Подробнее
2 500 000
метров пробурено за 5 лет
существования компании

Якутия — благоприятный регион для золотодобытчиков

Интервью с генеральным директором ОАО «Корпорация развития Южной Якутии» Михаилом Львовичем Бруком — алданским золотодобытчиком в третьем поколении. Родился и вырос в Алданском районе, окончил Ленинградский горный институт. В1976 году по окончании института поступил на работу в ГОК «Алданзолото» горным мастером. В золотодобыче в 34 года дорос до главного инженера производственного объединения «Якутзолото», которое добывало до 36 тонн золота в год. До сих пор этот рекорд в республике не побит. Затем около 10 лет работы в Правительстве Якутии. Возглавлял Госкомитет по недрам и минерально-сырьевым ресурсам, Министерство энергетики и топливной промышленности, затем — Министерство промышленности. Руководил Якутским филиалом московского Электробанка.

С 1999 по 2007 год — генеральный директор ОАО «Алданзолото», а с 2007 года — во главе Корпорации развития Южной Якутии участвует в реализации инвестиционного проекта «Комплексное развитие Южной Якутии». Почетный гражданин Алданского района, заслуженный работник народного хозяйства Республики Саха (Якутия).

2016_-2_brukyakut_fotoМихаил Львович, могли бы Вы, опираясь на свой богатый профессиональный опыт, сравнить специфику работы якутских геолого-разведочных и золотодобывающих компаний с работой аналогичных компаний Дальнего Востока?

Начну с того, что в республике действует законодательство РФ, и в этом смысле нормативная база, которой руко водствуются геолого-разведочные и золотодобывающие предприятия — стандартная и единая для всех. Другое дело, что Якутия — это огромные территории и богатые недра, включающие в себя золото и другие драгоценные металлы. Причем характер месторождений самый разнообразный и по составу, и по качеству, и по экономической эффективности их разработки.

Якутские предприятия работают в зоне жестких природно-климатических условий. Я бы назвал это объективными особенностями. В этом отношении республика находится в ряду других субъектов северо-востока России. По сравнению, например, с Амурской областью — это более жесткие условия, а по сравнению с Магаданской областью и Чукоткой, пожалуй, условия сопоставимы, а может, местами и помягче. Причем на территории Якутии есть и труднодоступные заполярные районы, и южные, куда можно добраться по железной дороге. Руководство Якутии всегда внимательно и системно относилось к развитию золотодобычи. В первой половине 90-х гг., когда золотая промышленность у наших соседей — магаданцев резко упала, в Якутии долгое время золотодобывающие предприятия получали поддержку регионального правительства.

Поддержка золотодобывающих предприятий имела и свою обратную сторону. Ряд из них так и не смог адаптироваться к новым реалиям. В соседних регионах нежизнеспособные компании, не получив поддержки, закрывались и их место занимали другие, более адаптированные к новым условиям. Этот процесс адаптации у соседей прошел пусть болезненно, но в более короткие сроки, в Якутии же он несколько затянулся. Такая ситуация сегодня напрямую сказывается на темпах восстановления масштабов деятельности золотодобывающих предприятий. Эти темпы невелики, а возможности сырьевой базы реализуются недостаточно.

Недра Якутии славятся своим богатством и разнообразием. По Вашему мнению, их потенциал уже достаточно раскрыт или еще можно ожидать новых открытий?

В силу того, что территория Якутии огромная, а разнообразие полезных ископаемых просто уникально, мне трудно дать всеобъемлющий ответ. Акцентирую внимание на отдельных моментах. Общеизвестно, что по всем основным ресурсам — как по углеводородам, так и по твердым полезным ископаемым — недра республики изучены недостаточно. Про одни мы знаем больше, про другие — меньше.

Я полагаю, что в ближайшие десятилетия следует ожидать немало открытий. Но для того, чтобы они состоялись, нужны соответствующие ресурсы, главный из которых — специалисты-поисковики, способные ставить задачи и открывать новые объекты. Речь идет как об отдельных специалистах, так и о целых коллективах. Надеюсь, что этот потенциал будет воссоздан в новых экономических условиях, на современной технологической платформе и тем самым будут обеспечены открытия новых объектов. Кроме того, типы самих объектов могут измениться в связи с изменениями потребностей рынка и экономики предприятий.

На каких территориях республики, на Ваш взгляд, возможны открытия? С какими геологическими или технологическими типами они могут быть связаны?

Я бы обратил внимание на несколько территорий. Одна из них — это та часть Южной Якутии, которая находится в широтном направлении между Нерюнгри и Эльгинским угольным месторождением. В этих местах есть предпосылки для формирования новых объектов, в том числе и по драгметаллам.

В свое время геологи Южной Якутии занимались этим районом.

Еще одна территория — Куларский золотоносный район, открытый еще в начале 60-х гг. и расположенный в северной части Яно-Омолойского междуречья. Здесь вплоть до 1994 года работал комбинат Куларзолото, на котором добывали рассыпное золото. Однако адекватный крупный рудный источник золота так и не был открыт. В этом районе речь может идти не только о золоте.

Кроме того, есть объекты, лежащие буквально у нас под ногами — это техногенные запасы. В новых экономических условиях при действующей цене на золото стоит обратить внимание и на них.

С какими проблемами чаще всего сталкиваются горные компании?

Одна из проблем золотодобывающих предприятий, особенно сезонных, — это обеспечение финансовыми ресурсами при высокой стоимости кредитов. Есть предприятия с огромной долговой нагрузкой. Другая проблема — это цены на топливо, запчасти, тарифы с учетом отдаленности объектов. Непросто собрать и сохранить стабильный профессиональный коллектив. Некоторые предприятия сталкиваются с проблемами из-за отсутствия адекватной стратегии собственного развития. Уровень менеджмента и видения развития предприятий их собственниками не всегда на высоте.

2016_-2_brukyakut_foto1

Что делают для решения этих проблем власти Якутии?

Правительство Якутии не должно думать и работать за предпринимателей. Оно выполняет свои функции, например, контролирует в части безопасности и экологии. Достаточно того, что органы республиканской власти выстроили конструктивные отношения и с геологами, и с недропользователями. Традиционно действуют площадки для обсуждения — проводятся конференции, выставки, другие мероприятия. В республике ведется планомерная подготовка кадров для горных предприятий. В этом смысле Якутия — благоприятный регион. Что касается нормативной базы, то в Якутии нет отягчающих условий для работы горных предприятий.

Наоборот — осуществляется их всемерная поддержка.

Как Вы оцениваете современную ситуацию на рынке в сравнении с прошлыми годами?

На сегодня рынок драгметаллов я считаю благоприятным, он позволяет предприятию с адекватными менеджментом и владельцами рентабельно работать и успешно развиваться.

Что бы Вы посоветовали не упускать из внимания отечественным компаниям, планирующим начало своей деятельности в Якутии в сфере разведки и добычи драгоценных металлов?

Одна из ключевых задач — правильно подбирать кадры, опираться на местных профессионалов, имеющих опыт работы в области разведки и добычи драгметаллов. И такие нужные кадры в республике пока есть. При наших больших расстояниях, проблемах с логистикой, в суровых климатических условиях, с учетом того, что всякая геологическая информация никогда не бывает полной, кадровая политика является одним из определяющих факторов успеха.

Что, по Вашему мнению, должны делать иностранные инвесторы, для достижения успеха в проектах разведки и добычи золота в Якутии?

То же, что и отечественные — работать профессионально, ценить кадры, соблюдать законы и держать слово.

В марте этого года Корпорация развития Южной Якутии, Республиканская инвестиционная компания и Хэйлунцзянская главная компания по развитию экономики и технологий (КНР, Харбин) создали совместное предприятие — ООО «Северная проектная компания» для реализации проектов на территории Якутии, в том числе и в сфере разработки недр. Какие особенности в партнерстве с китайскими предпринимателями Вы бы отметили и что посоветовали бы российским и китайским компаниям для их успешного сотрудничества?

Напомню, что спецификой созданного совместного предприятия является то, что оно заточено не на один проект, а на подготовку целого ряда проектов.

Это ключевой момент. У российских и китайских предпринимателей разные традиции ведения дел, разная ментальность. Поэтому для успешной реализации совместных проектов важно вместе их начинать. Не пытаться снять сливки — это бы я адресовал всем иностранным компаниям — а вдумчиво и системно готовить себе проекты.

Я бы советовал и китайским, и российским компаниям не жалеть времени и сил на подготовку проектов, на общение и понимание интересов друг друга.

В РФ действует 44 региональные корпорации развития, например Корпорация развития Забайкальского края, Корпорация развития Иркутской области, Корпорация развития Дальнего Востока. Налажен ли обмен положительным опытом между ними и что можно особо отметить из их наработанного опыта?

Мы контактируем с другими институтами развития на таких площадках, как Форумы институтов развития, в которых корпорация принимает участие, а также в рамках работы Национальной ассоциации агентств инвестиций и развития, созданной на базе Российского союза промышленников и предпринимателей. Эта ассоциация сегодня поддерживает лучшие практики работы региональных институтов развития и является эффективной площадкой для их взаимодействия, что позволяет обмениваться ценным опытом между ними. Мы привлекаем опыт других институтов развития, например, при разработке механизмов финансирования проектов. Кроме того, мы имеем благодаря такому общению доступ к централизованной информации об условиях инвестиционной деятельности компаний в регионах Дальнего Востока.

Примером сравнительно неудачного опыта организации корпорации развития является ОАО «Корпорация развития Восточной Якутии» (создана в 2008 г., ликвидирована в 2011 г.). По оценкам, на территории её деятельности были расположены запасы более 500 т золота, в том числе Нежда-нинское месторождение, а также ряд других полезных ископаемых. Какие прагматичные выводы Вы предложили бы сделать из этого опыта?

Корпорация развития Восточной Якутии была создана для организации государственно-частного партнерства по освоению Нежданинского месторождения золота силами «Полюс Золота» при поддержке государства.

К району месторождения нужно было построить за счет государства дорогу и ЛЭП. Однако проект не состоялся.

До сих пор недропользователь не принял решения об освоении месторождения. Скорее всего, он вновь обратится к государству о поддержке по части инфраструктуры, если примет решение разрабатывать месторождение. Если базовый проект не реализован, то, наверное, нет смысла в существовании и самой корпорации. Отрицательный результат — тоже результат.

Это не значит, что в дальнейшем не надо создавать подобных институтов развития. Скорее, это говорит о том, что не всегда подобные крупные проекты реализуются с наскока. Я уверен, что Нежданинка найдет своего достойного недропользователя. При нынешней цене на золото этот проект имеет все шансы быть реализованным.

Корпорация сегодня продвигает идею создания в Южной Якутии территории опережающего социальноэкономического развития. Выиграет ли, по Вашему мнению, золотодобыча от создания такой территории?

На сегодня ТОР — это эффективный инструмент, с помощью которого можно реализовать крупные и тяжелые с точки зрения инфраструктуры проекты. Это касается не только золотодобычи. Но от создания ТОР могут получить большие плюсы и золотодобывающие предпри-
ятия. Эти плюсы кроются как в прямых налоговых преференциях и режиме свободной таможенной зоны, так и в ряде других параметров. Например, в режиме ТОР могут работать сервисные компании, которые поставляют и обслуживают горно-транспортное оборудование. Наверняка это приблизило бы производителей техники к добывающим предприятиям,позволило бы сократить расходы на приобретение и ремонт техники и соответственно подняло бы эффективность золотодобывающих производств. В составе резидентов ТОР в Южной Якутии может быть нефтеперерабатывающий завод. Это может способствовать снижению цены на топливо для золотодобытчиков.

Каких масштабов может достичь золотодобыча в Якутии лет через 10-15 и что для этого необходимо сделать в первую очередь?

Я не сторонник считать объемы добычи золота самоцелью. Золота добывают столько, сколько могут и сколько выгодно. Ставить подобные рубежи, которые надо достичь, наверное, не совсем правильно и не в духе времени. С другой стороны, масштаб сырьевой базы республики таков, что вполне реально обеспечить добычу на уровне 40 тонн золота в год и более. Технологические и сырьевые возможности для этого имеются.

Благодарим вас за беседу!

Опубликовано в журнал «Золото и технологии», № 2 (32)/июнь 2016 г.

Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх