Подробнее
1 000 000
погонных метров колонкового бурения
отметка, которую мы преодолели
в марте 2017 года
Интервью
Интервью с Полевановым В.П. — зам. генерального директора ФБУ «Росгеолэкспертиза»

polevanovВладимир Павлович, у Вас уникальный опыт — и полевой геолог с богатым опытом открытий, и руководитель геологических служб, и бизнесмен, и чиновник высокого ранга, вплоть до Губернатора Амурской области и федерального Министра — а кем в большей степени Вы сами себя считаете?

В первую очередь человеком. Человек это «личность минус должность». Я с одинаковым успехом общаюсь и с водителем, и с уборщицей, и с министром, и с Президентом. Мне в жизни очень многие помогали, причем иногда помощь приходила, откуда и не ожидал. Какой-нибудь «клерк» давал мне важнейшую информацию, на основании которой принимались серьезнейшие решения.

Что в Вашей биографии дало Вам наиболее ценный жизненный опыт?

Колыма. Я туда попал совершенно необычным образом. Мне давали распределение в Киев, а также предлагали заниматься проектированием курортов. Предлагали остаться в Москве. Однако я считал, что в столице не может быть работы для геолога, добился отмены направления на приеме у министра и на последние деньги купил билет в Магадан. И как выяснилось — не зря. Я оказался «человеком Колымы» по менталитету. В те годы четверть приехавших там оставалась. Это суперэкстремальный район, морозы доходят до 60 градусов. Все мои рабочие были бывшими заключенными. Когда я туда приехал, мне был 21 год. Принимавший меня начальник отдела кадров дал мне два ценных совета, совет первый: не пить сухого вина — в условиях тогдашней

Колымы это было чревато потерей репутации; совет второй — держать при себе табельный наган и в случае чего применять его по назначению. Первые три месяца я выживал благодаря этим советам, дальше было проще, поскольку меня признали. На Колыме есть принципы, которые никто никогда не нарушал. Во-первых, абсолютная честность, поскольку все друг друга знают, во-вторых, там считают, что невыполнимых задач не бывает, третий, самый главный — во всех своих бедах виноват ты сам. Однажды они меня просто спасли. Совершенно неожиданно, отменив плановый визит в Красноярск в Амурскую область, где я в то время работал губернатором, должен был приехать Президент России Б.Н. Ельцин, а у его службы безопасности были требования: дороги должны обеспечивать движение со скоростью 140 километров в час. 15 км дороги из утвержденного маршрута не соответствовали этому требованию. Выяснилось это лишь за три дня до визита. Визит оказался под угрозой срыва. Построить 15 километров дорог за такое короткое время в наших реалиях казалось невозможным. Но я вспомнил второй «колымский» принцип, собрал строителей со всей Амурской области, и мы сделали невозможное. Визит состоялся.

Через два года после приезда на Колыму я стал геологом крупной геологоразведочной партии, затем главным геологом экспедиции, прошел по всем ступеням. Часто приходилось применять интуицию. Интуиция в геологии — это процентов семьдесят успеха, остальные тридцать — знания.

Тема, которую мы затрагиваем в нашем текущем номере — это актуализация лицензий. Она, как известно, проводится в соответствии с поручением Президента России. Что исполнительную власть не устраивает в существующем положении дел?

Актуализация нужна, поскольку лицензии выдавались на базе совершенно «сырых» законов, которые потом еще и ухудшались многочисленными поправками. Лицензионные соглашения формулировались так, что под формальным предлогом часто можно было ее изъять. Привести все это к какому-то более качественному виду было нужно в интересах самих недропользователей, и Президент был абсолютно прав, что он это поручение дал. Кроме того, была насущная необходимость компьютеризации процесса лицензирования, когда законы разрабатывались, информационные технологии не были так развиты.

Некоторые эксперты предлагали поднять «ранг» документа, по которому проводится актуализация, сделать его законом. Почему оставили поручением? Установлены достаточно жесткие сроки окончания процесса, до конца этого года. Чем вызвана такая спешка?

Повышать ранг совершенно не нужно, поскольку актуализация — это «технический процесс». Что касается сроков, то это в интересах самих недропользователей. Лицензирование напрямую связано с инвестированием, и чем быстрее ты наведешь в лицензионных делах порядок, тем быстрее получишь деньги.

2016_-1_polevanov_foto

Все ли лицензии подлежат актуализации? Нет ли каких-либо изъятий для мелких месторождений, ведь у золотодобытчиков есть месторождения с запасами в несколько килограмм?

Актуализации подлежат все месторождения без исключения, причем не только те, у которых небольшие запасы, но и те, у которых вообще нет запасов. Вся подробная информация о необходимых для актуализации документах приводится в статье 39 Приказа № 315 Министерства экологии природных ресурсов РФ.

Как поступать недропользователю, который подпадает под актуализацию, он должен обращаться в территориальное подразделение Роснедр или его вызовут?

Недропользователь должен сам обратиться в соответствующее территориальное подразделение лицензирующего органа. Никаких проблем возникнуть не должно, поскольку все держатели лицензий по факту работают с ними в тесном контакте. В каждой области есть подразделение Минприроды России, которое этим занимается, нужно обращаться туда либо в окружные подразделения, которые находятся в центральных городах федеральных округов.

Далеко не все золотодобывающие компании имеют офисы в городах, где расположены территориальные подразделения Роснедр. Как можно направить документы и где узнать нужные адреса?

Документы можно прислать как по обычной, так и по электронной почте. Никаких трудностей здесь нет. Если лицензия сложная и много вопросов — актуализация займет три месяца, если лицензия простая, ее за неделю могут актуализировать. Соответствующие адреса можно посмотреть на сайте «Росгеолэкспертизы» либо обратиться по телефону «горячей линии» — 8 (495) 951-37-47 (доб. 332), или по электронной почте — yasinskiy@rgexp.ru. Наш сотрудник Серегей Романович Ясинский может проконсультировать недропользователей по всем вопросам, связанным с актуализацией лицензий.

У многих золотодобывающих компаний (особенно мелких и средних) нет штатных юристов, можно ли вести дела, связанные с актуализацией лицензий, с помощью сторонних юридических фирм?

При необходимости могут, но думаю что это лишнее, поскольку процесс актуализации совсем несложный.

2013_-2_konfazit_ris_1

Если срок актуализации в итоге будет все-таки пропущен, будет ли отзыв лицензии? Были ли какие-либо судебные разбирательства на эту тему? Что делать если недропользователь не согласен с решением лицензирующего органа?

Срок актуализации пропустить мы не дадим, для этого существует вся государственная машина. Отзыва лицензии не будет. Судов не было, и судиться с властью я не советую. При возникновении споров на местах обращайтесь к нам по телефону «горячей линии».

По состоянию на середину прошлого года было актуализировано 174 лицензии, планировалось актуализировать за 2015 год 1300, удалось ли выполнить план?

План выполнить не удалось. На сегодня 1500 лицензий находится в работе, из них примерно 1000 в состоянии рассмотрения. Никаких сомнений в том, что актуализация будет проведена в срок нет, в противном случае наша система не стоит ломаного гроша.

В СМИ были публикации о том, что при актуализации лицензий недропользователи смогут изменить некоторые их положения «в свою пользу», в частности убрать невыполнимые по объективным причинам положения лицензий. Прокомментируйте, пожалуйста, этот тезис.

Могут изменить, и это одна из главных причин актуализации. Сейчас же кризис: если раньше ты мог пробурить 10 тысяч метров за год, сегодня ты можешь их пробурить только за два-три года.

В документах по актуализации лицензий прямо не предусмотрена ответственность за их нарушение, что будет, если проигнорировать актуализацию? Отзовут лицензию? Это невозможно сделать. «Не хочешь — заставим». Армейский принцип.

И в заключение несколько вопросов, прямо не связанных с актуализацией лицензий. Председатель Союза золотопромышленников Сергей Кашуба много раз высказывался о необходимости изменения порядка учета и классификации запасов c переходом к более гибким критериям этого процесса. Как обстоят дела сейчас? Являетесь ли Вы сторонником подобного пересмотра?

В мире существует две классификации запасов. JORC, нацеленная на максимальную прибыль, и та, которая сейчас применяется в России, нацеленная на максимальное извлечение. Переходить безоглядно на JORC — это неправильно. Классификация это своего рода «оружие». Перейдя на западную модель мы, во-первых, внесем элемент путаницы в существующее положение дел, во-вторых, загубим часть месторождений. Мы должны создать собственную классификацию, которая учитывала бы имеющийся опыт и была бы ориентирована в первую очередь на страны БРИКС (рис. 1).

2016_-1_polevanov_ris1
Рис. 1. Сравнение российской Классификации запасов/ресурсов ТПИ с международными стандартами Кодекса JORC

Руководитель «Полиметалла» Виталий Несис в своем недавнем интервью заявил о том, что если изъять деваль-вационную прибыль из золотодобывающей отрасли, нас ждет обвал добычи, поскольку на балансе осталось не так много месторождений, а вложений в геологоразведку не будет. Согласны ли Вы с этим утверждением?

Я согласен с руководителем компании «Полиметалл»: прибыль изымать нельзя.

Некоторые эксперты выдвигают предположение о том, что через 10 лет недропользование в нашей стране будет идти по «юниорной модели», согласны ли Вы с этим утверждением?

Я отношусь к этой модели положительно, она требует существенного изменения практики лицензирования и перехода к практике «первым пришел — первым получил». Крупные компании поддерживают юниорные компании, техникой, организацией кредитования. 90 процентов «юниоров» гибнет, 10 процентов процветает, но таков геологический бизнес. Если мы хотим развиваться в области недропользования, нам надо поддерживать юниорные компании. Для широкого внедрения этой модели нужно в первую очередь кардинально изменить систему кредитования. Надо, чтобы «юниоры» могли брать деньги не на грабительских, а на нормальных условиях. За основу можно взять канадскую систему. В этой стране 600 юниорных компаний, которые обеспечивают все потребности. Самое важное, чего нам не хватает — это стратегии развития, нужно встроить юниорный бизнес в эту стратегию.

Что бы Вы лично более всего ждали и хотели бы увидеть в сфере недропользования?

Хотелось бы увидеть развитый юниорный бизнес. Кроме того, необходимо создать инвестиционный банк развития с доступным кредитованием с широким участием государства. Этот банк пригодится не только недропользователям.

И наконец, на какие события в нашей отрасли Вы бы посоветовали обратить внимание нашим читателям в этом году?

Я бы посоветовал читателям обратить внимание на два крупнейших месторождения Кючюс и Сухой Лог. Аукцион по первому будет объявлен в ближайшее время. Кроме того, нужно обратить внимание на 61-й приказ. Не следует тянуть с лицензированием перспективных площадей, через год их может не остаться.

В законодательной сфере будет упрощена процедура принятия решений после открытия месторождения.

Планируются изменения в понятии «стратегические месторождения» по золоту. Сейчас 50 тонн, это неправильно, поскольку не остается возможности для любых инвестиций. Ожидается, что планка будет поднята до 300 тонн и «стратегическим» останется только Сухой Лог.

Спасибо за беседу.

Опубликовано в журнале «Золото и технологии» № 1(31)/март 2016 г.

Добавить комментарий

Ещё из этого раздела
В 2017 году Россия перешагнет через отметку производства 300 тонн золота
Для серьезного анализа положения дел в золотодобывающей сфере...
Проект Гросс оправдает свое название
Данный материал является частью информационного проекта...
Месторождение Дражное — все идет по плану
Данный материал является частью информационного проекта...
Якутия — благоприятный регион для золотодобытчиков
Данный материал является частью информационного проекта...
Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх