Подробнее
1 000 000
погонных метров колонкового бурения
отметка, которую мы преодолели
в марте 2017 года
Интервью
В 2017 году Россия перешагнет через отметку производства 300 тонн золота

Для серьезного анализа положения дел в золотодобывающей сфере важен квалифицированный взгляд на отрасль в целом; именно им обладает Союз золотопромышленников. Своим видением ситуации в отечественной и мировой золотодобыче с нами поделился руководитель организации Сергей Григорьевич Кашуба.

Сергей Григорьевич, начнем традиционно. Расскажите, пожалуйста, об итогах 2016 года по производству золота в России.

По данным Союза золотопромышленников, общее производство золота в России в 2016 году по сравнению с предыдущим годом увеличилось на 1,2 % — до 297,3 т. Выпуск золота в слитках составил 288,5 т, и еще 8,8 т золота было произведено в форме концентратов. В 2016 году рост добычи из недр составил 3 %, и отрасль вышла на рекордную отметку в новейшей истории России, добыв 262,3 т золота. Производство вторичного золота уменьшилось на 9 % — до 35 т. Прирост производства золота обеспечили несколько регионов, прежде всего это Красноярский край, Магаданская область и Камчатский край.

В целом оправдался прогноз Союза золотопромышленников по 2016 году относительно незначительного роста: мы планировали рост в 1 %, получили 1,2 %. Седьмой год подряд в России продолжается рост добычи золота из недр как рудного, так и россыпного.

Это связано с вводом новых и модернизацией действующих мощностей.

Российская Федерация опять заняла третье место по добыче золота в мире. Когда мы сможем обогнать Австралию? И что происходит с остальными «соседями» России по таблице лидеров мировой золотодобычи?

Что касается положения дел на мировом рынке, то обстановка осталась прежней. Россия в 2016 году заняла третье место, после Китая и Австралии. Китай добыл 453 т золота из недр, Австралия 291 т, у нас добыча составила 262 т. Китай поставил задачу расти по 3 % в год в ходе своей нынешней 13-й пятилетки, которая началась в прошлом году. Так что Китай пока остается недосягаемым.

Не думаю, что в ближайшее время нам удастся обогнать Австралию, поскольку там сейчас идет серьезный бум золотодобычи. Австралийцы начали разрабатывать много новых месторождений,
очень серьезно растут затраты на геологоразведку, в стране значительно улучшились горное законодательство и налоговый климат. В Австралию за последние 10-15 лет пришло много иностранных инвестиций, в частности из Китая. В части технологий австралийцы тоже одни из лидеров, особенно в сфере переработки сложных руд.

В связи с этим, я думаю, что в ближайшие несколько лет Россия будет оставаться на третьем месте в мире. Четвертое место после нас в 2016 году заняли США, которые добыли 236 т золота. Дальше страны уже идут с заметным убыванием, на пятом месте Индонезия — 168 т, на шестом Канада — 165 т, на седьмом Перу — 164 т. Таким образом, мы прогнозируем, что расстановка в первой тройке мировых лидеров по добыче золота «Китай-Австралия-Россия» сохранится на ближайшие 5-7 лет.

Какие бы Вы отметили тенденции ушедшего года?

Можно выделить увеличение вывоза золотосодержащих концентратов за рубеж. Это произошло за счет роста соответствующих показателей у компании «Полюс» и на Новоширокинском ГОКе (компания Highland Gold Mining).

В 2015 году вывоз концентратов составил 6,3 т, а в 2016 г. — 8,8 т, т.е. увеличение произошло на 39 %. Можно отметить увеличение производства золота из упорных руд, рентабельность производства которого пока остается невысокой.

Также можно выделить уменьшение производства золота из вторичного сырья. По нашему мнению, пик производства здесь был пройден в 2015 году, а 2017 год станет годом стабилизации производства золота из вторичного сырья на уровне примерно 35 т.

Еще одна тенденция — это падение производства попутного золота при разработке комплексных полиметаллических месторождений; объем производства здесь в 2016 году находился на уровне 2011 года.

А какая основная тенденция сложилась в отрасли за последние 5 или 10 лет?

Итог последних 10 лет я бы обозначил так — консолидация ведущих компаний в российской золотодобывающей отрасли закончилась.

В России сейчас насчитывается примерно 475 золотодобывающих предприятий. Шесть самых больших компаний добывают примерно 50 % российского золота. На долю 35 крупных компаний (с добычей более 1 т золота в год) приходится не менее 75 % общей добычи золота в стране. Остальные примерно 440 компаний добывают менее 25 % общего объема российского золота. Шесть-восемь самых больших золотодобывающих компаний России купили наиболее крупные российские золоторудные месторождения — первый этап консолидации крупнейших золотодобывающих компаний в России закончился. Внутри страны не осталось нераспределенных месторождений со значительными запасами золота, что привело к экспансии российских компаний за рубеж («Полиметалл» — Казахстан и Армения; Highland Gold — Киргизия; «Норд-голд» — Казахстан, Буркина Фасо, Гвинея; «Русская платина» — Киргизия).

Получение компанией «Полюс» лицензии на месторождение Сухой Лог — это начало нового этапа укрупнения ведущих российских компаний.

Итогом последних 5 лет стоит считать стабильность первой тройки лидеров («Полюс», «Полиметалл» и «Кинросс Голд») и одновременно смену в группе ведущих компаний: так с 6-го на 4-е место поднялась компания «Южуралзолото», с 15-го на 8-е место поднялась компания «Золото Камчатки», а с 3-го на 5-е место опустилась компания «Петропавловск».

А каков Ваш прогноз по производству на 2017 год? Каких перемен, на Ваш взгляд, стоило бы ожидать далее?

Мы полагаем, что по итогам текущего года производство золота из минерального сырья может увеличиться на 2,5 % и составить примерно 270 т. Производство золота из вторичного сырья останется на уровне 2016 года — примерно 35 т. Таким образом, прогноз Союза золотопромышленников в целом — это 2-2,5 % рост и 304-305 т объем производства.

Поскольку налицо рост числа месторождений с упорными рудами, то и тенденция к росту вывоза золота в концентратах продолжится. Если мы не построим фабрик по их переработке, то, скорее всего, объем экспортируемого таким образом золота будет стабильно увеличиваться в ближайшие 3-4 года.

slitki_monety_2017_#1_kashuba_foto1Золотодобытчики стали бенефициарами девальвации рубля. Сейчас, когда с момента резкого падения российской валюты прошло достаточно много времени (а в последнее время она даже укрепляется), как, по-вашему — исчерпан ли этот эффект и удалось ли им воспользоваться в полной мере? Что ждет российскую золотодобычу с укреплением рубля?

Я считаю, что отечественная золотодобывающая отрасль в полной мере воспользовалась эффектом девальвации рубля в течение 2015-2016 годов. Это хорошо видно по операционным расходам компаний в России, если сравнивать их с затратами компаний, которые работают за рубежом. И по себестоимости производства (TCC), и по совокупной себестоимости (AISC), т.е. с учетом поддерживающих капитальных вложений и затрат на геологоразведку.

Низкие затраты позволяют часть получаемой маржи направлять на расширение производства и модернизацию. Например, компания «Полиметалл» внедрила более безопасную систему разработки на Майском месторождении (Чукотка), компания «Полюс» завершила реконфигурацию золотоизвлекательной фабрики (ЗИФ) на месторождении Титимухта (Красноярский край) и приступила к проекту кучного выщелачивания на Куранахе (Якутия). Компания Petropavlovsk начала подготовку подземной добычи руды на месторождении Пионер (Амурская область).

Думаю, что эффект девальвации рубля будет исчерпан в текущем году, но, учитывая состояние российского бюджета и неопределенность мировых цен на нефть, наши власти будут идти на снижение курса рубля для пополнения бюджета, что будет давать позитивную подпитку отечественной золотодобыче. В данный момент я не вижу серьезных причин укрепления рубля ниже отметки 53 руб. за 1 долл.

Поиск финансирования является вопросом вопросов рыночной экономики. И золотодобытчики тут исключением не являются. Ситуация в отрасли противоречивая. С одной стороны, звучат достаточно позитивные заявления о том, что можно обойтись собственными средствами, с другой — предприятия будучи достаточно серьезно закредитованными, продолжают брать в долг. Нужны ли отрасли заемные средства? Каковы разумные границы их эффективного использования?

На сегодняшний день достаточным самостоятельным финансированием для развития могут обеспечить себя только несколько ведущих российских компаний, в первую очередь это, конечно же, «Полюс», «Полиметалл», Kinross, Nordgold, «Южуралзолото» и Highland Gold Mining. Если мы взглянем на рейтинг ведущих российских компаний, то после пятой-шестой позиции, уже начинаются проблемы с финансированием в той или иной форме. Всего же в отрасли, как я уже говорил, чуть менее 500 предприятий, и всем им нужно как-то развиваться. При этом получить банковское финансирование очень сложно даже для предприятий, которые добывают 1 т золота в год. А что говорить о компаниях, которые добывают меньше тонны? Они могут остаться вообще без каких-либо средств на развитие.

Таким образом, в целом, недостаток финансирования ощущается практически всеми, не только мелкими и средними, но и компаниями существенно выше среднего уровня.

Что бы Вы сказали о перспективах привлечения долевого финансирования в проекты российской золотодобычи? Что, помимо внешнеполитического фактора, ограничивает это, и что золотодобытчики могли бы сделать со своей стороны, чтобы изменить ситуацию к лучшему? Как, по-вашему, откуда в первую очередь можно было бы ждать инвесторов — с «Востока»? Или все-таки по-прежнему, скорее, с «Запада»?

Санкции, которые были введены против России в 2014 году, существенно ограничили доступ банков и компаний к рынку международного капитала, но внутренний источник роста после их введения был достаточно высоким, так как 2015 и 2016 годы отрасль прожила за счет высокой рублевой цены на золото. Сейчас эти возможности исчерпываются, а санкции продолжают действовать и, скорее всего, не будут отменены в обозримом будущем. Но я думаю, что деньги в итоге будут найдены и, если говорить о долевом финансировании, то хотелось бы отметить появление в отрасли новых инвесторов. В частности, из совсем недавних примеров можно отметить информацию СМИ о покупке Иваном Кулаковым доли в Нежданинском месторождении.

Мы полагаем, что таких инвесторов будет появляться все больше и больше и они заполнят нишу долевого финансирования. Мы также ожидаем притока инвесторов из Китая, Гонконга и Сингапура, работа в этом направлении ведется Союзом золотопромышленников в течение последних нескольких лет.

В ноябре прошлого года в СМИ прошла информация о том, что блокирующий пакет крупнейшего золотодобытчика России — компании «Полюс-Золото» может быть продан китайским инвесторам. Как обстоят дела сегодня? И как в Союзе золотопромышленников относятся к перспективам продажи долей отечественных компаний за границу?

Вообще-то этот вопрос нужно адресовать «Полюсу», но поскольку он задан, могу прокомментировать информацию в «общем виде». Обычно у иностранных инвесторов с Востока в начале переговоров с российской стороной присутствуют завышенные ожидания, и потом, когда проходит несколько раундов переговоров, они понимают, что в условиях российских ограничений им не удастся достичь всех необходимых показателей отдачи на вложенные средства, на этом обычно все и заканчивается. В России хорошая минерально-сырьевая база по золоту, но мы уже давно не Клондайк. Практически все месторождения, как мы говорим, «рабочие». Поэтому новые месторождения, с богатым содержанием золота, нужно искать. Это требует геологоразведки на 5-710 лет. А инвестор нетерпелив. Он хочет отдачи на горизонте максимум 5 лет. Это вторая причина того, почему нам бывает сложно привлечь новых инвесторов, тем более из Азии. Они там очень осторожные.

Ну а что касается нашего отношения к привлечению инвесторов с Востока, то оно такое же, как и прежде было к инвесторам с Запада: инвесторы разные нужны, инвесторы разные важны.
Важны долгосрочный характер их намерений и готовность соблюдать российское законодательство.

В последнее время в СМИ появлялись противоречивые новости о закупках золота ЦБ РФ, в середине февраля эксперты склонялись к тому, что регулятор серьезно снизит закупки золота, позже эта информация была опровергнута. Как обстоят дела на самом деле и насколько отрасль зависима от госзакупок? Какую роль в этом играют ЦБ и Гохран? Что, на Ваш взгляд, следовало бы изменить в этих ролях и что могло бы способствовать таким переменам?

slitki_monety_2017_#1_kashuba_foto2Если посмотреть на бюджет ГОХРАНА в части закупок драгметаллов и драгкамней, то основные средства в последние годы выделяются на покупку драгоценных камней. Серьезным игроком на рынке золота эта структура не является и остается в тени. Основным нетто-покупателем отечественного золота был и остается Центральный банк. Мы достаточно долго обращали внимание ЦБ РФ на необходимость покупать большую часть золота, которая добывается в стране. Мы очень довольны нынешним уровнем закупок отечественного золота со стороны ЦБ. Не сомневаемся в том, что эта тенденция продолжится.

Сегодня Центральный банк стал самым активным покупателем золота в мире.

Справка: Банк России продолжает закупки золота. По уточненным данным ЦБ РФ не прекращал закупки золота. В январе этого года регулятор закупил 1 млн унц. (около 31 т) золота. За месяц ЦБ РФ увеличил объем запасов золота на 1,9 %. Стоимость золота в резервах, как следует из материалов ЦБ, выросла на 4,6 % — до 62,9357 млрд долл. На сегодняшний день золото составляет примерно 16 % совокупного объема резервов банка.

Как на этом фоне выглядит ситуация с экспортом золота? Статистика, опубликованная в конце февраля, далека от позитивной, прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию в данной сфере.

Что касается экспорта золота, то после введения западных санкций Союз золотопромышленников считает нелогичным отправку российского золота на Запад, где оно переаффинируется и поставляется затем в Китай, а мы взамен с Запада уже кредиты не получаем как прежде. Наиболее правильным, по нашему мнению, является организация прямых поставок золота нашему восточному соседу. Китай уже несколько лет подряд — это потребитель золота номер один в мире. На сегодня Сбербанк, ВТБ и банк «Открытие» зарегистрировались в качестве участников Шанхайской биржи по золоту, а аффинажный завод «Красцветмет» получил сертификат поставщика золота на эту биржу. Пора активнее начинать торговлю. Мы поддерживаем эту тенденцию.

Что касается негативной статистики по экспорту, то не стоит обращать серьезное внимание на эти данные, они свидетельствуют только о том, что у нас Центральный банк много золота теперь с внутреннего рынка покупает.

Справка: Экспорт золота из России резко снизился. Экспорт золота из РФ в прошлом году снизился на 43 % и составил 22,4 т. Об этом сообщил «Интерфакс» со ссылкой на данные Пробирной палаты. Уровень производства при этом практически не изменился, если в 2015 году на экспорт ушло около 14 % всего произведенного в стране золота, то в 2016 году доля экспорта упала до 7,6 %.

Сергей Григорьевич, расскажите об итогах ГРР на золото в 2016 году, наверняка какая-то статистика уже появилась. Как Россия выглядит на мировом фоне в этой связи?

Как рапортует Минприроды, балансовые запасы золота в РФ достигли 15 тыс. т. Расскажите, на каких месторождениях произошёл основной рост запасов золота? Ставились ли на баланс новые месторождения золота или это в основном прирост запасов на уже известных объектах? Геолого-разведочные работы по золоту активно велись в прошлом году. Я являюсь членом Общественного совета Роснедр, и на одном из последних заседаний у нас как раз обсуждались итоги ГРР в стране. На 1 января 2016 года у нас было 13,8 тыс. т запасов золота в недрах — страна входит в тройку ведущих стран мира.

В 2016 году по золоту прирост запасов составил порядка 1255 т. Если говорить о тенденциях, то речь идет о доразведке и переоценке существующих месторождений, исследовании флангов и глубоких горизонтов. Об этом достаточно убедительно говорит то, из чего сложилась эта гигантская цифра прироста: Олимпиадинское — 792 т золота по категории С2; Вернинское — 221,7 т золота;

Куранахская группа — 82,4 т золота. Серьезных новых месторождений пока мало. Но формальный рост запасов нас все равно радует.

Поднимем старый уже вопрос о рынке юниорных компаний. Несколько лет назад Союз активно продвигал идею создания биржи юниорных компаний в РФ. Что-нибудь сдвинулось с мертвой точки, что сейчас происходит?

Союз золотопромышленников — это общественная организация, и не является ни коммерческой, ни государственной структурой. Его возможности ограничены. Мы выдвинули несколько лет назад идею, связанную с развитием данного сегмента рынка, определенным образом ее продвинули и затем передали другим участникам рынка. С одной стороны — банкам и финансовым структурам, которые готовы вкладывать ресурсы в дальнейшие шаги, связанные с решением данной задачи; а с другой стороны — государственным структурам, в первую очередь двум-трем министерствам, у которых на сегодняшний день есть план по изменению законодательства, введению новых рыночных механизмов, снятию административных барьеров. Сегодня на Московской бирже созданы рабочая группа и небольшой фонд для оказания помощи юниорным компаниям. К процессу присоединяются аудиторские и специализированные консалтинговые компании, которые тоже вносят свою лепту, готовятся в будущем стать участниками этого рынка. Союз золотопромышленников ведет активную работу с банками и фондами по привлечению средств в эти структуры. Также ведется работа с государством по созданию особого фонда геологоразведки по золоту.

На заключительном этапе Союз золотопромышленников будет готов непосредственно подключиться к подготовке конкретных компаний к выходу на биржу, разговору с инвесторами, роудшоу, листингу и т.д.

Сам по себе процесс создания специализированной биржевой площадки горного профиля потребовал на Западе 10-15 лет, так как это борьба за деньги и за потоки сырьевых товаров. Нужно нам всем активнее работать, а не критиковать друг друга, или решать, кто в этом процессе главный.

А насколько, на Ваш взгляд, приказ Минприроды России от 10.11.2016 г. № 583 (ранее 61) «Об утверждении Порядка рассмотрения заявок на получение права пользования недрами для геологического изучения недр (за исключением недр на участках недр федерального значения и участках недр местного значения)», актуален в разрезе развития юниор-ного бизнеса? Что стоило бы делать далее для содействия такому развитию?

На общественном совете Роснедр в 2016 году было два рассмотрения данного документа и его эволюции. В целом государство большое внимание уделило заявительному принципу, привлечению инвесторов в юниорный бизнес. Союз золотопромышленников активно анализирует эти процессы. Выводы глобальные делать пока рано, но один вывод уже сегодня на лицо. Увеличение числа лицензий, выданных по заявительному принципу, носило «взрывной» характер, но, к сожалению, не привело пока к привлечению дополнительных денег в геологоразведку. Сейчас важно понять, эта тенденция носит временный или системный характер. Союз золотопромышленников в данный момент анализирует, что, возможно, речь идет о периоде консолидации, когда несколько компаний брали лицензии и сейчас все это собирают воедино либо компании решают какие-то спекулятивные задачи. Мы хотим спокойно разобраться в этом деле.

Сухой Лог продан. Безусловно, это одно из важнейших событий года, которое породило серьезную дискуссию в отраслевом экспертном сообществе. В частности, в газете «Коммерсант» был опубликован материал, смысл которого сводился к тому, что из-за жестких условий аукциона конкуренция стала формальной, и государство недополучило деньги. Согласны ли Вы с таким мнением аналитиков? Каков, на Ваш взгляд, ожидаемый эффект от этого аукциона для «Полюса» и для золотодобычи в России в целом?

Сухой Лог — это стратегическое месторождение, которым владеет российское государство в соответствии с законом. Государство выполняет по отношению к любой своей собственности известную триаду функций — «владение/пользование/распоряжение». Много лет оно вообще не считало нужным это месторождение продавать. Сейчас это сочли нужным сделать, но с участием госкомпании, т.е. государство выполнило вторую функцию и передало месторождение в пользование. Для нас как для Союза золотопромышленников важно, чтобы это крупнейшее месторождение было освоено максимально быстро и эффективно, т.е. чтобы функция распоряжения собственностью была выполнена наиболее эффективно. Надеюсь, что недропользователю удастся это сделать в максимально короткий срок.

Справка: «Скупой лог». В материале «Коммерсанта» — «Скупой лог» — основной смысл сводится к тому, что жесткие условия аукциона по Сухому Логу привели к формальной конкуренции на торгах. По мнению издания, наличие лишь двух претендентов на актив объясняется тем, что государство выставило жесткие условия, ограничив участие иностранцев в аукционе и потребовав от претендентов в определенных случаях привлечения госкомпаний.

Источники издания также отмечают, что привлечение партнеров для разработки месторождения маловероятно. «СЛЗолото» может искать партнеров, но китайцы очень осторожны с greenfield-проектами, а североамериканских игроков вряд ли устроят статус миноритария и российские риски», — считает директор по металлургии и горной добыче Prosperity Capital Management Николай Сосновский.

После продажи Сухого Лога по процедуре его разработки было достаточно значительное число публикаций, исходивших как собственно от покупателей, так и от госструктур и третьих лиц. Ясности пока нет, сколько потребуется времени, как будет вестись разработка, кто будет автором проекта, как будет строиться инфраструктура и т.д., и т.п. Не могли бы Вы поделиться с нашими читателями последней информацией на эту тему? По Вашему мнению, когда следует ожидать первого промышленного золота Сухого Лога и как много придется «Полюсу» вложить, чтоб добиться этого?

sukhoy_log_2017_#1_kashuba_foto3
Вид на Сухой Лог

У владельца лицензии есть всё для быстрого и эффективного освоения месторождения, в качестве главного проектанта свои услуги предложил институт «ИРГИРЕДМЕТ», собственные возможности у соучредителей покупателя лицензии также неплохие. После уточнения условий лицензионного соглашения, которое должно по закону произойти в течение трех месяцев с момента аукциона, Союз золотопромышленников более детально прокомментирует ситуацию с Сухим Логом.

Ряд руководителей отечественных компаний (в первую очередь речь идет о главе «Полиметалла») резко негативно высказываются о перспективах отечественной золотодобычи без увеличения инвестиций в разведку и изменений в процедуре лицензирования. Согласны ли Вы с данным суждением и если да, то, что следует делать для того, чтобы переломить ситуацию?

Согласен с ним в первую очередь в том плане, что геологоразведка — это основа отрасли и нынешний объем инвестиций в неё недостаточен. Пока прирост запасов идет за счет доразведки и переоценки старых месторождений, и это не может продолжаться долго. В сфере лицензирования я больших проблем не вижу, а вот этап согласования всех видов проектов, процесс прохождения всех экспертиз, включая главгосэкспертизу, у нас очень затянут и с этим надо что-то делать.

Снижения золотодобычи при том объеме запасов, который у нас на данный момент есть в стране, точно не будет, однако в случае падения цен на золото они могут обесцениться.

Справка: «В целом в мире налицо ухудшение качества месторождений, это общая тенденция для всех природных ресурсов, — прямо говорит Polymetal. — И ответ на это может быть только один — инвестиции в геологоразведку для обнаружения качественных запасов. У российской золотодобычи в среднесрочной перспективе все будет нехорошо: ее ждет затухание действующих предприятий на фоне дефицита новых открытий. Ситуация при этом усугубится недостатками системы лицензирования»

А каковы средние производственные затраты по производству золота в РФ и мире по итогам 2016 года? Что далее будет происходить со средними затратами у крупных, средних и мелких предприятий?

Если брать Россию, то у нас затраты от 550 до 800 долл. за 1 унц. для первых десяти компаний. По отрасли в целом от 800 до 1100 долл. В целом мы выглядим достаточно неплохо, особенно ведущие компании.

Одной из главных идей Ваших выступлений последних месяцев является переориентация отрасли на подземную добычу и отработку упорных руд. Как обстоят дела с ее продвижением на данный момент?

Запуск переработки упорных руд — дорогостоящий и техноемкий проект. По оценке Союза золотопромышленников упорные руды уже составляют до 40 % минерально-сырьевой базы золота в России, т.е. создание перерабатывающих мощностей для раскрытия их потенциала — первоочередная задача для отрасли.

Сегодня мы фиксируем понимание самих компаний в данной сфере, до госструктур доводим, что этой проблемой нужно заняться. Кроме того, в Якутии, Забайкалье уже прошел ряд совещаний на данную тему, где недропользователи и региональные власти начали эту тему обсуждать.

Мы озаботились тем, чтобы подтянуть в этот процесс научную мысль. Мы пытаемся делать так, чтобы рыночные игроки знакомились и обменивались информацией. Также пытаемся использовать международный опыт, связались с китайскими компаниями, которые уже перерабатывают упорные руды. Обмениваемся информацией.

В ближайшем будущем мы планируем пригласить китайских разработчиков технологий на наши тематические конференции, ближайшая из них — «Золото и технологии 2017», которая пройдет в апреле. В августе планируем принять участие в технологической конференции в Китае.

Эта работа очень небыстрая, но если многими годами ничего не решалось, то наскоком ничего не сделаешь и надо спокойно и кропотливо работать.

В перспективе мы видим четыре хаба по переработке упорных руд в стране — Красноярский край, Забайкалье, Амурская область, Якутия. Все они различаются по количеству и качеству упорных руд. Во всех из них разные компании-недропользователи. Там везде разная логистика или подчас ее полное отсутствие. Таким образом, подход к каждой территории должен быть разным.

Чем Союз золотопромышленников живет сейчас?

Союз является профессиональным объединением. Помимо крупнейших золотодобывающих предприятий, которые в сумме добывают более 70 % золота РФ, в него входят и другие отраслевые структуры: консалтинговые, сервисные, проектные, кредитные и другие организации.

Наша деятельность включает в себя полный анализ отрасли. На основании этого анализа мы информируем профессиональную общественность о тенденциях отрасли, её проблемных точках и задачах, которые перед нею стоят. Участвуем на самых высоких уровнях в совещаниях, принимаем участие во множестве отраслевых мероприятий, круглых столах.

Таким образом, мы посылаем сигналы в отрасль. А уже отрасль, в силу того, что она полностью частная, так как нет в ней государственных игроков, уже сама определяет, интересны ей наши выводы или нет. Нужно это отрасли или не нужно. В этом наш подход.

Мы не навязываем своего мнения. Отрасль сама решает.

Но когда наши компании-участники Союза заняты в отрасли, когда у них каждый день горный план, вскрыша, переработка, материально-техническое снабжение, отчетность перед госорганами и прочая текучка, то увидеть проблемы или понять перспективы, или выявить новые тренды, не всегда успеваешь. Именно на новых тенденциях и перспективах мы сосредоточиваем свое основное внимание. Поэтому мы придаем большое значение информационно-аналитической работе. У нас собрана статистика по всей отрасли, за многие годы. У меня замечательные советники, которые имеют огромный отраслевой стаж.

Каждый год мы готовим и выпускаем отраслевой обзор под названием «Золото России», который получают все участники Союза золотопромышленников. С гордостью говорим, что нашим обзорам нет равных в отрасли и он соответствует уровню мировых стандартов. В открытый доступ мы свою аналитику не выкладываем, так как работа над ней очень сложная, кропотливая и дорогостоящая. Но мы приглашаем в свои ряды новых участников, с которыми готовы делиться не только этим обзором, но и ежеквартальной информацией по итогам работы отрасли.

В силу того, что единого управляющего государственного центра в отрасли нет, мы направляем наш обзор «Золото России» в заинтересованные министерства. Тесно взаимодействуем с Гохраном и Минфином, с которыми, по сути дела, совместно и его прорабатываем. Мы предоставляем этот обзор в Роснедра и Минприроды — министр активно интересуется ситуацией в отрасли. Мы направляем наш обзор вице-премьеру правительства, курирующему недропользование в стране.

Какие инициативы Союз поддерживает и продвигает?

Мы хотим, чтобы заявительный принцип на предоставление геолого-разведочных лицензий распространялся и на участки с ресурсами категорий Р2 и Р-, (а не только Р3). Количество участков, которые предоставляются недропользователю в соответствии с заявительным принципом, предлагаем увеличить до шести, а площадь, на которой они могут располагаться, расширить до 1000 км². Если мы не можем поднять инвестиционную привлекательность наших недр на уровне Р3, то давайте перейдем на Р2 и Р1. Ничего страшного не произойдет, может быть, из состояния Р-, проект быстрее перерастет в новое качество и найдет инвестора на дальнейшее развитие. Месторождение никуда не уйдет.

Эти предложения мы уже обсуждали с Роснедрами, и они сейчас находятся в пограничном состоянии — как подступить к этим темам, так как внутри правительства есть разные мнения по этому вопросу.

kashuba_2017_#1_kashuba_foto4Мы хотим, чтобы геологоразведка развивалась. Минприроды тоже в этом заинтересовано, и мы ищем пути, каким образом этим заниматься. Со стороны ряда российских компаний были предложения значительно увеличить и количество участков, и площади чуть ли не до 10 тыс. км², но мы убрали эти слишком большие «хотелки».

А из старых инициатив — это, конечно, повышение порога для стратегических месторождений с 50 т запасов золота. Сегодня мы эту работу продолжаем, потому что абсолютно очевидно, что вся наша аргументация с 2008 года, когда был принят этот закон, осталась прежней: объект в 50 т — это рядовое месторождение коренного золота, и это ограничение препятствует проведению геологоразведки на еще большее количество запасов. Сейчас только увеличился период, в котором это всё видно: что да, открытий крупных месторождений нет.

Единственно, что мы сейчас предлагаем, эту планку повысить до 150 т.

Вы упомянули отсутствие единого государственного центра по управлению золотодобывающей отраслью. Интересы золотодобывающих предприятий сегодня представляют две общественные организации — Союз золотопромышленников и Союз старателей России. Как перекликается их деятельность и насколько активно сами золотодобывающие предприятия принимают участие в решении насущных для отрасли вопросов?

Оба союза взаимодействуют друг с другом. У каждого из союзов свой сегмент рынка, свои участники, свои заботы. Но помимо наших двух союзов я бы добавил в этот список Горнорудный консультативный совет и Комитет Торгово-промышленной палаты РФ по поддержке предпринимательства в сфере добычи, производства, переработки и торговли драгоценными металлами и драгоценными камнями и изделиями из них. Всё это общественные организации. Каждый из нас в меру сил старается работать для развития и роста золотодобывающей отрасли страны.

Бывают, конечно, «доброхоты» на рынке драгметаллов, которые пытаются вбивать клин между его участниками. Есть даже любители или любительницы написания пасквилей друг на друга. Если такого рода людишки расчищают для себя дорогу, то время все расставит на свои места и там им места не будет. Но лично мне более важна работа по совершенствованию нашего, пока еще подчас несовершенного, рынка драгметаллов, чем выяснение амбиций и, тем более, выяснение отношений.

А вообще, к Вам как руководителю Союза часто обращаются компании с предложениями пролоббировать законодательные изменения или проекты на уровне министерств, правительства или парламента?

Приходят с разными идеями и предложениями. Мы сразу стараемся понять: может, это частная идея, относящаяся конкретно к этой компании, и в итоге выяснится, что люди просто пытаются мультиплицировать свою проблему в «значимую» для всей отрасли.

Однако есть проблемы глобальные, которые могут отразиться на всех участниках рынка. Например, из частной компании пришли и говорят: «Нам для исчисления налога на добычу полезного ископаемого (НДПИ) Минфин хочет поменять налоговую базу с точки зрения этапа переработки руды и получения товарной продукции». Мы говорим: «Как? Есть же Налоговый кодекс, там всё определено, прописано». В ответ: «Нет, вот сейчас у Минфина появилась новая концепция».

Сразу становится понятно, откуда у проблемы ноги растут. После начала кризиса всем министерствам дана команда изыскивать дополнительные источники дохода для бюджета. И мы начали эту тенденцию в своей отрасли фиксировать. Ретивый чиновник в поисках дополнительного рубля может привести к тому, что всей отрасли станет плохо. С такой проблемой пришла одна компания, но мы видим, что проблема-то общая. Тогда пишем письмо авторам инициативы.

Сейчас Союз золотопромышленников совместно с международной аудиторской компанией EY проводит работу на тему «Исследование золотодобывающей отрасли в России в 20152016 годы». В прошлом году мы тоже делали такое исследование и подготовили опросник для российских компаний, среди вопросов в которой в том числе такой: «Назовите три наиболее острые проблемы российского горного законодательства». Потому что, когда законодательство уже сформировалось, то мы понимаем, что нашими поправками, изменениями и дополнениями оставшиеся 10-20 % недоработок можно в рабочем порядке изменить. Страна у нас одна, отрасль одна. Нужно стремиться к одному пониманию ее проблем. И вместе их решать.

Давайте закончим нашу беседу прогнозом. Перед вступлением в должность президента Трампа прогнозы по цене золота были, скорее, негативными. Изменилось ли что-либо сейчас, когда с момента инаугурации прошло более двух месяцев, и что, на Ваш взгляд, будет происходить с ценой на металл в этом году?

Определенности после вступления в должность нового президента США на рынках не появилось, ни на фондовых, ни на сырьевых. В этой связи мы полагаем, что волатильность цены на золото в 2017 году сохранится на высоком уровне в диапазоне от 1100 до 1350 долл. за 1 унц. В целом наш прогноз средней цены в 2017 году составляет 1270 долл. за 1 унц. Колебания рубля к доллару мы ожидаем в диапазоне 53-65 руб. за 1 долл. и предполагаем, что рублевая цена золота будет находиться на комфортном для отрасли уровне.

Спасибо за беседу!

Опубликовано в журнал «Золото и технологии», № 1 (35)/март 2017 г.

Добавить комментарий

Ещё из этого раздела
Проект Гросс оправдает свое название
Данный материал является частью информационного проекта...
Месторождение Дражное — все идет по плану
Данный материал является частью информационного проекта...
Якутия — благоприятный регион для золотодобытчиков
Данный материал является частью информационного проекта...
«Главная цель — выявление новых перспективных участков»
Данный материал является частью информационного проекта...
Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх