Подробнее
2 500 000
метров пробурено за 5 лет
существования компании
Эффективность поисково-оценочных и геологоразведочных работ и стоимость объектов на ранних стадиях изученности

Согласно сложившейся в отрасли практике стоимость горных проектов на ранних стадиях изученности без выявленных минеральных ресурсов часто определяется с использованием прошлых и/или утвержденных будущих затрат на поисково-оценочные работы и ГРР. Такие затраты служат индикатором геологической перспективности и, следовательно, стоимости поисковых объектов твердых полезных ископаемых (ТПИ). Ниже мы поясняем, почему специалисты отрасли единодушны во мнении, что оценка стоимости объектов на ранних стадиях изученности неизбежно субъективна и почему для определения рыночной стоимости объектов ТПИ и принятия инвестиционных решений важно учитывать эффективность прошлых поисковооценочных и ГРР.

Целью поисково-оценочных и геологоразведочных работ (ГРР) является получение информации о полезных ископаемых. На ранних стадиях изучения основные усилия направлены на выявление участков, перспективных прежде всего с геологической точки зрения, которые могут быть интересны с точки зрения постановки на них последующих ГРР! а в перспективе, в случае обнаружения месторождения, построить на них рудник и начать добычу (J.G. De Geoffroy, T.K. Wignall, Designing Optimal Strategies for Mineral Exploration, Springer; 1985.) Эффективность ГРР определяет полученный результат, а также объем затрат денег, времени и усилий, потраченных на выявление месторождения и получение данных о перспективности продолжения работ на объекте.

Специалисты и инвесторы в отрасли постоянно подчеркивают, что определение стоимости прав недропользования для объектов, находящихся на ранних стадиях изученности, представляет значительные сложности. Основная причина — высокий уровень риска и неопределенности, присущие этой стадии изучения, неустранимые аналитическими методами.

В качестве лучшей международной практики оценки объектов недропользования признаются рекомендации стандартов по оценке горных активов и компаний Valmin (Австралия), Cimval (Канада) и Samval (ЮАР) (Перевод Стандартов Valmin, Cimval и Samval на русский язык опубликован в 2015 году под редакцией членов Общества экспертов России по недропользованию (ОЭРН) при поддержке компании LLC Geoconsult Competent). Данные стандарты разработаны для публичной отчетности геологоразведочных и горных компаний и рекомендованы к использованию Комиссиями по ценным бумагам и биржами соответствующих стран, а также признаются биржами многих зарубежных стран, где не разработаны собственные аналогичные стандарты.

Согласно Valmin (The VALMIN Code 2005, page 8) выбор метода оценки зависит от следующих факторов:

  • тип оцениваемого объекта;
  • стадии его разведанности или строительства;
  • наличие и надежность доступной информации.

Основным различием между стадиями развития проектов является информация о геологических и геотехнических свойствах объекта недропользования, а также степени уверенности (В англоязычной литературе обычно используется термин confidence) в том, что данный объект в дальнейшем станет действующим рудником.

Международные кодексы подготовки публичной отчетности определяют объекты в стадии поиска и ГРР следующим образом (Valmin 2015, p. 38 (www.valmin.org/docs/VALMIN_Code_2015_final.pdf):

  • поисковые объекты (Exploration areas) — объекты, минерализация на которых может быть выявлена или не выявлена, для которых не подсчитаны минеральные ресурсы. На этой стадии объекты часто описываются в категориях «целевых участков». Предполагаемые «целевые участки» определяются специалистами-геологами, исходя из их понимания геологии исследуемой территории и перспективности региона в целом и конкретных участков на нем, в частности, с точки зрения перспектив потенциального выявления на них запасов применительно к конкретному полезному ископаемому;
  • площади ГРР (Advanced exploration areas) — объекты, на которых проведены значительные объемы поисково-оценочных работы и выявлены участки, перспективные для ГРР и оценки ресурсов и запасов, как правило, путем проведения бурения, проходки траншей или иного вида физических работ для получения детальных геологических данных.

2015_-4_oern_ris1
Проходка разведочных траншей с применением БВР на небольшом жильном объекте

Инвесторы рассматривают поисковооценочную и геологоразведочную деятельность с точки зрения доходности на вложенный капитал, которая должна превышать стоимость его при-влечения (SME Mining Engineering Handbook, 3rd edition by Peter Darling). Поскольку риски такой деятельности высоки, инвесторы рассчитывают на то, что им удастся найти месторождение, доходность по которому заметно превысит среднюю по отрасли. Получить требуемую доходность на вложенный капитал инвесторы могут двумя способами — открыв месторождение и построив на нем рудник своими силами либо путем продажи открытых ими месторождений другим инвесторам. Именно поэтому стоимость горных проектов и компаний крайне чувствительна к уровню защищенности прав на соответствующие активы недропользования, поскольку от этого зависит возможность получить прибыль от открытия, сделанного в результате успешной поисково-оценочной деятельности.

Субъективность оценок объектов на стадии поиска и ГРР

К объектам недропользования на стадии ГРР относятся участки или группы участков на ранних стадиях изученности, до подготовки предварительного ТЭО и подсчета ресурсов, для которых не доказана возможность экономически оправданной отработки. Успех ГРР определяют два элемента — технический успех и экономический успех.

Технический успех состоит в открытии месторождения с параметрами, привлекательными для выявления его коммерческого потенциала, т.е. определения с достаточной степенью надежности размера ресурсов и содержания металла в них. Технический успех дает основание для продолжения инвестиций в проект.

Результатом исследования технической успешности может быть один из трех вариантов (исходы изучения поискового объекта с точки зрения технической успешности):

  1. Затраты технических и финансовых ресурсов не привели в заданные сроки к обнаружению и окон-туриванию ресурсов, количество и качество которых достаточны для проведения дальнейших работ на объекте и последующих инвестиций в его дальнейшее изучение.
  2. Затраты технических и финансовых ресурсов не привели в заданные сроки к обнаружению и оконтури-ванию ресурсов по количеству и качеству достаточных для проведения дальнейших работ на объекте и последующих инвестиций в ГРР в ближайшем будущем, однако есть основание ожидать, что в обозримой перспективе количество и качество обнаруженных ресурсов может оказаться достаточным для продолжения работ при изменении ситуации в будущем.
  3. Затраты технических и финансовых ресурсов привели к обнаружению и оконтуриванию ресурсов, количество и качество которых достаточно для проведения дальнейших работ на объекте и инвестиций в его дальнейшее изучение. Результатом исследования коммерческой успешности месторождения также может быть один из трех вариантов (исходы изучения поискового объекта с точки зрения коммерческой успешности):

Результатом исследования коммерческой успешности месторождения также может быть один из трех вариантов (исходы изучения поискового объекта с точки зрения коммерческой успешности):

  1. Месторождение, не обладающее характеристиками, которые оправдывали бы его отработку с экономической точки зрения.
  2. Месторождение, не обладающее характеристиками, которые оправдывали бы его отработку с экономической точки зрения в настоящий момент, но может быть отработано при определенных условиях в будущем.
  3. Месторождение позволяет построить на нем коммерчески успешное горное предприятие и содержит достаточные для этого ресурсы или запасы полезного ископаемого.

Технический успех поисковых работ определяют два фактора — наличие полезного ископаемого и факт его обнаружения. Поскольку наличие полезного ископаемого связано с геологическими особенностями объекта (природные явления), единственная возможность геолога повлиять на этот фактор — это выбор места для проведения поисковых работ. Обнаружение или выявление полезного ископаемого подразумевает выбор технологии и методологии поиска, наиболее подходящих для данного вида полезного ископаемого или геологического окружения, планирование и организацию работ по ГРР, а также наличие средств на проведение поисково-разведочных работ, привлекаемых на разумных условиях (предполагающих, что поисково-разведочная деятельность в любом случае относится к высокорисковой).

Коммерческий успех связан с выявлением «экономической ценности» месторождения, которая и определяется переходом успеха технического в успех коммерческий. Как и в случае технического успеха, основным фактором здесь является благоприятное стечение природных факторов, включая интенсивность и размах геологических процессов. Помимо этого риски коммерческого успеха в значительной степени определяются географическими, экономическими, финансовыми, регуляторными и политическими факторами.

Принятый в отрасли подход к управлению рисками и неопределенностью при изучении недр и планировании поисковой и геологоразведочной деятельности отражается в стадийности горных работ. В РФ процесс геологического изучения недр подразделяется на 3 этапа и 7 стадий, как укрупненно приведено в таблице 1.

2015_-4_oern_tabl1
Табл. 1. Стадии изученности проектов

В практике советского периода и в странах с переходными от советской системами учета запасов и ресурсов степень изученности объекта с твердыми полезными ископаемыми характеризуется «прогнозными ресурсами» (от Р3 до Р1 по мере перехода из поисков и оценки к началу разведки) и «запасами» (от С2 и С1 до В и А по мере детализации контуров оруденения и соответствующего изменения достоверности и точности определения объемов руды и содержания полезного ископаемого в них), при этом в советской и постсоветской практике «запасы» С2 и С1, которые (по определению слова «запасы») должны быть пригодны для рентабельной добычи, делились на «балансовые» (т.е. доступные и пригодные для рентабельной добычи) и «забалансовые» (доступные для добычи технически, но непригодные для рентабельной добычи экономически — например, разведанные с той же степенью детальности рудные контуры между контурами «балансовых» рудных тел, имеющие «забалансовые» содержания, но при этом предполагающиеся к выемке по технической необходимости вследствие очередности отработки «балансовых» контуров).

В международной практике степень изученности объекта отражается в классификации, использующей понятия «результаты ГРР», «минеральные ресурсы» (в большинстве международных кодексов классифицируемые категориями inferred, indicated и measured по мере повышения степени их изученности) и «запасы» (в большинстве кодексов — probable и proven по мере повышения степени их геологической изученности в сочетании с обоснованностью и надежностью экономических параметров их отработки).

Методы оценки объектов на ранних стадиях ГРР

Методы оценки объектов недропользования, относящихся к твердым полезным ископаемым, на стадии поиска и ГРР разработаны и описаны рядом авторов — Agnerian (1), Thompson (2) , Lawrence (3) и другими. В ряде работ приводится анализ фактического распределение стоимости сделок с объектами на стадии ГРР (4).

  1. Agnerian, H., 1996. Valuation of exploration properties. CIM Bulletin, 1004, p. 69–72.
  2. Thompson, I.S., 1991. Valuing mineral properties without quantifiable reserves. Paper presented at the CIM Mineral Economics Symposium
  3. Lawrence, R.D., 1998. Valuation of mineral assets: An overview. Paper presented as part of a course offered by the Geological Association of Canada and the Prospectors and Developers Association of Canada.
  4. W.E. Roscoe, Valuation of Mineral Exploration Properties Using the Cost Approach, CIM Bulletin, March 2002.

Методы оценки проектов на ранних стадиях изученности, принятые в Канаде, рекомендуется применять с учетом того, что к «объектам ГРР» (exploration properties) причисляют как поисковые участки, так и участки с перспективными геологическими характеристиками, участки с выявленными геохимическими или геофизическими аномалиями, участки с наличием минерализации, участки в выявленными проявлениями (prospects), а также открытые месторождения. Часто лицензионные участки могут сочетать приведенные выше характеристики. Отмечается, что наибольшую сложность, как правило, представляют участки, добыча на которых на дату оценки не является экономически целесообразной либо вследствие недостаточности изученности, недостаточности размера ресурсов или содержания, сложности горнотехнических условий отработки, наличия социоэкономических, экологических или юридических ограничений.

Оценка рыночной стоимости объектов ГРР может проводиться с использованием традиционных подходов — затратного, сравнительного и доходного или метода геологических факторов (Geoscience Factor). Для объектов, где не определены минеральные ресурсы использование доходного подхода не допускается. По мнению ряда специалистов, наиболее надежными для оценки таких объектов являются сравнительный подход и методы затратного подхода, основанные на анализе затрат (Appraised Value methods).

Отмечается также, что Комиссия по ценным бумагам Британской Колумбии (The British Colombia Securities Commission или BCSC) не разрешает применять премий к историческим затратам. Для оценки объектов с очень высоким геологическим потенциалом («spectacular» exploration properties) она рекомендует использовать другие методы. BCSC допускает использование сравнительного подхода с определенными ограничениями, но, как правило, не принимает оценок, использующих Вероятностный метод (Probabilistic Method) или Метод геологических факторов (Geoscience Factor Method), считая, что уровень их субъективности не соответствует принципам, используемым Комиссией по ценным бумагам.

Ограничения на включение будущих затрат при применении метода, основанного на затратах (Appraised Value Method), содержатся и в указаниях Фондовой биржи Торонто (TSX), которые включены в канадский Кодекс оценки горных объектов CIMVAL.

Рекомендации относительно методов оценки, рекомендуемых для оценки объектов на стадии ГРР, приводятся в документах Австралийского налогового ведомства. Согласно этим рекомендациям выбор метода оценки актива недропользования или доли участия в нем должен отражать практику по оценке аналогичных объектов, принятую на рынке, в также рекомендации Кодекса VALMIN и ASIC Regulatory Guide RG 111.

Один из главных факторов, определяющих стоимость объектов на стадии ГРР, — их геологическая перспективность. Перспективность объекта недропользования определяется на основании интерпретации данных геологического изучения с использованием геофизических и геохимических методов, выполненных соответствующими специалистами. Поскольку интерпретация таких данных содержит элемент субъективности, показатель перспективности объектов ГРР может быть крайне субъективным.

Среди методов, используемых в отрасли для определения стоимости объектов на стадии ГРР, упоминают следующие:

  • метод ограниченных прошлых затрат;
  • метод сопоставимых сделок;
  • метод совместных предприятий;
  • метод геологических рейтингов (the geoscience rating method), также называемый методом Килбурна (Kilburn);
  • методы геологических рисков.

Учитывая субъективность оценки, предлагается в качестве лучшей практики проводить проверку обоснованности метода, выбранного в качестве основного, с использованием второго метода. Если два этих метода показывают существенно разные результаты, необходимо провести анализ этих различий, привести причины, их вызывающие, а также логику выбора итогового значения.

Эффективность прошлых поисково-оценочных работ и ГРР и определение стоимости

Существует несколько методов, основанных на использовании исторических затрат, включая метод Мультипликатора к историческим затратам (Multiple of historical exploration expenditure или MEE) и Метод оцененной стоимости (Appraised value method).

Успешное применение метода Мультипликатора к историческим затратам зависит от результатов анализа исторических затрат и того, какие из них могут привести к открытию и подсчету ресурсов, а также от выбора обоснованного мультипликатора к этим затратам.
Применяя Метод оцененной стоимости, оценщик должен учитывать только прошлые затраты, повысившие перспективность объекта, и «гарантированные» будущие затраты, которые утверждены и на которые выделен соответствующий бюджет. Гарантированные затраты — это затраты, которые необходимы для проверки потенциала объекта.

При использовании этого метода, рекомендуется предоставлять детальную информацию об исторических затратах на ГРР по данному объекту, детали того, какие из затрат использовались в этом методе (включая будущие «гарантированные» затраты), а также пояснения относительно всех примененных к затратам поправок.

В ряде работ приводятся примеры рекомендуемого размера поправок, используемых в данном методе, и параметров объекта для которых они применимы, см. табл. 2.

2015_-4_oern_tabl2
Табл. 2. Поправки для отражения перспективности по методу Мультипликатора к историческим затратам (MEE)

Важно отметить, что некоторые авторы расширяют диапазон, дополняя его градацией мультипликатора от 3.0 до 5.0. По их мнению, такой диапазон может быть применен к объектам, для которых «по результатам предварительного ТЭО определены экономические показатели ресурсов, которые указывают на вероятность перевода их в запасы в будущем. При этом возможно дальнейшее приращение запасов за счет дополнительного бурения. Рекомендуется завершить подготовку полного ТЭО (Definitive Feasibility Study) до продажи доли участия в таких проектах (Wiley Guide to Fair Value Under IFRS, by James P. Catty, ISBN: 978-0-470-47708-3, May 2010).

Необходимо отметить эту последнюю оговорку и тот факт, что слишком широкий диапазон мультипликаторов перспективности может говорить об ограниченной применимости подобного метода в некоторых случаях и необходимости использования в качестве основного метода оценки другого подхода или метода.

В целях иллюстрации различий в практике использования метода Мультипликатора к историческим затратам, ниже мы приводим рекомендации авторитетной геологической компании из Австралии AMC Consultants (Dean Carville, Exploration Valuation, AMC 2012, (www.amcconsultants.com/LiteratureRetrieve.aspx?ID=137570):

  • необходимо рассматривать только эффективные затраты на поисковооценочные работы, уже понесенные по проекту;
  • рассматриваются только недавние затраты (значительные исторические затраты могут быть незначимыми);
  • применяется только мультипликатор (Prospectivity Enhancement Multiplier или «PEM»), который напрямую отражает то, как именно затраты на поисково-оценочные работы повысили или снизили стоимость объекта;
  • несмотря на то, что некоторые консультанты учитывают и будущие затраты, на которые утвержден бюджет, специалисты AMC считают, что это неправильно.

Указания на ограничения при использовании будущих затрат в Методе оцененной стоимости приводятся и в других часто цитируемых работах (Lawrence M.J., An Overview of Valuation Methods for Exploration Properties, Mineral Valuation Methodologies Conference Sydney, 27–28 October 1994).

Отмечается, что будущие затраты могут рассматриваться при использовании данного метода, только если точно известно, что они будут потрачены и на них выделено финансирование. В частности, делается оговорка, что в оценках стоимости для целей размещения на биржах и привлечения за счет этого финансирования для будущих поисково-оценочных работ, не допускается включать будущие затраты, которые еще только предстоит привлечь. Планируемые затраты не могут считаться «гарантированными» в соответствии с правилами листинга на австралийской бирже ASX, которые содержат требование о включении соответствующей оговорки в проспекты эмиссии.

Некоторые авторы предлагают ограничивать будущие затраты только затратами, заложенными в бюджете на текущий год, за исключением случаев:

  • когда оценка проводится на дату, близкую к концу текущего бюджетного года, и расходы на будущий год уже утверждены и нет оснований сомневаться в их намеренном завышении; или
  • при наличии юридически обязывающего соглашения, предписывающего потратить определенные суммы в течение времени, превышающего один бюджетный год. Даже в этом случае специалисты считают, что нецелесообразно рассматривать периоды более чем в 2 года, поскольку программа ГРР может изменяться по мере получения результатов, что делает предполагаемые затраты на период более чем в 2 года, скорее всего, неважными для оценки.

Многочисленные примеры из собственной практики авторов иллюстрируют сложность учета эффективности поисковых и геологоразведочных работ при оценке объектов на ранних стадиях изученности. Одна из типичных для отрасли ситуаций связана с историей изучения рудопроявления, первоначально считавшегося малоперспективным, новые собственники которого примерно за 5 лет смогли превратить его в крупное месторождение, ставшее базой для нового крупного рудника.

Первоначальные поисковые работы на объекте были выполнены в советское время. На рубеже 1990-х и 2000-х годов право на завершение поисков и геологоразведку на рудопроявлении было получено новой горной компанией по итогам конкурса за относительно небольшую сумму. Интерес компании к объекту был вызван тем, что его, как ожидалось, небольшие ресурсы после завершения поисков на площади лицензии и постановки на выявленных рудоносных структурах разведочных работ и сгущения буровой сети дадут возможность продлить жизнь рудника на расположенном сравнительно неподалеку более крупном и хорошо разведанном месторождении. Прогнозные ресурсы всех категорий в сумме составляли примерно 15 тонн золота с содержанием около 2,5 г/т, что в то время считалось низким даже для открытого способа добычи. При этом руды по технологическим свойствам выглядели при этом более сложными для отработки, чем на действовавшем руднике. Кроме того, рудопроявление располагалось на расстоянии около 35-40 км от действовавшего рудника, что требовало достаточно заметных затрат на транспортировку руды, а размер ожидавшихся запасов при этом, как представлялось, не позволит создать на месторождении производство полного цикла.

2015_-4_oern_ris2
Типичный вид среднего по размеру золоторудного актива на стадии завершения ГРР

Исходя из этого специалисты компании не верили в возможность оконтуривания на нем существенных запасов, эффективных для добычи и последующей транспортировки на действующий рудник. Предварительные ожидания были по результатам поисковых работ и ГРР получить 3-5 т, в лучшем случае 7 т запасов золота категорий С1+С2, суммарно. Цены на золото на мировом рынке в то время находились на уровне 250-300 долл. США за 1 унцию. Соответственно конкурсная цена, заплаченная компанией, была невысокой, ниже полумиллиона долларов.

Бюджет первоначальных заверочных работ, повторенных собственными силами компании в ограниченном масштабе, составлял примерно такую же сумму, как была уплачена на конкурсе. Работы проводились по профилям, выполненным предыдущими исполнителями поисков в советское время, и по-началу подтверждали скептицизм предшественников и собственные предположения нового владельца объекта. Такой консервативный подход диктовался невысокими ожиданиями и нежеланием владельца брать на себя существенные риски.

При этом отдельные новые и поначалу выглядевшие «случайными» пересечения оказались достаточно мощными, до нескольких десятков метров, с содержаниями заметно выше среднего по объекту. Однако предпринятая в рамках этой фазы работ попытка организовать «участок сгущения» в одном из мест, где было выявлено подобное пересечение, не дала заметного результата. Более того там, где ожидались дополнительные подсечения, их не оказалось. Зато они появились там, где их не ожидали. Из двух вариантов — ограничить риск и закрыть проект как неперспективный или вложить дополнительные средства сверх первоначально запланированного бюджета и провести дополнительные работы, компания выбрала второй. На участке сгущения, инвестировав дополнительно около полумиллиона долларов, провели площадную расчистку: поверхность была зачищена до коренных пород и заснята с вертолета. На полученной картине стало хорошо видно, что места и углы заложения скважин при постановке первоначальных поисков были изначально выбраны ошибочно, поэтому большинство скважин сети сгущения, заложенных по аналогии с ними, либо «промахивались» мимо рудоносных структур, либо шли по касательной к ним.

Разворот сети скважин разведочного бурения и интенсивные ГРР на этом довольно компактном участке быстро, в течение одного года, дали первые 10 т запасов С1+С2 суммарно. Это позволило на следующий год организовать опытно-промышленную добычу с переработкой руды на соседнем действующем руднике, уточнить геологию месторождения, технологические свойства руды и определить экономические параметры для будущего оконтурива-ния запасов всего объекта.
Добытый металл позволил перекрыть все затраты на поисково-оценочные работы и ГРР и отчасти профинансировать последующие ГРР большего масштаба. Через 2 года на объекте было запущено полномасштабное производство в несколько тонн золота в год, при этом размер запасов существенно превысил 50 т золота. Совокупные затраты на поиски и геологоразведку объекта в расчете на 1 унцию разведанных запасов в итоге составили менее 2 долл., что было существенно эффективнее приобретения иных объектов с уже разведанными запасами.

Второй пример иллюстрирует другую типичную ситуацию, когда эффективность поисковой и геологоразведочной деятельности зависит от сочетании геологических и экономических факторов. Объект был получен компанией в середине 1990-х гг. по итогам конкурса в регионе, где в тот период лишь немногие компании интересовались вложениями в поисковые объекты. Владелец лицензии некоторое время не очень активно вел на нем поиски, постепенно переходя к предварительной разведке. Поскольку объект был удален от действующих рудников компании и цена на золото снижалась, взвесив геологические и экономические предпосылки и оценив для себя вероятность обнаружения существенных ресурсов, компания пришла к выводу о бесперспективности продолжения изучения и, не завершив разведку, сдала лицензию на этот объект.

К середине 2000-х гг. цена на золото и интерес к подобным объектам начали снова расти и на объект был объявлен новый конкурс, по результатам которого лицензию за сравнительно небольшие деньги получил новый владелец. У победителя конкурса, как и у предыдущего владельца лицензии, тоже был работающий рудник и тоже на большом удалении от этого объекта. Новый владелец также не ожидал найти существенных запасов, которые бы позволили построить на объекте действующий рудник, и изначально рассматривал получение лицензии как возможность доразведать объект и продать его другому покупателю.

Продолжение разведки позволило оконтурить запасы, примерно половина которых оказывалась пригодна для открытого способа добычи. При этом поиски на сопредельных участках в пределах лицензионной площади позволили выявить поблизости еще несколько рудопроявлений и с учетом растущей цены на золото переоконту-рить разведанные ресурсы таким образом, чтобы соединить все проявления в едином контуре карьера. По результатам детальной разведки были подсчитаны запасы около 40 т золота, более 70 % которых входило в контур откры-
тых горных работ, что было достаточным для строительства собственного крупного производства на этом объекте. Реализовать задуманное владельцу лицензии не позволил наступивший кризис 2008 года, однако средства, вырученные от продажи этого объекта другой, более крупной горной компании, существенно перекрыли все затраты на развитие этого объекта, понесенные компанией-инициатором.

Еще один пример показывает, как увлеченность геологией без принятия во внимание экономических факторов приводит к противоположным результатам. Компания получила лицензию на крупную площадь в середине 2000-х гг., на волне интереса к геологоразведочным активам. Вложив существенные средства в поиски и дальнейшую предварительную разведку, компания оконтурила существенный объем ресурсов ранних категорий со сравнительно низким содержанием золота, потенциально пригодных под открытый способ добычи. Несмотря на произошедшее в 2008 г. и исходя из предположения, что цена на золото будет продолжать рост, а среди крупных объемов бедных руд «в случае чего» можно будет оконтурить участки богатых руд, компания вложила существенные средства в детальную разведку, рассчитывая существенно поднять качество ресурсов и, возможно, перевести какую-то их часть в запасы. Однако распределение низких содержаний золота оказалось довольно равномерным, а цена на золото вскоре начала резкое снижение, из-за чего работы на объекте были остановлены и продать его по цене понесенных затрат компания до сих пор не может.

Эти примеры хорошо иллюстрируют тот факт, что покупатели активов, как правило, прагматичны и платят лишь за те затраты, которые станут их реальным капиталом и принесут доход в будущем.

Выводы

Согласно сложившейся в отрасли практике стоимость горных проектов на ранних стадиях изученности, без выявленных минеральных ресурсов, часто определяется с использованием прошлых и/или утвержденных будущих затрат на поисково-оценочные работы и ГРР. Приведенный выше анализ показывает важность учета того, что оценкам объектов на ранних стадиях изученности неизбежно присуща высокая степень субъективности и что неопределенность оценок нельзя устранить аналитически. Мы также привели примеры того, насколько учет эффективности поисково-оценочных и геологоразведочных работ важен для принятия инвестиционных решений и определения рыночной стоимости объектов ТПИ с использованием затрат.

М.И. Лесков — руководитель секции экономики ОЭРН, член Совета директоров ОАО «Высочайший»
А.Н. Лопатников — зам. руководителя секции экономики ОЭРН, управляющий партнер AAR

Опубликовано в журнале «Золото и технологии» № 4(30)/декабрь 2015 г.

Файлы для скачивания

(Доступно только для зарегистрируемых пользователей)

Добавить комментарий

Ещё из этого раздела
Перспективы разработки россыпей золота в Мьянме (ЮВА)
Эта статья основана на шестилетних геологических работах...
Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх