и не под силу для большинства российских золотодобывающих компаний в текущих экономических условиях без поддержки государства. Поэтому оптимальным решением для России является создание региональных центров (хабов) по переработке упорных руд золота и концентратов с помощью государственночастного партнерства.

Технологии

Директор по развитию бизнеса австралийской компании Ausenco Кристо Виссер представил доклад «Трансферт знаний в области инженерии и реализации проектов для развития российских проектов в области золотодобычи». К. Виссер впервые участвовал в конференции «Золото и технологии» в Москве и, видимо по незнанию публики, выбрал слишком легковесную манеру своего доклада с облегченным уровнем технологических знаний. Информация сгодилась бы для профессионально-технического училища, но для специалистов российской золотой промышленности презентация К. Виссера выглядела не совсем соответствующей. Перечисление стандартных терминов («безопасность производства», «эффективность проектирования», «кучное выщелачивание», «биокс-процесс для Китая», «банковское ТЭО» и т.п.) не смогли скрасить ни гламурность Кристо, ни его дипломатичность. Последняя проявилась при ответе на вопрос из зала «А где же у Вас (в докладе) инновационные технологии?». На это австралийский гость моментально ответил: «У нас есть опыт работы на Аляске и в Канаде!». Мол, в России похожий климат и мы сможем работать и в этой стране. Однако участники конференции ожидали технических и технологических аргументов, а не ссылки на сходство климатических условий.

Выступление К. Виссера от провала спас модератор конференции, который пояснил, что все прозвучавшие слова общего плана относятся к Черногорскому проекту, кстати, уже его третьему варианту. Напомним, что лицензию на Черногорское, расположенное в 15 км от Норильска, компания «Русская платина» приобрела в апреле 2011 г. у «Интергео» М. Прохорова и М. Финского. Утвержденные балансовые запасы руды Черногорского составляют 143 млн т при среднем содержании никеля 0,22 %, меди — 0,29 %, платиноидов и золота — 3,9 г/т.

Заместитель директора по научной работе ЦНИГРИ Галина Васильевна Седельникова превзошла Кристо Виссера информационной насыщенностью, научной глубиной и широтой технологического мышления. Она представила доклад «Перспективы замены цианида на малотоксичные растворители в технологиях выщелачивания золота». Речь идет о технологии переработки тех упорных (сульфидных) руд, которые не вскрываются цианидом даже при измельчении до размера частиц 20 микрон!

В принципе в РФ уже опробованы два растворителя золота: 1) хлор в опытно-промышленном масштабе (на Гагаринском и Маминском месторождениях на Урале); 2) тиомочевина в рамках НИОКР (с рудами Сарылахского и Дукатского месторождений и клинкером Беловского цинкового завода).

Технологически понятно, что цианидные комплексы золота устойчивы в щелочной среде, и потому оборудование можно изготавливать из дешевой углеродистой стали. Все другие растворители золота эффективны только в кислотной среде и потому требуют оборудования из специальных, дорогих сталей или химически стойких пластиков. Кроме того, цианиды имеют большие недостатки в случае полиметаллических руд (содержащих сурьму и другие комплексообразующие элементы) и руд с существенным содержанием органического углерода.

Г.В. Седельникова дала широкий обзор применения нецианидных растворителей на заграничных золотоизвлекательных фабриках, например в Австралии, Казахстане, Киргизии, Китае, Словакии, США, Узбекистане, Франции. В частности, автоклавное тиосульфатное выщелачивание внедрено на фабрике компании Gold Strike (Невада, США) в 2014 г. и хорошо зарекомендовало себя с экономической точки зрения.

Она подробно указала на технологические параметры процессов, разработанных сотрудниками ВНИИХТ (подразделение «Росатома»), Иргиред-мета, ЦНИГРИ, Санкт-Петербургского горного университета.

Ясно, что альтернативные цианиду растворители золота существенно расширяют современный технологический арсенал золотой отрасли России. И дело технологов умело им пользоваться для переработки тех или иных руд и вторичных источников золото сырья.

Евгений Жмарин из ЗАО «Оутотек Санкт-Петербург» сделал доклад на тему «Технологии тонкого и ультратонкого измельчения».

Он отметил 6 тенденций, из которых следующие представляются наиболее важными:

  1. Содержание металла в руде уменьшается. Требуется перерабатывать большее количество руды с применением более эффективных технологий для производства прежнего количества металла.
  2. Производство металлов требует большого количества энергии и поэтому требуются более энергоэффективные технологии.
  3. Качество и количество воды становятся важнейшими факторами. Требуются современные решения в области водоподготовки.
  4. Растет потребность во вторичной переработке. Требуются новые технологии вовлечения вторсырья и отходов в производство.

Существующие технологии на рынке обладают рядом недостатков, в том числе:

  • неэффективное использование энергии;
  • мельницы становятся все больше и потому растет вероятность проскока материала и возникновения мертвых зон;
  • хорошее перемешивание в лабораторных мельницах не всегда воспроизводится в промышленном масштабе — проблема масштабного перехода;
  • сложные аппаратурно-технологические схемы.

Е. Жмарин подробно описал достоинства технологии HIGmill, разработанной компаний Outotec и доведенной до совершенства при промышленной эксплуатации в течение 30 лет. У всех мельниц конструкция вертикальная. Измельчающая среда — бисер — керамика или сталь. Мощность привода варьируется от 132 до 5000 кВт. Главное достоинство бисерных мельниц — отсутствие переизмельчения. Изюминкой технологии является то, что имеется возможность управления процессом измельчения с помощью применения смеси бисера разного диаметра, в частности 2, 4 и 6 мм.

По словам Е. Жмарина, промышленная реализация технологии в 2015 г. в Финляндии при измельчении сульфидных руд показала отличные результаты. Наблюдалась регулируемость процесса при скачках питания. Масштабный переход от лабораторного тестирования руды был близок к соотношению 1:1. Новинкой были лопасти, установленные на диски. Они значительно снижали проскальзывание среды и способствовали образованию защитного слоя бисера на поверхности ротора, кардинально увеличивающего срок службы мельницы.

Вопросы сгущения хвостов рассмотрела Елена Нечаева, руководитель направления обезвоживания компании Outotec в регионе «Евразия».

Основные способы складирования хвостов:

  1. Традиционное хвостохранилище (с дамбой).
  2. Сгущенные хвосты.
  3. Пастовая укладка.
  4. Сухая укладка отфильтрованных хвостов.

При этом 1 -й способ опасен из-за возможного прорыва дамбы. Кроме того, срок службы традиционного хвостохранилища около 8 лет. Для сравнения: пастовые хвостохранилища служат до 20 лет.

В августе 2015 г. компания Outotec приобрела специализированную фирму Kovit Engineering, которая специализируется на всестороннем решении вопросов хвостохранилищ и теперь предлагает российским золотопромышленникам: разработку концепции, ТЭО, лабораторные и полупромышленные исследования; базовый и детальный инжиниринг; поставку оборудования; сервис.

Докладчица потрясла участников конференции новаторской фразой: «Философия проектирования комплекса складирования хвостов». Лично я поместил «философию хвостов» в личный архив лингвистических изысков.

Но если говорить серьёзно, проблему отходов, а в данном случае хвостов ЗИФ, долгое время замалчивали, мол, в России места много и уж с чем с чем, а с хвостами заморачиваться не стоит.

Е. Нечаева привела несколько впечатляющих примеров применения технологии сгущения хвостов, в частности на Стойленском ГОКе (Белгородская обл.), на Учалинском руднике (Башкирия), в обществе «Карельский Окатыш» (Костомукша).

Илья Владимирович Фоменко из ООО НИЦ «Гидрометаллургия» рассказал о новых методах извлечения золота из руд двойной упорности. Речь шла о совершенствовании автоклавных технологий в золотодобывающей отрасли.

Как известно, группа компаний «Петропавловск» 7 лет назад столкнулась с проблемой извлечения золота из упорных сульфидных руд Амурской области, в частности месторождений Пионер и Маломыр. Золото не извлекалось традиционным цианированием.

В докладе приведены НИОКР на концентрат руд месторождения Маломыр. Упорность концентратов характеризовалась следующими их свойствами: содержание карбонатного углерода до 0,5 %; содержание органического углерода до 2 %; арсенопирита до 25 % и пирита до 45 %; доля свободного золота составляет всего 10 %, а практически все упорное золото находится в форме твердого раствора в сульфидах — примерно 85 %. Негативное влияние углеродных компонентов проявляется в том, что потери золота происходят как в процессе автоклавного окисления, так и в процессе цианирования автоклавного остатка.

И.В. Фоменко подробно описал явление автоклавного прег-роббинга и, в частности, зависимость извлечения золота от содержания органического углерода в концентратах при минимальной концентрации хлорид-иона в растворе (2-3 мг/л), а также зависимость извлечения золота от концентрации хлорид-иона и содержания СОРГ. Таким образом, понятно, что у автоклавной технологии существуют риски хлорид-но-углистых потерь золота. Технологи пытались решить проблему известными методами, как-то: дополнительная отмывка концентратов от хлора; усовершенствованная водоподготовка с минимизацией содержания хлорид-иона до 5 мг/л; удаление углеродных примесей на дополнительной стадии «угольная флотация»; оптимизация автоклавного процесса по давлению, температуре и содержанию кислорода. Однако при всех ухищрениях не удавалось поднять степень извлечения золота выше 80 %.

И.В. Фоменко сообщил, что перед учеными была поставлена задача минимизировать влияние углеродных компонентов и хлорид-ионов на технологический процесс извлечения золота. Были выбраны следующие инновационные методы:

  1. Добавки серебра для связывания хлора.
  2. Добавки ртути для нейтрализации углеродных компонентов.

Как удалось доказать, добавка AgNO3 позволяет повысить извлечение золота (необходимая дозировка — около 300 г Ag/т). При проектных значениях концентрации (Cl-) = 3 мг/л извлечение золота повышается на 4 % — с 89 до 93 %. При отклонении параметров С(СГ) = 25 мг/л извлечение золота — 92 против 76 % (без добавки серебра).
Добавка HgSO4 также позволяет повысить извлечение золота. Необходимая дозировка — около 30 г Hg/т. При проектных значениях СГ=3 мг/л извлечение золота повышается на 5 % — с 89 до 94 %. При повышенной концентрации Cl- = 25 мг/л извлечение золота — 92 против 76 % (без добавки ртути). Дополнительно установлено влияние соли ртути: а) снижается чувствительность извлечения золота к содержанию органического углерода в материале, б) извлечение стабилизируется на высоком уровне вне зависимости от концентрации хлорид-иона.

Таким образом, извлечение золота из концентратов двойной упорности может быть повышено путем регулируемой добавки серебра или ртути в процесс автоклавного окисления. Возможен прирост извлечения при совместной переработке 2 упорных материалов, один из которых содержит серебро или ртуть, а другой углистое вещество. Как вариант подмешивать концентрат золотых руд с месторождения Кючус, в которых содержится природная ртуть. Кроме того, просматривается перспектива организации рецикла серебра и ртути на предприятии для обеспечения максимального положительного эффекта. В № 1(31)/ март 2016 г. журнала «Золото и технологии» на стр. 78 была опубликована более подробная статья на эту тему.

Петр Зайцев (так же из ООО НИИ «Гидрометаллургия») проанализировал возможности применения автоклавных технологий для переработки комплексного медно-золотого сырья.

Как известно, медь и золото часто встречаются вместе в сульфидных полиметаллических рудах. Для их переработки широко используют два технологических направления — пирометаллургия и гидрометаллургия.

Пирометаллургия это:

  • высокие капитальные затраты на системы очистки газов;
  • штрафы за переработку концентратов с примесями 4s, Se, Te, Hg, Bi, Sb на плавильных заводах;
  • извлечение БМ влечет концентрирование пирита и снижение содержания меди в продукте, как следствие снижается стоимость концентрата;
  • низкая стоимость сопутствующих меди металлов.

Гидрометаллургия это:

  • возможна переработка бедного по меди сырья, как следствие выше сквозное извлечения металла;
  • возможна интеграция в существующие схемы SX-EW;
  • произведенная серная кислота может быть использована при выщелачивании менее упорного сырья.

П. Зайцев доложил результаты НИР по извлечению меди, золота и серебра из четырех видов рудных концентратов с помощью автоклавного окисления. Получены обнадеживающие результаты. Однако до полноценной технологии предстоит пройти еще значительный путь. В № 1(31)/март 2016 г. на с. 62 была опубликована более подробная статья на эту тему.

Артем Анатольевич Романченко, управляющий директор ООО «ЕМС-майнинг», представил описание технологии извлечения серебра на руднике «Вертикальный» (Кобяйский улус Якутии). Здесь применена комбинация прямого выщелачивания и электролиза. Изюминкой является вертикальный трубчатый электролизер типа emew. Достигнут коэффициент полезного действия 82%. Такие электролизеры не годятся для золота, однако участники конференции с большим интересом прослушали сообщение А.А. Романченко.

Оборудование

Основные рыночные тенденции горнодобывающей отрасли и пути повышения эффективности рудоподготовительных операций с применением оборудования МЕТСО доложил А.Л. Гребенешников. Он изложил свое видение общей ситуации в горно-рудной промышленности. Во-первых, ожидать существенного прироста ресурсов не приходится. Во-вторых, все легкодоступные месторождения металлов в мире отработаны или находятся в стадии разработки. В-третьих, новые месторождения характеризуются более сложными условиями залегания руд, качество которых постоянно снижается.

Из этого А.Л. Гребенешникову видится главная потребность рынка — существенно наращивать объем перерабатываемых руд.

Далее: в себестоимости затрат на стадии рудоподготовки 40 % приходится на измельчение, а в плане энергозатрат на измельчение приходится доля в 53 %.

Ценно, что А.Л. Гребенешников сформулировал основные пути повышение эффективности рудоподготовки:

  • усовершенствование конструкции дробильно-размольного оборудования и повышение его надежности;
  • развитие проектно-компоновочных решений в направлении создания крупных моноблочных производственных модулей с использованием мощных единиц современного оборудования с высокой производительностью;
  • применение современных энергосберегающих технологий для переработки сырья.

Теория измельчения имеет длительную историю развития. Инженеры компании METSO внесли существенный вклад в ее развитие для создания уникальных сверхкрупногабаритных мельниц с высокой производительностью. Это позволило реализовать концепцию высокоэффективного моноблочного компоновочного решения для секции рудоподготовки с одной головной МПСИ.

Последние технические разработки компании METSO следующие:

  • вертикальные мельницы по технологии VERTIMILL® и SMD™;
  • валковый пресс высокого давления по технологии HRC™.

Оборудование МЕТСО установлено, в частности, на предприятии «Алтай-Полиметаллы» (Казахстан), на обогатительной фабрике производительностью 450 т/ч (Cu-Au руды), и хорошо показало себя в работе.

О новом подразделении благородных металлов компании FL Smidth рассказал Андрей Петрович Маковецкий. В этом подразделении собрано всё оборудование для золотодобычи, например концентраторы Knelson, печи регенерации угля, реакторы ConSep Acacia, теплообменники, системы автоматической доводки концентрата.

А.П. Маковецкий подробно рассмотрел конкурентные преимущества концентраторов периодической разгрузки:

  • наивысшие показатели извлечения;
  • лучший в своем классе по извлечению GRG;
  • высокое содержание в концентратах;
  • конусы под специальное применение;
  • высокий КИО;
  • плотность питания до 75 % твердого;
  • полностью флюидизированные конусы предотвращают обезвоживание материала;
  • простота обслуживания.

Применение концентраторов наиболее типично в цикле первичного измельчения.

Концентраторы Knelson в СНГ показали себя наилучшим образом. На сегодня около 300 промышленных аппаратов находятся в работе. Из них примерно 70 % установлены в циклах первичного измельчения, а оставшиеся 30 % установлены в циклах вторичного измельчения, на переработке россыпного сырья и в циклах доизмельчения.

Крупные, недавно завершенные проекты: «Белая Гора» — Руссдрагмет, расширение «Павлик» — Арлан, «Угахан», проект института Иргиредмет «Олимпиадинский ГОК», Полюс — расширение «Пустынное», Алтын Алмас «Кондер», Артель старателей «Амур».

Иркутский научно-исследовательский институт благородных и редких металлов и алмазов Иргиредмет на протяжении 145 лет является ведущей организацией по разработке и внедрению технологий извлечения драгметалла из россыпных и рудных месторождений, получения лигатурного золота, сопровождения рекомендованной технологии с обеспечением производственных показателей работы золотодобывающих предприятий.

В последние 20 лет одним из направлений деятельности Иргиредмета является поставка технологического оборудования, разработанного и произведенного в стенах института. Производство оборудования ведется по следующим направлениям:

  • для предварительного обогащения руды;
  • для россыпных месторождений;
  • гидрометаллургическое оборудование;
  • для плавки с получением лигатурного слитка.

Перспективы использования Иркутского оборудования на золотодобывающих предприятиях России осветил старший научный сотрудник ОАО «Иргиредмет» Андрей Витальевич Евдокимов, который подробно описал конструктивные особенности и технические данные переносного рентгеновского комплекса ПРК-2, рудоконтролирующей станции (РКС) для опробования руд в автосамосвалах и на конвейерах, оборудование для кусковой сепарации, промприборы с двухстадиальной технологией обогащения, центробежно-барботажный концентратор, центробежную отсадочную машину, шлиходоводочную установку ШДУ-2; установки для механизированной обработки геолого-разведочных и технологических проб, драгу 400Н.

Особую заинтересованность у представителей добывающих предприятий вызвало гидрометаллургическое оборудование, производимое Иргиредметом, в частности колонны с жалюзийными насадками для десорбции золота, сорбционная установка с применением бездре-нажных колонн, модульная установка электроосаждения на основе электролизера ГНЦ-40 М, проточный электролизер с сетчатыми катодами, установка интенсивного цианирования «Август».

Часть оборудования была сконструирована около 20 лет назад. Однако оно до сих пор сохраняет свою промышленную актуальность и успешно эксплуатируется на объектах золотодобычи.

Оборудование AgilentTechnologies для контроля технологических процессов при добыче и извлечении золота представил Михаил Иванович Мельник. Он сделал акцент на новых перспективных платформахAgilent для элементного анализа:

  1. Agilent 4200 МП-АЭС — атомноэмиссионный спектрометр с СВЧ плазмой, работает на азоте, идеальная замена пламенным АА-спектрометрам — не требует горючих газов, может работать от генератора азота — отпадает необходимость в баллонных газах.
  2. Agilent 7900 ИСП-МС — самый чувствительный и быстрый одно-квадрупольный ИСП-МС, простой в установке и использовании.
  3. Agilent 5100 ИСП-ОЭС — высокопроизводительный спектрометр — более 2000 проб в день, высокая чувствительность и самая низкая себестоимость анализа.

По словам М.И. Мельника, набор оборудования Agilent для элементного анализа перекрывает все потребности аналитических лабораторий. Никто из участников конференции ничего не возразил ему на это.

АСУ ТП

В процессе развития современные АСУ ТП (Автоматизированные системы управления технологическими процессами) приобрели ряд принципиально новых качеств, в частности элементы искусственного интеллекта. Произошёл технологический скачок. Для передовых разработок был придуман новый термин Advanced Process Control (APC). В России данный класс систем больше известен под названием СУУ ТП (Системы усовершенствованного управления технологическими процессами).

Наиболее интересный доклад по современным тенденциям развития АСУ ТП на предприятиях золотодобывающей промышленности представил коммерческий директор зАо «ТЕХНОЛИНК» Богдан Михайлович Титекли. Его эмоциональное выступление на тему «Современные решения для повышения качества управления и операционной эффективности технологических процессов ЗИФ» напоминало страстные речи трибунов социалистической революции, например поэта Владимира Маяковского («революцией мобилизованный и призванный!»). В данном случае Богдан Михайлович пропагандировал новый технологический уклад — передовые системы управления. Суть новшества: реагировать не на результат (выход ключевого параметра процесса за норму, авария, ЧП), а на возмущение уже на самом раннем этапе развития нарушений; и затем либо в режиме «Совет» отвлекать оператора от общения в социальных сетях или трёпа в курилке, либо в автоматическом режиме корректировать текущие задания регуляторам.

Пример, иллюстрирующий применение СУУ ТП или APC, приведён на рисунке 1.

2016_#2_zit2016_ris1Рис. 1. Пример применения технологии APC — приближение среднего значения параметра процесса к его ограничениям за счетуменьшения дисперсии.

Сегодня СУУ ТП довольно широко внедряются в России на предприятиях нефтепереработки и нефтехимии. Освоение этой передовой технологии для переработки рудных полезных ископаемых уже ведут и лидеры горнодобывающей отрасли — Полюс, УГМК, Норильский Никель.

Внедрение технологии выполняется в три шага (первые два — в режиме «кабинетной работы»):

  1. По архивным данным технологического и аналитического контроля создаётся математическая модель поведения объекта управления. Производятся оценка адекватности и точности модели, анализ по сценарию «Что, если…?».
  2. Выполняется количественная оценка возможностей повышения качества управления доступными рычагами, т.е. делается расчет того, насколько возможно снизить колебания целевого показателя, «прижать» его к границе допуска, сократить удельные затраты и т.п. Фактически, это предварительное ТЭО.
  3. Интеграция СУУ ТП в производство либо в режиме «Совет оператору» (выдача рекомендаций на экран SCADA), либо в режиме «Непосредственное цифровое управление» (автоматическая выдача уставок локальным регуляторам).

В качестве примера применения СУУ ТП на предприятии рассмотрена секция одностадийного измельчения руды. Традиционная стратегия управления насосно-гидроциклонной установкой допускает сильное колебание плотности пульпы на гидроциклоне, что сильно дестабилизирует выходное качество (гранулометрический состав). Благодаря СУУ ТП удалось значительно стабилизировать процесс, позволив колебаться уровню в зумпфе. Это нетривиальное техническое решение стало результатом удачно построенной математической модели процесса на основании рутинных архивных технологических данных.

Другим примером является использование СУУ ТП для управления шаровой мельницей, на которой имеют место сильные колебания показателя полной загрузки. В ходе анализа процесса выявлена и компенсирована причина неустойчивости — запаздывание между подачей руды и взвешиванием. Благодаря СУУ ТП удалось не только улучшить такие показатели как удельные расходы шаров и электроэнергии, но и увеличить ресурс межремонтного пробега мельницы.

Свое видение особенностей применения усовершенствованного управления технологическими процессами изложил Валерий Астахов, представитель компании Outotec. Этот производитель уже 6 лет применяет СУУ ТП на стадиях измельчении и флотации. Сейчас осуществляется внедрение на стадиях сгущения и цианирования.

Опыт доказал, что ключевым моментом СУУ ТП на стадии измельчения является оперативный сбор достоверных данных. Для этого используют 3 инновационных устройства.

1. Прибор RockSense определяет гранулометрический состав входя -щего потока руды. Принцип работы основан на лазерном сканировании транспортерной ленты с материалом двумя щелевидными лазерными лучами в направления «сверху вниз» (лазеры смонтированы на п-образном каркасе, который напоминает обычное уличное освещение над шоссе). Лазеры контролируют целевой размер частиц от 10 до 500 мм. У прибора RockSense имеются дополнительные опции: а) обнаружение круп-ных/очень крупных кусков руды (возможное действие: аварийный сигнал, автоматическая остановка ленты транспортёра); б) обнаружение нежелательных объектов (пластиковые трубы, дерево, металл). Это полезно для совершенствования взрывных работ на руднике и для улучшения работы транспортного цеха.

2. Прибор MillSense предназначен для измерения величины загрузки шаровой мельницы. Датчик крепится на шпильке мельницы и снимает виброаккустический профиль аппарата. Компьютерная программа высчитывает количество твердого материала, находящегося внутри мельницы. Как известно, существует научно обоснованная зона в координатах «Объемная загрузка мельницы» — «Скорость вращения мельницы». Прибор MillSense позволяет поддерживать эти два параметра в оптимальных пределах. Анализ загрузки мельницы показывает случаи переполнения, не определенные через старый способ определения загрузки через величину давления на подшипники аппарата (реальные скачки загрузки могли достигать аварийной опасности, например от 40 до 55 % загрузки, а старые датчики это никак не замечали).

3. Анализатор размера частиц измельчаемого материала PSI 300 хорошо зарекомендовал себя с 1998 г. В настоящее время существует улучшенная версия PSI 500.

Разумеется, на участке измельчения имеется и стандартный набор контрольно-измерительных приборов. Получаемый массив информации оперативно обрабатывается в СУУ ТП и оптимизирует процесс. На участке флотации применены 3 новых прибора.

1. Прибор для контроля качества пены FrothSense использует последние разработки в области машинного зрения. Видеокамера фиксирует пенистую поверхность во флотационных машинах, а компьютерная программа анализирует размер пузырей, их равномерность, цветовой оттенок и по этим параметрам судит о качестве процесса.

2. Прибор LevelSense измеряет уровень материала в цепочке технологических аппаратов. Обычное поплавковое измерение часто имеет множество недостатков, например заедание, колебание плотности пены. Слабое управление уровнем вызывает ряд негативных последствий, как-то: увеличение колебания качества и извлечения (иногда существенное), потери в производстве концентрата, колебания циркулирующего потока, износ регулирующих клапанов. Прибор LevelSense предоставляет улучшенное измерение уровня пены и управление на основе электроимпедансной томографии.

3. Пульповой анализатор на потоке для управления флотацией Courier HX позволяет определять как легкие элементы (от лития до калия), так и тяжелые элементы (от кальция до урана). Разновидностями является Courier 5/6, использующий рентгеновскую флуоресценция (XRF) и Courier 8, применяющий спектроскопию лазерно-индуцированного пробоя (LIBS).

СУУ ТП флотации позволила:

  • повысить коэффициент извлечения золота;
  • оптимизировать использование мощностей оборудования;
  • уменьшить срок окупаемости оборудования.

Управление цианидным выщелачиванием также использует новые приборы: 1) CarbonSense; 2) SandSense. К сожалению, у В. Астахова по регламенту конференции не хватило времени для их подробного описания. Редакция «ЗиТ» планирует восполнить это в ближайшем номере журнала.

Эксперт по кучному выщелачиванию компании Hatch Джозефф Доннелли представил доклад «Технология разработки модели кучного выщелачивания». Он остановился на двух подразделах модели — технической (металлургия, гидродинамика, кинетика и т.д.) и экономической (извлечение золота, объем перерабатываемых материалов и т.д.)
Д. Доннелли изложил блочную модель процесса. Основными параметрами были выбраны следующие:

  • тип руды;
  • содержание золота в руде;
  • плотность орошения буртов рабочей жидкостью;
  • циклы кучного выщелачивания;
  • гранулометрический состав руды;
  • содержание цианида в растворах;
  • кислотность растворов;
  • кривая задержания растворов в буртах.

Компанией разработана детальная модель процесса кучного выщелачивания в программном продукте GoldSimTM. В процессе работ по проекту модель настраивается под конкретные условия и на выходе позволяет получать данные, практически соответствующие данным, получаемым на практике, что было продемонстрировано на конкретных примерах.

Главным в моделировании названы:

1) процесс сверки с реальным, существующим производством и 2) калибровка программного продукта в параметрах «чувствительность», «поправки», «фактор времени». Д. Доннелли проиллюстрировал модель на 5 примерах, в частности для низкопроницаемой руды, для переменных циклов выщелачивания (шаг от 1 до 109 дней), при оптимизации потока раствора, для различной высоты и площади бурта, в случае управления растворами в конце срока эксплуатации.

К сожалению, в докладе не прозвучали подходы к моделированию нелинейных процессов и неожиданных явлений, таких как флуктуация состава руды или человеческий фактор, но в частной беседе представители компании заверили, что модель это учитывает. Возможно поэтому сам доклад Д. Доннелли выглядел несколько схоластичным и вызвал невысокую реакцию у слушателей, но нужно добавить, что в кулуарах между заинтересованными участниками конференции и докладчиком общение продолжилось, ведь качественное моделирование — это залог успеха усовершенствованных систем управления технологическими процессами и не только при кучном выщелачивании.

Тематика конференции оказалась актуальной, интересной, ее посетили заинтересованные специалисты, представители компаний, студенты. Особенно порадовало, что докладчики существенно «помолодели» — примерно половина были молодые специалисты, но держались они на выступлениях и в дискуссиях весьма уверенно и аргументы приводили на самом высоком уровне. Конференция вполне достигла поставленных целей.

Владимир Тесленко — обозреватель журнала «Золото и технологии».

Опубликовано в журнале «Золото и технологии» № 2(20)/июнь 2016 г.

Добавить комментарий

Ещё из этого раздела
Опробование рудных месторождений: проблемы, пути решения
Опробование рудных месторождений — важнейшая составная часть...
Конференция и выставка Майнекс Дальний Восток 2016
Конференция и выставка МАЙНЕКС Дальний Восток 2016 проводилась ...
Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх