Подробнее
2 500 000
метров пробурено за 5 лет
существования компании
Морфоструктурный анализ и локальный прогноз перспективного участка «Юнгкюр» на примере модели золоторудного месторождения «Кючус»

Общеизвестно, что морфоструктурный анализ — это наиболее оперативный и наименее трудоемкий путь тектонического анализа. Обратимся к статистике: из множества выявленных геологами проявлений полезных ископаемых перспективными являются некоторые и только единицы переводятся разряд промышленных месторождений. По сути, все существующие виды прогнозирования являются косвенными, за исключением редких случаев прямого обнаружения рудных тел, и уводят нас от поставленных задач. Все это говорит о низкой эффективности существующих геологосъемочных и поисковых методик. А в идеале прогноз должен основываться на прямом распозновании и количественной оценке рудных районов, узлов и месторождений еще до проведения дорогостоящих геолого-съемочных работ. Так как эндогенные процессы, в том числе и рудообразующие, проявляют себя как структурообразующий фактор и приводят к разрушению земной коры, то прогноз возможен на основе идентификации эндогенных процессов по структурам разрушения уже на стадии анализа топокарт или фотокосмоснимков.

Морфоструктура — это прямое или косвенное выражение в зоне экзоморфогенеза (современная поверхность исследуемой территории) конкретной геологической структуры или глубинной неоднородности в соответствующих ей элементах рельефа, ландшафта, геологических тел и линеаментов. В анализе используются элементы наземных неоднородностей: водоразделы, уступы, тальвеги, гидросеть, ландшафт. В результате интерпретации выделяются плоские структурные образования, которые складываются из сочетания линейных и кольцевых структурных неоднородностей земной поверхности. В большинстве случаев дешифрирование отражает лишь поверхностные признаки, т.е. выходы трехмерных (объемных) структурных форм на поверхность, но, понимая суть используемых параметров и знание законов геометрии, можно интерпретировать глубинное строение выделяемых плоских структурных образов, которое складывается из сочетания линейных и кольцевых структурных неоднородностей земной поверхности, которые в американской литературе называют фрактурами (фрактур трас — след разрыва и линер-линейная системами разрывов), а в нашей литературе — структурами центрального типа (СЦТ). Сами по себе структуры центрального типа на поверхности выражают глубинные зоны повышенной проницаемости земной коры, и чем гуще картируются каркасные элементы структур — тем перспективнее зона проницаемости. В основу любого прогноза должны ложиться знание природы явления и реальные представления действия модели предполагаемого
процесса, интрузивные породы закономерно располагаются в пределах СЦТ в ее кольцевой, полукольцевой и радиальной частях, образуя зоны повышенной магматической проницаемости, с которыми связан приток рудного вещества.

Есть четыре общеизвестных значимых определения, на которых, собственно, держится геологическая наука: тектоника, магматизм, метаморфизм и рудогенез. Конечный результат, который нас интересует, — рудогенез и миграция рудного вещества в благоприятной его отложению структурно-тектонической обстановке. Если идти по этим пунктам мы неизменно приходим к необходимости реставрации структурно-тектонической обстановки на момент рудообразования (в нашем случае на момент формирования Янской магматогенной структуры), когда были открыты две зоны интерференции: Кючус-Курунгская и Юнгкюр-Мекчиргэлээхская (в первом случае сформировался «Кючус», а во втором предполагаемый объект «Юнгкюр», аналогичный «Кючусу»).

Следует отметить, что на всей границе Янской магматогенной структуры (Янская речная дуга от пос. Усть-Куйга до устья р. Туостах на р. Адыча), кроме выделенных мною указанных зон интерференции, аналогичных зон нет, и месторождение аналогичное месторождению Кючус может быть только в зоне интерференции Юнгкюр-Мекчиргэлээх. Кроме идентичности указанных зон интерференции, они «срезаются» одной и той же Янской магматогенной структурой, по одной из внешних зон которой, по моему мнению, осуществлялся подвод рудного вещества в зоны интерференции: Кючус-Курунгскую и Юнгкюр-Мекчиргэлээхскую (рис. 2). Подтверждением этого является простирание рудных тел месторождения Кючус, субпараллельное границе внешней зоны Янской магматогенной структуры. Такое же простирание рудных тел предполагается в Юнгкюр-Мекчиргэлээхской зоне интерференции, и, более того, можно с большой степенью достоверности предположить, что выделенный на геологической карте ГК-200 разлом через группу озер Сордогнох, после руч. Юнгкюр (рис. 3) в зоне интерференции будет рудным, возможно аналогичным Главной рудной зоне месторождения Кючус. Процесс формирования структуры центрального типа моделируется в лабораторных условиях экспериментально, поэтому, используя метод морфоструктурного дешифрирования на известном месторождении (в нашем случае Кючус) можно достаточно убедительно прогнозировать аналогичный объект (в нашем случае Юнгкюр) если по результатам морфоструктурного дешифрирования получаем идентичную схему дешифрирования структур центрального типа (рис. 1 и рис. 4).

2016_#2_yngeo1yakut_ris1Рис. 1. Схема дешифрирования структур центрального типа (СЦТ) междуречья Кючус-Курунг-Юрях, масштаб 1:100 000 (Составил А.И. Коваленко)

2016_#2_yngeo1yakut_ris2Рис. 2. Схема морфоструктурного дешифрирования структур центрального типа (СЦТ) для Кючусского и Юнгкюрского рудных полей в пределах листа R-53-В,Г. Масштаб 1:500 000 (составил А.И. Коваленко)

2016_#2_yngeo1yakut_ris3Рис. 3. Фрагмент геологической карты (ГК-200) R-53-XXXIII, XXXIV; Верхоянская серия, масштаб 1:50 000 КК, автор А.Н. Вишневский (условные обозначения справа)

2016_#2_yngeo1yakut_ris4Рис. 4. Схема дешифрирования структур центрального типа (СЦТ) междуречья Юнкюр-Мэкчиргэлээх, масштаб 1:100 000 (Составил А.И. Коваленко)

Этот метод локального прогноза достаточно широко и эффективно используют зарубежные специалисты, прежде чем выходить на территорию с дорогостоящими традиционными методами поисков месторождений полезных ископаемых.

Правильностью моих предположений является геологическая информация с листа геологической карты ГК-200 (рис. 3), а именно: ниже пересечения упомянутым разломом руч. Юнгкюр по ручью идут шлиховые ореолы золота, а ниже предполагаемого пересечения этим разломом руч. Мекчиргэлээх находится рудное проявление золота Мекчиргэлээх, представленное зоной дробления и смятия мощностью 6 м в рассланцованных алевролитах. Зона дробления кварц-карбонатного состава, сульфидов до 1 %. Спектральным анализом установлены: As — 0,1 %, Zn — 0,07 %, рудные минералы: галенит, сфалерит, пирит. Гамма-активационным методом установлено содержание золота 28,09 г/т. В копушной пробе с делювия и аллювия в объеме 0,02 м3 намыто 30 знаков золота. Но важны не эти показатели, а наличие зоны интерференции, аналогичной зоне интерференции разведанного месторождения (Кючус), в которой с большой степенью вероятности локализованы рудные тела, аналогичные рудным телам Кючусского типа, а это реальные структурные предпосылки для формирования месторождения, что значительно важнее поднятой штуфной пробы с привлекательным содержанием золота, что для многих геологов и прежде и сейчас является определяющим.

И еще — зона интерференции, сформированная границами внешних зон Кючусской и Курунгской структур центрального типа (в нашем случае Юнгкюрской и Мекчиргэлээхской) значительно перспективней внутренних областей структур центрального типа Кючусской (Юнгкюрской) или Курунгской (Мекчиргэлээхской) в отдельности как по глубине заложения, так и по тектоническому строению разведываемых горизонтов, а именно — в зоне интерференции наиболее вероятны рудные тела, выдержанные по горизонтальному простиранию и глубине, а во внутренних частях структур (из-за цикличности их формирования) это наблюдается крайне редко и минерализация чаще всего гнездовая, «четковидная», пунктирная и т.д., что в настоящее время сложно поддается разведке, слишком затратно и малоэффективно. Для Курунгской структуры (как пример) — это район Буор-Юряха, для Мекчиргэлээхской структуры — район Левобережного, которые до «лучших» времен можно было бы оставить в покое.

Рекомендации по предложению А.И. Коваленко о выделении перспективного участка Юнгкюр как потенциальной модели месторождения Кючус.
Локальный прогноз месторождений полезных ископаемых на основе морфоструктурного дешифрирования достаточно широко используется зарубежными специалистами. Из графических построений представленных А.И. Коваленко видно, что зоны интерференции, которые являются зонами проницаемости земной коры и вмещают рудные тела месторождения Кючус и нового объекта Юнгкюр, практически идентичны и «материнская» рудоподводящая структура для них одна и та же — Янская магматогенная структура центрального типа. Это редкий случай идентичности разведанного и прогнозируемого объекта, что требует его скорейшего вовлечения в процесс геолого-разведочных работ.Месторождения Кючусского типа перспективны крупными ресурсами золота и выявление новых объектов вблизи уже известных позволяет существенно улучшить геолого-экономическую ситуацию вокруг крупных благороднометалльных узлов.Рекомендации А.И. Коваленко сводятся к недорогим геофизическим и геохимическим работам в районе выделенной им перспективной на руды Кючусского типа структуре «центрального» типа. Геохимическими работами предполагается заверить полученные геофизические аномалии. Это позволит выделить минерализованные зоны и оптимизировать последующее геолого-разведочные работы. Учитывая, что все текущие проекты Янгеологии по отрасли «серебро» малоперспективны с точки зрения инвестиций частных инвесторов, выявление новых перспективных золоторудных объектов может привлечь дополнительные инвестиции в геологоразведку. А в Верхоянском районе получить новый золоторудный объект, который в процессе геологического изучения, вместе с крупным золотрудным месторождением Кючус, может кардинально изменить ситуацию с рудным золотом в Якутии.
Заведующий лабораторией геологии и минералогии благородных металлов и лабораторией геологических информационных технологий Института геологии алмаза и благородных металлов СО РАН, доктор геол.-мин. наук А.В. Костин.

Подтверждением того что выделенная Юнгкюр-Мекчиргэлээхская зона интерференции является зоной проницаемости горных пород, является дайка диоритовых порфиритов, единственная закартированная дайка на весь лист этой геологической карты, (ГК-200, R-53-XXXIII, XXXIV; Верхоянская серия, автор А.Н. Вишневский) на всю площадь 3080 км2 и это не случайно (рис. 3).

Для дальнейших поисковых работ по вынесенной на графическое приложение сети профилей (рис. 3) предлагаю провести опережающие геофизические и геохимические работы.

На месторождении Кючус отрицательными магнитными аномалиями наземной площадной магнитной съемки масштаба 1:10 000 были закартированы Главная и Первомайская рудные зоны, магниторазведка сработала, практически как прямой поисковый метод и позволила «зацепиться» за рудные тела Кючусского месторождения (рис. 5). На объекте Юнгкюр предлагается выполнить 158 пог. км наземной магнитной съемки шагом 5 м, 50 пог. км наземной электроразведки методом дипольного индуктивного профилирования с аппаратурой ЭРА-М1 шагом 10 м и геохимическое опробование (1000 проб) по вторичным ореолам шагом 20 м по геофизическим аномалиям (рис. 3).

2016_#2_yngeo1yakut_ris5Рис. 5. Фрагмент карты графиков магнитного поля DTа золоторудного месторождения Кючус, масштаб 1:25 000 (1987–1996 гг.)

Геохимические работы необходимы для предварительной оценки и определения состава выделенных магниторазведкой и электроразведкой предполагаемых минерализованных зон.

Результаты геофизики и геохимии позволят грамотно разместить объемы дальнейших заверочных горно-буровых работ, которые будут следующим этапом изучения участка Юнгкюр.

Список литературы:

  1. Е.В. Свешникова. Магматические комплексы центрального типа. М., «Недра»,  1973 г.
  2. М.А. Фаворская. Новые принципы металлогенических прогнозов на территории Приморья. М. «Недра», 1977 г. (Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии).
  3. В.В. Соловьев. Структуры центрального типа территории СССР по данным геолого-морфологического  анализа. Л., Всесоюзный ордена Ленина научно- исследовательский институт, 1978 г.
  4. В.И. Казанский. Рудоносные орогенные структуры. Л. «Наука», 1982 г. (Институт геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии АН СССР).
  5. М.М. Василевский. Структуры разрушения и прогноз рудоносности. М., «Наука», 1982 г.
  6. Н.В. Васильковский. Морфоструктурные исследования, теория и практика. М., «Наука», 1985 г.
  7. Н.П. Лаверов. Рудоносность орогенных структур Срединного Тянь-Шаня. М., «Недра», 1985 г. 
  8. Б.В. Ежов. Морфоструктуры центрального типа Азии. М., «Недра», 1986 г. 
  9. В.Н. Брюхов и др. Кольцевые структуры континентов Земли. Л., «Недра», 1987 г. 
  10. Ж.В. Семинский и др. Структуры рудных месторождений Сибири. М., «Недра», 1987 г. 
  11. В.В. Соловьев. Морфотектонические системы цетрального типа Сибири и Дальнего Востока. Л., «Недра», 1988 г. 
  12. И.К. Волчанская и др. Анализ рельефа при поисках месторождений полезных ископаемых. М., «Недра», 1990 г. 
  13. П.Ф. Иванкин. Морфоструктуры и петрогенезис глубинных разломов. М., «Недра», 1991 г. 

Коваленко А.И. — начальник геофизической партии ОАО «Янгеология».

Опубликовано в журнал «Золото и технологии», № 2 (32)/июнь 2016 г.

Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх