24 июля 2024, Среда
Между делом
arrow_right_black
04.04.2024

К 100-летию со дня рождения Ларисы Попугаевой — первооткрывательницы первой кимберлитовой трубки в СССР

Ежегодно по алмазной тематике публикуется не менее одной тысячи книг и статей. Около 50 журналов в мире имеют алмазную специализацию. Тем не менее долгие десятилетия открытие коренных алмазных месторождений в России (СССР) оставалось «белым пятном» в исторических исследованиях. В особенности, если темы касались конкретных личностей, первооткрывателей коренных месторождений алмазов. Такова история судьбы легендарной Ларисы Анатольевны Попугаевой — первооткрывательницы «Зарницы» — первой кимберлитовой трубки в СССР, которая была открыта 21 августа 1954 г.
messages_black
0
eye_black
734
like_black
0
dislike_black
0
В.Б. Кузнецов — кандидат исторических наук.

Отчасти долгое молчание историков объясняется секретностью алмазной проблемы. До XX съезда КПСС (1956 г.) материалы по алмазам находились в спецхранах и к ним не было открытого доступа. Поэтому публикации 50– 60-х гг. о Ларисе Попугаевой и ее открытии носят поверхностный характер, правда в них мешается с вымыслом, введены факты, которых не было в реальности, но главное, в этих публикациях отсутствует вторая половина жизни Попугаевой.

Таковы книги В. Осипова (1958 г.), или работа Г.И. Свиридова (1978 г.) и др. [12]. Только в 90-е годы XX века ситуация изменилась. Сибирский журналист Р. Юзмухаметов опубликовал очерк «Звездный час и трагедия Л. Попугаевой» в газете «Мирнинский рабочий», издававшейся в г. Мирном, алмазной столице Якутии. В этой публикации впервые излагались истинные обстоятельства ее открытия и «дикие и безобразные события вокруг нее» [16, с. 6]. Глубоко вник в «расколотую» жизнь Л.А. Попугаевой и Е.Б. Трейвус, писатель и геолог, которого «задели» острые сюжеты и трагедия ее судьбы. «Она совершила великое дело для своей страны, а ее распяли» [16, с. 12]. Автор многих публикаций о первооткрывательнице алмазов не скрывает своей субъективности и любви к Л.А. Попугаевой.

пугачева.jpg

Целью данной статьи, написанной к 100-летию со дня рождения Ларисы Анатольевны является напоминание о самоотверженном труде, как следствии советского патриотизма, привитого ей с детства, азартного эмоционального характера, упорства, настойчивости и, конечно, поискового фарта, без которого, как известно, не обходится ни одно открытие золота либо алмазов.

Имя Ларисы Попугаевой навечно связано с алмазами и отнять это невозможно. Подобные открытия совершаются раз в столетие и делаются они особыми людьми, безгранично преданными своему делу, смелыми, умеющими добиваться своей цели, решительными, самоотверженными, обладающими необыкновенным трудолюбием и безмерной верой в успех дела.

пугачева2.jpg

«Я бы сказала, что она была человек не от мира сего. Как геолог — она могла открыть все, что угодно. Ведь это был фанатик! Если она решится что-то делать, то делала обязательно до конца. С открытия «Зарницы» началась ее гибель», вспоминала Р.С. Разумовская [7, с. 202].

Родилась Лариса Попугаева 3 сентября 1923 г. в г. Калуге. Ее отец, Анатолий Рафаилович Гринцевич, служил на ответственных партийных и советских должностях, в 1938 г. его репрессировали, как врага народа и троцкиста и расстреляли. Семья переехала в Ленинград. Бабушка Ларисы по материнской линии являлась дочерью петербургского богача, владельца сети кондитерских Георгия Бормана. Мама Ларисы, Ольга Гринцевич, имела польские корни, трудилась в советских учреждениях и в 30-е годы поступила в Ленинградский строительный институт. В Ленинграде Лариса пошла в школу, и вся ее жизнь связана с городом на Неве. Училась по-разному, но по геологии (до войны этот предмет преподавали в школе) стояли неизменные пятерки. Знакома была с советским писателем-фантастом и геологом по специальности И. Ефремовым. В 1945 г. в журнале «Новый мир» № 4, появился его фантастический рассказ «Алмазная труба», где писатель с необыкновенной достоверностью описал поиски и открытие алмазной трубки на сибирской реке Мойеро. Буквально точно описал голубую породу, назвал ее пиропы, спутниками алмазов (якутские кимберлиты, которые геологи отыскали только спустя десять лет).

река.jpg

Самым поразительным стал факт открытия на этой реке спустя десятилетия целых полей кимберлитовых трубок (до 150). Месторождение назвали Харамейским [18, с. 28]. Знала ли Лариса Попугаева о рассказе Ефремова? Ответим утвердительно. Почему? В одной из последних бесед с Д.И. Саврасовым, участником Ботуобинской экспедиции, Лариса Анатольевна вспоминала. «Я жила в его московской квартире, мне было 15 лет, и я спала на его кожаном диване. Мой отец до ареста дружил с ним» [18, с. 282]. Ефремова впоследствии обвиняли в плагиате, но в конце концов назвали его рассказ научным прогнозом. В 1972 г. писатель скончался, успев подарить Л. Попугаевой свой роман «Час быка». После школы Лариса поступила в Ленинградский университет, естественно, на геолого-почвенное отделение. В то лето 1941 г. в вузы принимали без экзаменов. В этом же году семья буквально чудом эвакуировалась из Питера в г. Молотов (Пермь) и там Лариса продолжила обучение. В марте 1942 г. ГКО СССР обратился к девушкам страны с призывом идти в армию, на фронт. Известно, что к концу войны в советской армии находились около одного миллиона женщин [15, с. 17]. По комсомольскому набору, добровольно, в апреле 1942 г. Лариса уходит в Красную Армию. Еще раньше она освоила курсы зенитных пулеметчиков и служила в составе 89 зенитной артиллерийской дивизии Особой Московской армии ПВО, охраняла московское небо и сопровождала воинские эшелоны, была комсоргом и в 1944 г. вступила в партию.

Вернувшись в Ленинград, опять училась в ЛГУ. Из парней ее класса в живых осталось только трое. Вот запись из дневника Ларисы, так ярко характеризующая ее как личность — «Родина — какое грандиозное и дорогое, необъятное и близкое, милое и любимое слово. Родина!» [15, с. 23]. Книга «Маленький принц» лежала на столе Ларисы Попугаевой до конца жизни, так же как выражение из известной пьесы, которое она повторяла всегда: «Все остается людям» [15, с. 23]. Ходила на занятия в военной гимнастерке и первое платье купила только на третьем курсе. Любила спорт, плавание. По воспоминаниям ее подруги Е. Елагиной эта хрупкая девушка, красавица, со светло-каштановыми волосами, уложенными венцом, большими голубыми глазами и «персиковым» цветом лица, была открытой, веселой, абсолютно свободной со студентами и преподавателями. «При этом говорила грубым прокуренным голосом, не выпуская из рук дымившуюся папиросу «Беломор» — привычка с войны» [13, с. 84]. Жили с мамой в коммунальной квартире.

пиропы в породе.jpg

Защитив диплом на «отлично» 28 мая 1950 г. Ларису распределили во Всесоюзный геологический институт (ВСЕГЕИ) в Тунгусско-Ленскую экспедицию. Ею руководил И.И. Краснов. Экспедиция занималась секретной проблемой — поиском алмазов на огромной Сибирской платформе. Так называлось Среднесибирское плоскогорье между реками Лена и Енисей. Предпосылки об алмазоносности Сибирской платформы были сделаны в конце 30-х гг. Г.Г. Моором, В.С. Соболевым, Н.М. Федоровским на основании геологического сходства Сибирской и Южно-Африканских платформ.

Еще до революции на реке Вилюе ежегодно намывали 16 кг золота и 3 кг платины [20, с. 98]. Наступление геологов на Сибирскую платформу началось сразу же после окончания войны и шло с севера и юга. С южного направления поиски развернула местная Амакинская геологоразведочная экспедиция второго союзного треста Главуралсиб геологии министерства геологии СССР. В Амакинской экспедиции работали более тысячи человек с мощной техникой — от буровых установок до авиации.

С севера продвигались небольшие геологические партии Центра (Москвы и Ленинграда): ВСЕГЕИ, НИИГА и др. Руководителем всех алмазных работ был назначен А.П. Буров, опытный геолог, который еще в 30-е годы искал алмазы на Урале. Награжден орденами и медалями, лауреат Сталинской и Государственных премий. Его называют «крестным отцом» алмазов Якутии (1898–1967 гг.). Еще вначале 1950-х гг. Буров признавал, что «генезиса и четкой методики поиска алмазных месторождений мы не имеем, дела обстоят неблагополучно» [21, с. 84]. Геологи продвигались от алмаза к алмазу, т.е. на ощупь. На реке Вилюе в 1949 г. партия молодого геолога Г.Х. Файнштейна нашла алмазы на косе «Соколиной», однако это не было коренным месторождением. Поиски на Сибирской платформе упорно продолжались.

В 1950 г. в Ленинграде в Центральной экспедиции поставили тему «Шлиховая карта Сибирской платформы». Упор был сделан на выявление минералов, которые сопутствуют алмазу в коренных породах и попавших в речные отложения при их разрушении. Сам алмаз обнаружить довольно трудно, особенно визуально. Указанную тему поставил М.Ф. Шестопалов, начальник Центральной экспедиции (1903– 1954 гг.). Сразу после окончания войны он написал письмо Сталину об активизации работ по поиску алмазов в СССР. Шестопалова вызвали в Москву для доклада. По рассказу его жены, Сталин «разозлился» на своих министров [20, c. 77]. Мол рядовой инженер знает, где искать алмазы, а министры советуют «свернуть» все работы по поиску.

пугачева3.jpg

лагерь геологов.jpg

Летом 1946 г. Комитет по делам геологии был преобразован в министерство (кстати, первое в мире), создавалось третье геологическое управление, нацеленное сугубо на поиск алмазов. Первое искало уран, второе — золото. Шестопалов скончался 2 июня 1954 г. от болезни почек, чуть не дожив до мирового открытия.

В Центральной экспедиции организовали партию № 26, назначили начальником Н.Н. Сарсадских. Она родилась в 1916 г., в 1938 г. окончила Ленинградский университет, работала еще на Урале. Лариса Попугаева написала письмо Наталии Николаевне и попросила взять ее в экспедицию. Сарсадских согласилась. Полевой сезон 1953 г. оказался крайне тяжелым. На сотни километров уходили без рации, минимум на два месяца в безвестность. Наталии Сарсадских было 37 лет и она ждала ребенка, у Л. Попугаевой в Ленинграде оставалась годовалая дочь. Жара сменялась дождем и снегом, ночевали на земле, лишь на полметра оттаявшей от вечной мерзлоты, шли по горящей тайге, едва не утонули. Сарсадских вспоминала, что «мы очень подружились и работать с ней было легко. Работала с увлечением, верила в успех дела» [7, c. 189].

На Далдыне, притоке р. Мархи, впадающей в Вилюй, промывая шлихи (как промывают в лотках золотой песок) партия обнаружила первый алмаз. Кроме этого, были найдены «округло лиловые и кроваво-красные зерна минерала, который геологи затруднились определить» [15, с. 58]. Л. Попугаева пошла их показывать А.А. Кухаренко, доценту кафедры ЛГУ. Н. Сарсадских в своей книге «Открытие Зарницы» особо отметила, что это она направила Попугаеву к Кухаренко. Он являлся мужем Сарсадских, и она не хотела использовать «домашний канал» [11, с. 18].

В коллекции университета имелись пиропы из кимберлитов Африки, купленные еще в 1912 г. у немецкой фирмы Крантца. Кухаренко сделал заключение, «сравнив оптические константы», что это — кимберлитовые пиропы и являются надежными спутниками алмазов в россыпях. Посоветовал искать поблизости от мест их скопления коренные источники алмазов [11, с. 19]. По свидетельству очевидцев Лариса пришла от Кухаренко с сияющим лицом.: «Кух сказал, что это пиропы из кимберлита!» [15, с. 61]. (Так студенты звали Кухаренко). Наталья Николаевна заявляет, что «мы нашли минералы-спутники алмазов, а следовательно, определился и конкретный участок для поиска кимберлитов» [11, с. 19].

Этот вывод вызывает сомнения и вот почему. Еще в 1912 г. академик В.И. Вернадский назвал пироп «сопутствующим» минералом, это же подтвердил в 1925 г. А.Е. Ферсман. Капитальное издание 1936 г. «Неметаллические ископаемые СССР» первым сопутствующим алмазу минералом называет пироп [15, с. 62]. Возникает резонный вопрос, если не знали ни Сарсадских, ни Попугаева, то их руководители, алмазные «асы», как А.П. Буров и др. в силу каких причин не информировали своих коллег и подчиненных? Может быть, боялись обвинений и репрессий? Так просто стать врагом народа, изучая буржуазные кимберлиты. Григорий Файнштейн, известный геолог, авторитетно заявлял, что «кимберлиты — это выдумки космополитов, а у нас в Сибири своя материнская порода алмазов» [15, с. 64]. Вряд ли это была шутка, как полагают некоторые историки, в те времена подобные шутки могли стоить дорого, так шутить было смертельно опасно.

Кухаренко и Сарсадских сформулировали основные положения метода поиска коренных месторождений по минералам-спутникам. Этот метод заключается в последовательном прослеживании минералов, которые по мере их приближения к кимберлиту должны увеличиваться и по количеству, и по крупности. Пиропы более заметны. Их легко наблюдать. Красная ниточка пиропов неизбежно приведет к коренной породе, из которой вымываются пиропы, прийти к алмазоносной кимберлитовой трубке. Этот метод, названный методом пироповой съемки, произвел настоящую революцию в деле поиска коренных месторождений алмазов.

Через два года было уже обнаружено 30 кимберлитовых трубок [11, с. 25]. Н.Н. Сарсадских в 1954 г. не могла ехать из-за маленькой дочки. Л. Попугаева отказывалась, ссылаясь на неопытность. Имели место и очень личные мотивы. [7, с. 33] Наконец, ее уговорили. Попугаева идеально подходила для выполнения намеченных планов. Нашла пиропы — спутники алмазов, обладала феноменальной работоспособностью, целеустремленностью, цепкостью глаза.

Г. Файнштейн в книге воспоминаний «За нами встают города» отметил, что «дело на этом весьма трудном для по иска участке было вложено в руки отличного поисковика» [15, с. 67]. Благо словил ее и Шестопалов. «У вас получится», ободрил Ларису умирающий в больнице наставник и руководитель, коллеги которого дежурили у постели больного [15, с. 67].

В помощники Попугаевой определили Ф.М. Беликова, опытного, надежного рабочего. В годы войны он водил машины по ледяной трассе на Ладоге — Дороге жизни. Как и в 1953 г. при промывке шлихов руки в ледяной воде, район вечной мерзлоты. Земля оттаивает где на 10 см, где на полметра. Комары облепляют человека сплошным слоем. Защищает накомарник, однако от гнуса («мошки») он не помогает. Насекомые ползут под нею по коже. Гнус кусает до крови и любого человека может довести до бешенства. Он выкусывает мельчайшие кусочки кожи и действует как ожог. Упорство и настойчивость Ларисы Попугаевой упоминает Беликов. На последнем этапе поисков она просто ложилась на землю и отворачивая дерн высматривала пиропы.

трубка.jpg

Экономя силы уходили в тайгу без спальных мешков и коротали ночь сидя, потому что без спальных мешков на земле, где сразу под мхом лежит вечный лед, спать немыслимо. К концу дня Л. Попугаеву буквально «приносил» Беликов и кормил ее «с ложечки» живописует Е.Б. Трейвус [15, с. 74].

Выбрались на водораздел между речкой Дьяхой и ручьем. «Загадочное место», произнесла Лариса, оглядываясь кругом. Видимо, близость открытия ощущалась уже интуитивно. Достаточно было взять две горсти песка, чтобы увидеть огромные пиропы. А начинали поиски почти два месяца назад с нескольких ведер.

Авторы публикаций о Ларисе Попугаевой кульминационный миг открытия коренного месторождения окрашивают мерой своей фантазии и чувством значимости мирового события.

Е.Б. Трейвус, очевидно, передает безыскусный и самый объективный рассказ свидетеля и очевидца Ф. Беликова. «Пошел мелкий дождь, натянули тент и развели костер. Л. Попугаева достала пачку «Беломора», ковырнула дерн. Вдруг вскочила, схватила лупу. Федюня, смотри! Голубая земля и вся в пиропах!» [16, с. 62]. Видны были разрушенные с поверхности кимберлиты, знаменитая «Зарница» (название придумал М.А. Гневушев).

Это не была отчетливая синяя глина, как в Африке, но серая с голубоватым оттенком с разложившимися кусочками кимберлитов. Беликов и Л. Попугаева размечтались о будущем. Оставили записку и запись на заявочном столбе, оконтурив почти круглое пятно кимберлитовой трубки среди известняков — срез трубчатого тела, примерно, 350 м в диаметре, круто уходящего в бездну земли.

Видел ли кто-нибудь кимберлиты, так сказать, живьем до Л. Попугаевой? Ответим утвердительно. Кимберлиты видели, причем «in situ» (на месте) профессор Горной Академии Н.М. Федоровский, директор института прикладной минералогии и директор Геологического комитета Д.И. Мушкетов (оба попали под каток сталинских репрессий в 30-е годы). В 1929 г. их пригласили на Международный геологический конгресс в Южную Африку. Прекрасная книга Федоровского «В стране золота и алмазов», где он указывает на пиропы, как спутники алмазов, попадает в спецхран на долгие десятилетия. Поэтому Л.А. Попугаева категорически не могла знать «превосходно» книгу Федоровского, как бы того ни хотелось некоторым авторам [12, с. 191]. В свободном доступе она оказалась только в постсоветское время.

Первооткрыватели принесли с собой в пос. Нюрбу (база Амакинской экспедиции) 60 кг. шлихового концентрата и камней. Ожидали по словам Л. Попугаевой оваций, фанфар, цветов и шампанского. Что же произошло в действительности? Еще перед началом полевого сезона, когда Попугаева и Беликов приехали в Нюрбу, Лариса поделилась с геологами о методике поисков, показала фотографии пиропов. Беликов предупреждал ее «не болтать лишнего» [15, с. 85]. Лариса смеялась: «геолог геолога не обидит, что они все ее друзья» [15, с. 85]. Подруга Л. Попугаевой, первооткрывательница трубки «Мир» Е. Елагина впоследствии так ответила на открытую доверчивость коллеги и друга: «Геологи — народ дружный, чувство локтя у них развито чрезвычайно, однако за годы работы в Нюрбе нам, к сожалению, не раз приходилось сталкиваться с поступками, далекими от товарищества» [7, с. 102].

Между тем руководство Амакинской экспедиции, почувствовав значимость метода (Беликов сказал просто «почуяли жареное»), установило слежку за геологами. И хотя по свидетельству М.А. Гневушева известие о ее открытии «произвело буквально ошеломляющее впечатление», руководство встретило ее неожиданно холодно, испытав «сильнейшую досаду» [13, с. 88]. Почему?

памятник пугачевой.jpg

Открытие сделала чужая партия из центра, да еще «заезжей гастролершей» из Ленинграда за короткий срок. Ко всему прочему молодой «неопытной» женщиной. От Амакинского руководства «уплывали» слава, награды, почести, всемирная известность. На знаменитом совещании 27 сентября, где Л. Попугаева сделала доклад об открытии, главный геолог Амакинской экспедиции Р.К. Юркевич сразу же жестко подчеркнул, что все открытия алмазоносных районов делаются Амакинскими геологами, а породу, найденную геологами, насмешливо назвал «попугаевитом» [16, с. 96]. Кто она такая? Молодой неавторитетный геолог, а перед ней сам А.П. Буров, глава советской алмазной геологии, который также высказал сомнение в подлинности кимберлитов, хотя держал в руках образцы породы и при уровне его компетенции «это можно расценивать, как желание угодить начальству», повествует Е.Б. Трейвус [15, с. 96].

Действительно, вскоре А.П. Буров пойдет на повышение и будет в министерстве руководить отделом. Близкая и родственная связь руководителя Амакинской экспедиции М.Н. Бондаренко и министра геологии СССР очевидна. Они считались свояками, т.е. женатыми на родных сестрах [20, с. 191]. Справедливости ради скажем, что открывая совещание Буров признался: «Общими усилиями алмазную проблему удалось сдвинуть с мертвой точки, на которой она находилась в продолжении ста лет, мы стоим на пороге коренного перелома в разрешении алмазной проблемы в СССР» [20, с. 105].

Под предлогом секретности у Попугаевой забрали в спецотдел все материалы и образцы пород. Начали оказывать сильнейшее давление путем шантажа и угроз, требуя перехода на работу в Амакинскую экспедицию. Очевидцы утверждают, что «ей даже перестали отпускать продукты» [15, с. 104]. Улететь или сообщить о бедственном положении она не могла, Бондаренко контролировал все внешние контакты. Полтора месяца Л. Попугаева сопротивлялась, много плакала. Естественно, она быстро поняла, что, отступив и сдавшись, поступит в высшей степени некрасиво по отношению к институту, коллегам, своему руководителю Н.Н. Сарсадских, которую любила и ценила. Фанфары, цветы и овации, вскружившие ей голову, испарились и наступил час расплаты. Понимая, что так «ее просто не выпустят» (слова Беликова) и желая вернуть материалы открытия, Лариса Попугаева 1 ноября 1954 г. подписывает заявление. Тем самым автоматически многолетняя работа института ВСЕГЕИ, в том числе и знаменитый метод пироповой съемки вместе с открытием первого коренного месторождения алмазов переходил в Амакинскую экспедицию. Командировочные документы «подделали», пр оставив нужные даты. Заявочный столб на месте открытия снесли бульдозером. Теперь Л.А. Попугаева стала рядовым геологом Амакинской экспедиции.

Добившись своего, Бондаренко в конце 1954 г. выпустил Попугаеву, вернув ей материалы открытия. Трудной и драматичной оказалась судьба Л. Попугаевой. От нее отвернулись многие сотрудники и коллеги, считая Попугаеву тщеславной, «врушей», мол все лавры достались этой «курильщице», обвинили в предательстве и даже ее стол в институте выставили в коридор (Сарсадских уверяла потом, что причиной стал ремонт комнаты) [11, с. 112].

Наталья Николаевна до конца своей жизни не простила перехода Л.А. Попугаевой. Та плакала, говорила, что ее заставили, Сарсадских возражала: «Меня бы не заставили», на что глубокий исследователь жизненного пути Попугаевой Трейвус резонно заметил: «возможно, однако осталась бы та живой»? [15, с. 112]. Шел 1954 г. и до XX съезда партии оставалось еще два года. Сарсадских писала во все инстанции, в ЦК КПСС. «Везде глухо» [11, с. 23]. Министр геологии СССР П.Я. Антропов попросту накричал на нее, сказав, что это «государственное дело, а не ваше» [11, с. 24]. В свой самый счастливый год Попугаева, кажется, выплакала слезы за все предыдущие и последующие годы. Заметили ее повышенную нервность. Непрерывно курила. В.Л. Масайтис, автор книги «Там, где алмазы» (2004 г.) назвал ее «мятущейся, неуравновешенной, страдающей от собственных комплексов и от нападок со стороны».

Открытие вспоминала неохотно и много лет спустя с горечью призналась, что «к несчастью пришли кимберлиты ко мне в руки в тот год» [13, с. 88]. Но в кругу друзей была такая же яркая, отзывчивая, эмоциональная, умела хорошо и увлекательно говорить, подмечала детали цепким взглядом и увлекалась сама. С симпатичными людьми она была симпатичной, а с другими резкой и неуживчивой и ее считали вздорной и несносной.

Зимой 1955 г. ее отпустили в Ленинград делать отчет с Н.Н. Сарсадских. На титульном листе стояли две надписи: партия № 26 ВСЕГЕИ и партия 182 (Амакинской экспедиции). В Якутии Лариса жила в домике на горке, рядом с «Зарницей». Сохранилась фотография брошенного умирающего дома.

После появления эффективного метода поиска алмазных месторождений, руководство Амакинской экспедиции решило «отсечь» московские и ленинградские организации от своей работы. Сотрудников обязали либо уволиться, либо перейти в штат амакинских геологов. Амакинцы приписали себе всю славу и почести открытия якутских алмазных месторождений.

После XX съезда КПСС фамилия Попугаевой стала знаменитой. Завеса секретности с алмазов была поднята. О Попугаевой писали все: от «Пионерской правды» до журнала «Советский Союз», делали ее бюсты и рисовали ее портреты. Ее даже пригласили работать вновь в Центральную экспедицию. Попугаева пишет письмо Сарсадских, предлагает ей руку дружбы. Наталья Николаевна ее «обрезает»: «о дружбе это вы напрасно пишите. Ее не было и нет» [16, с. 121]. В горьком ответном письме на 8 страниц Попугаева «бросает»: «Мы работали с Федюней, как лошади, забывая есть и спать и благодаря им ваши призрачные кимберлиты стали объективной реальностью» [15, с. 121].

В 1957 г. за открытие промышленных месторождений алмазов шесть геологов получили Ленинскую премию, в том числе А.П. Буров, как руководитель работ. Кандидатуру Л.А. Попугаевой из списка вычеркнули в министерстве геологии. Якобы трубка «Зарница» — не промышленное месторождение, мол мало в ней алмазов.

Забегая вперед важно сказать, что первоначальный подсчет алмазов в «Зарнице» оказался ошибочным и с 1999 г. месторождение успешно эксплуатируется. Чистая прибыль в 2020 г. составила 21 млрд руб.

В сентябре 1957 г. Л.А. Попугаева пишет большое письмо Н.С. Хрущеву (кстати, не первое) об открытии алмазов на Сибирской платформе и в письме прямо говорит, что «в списке награжденных оказались люди только по должности и рангу». Она защищала не только себя. Первооткрывательница кимберлитовой трубки «Мир» Н.В. Кинд и ее коллеги также были обойдены наградами. Только в 1957 г. в связи с 325-летием вхождения Якутии в состав Российской империи среди 300 награжденных оказались Попугаева и Сарсадских. Первую наградили орденом Ленина, а Наталье Николаевне вручили орден Трудового Красного знамени. Руководитель Амакинской экспедиции М.Н. Бондаренко «получил» орден Ленина.

сардарских.jpg

Несмотря на славу и награды на алмазном фронте, в 1959 г. лауреата и Героя Социалистического труда сняли с работы за нарушения социалистической законности и финансовые нарушения, завели уголовное дело [13, с. 79].

Исторической правды ради, необходимо сказать, что именно в период его руководства был совершен прорыв и обнаружены коренные алмазные месторождения, позволившие создать в СССР алмазную промышленность и освободить государство от многомиллионных закупок алмазов за рубежом.

Теперь Ларису Попугаеву знала вся страна, мир, а она продолжала проживать в коммунальной квартире и только незадолго до своей кончины, в 1970 г., получила отдельную жилплощадь. Продолжала заниматься научной работой.

С 1957 по 1960 гг. училась в аспирантуре Горного университета, однако диссертацию не написала, главным образом из-за болезней, однако и с руководством отношения не сложились. Еще с фронта Лариса страдала сильнейшими головными болями, со временем они усилились. В 1970 г. она составила обобщенный доклад по результатам 20-летней геологической работы и представила его на Ученом совете в горном университете. В докладе рассматривала и метод пироповой съемки, причем автором его называла Н.Н. Сарсадских (себя Попугаева назвала соавтором). На ее костюме светились орденская лента ордена Ленина и редкий знак «Первооткрыватель месторождений». Двадцать пять членов Ученого совета отдали белые шары докладчику (единогласно) и прозвучало мнение, что она достойна и докторской степени.

После аспирантуры Лариса Анатольевна работала в центральной лаборатории камней-самоцветов с зарплатой 980 руб. [16, с. 130] Для сравнения: геолог на севере получал 10–13 тыс. в ценах до 1961 г. [20, с. 66].

Ей поручили составление кадастра месторождений-самоцветов в СССР. Она с помощницей объездила весь Советский Союз от Украины до Дальнего востока. Их называли «невероятными энтузиастами». Талант Ларисы Попугаевой состоял в увлеченности делом и исключительном трудолюбии. Важно сказать, что она никогда не стремилась к обогащению и делилась даже последним. «У нее был один костюм на выход, купленный по дешевке в «Детском мире», это была бескорыстная женщина», вспоминала Разумовская [7, с. 103].

Ювелирное дело в СССР после войны оказалось в крайне отсталом состоянии из-за общей бедности населения. В войну было не до украшений. Лариса Анатольевна пишет статьи, выступает в министерстве и в геологическом комитете в 1964 г. Н.В. Кинд вспоминает. «Если она решала вопросы дела, для нее не существовало никаких авторитетов и преград. Когда считала нужным, то выходила на любой уровень власти» [7, с. 173]. Она обратила внимание Председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина на проблему и в 1964 г. состоялось совещание по поводу состояния ювелирного дела в стране. Лаборатория преобразовывалась в НИИювелирпром, создавался трест «Цветные камни» и в институте Попугаева заведовала лабораторией самоцветов, печатала обзоры по цветным камням.

В этот период художник Корнеев пишет ее известный портрет с геологическим молотком, а скульптор В. Гущин изваял ее бюст. Часто бывая в Москве, Лариса Анатольевна всегда останавливалась у своей подруги Н.В. Кинд, известного геолога. Кинд защитила докторскую диссертацию, стала знаменитым ученым и активным членом советского диссидентского подполья. Помогала Солженицыну переправлять рукописи за границу, спасала Бродского, близко знала В. Шаламова, Л Чуковскую, ее ценила и уважала А.А. Ахматова.

Но Лариса Попугаева не проявляла желания заниматься политикой, хотя, имея острый глубокий ум, давала правильные оценки многим событиям в СССР. Сильно переживала, что в стране бесхозяйственность и никто не несет ответственности. Ее любимым изречением стал эпиграф из книги Б. Ясенского «Заговор равнодушных». Помните? «Не бойтесь врагов — в худшем случае они могут тебя убить…, бойся равнодушных, с их молчаливого согласия существуют на земле предательство и убийства». Душевный ожог предательства и вероломства болел всю жизнь, и она запретила своей дочери быть геологом, дочь стала химиком.

Полную поддержку и понимание Л. Попугаева нашла у нового министра геологии СССР с 1962 г. А.В. Сидоренко. Он обращался к ней со словами «Мой дорогой азартный человек» [15, с. 143]. Письмо министерства сыграло решающую роль в решении жилищной проблемы Попугаевой. Была проста и доступна для подчиненных и рабочих, в ней не было зависти и была «очень доверчивой», делился воспоминаниями Ф. Беликов. Для нее, совестливой, честной, видимо, было нелегко вспоминать, как ее сломили и она невольно предала друзей и коллег. И в их глазах оказалась предательницей. Поэтому крайне неохотно шла на воспоминания, связанные с «Зарницей».

Екатерина Елагина помнила встречу с Ларисой в 1976 г., когда Попугаева сказала о Наталье Николаевне Сарсадских «Бог ее простит!» [11, с. 106]. Ради работы забывала все. Мир минералов любила бесконечно и до конца, в них был смысл ее жизни. Могла во время любой важной встречи достать из сумочки любимый камень и поцеловать его. Это Попугаева подняла янтарное дело в Калининградской области и стала «крестной матерью» возрождения Янтарной комнаты. В свободное время водила экскурсии по Горному институту, бесплатно, разумеется. Лариса Анатольевна оказала содействие в организации института сверхтвердых сплавов в Киеве, ее как эксперта часто приглашали в Эрмитаж, в Таможенный комитет, «продвинула» медицинские инструменты с алмазным напылением.

Она много болела. Ее предупредили, что у нее склероз устья аорты, нужно беречь себя как хрустальную вазу. «Это не для меня», сказала Лариса и продолжала курить. В 1975 г. ездила на Памир делать экспертизу месторождений лазуритов.

Умерла в понедельник 19 сентября 1977 г. Возвращаясь с работы внезапно «осела» на мостовую. Мгновенная смерть произошла от разрыва аорты. На похороны пришло «пол-Ленинграда» [7, с. 184]. Узнав о смерти Ларисы Анатольевны, Н.В. Кинд написала ее дочери Наташе: «Сколько всего в жизни сыпалось на твою маму, а она всегда оставалась такой широкой, доброжелательной, отзывчивой. Неповторимая. Именно неповторимая, т.к. таких людей не было, нет, и не будет» [7, с. 161].

В конце зимы 2006 г. во ВСЕГЕИ чествовали Н.Н. Сарсадских в связи с ее 90-летием. Когда остались друзья, Наталья Николаевна подняла бокал и сказала: «Выпьем за Нелю Гринцевич. Нас развели злые люди» [7, с. 186]. Как геолога и первооткрывателя она не признала ее и в воспоминаниях об открытии «Зарницы» писала, что Попугаева «даже по компасу ходить не умела» [7, с. 187]. Одной досталась слава, а другой долгая жизнь. Н.Н. Сарсадских умерла в 2013 г. в возрасте 97 лет.

Л.А. Попугаева покоится на Северном кладбище. На могиле плита из лабрадорита. Она любила этот камень. Бюст из серого гранита скульптора В. Гущина.

17 июля 2004 г. в честь 50-летия открытия «Зарницы», в Якутии Ларисе Анатольевне поставили памятник. Открывал его Президент Якутии В.А. Штыров. Присутствовали дочь Л. Попугаевой и Н.Н. Сарсадских.

В 2005 г. в г. Мирном установили скульптурную группу «Каюр и геологи». В лице женщины-геолога легко узнаются черты Л.А. Попугаевой. Ее именем в г. Удачном назвали школу. Лариса Попугаева возвратилась в Якутию. Вернулась, чтобы остаться навсегда.

книга.jpg1. Балакшин Г.Д. Алмазы и слезы. Очерки. Якутск, 2020. 112 с.
2. Борисов С.Д. Алмазы и вожди. М.: 2000. 206 с.
3. Гневушев М.А. Якутские алмазы. М.: 1963. 102 с.
4. Данилевский В.В. Русское золото. История открытия и добычи до середины XIX века. М.: 1959. 378 с.
5. Десяткин Т.Г. Золото, алмазы и моя жизнь. М.: 1998. 222 с.
6. Елагина Е.Н. Три дня на Иренахе. // Химия и жизнь. 1987, № 1.
7. Костицын В.И. Лариса Попугаева — первооткрыватель алмазов в России. Пермь, 2016. 232 с.
8. Милашев В.А. Алмаз. Легенда и действительность. Л-д. Недра, 1989. 158 с.
9. Рич В.И., Черненко М.Б. Сквозь магический кристалл. М.: 1964. 168 с.
10. Прошкин Иван. Женщина, которая подарила алмазы Советскому Союзу. // История от «Русской семерки». 2018, № 12. 96 с.
11. Сарсадских Н.Н. Открытие «Зарницы». История в 40 лет. М.: Эхо, 1997. 42 с.
12. Свиридов Г.И. В краю голубых алмазов. М.: 1978. 350 с.
13. Степанов С.А. АЛРОСА. Прошлое и настоящее. М.: 2002. 539 с.
14. Трейвус Е.Б. Первооткрывательница отечественных коренных алмазов Лариса Попугаева. // Природа. № 9, 2012. 96 с.
15. Трейвус Е.Б. Сверкнувшая как зарница. Повесть о геологе Ларисе Попугаевой. Спб, 2009. 164 с.
16. Трейвус Е.Б. Надломленная судьба. Повесть о Ларисе Попугаевой. Спб, 2004. 133 с.
17. Федоровский И.М. В стране алмазов и золота. М.-Л. НКТП. 1934. 161 с.
18. Харькив А.Д., Зинчук Н.Н., Зуев В.М. История алмаза. М.: 1997. 600 с.
19. Юзмухаметов Р.Н. История открытия первого месторождения алмазов в России — кимберлитовой трубки «Зарница» (1950–1990 гг..). // Вестник Челябинского ун-та. Серия 1. История. Выпуск 43, № 1, 2011. С. 87–90.
20. Юзмухаметов Р.Н. История поисков и открытия месторождений алмазов в России. Якутск, 2006. 319 с.
21. Юзмухаметов Р.Н. История поисков и открытия коренных месторождений алмазов в Якутии (1948– 1955 гг..). Якутск, 2001. 144 с.
22. Чернова З. Бриллианты для мужчин. // Internet. NOЖ. (Дата обращения: 27.08.2023 г.).

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 4 (62)/декабрь 2023 г.
02.07.24
История алмаза
02.07.24
Тайны итальянского золота
04.04.24
Золото Древнего Рима
02.02.24
Алмазные войны
05.07.23
Слово о крепком хозяйственнике Десяткине Тарасе Гавриловиче
16.03.23
Золотая промышленность России на рубеже XX века
20.02.23
Тайны германского золота
29.11.22
Тайна золотых россыпей
07.07.22
Сталин и испанское золото в гражданской войне
14.05.21
Радий: металл мироздания
12.02.21
Куларские сокровища обретают наследников. Прошлое и будущее золотого Кулара
12.02.21
История золотодобычи в Красновишерском районе Пермского края в царское время
15.12.20
Мистический металл золото
11.12.20
Изобретатели против коронавируса COVID-19
11.12.20
Золотые резервы царской России перед Октябрьской революцией
16.07.20
Золото «Дальстроя».
16.07.20
По следам царского золота
30.04.20
Утрата золотого запаса СССР
30.04.20
Морская добыча газа и «треугольники» метана
30.03.16
Золото ГУЛАГа для Советской страны
Смотреть все arrow_right_black
Яндекс.Метрика