21 Октября 2020, Среда10:22 МСК
Курсы на 21.10.2020
77,34 -0,42
Au 1 921 +0,36%
Ag 25,18 +1,13%
91,45 -0,07
Pt 882,70 +0,67%
Pd 2 418 +0,07%

Александр Иванович Черных

Что собой представляет ЦНИГРИ сегодня, а также о многом другом нам рассказали Генеральный директор ФГБУ «ЦНИГРИ» Александр Иванович Черных и научный руководитель ФГБУ «ЦНИГРИ» Анатолий Иннокентьевич Иванов.

А.И. Черных — Генеральный директор ФГБУ «ЦНИГРИ»
А.И. Иванов
— Научный руководитель ФГБУ «ЦНИГРИ»

Александр Иванович, в 2018 г. ФГУП «ЦНИГРИ» был преобразован в ФГБУ. Какие были предпосылки этой реорганизации и каковы, на Ваш взгляд, плюсы и минусы этих преобразований?

В 2013–2015 гг. на правительственном уровне были приняты решения и конкретные шаги по преобразованию унитарных предприятий, подведомственных Роснедрам в бюджетные учреждения.
Это позволило сохранить немногочисленную Государственную геологическую службу и большинство предприятий, которые были в структуре Роснедр и Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Главным плюсом таких преобразований является возможность работать по государственному заданию с определенным функционалом и со стабильным финансированием. Кроме того, есть возможность для осуществления внебюджетной деятельности с недропользователями и другими предприятиями. Минусов от преобразования мы пока не увидели.

С 2016 г. весь наш коллектив осуществлял деятельность по преобразованию института. При поддержке Евгения Аркадьевича Киселева и всего коллектива Роснедр 6 декабря 2017 г. было издано распоряжение Правительства РФ о нашем преобразовании. На протяжении 2016 и 2017 г. наш институт ни на секунду не прекращал работы по вверенным нам государством видам полезных ископаемых. Однако в это время было много спекуляций о потере нашим Институтом ряда компетенций. Это не соответствует действительности. Благодаря поддержке Роснедр удалось найти форму взаимодействия, и мы в эти годы продолжали выполнять все необходимые работы по алмазам, благородным и цветным металлам (АБЦМ) для решения государственных задач. В апреле 2018 г. мы стали бюджетным учреждением и сейчас работаем по государственному заданию.

Горы Росии

Что собой представляет ЦНИГРИ сегодня, каков его «портрет»? 

ФГБУ «ЦНИГРИ»Наш институт — ФГБУ «ЦНИГРИ» — находится в ведении Федерального агентства по недропользованию (Роснедра). Как бюджетное учреждение мы выполняем для Роснедр работы по Государственному заданию и оперативным запросам Агентства, а также работы по договорам из внебюджетных источников. Основной объем финансирования направляется из федерального бюджета для выполнения государственного задания. По внебюджетной деятельности в 2018 г. институт выполнял работы по 30 договорам с недропользователями и предприятиями геологического профиля.

Численность сотрудников на данный момент составляет 254 человека, в том числе 12 докторов и 47 кандидатов наук. Среди научных сотрудников 6 действительных членов и членов-корреспондентов Российской академии естественных наук и Академии минеральных ресурсов. За время существования института лауреатами премии правительства Российской Федерации, Совета министров СССР, Мингео СССР стали 27 наших сотрудников. Почетное звание «Первооткрыватель месторождения» присвоено 15 сотрудникам, знак «Почетный разведчик недр» заработали 66 сотрудников, а знак «Отличник разведки недр» — 251. В настоящее время свою трудовую деятельность в институте осуществляют 6 лауреатов премии Правительства РФ, 1 — заслуженный деятель науки и техники, 3 — заслуженных геолога РФ, 22 — почетных разведчика недр и 44 — отличника разведки недр.

Изменение задач и направлений деятельности института с 2018 г. потребовало преобразования его внутренней структуры. На сегодняшний день институт включает в себя 14 основных отделов, которые выполняют работы по четырем направлениям: 

  • пометалльные отделы (благородных металлов, цветных металлов, алмазов, экзогенных месторождений благородных металлов); 
  • отделение минерально-сырьевой базы (отделы геолого-экономической оценки месторождений и апробации прогнозных ресурсов, анализа и мониторинга минерально-сырьевой базы, международного сотрудничества);
  • научно-методическое отделение (отделы научно-методического сопровождения, методики геологоразведочных работ, минералогии и изотопной геохимии, металлогении); 
  • научно-информационное направление (отделы научно-организационный, геоинформационных систем, информационных технологий).

Сейчас мы работаем над расширением нашего лабораторно-аналитического блока. Институт специализируется на лабораторных методах, направленных на изучение вещественного состава пород и руд. Комплекс методов включает: минераграфические и петрографические исследования, инструментальную диагностику минералов с исследованием их типоморфизма, разработку схем последовательности минералообразования с выделением продуктивных минеральных ассоциаций и определением форм нахождения полезных компонентов руд. Кроме того, проводятся минералого-петрографические исследования в проходящем и отраженном свете с цифровой фотофиксацией наблюдений. Для выделения генераций минералов используется уникальная термо-люминесцентная установка. Точную диагностику минералов и количественную оценку их типоморфных характеристик обеспечивает ИК-Фурье спектрометр Nicolet-380 компании THERMO Scientific с ИК-микроскопом Centaurus и разработанной в ЦНИГРИ электронной базой эталонных ИК-спектров минералов.

ЦНИГРИ занимает одно из ведущих мест в области анализа состава и свойств флюидных включений в минералах, а также изотопного анализа серы, углерода и кислорода. Эти исследования ведутся на усовершенствованном специалистами института оборудовании: на изотопном масс-спектрометре, газовом и ионном хроматографе, криотермокамере оригинальной конструкции. Получаемые результаты используются как для решения фундаментальных проблем теории рудообразования, так и для разработки инновационных прогнозно-поисковых технологий. Мы будем и дальше развивать это направление работ. Сейчас в институте монтируется линия по пробоподготовке геохимических проб и промывке шлиховых проб для полного извлечения золота. В дальнейшем планируем обновлять имеющееся и закупать новое лабораторно-аналитическое оборудование. А самое главное, нам удалось сохранить и привлечь новых специалистов для решения лабораторно-аналитических задач.

Есть мнение, что работа технологической лаборатории ЦНИГРИ парализована, и не в последнюю очередь — из-за реорганизации, так как специалисты-технологи были выведены за рамки ЦНИГРИ и переведены в ведение Росгеологии. Или между вами сохранится взаимодействие? А если да, то какое?

Лабораторно-аналитические исследования в деятельности ЦНИГРИ всегда занимали и занимают важное место. К сожалению, в феврале 2016 г. по инициативе бывшего руководства АО «Росгеология» на совещании в Минприроды было принято решение о выделении лабораторно-технологического комплекса ЦНИГРИ в отдельный блок для передачи в АО «Росгеология». Мы неоднократно и устно, и письменно обращались к АО «Росгеология» с предложениями по минимизации возможных потерь при передаче лаборатории, однако до весны 2018 г. никаких реальных действий по принятию на свой баланс технологического блока со стороны АО «Росгеология» не предпринималось. При этом еще два года после принятия решения о передаче наш институт продолжал содержать здание, где расположено технологическое оборудование, платить зарплату всем сотрудникам и заниматься ремонтом. Весной 2018 года, когда ЦНИГРИ преобразовалось в бюджетное учреждение, было принято решение о передаче лабораторно-технологического комплекса ЦНИГРИ в ФГУП «ЦНИИ Геолнеруд» (г. Казань). Оформление и согласование бумаг по передаче продолжалось до осени 2018 г. В результате к октябрю 2018 г. уже в бывшем лабораторно-технологическом блоке ЦНИГРИ были трудоустроены всего несколько человек, которые занимались обслуживанием здания и оформлением бумаг. Лабораторно-аналитические работы на тот момент не велись. Относительно сегодняшнего состояния дел, думаю, более корректно было бы поинтересоваться у специалистов АО «Росгеология».

Мы надеемся, что новое руководство АО «Росгеология» обратит внимание на потерю активов в части лабораторно-технологических исследований и предпримет реальные шаги по ре анимации работ. Со своей стороны готовы оказывать любую помощь и содействие в возрождении когда-то одного из ведущих лабораторно-технологических центров страны.

Самородки драгметаллов

Изменились ли задачи института в связи с реорганизацией? Может быть, что-то ещё было выведено за рамки компетенций ЦНИГРИ или, может быть, что-то добавилось новое?

Задачи те же, что и в предыдущие годы. В этом плане ничего не поменялось. Наш институт на протяжении всей своей истории был и остается ведущим предприятием Государственной геологической службы в области МСБ и геологии алмазов, благородных и части цветных металлов. Это всего 9 видов полезных ископаемых — алмазы, золото, серебро, металлы платиновой группы, медь, свинец, цинк, никель и кобальт. Но в структуре МСБ и в объемах ГРР они занимают ведущее место. Если взять государственный баланс полезных ископаемых, в нем учтено 106 видов, а в принятой Стратегии развития отрасли до 2035 г. — 43 вида. Все наши 9 видов полезных ископаемых входят в разряд стратегических и имеют среди них приоритетное значение. Например, от всех видов ТПИ на эти 9 видов ископаемых в нашей стране выдано около 65 % от общего числа всех лицензий, объем их финансирования составляет около 75 % от объемов финансирования ГРР из федерального бюджета на ТПИ, около 85 % от объемов финансирования за счет средств недропользователей, в массиве паспортов ГКМ доля «наших» видов полезных ископаемых составляет около 75 % от всех объектов ТПИ и т.д. Можно еще много приводить таких фактов, но для тех, кто занимается МСБ, и так очевидно, что важно не сколько полезных ископаемых находится в твоей сфере деятельности, а какова их роль в структуре МСБ ТПИ.

Мы выполняем работы по подготовке информационно-аналитических материалов о состоянии, изменении и использовании МСБ АБЦМ Российской Федерации и мира, о параметрах реализации мероприятий ГП «ВИПР», о мировых достижениях и тенденциях развития методов, техники и технологий прогноза, поисков, оценки и разведки месторождений АБЦМ; проводим работы по обоснованию технологий и методик проведения геологоразведочных работ на АБЦМ и по их внедрению в практику ГРР на перспективных территориях Сибири, Дальнего Востока, Арктической зоны и других регионов Российской Федерации с выполнением опытно-методических работ и подготовкой методических рекомендаций.

Также на основе изотопно-геохимических, минералого-петрографических исследований с применением современных методов и технологий выполняем работы для изучения вещественного состава и свойств пород, руд, минералов при поисках АБЦМ, занимаемся разработкой прогнозно-поисковых моделей месторождений и совершенствованием прогнозно-поисковых комплексов, в том числе применительно к скрытым месторождениям АБЦМ.

Кроме того, мы готовим обоснования проведения прогнозно-минерагенических и поисковых работ на объектах с преимущественной специализацией на АБЦМ и проводим прогнозно-ревизионные полевые исследования, выполняем экспертно-методическое сопровождение ГРР по государственным контрактам по воспроизводству МСБ АБЦМ и даем предложения в Роснедра по оценке качества текущих работ и по формированию перечней объектов Государственного заказа.

Важной частью работ также является экспертная оценка и апробация прогнозных ресурсов АБЦМ с актуализацией массива данных в ФГИС «АСЛН». Помимо этого, мы занимаемся развитием и апробацией современных методик геолого-экономического моделирования и оценки прогнозных ресурсов и запасов месторождений АБЦМ с учетом российских и международных требований, разработкой рекомендаций по их использованию в практике геологоразведочных работ.

Геолого-разведочные работы

Опишите основные результаты вашей работы за 2018 г. Сколько защищено отчетов, проектов, опубликовано статей в журналах, монографий? Как ЦНИГРИ был представлен на конференциях в России и в мире, какова международная кооперация?

За 2018 г. подготовлены отчет по государственному заданию из 31 книги и 21 отчет по договорным работам. Увидели свет 110 публикаций, издана монография «Основы прогноза и поисков колчеданно-полиметаллических месторождений Рудного Алтая». ЦНИГРИ постоянный участник ежегодных международных выставок «Недра. Изучение. Разведка. Добыча», «МАЙНЕКС Россия», Восточного экономического форума, «Майнекс-Дальний Восток» и др. В прошлом году мы приняли участие с докладами в 18 конференциях, в том числе во всех наиболее крупных мероприятиях, связанных с АБЦМ: PDAC-2018 (Канада), XV-й симпозиум Международной ассоциации генезиса рудных месторождений (Аргентина), XIII-й Международный платиновый симпозиум (ЮАР), XI Международный форум «Российский рынок драгоценных металлов» и др. Регулярно на базе института проводится Международная научно-практическая конференция «Научно-методические основы прогноза, поисков, оценки месторождений алмазов, благородных и цветных металлов».

В прошлом году для решения задач по государственному заданию и договорам мы проводили полевые работы в Алтайском, Красноярском, Забайкальском, Хабаровском краях, Республиках Алтай, Тыва, Саха (Якутия), Кемеровской и Магаданской областях. Наши сотрудники посетили 17 участков текущих ГРР за средства федерального бюджета на золото, алмазы, цветные металлы в целях научно-методического сопровождения. Проведение полевых работ мы считаем важным направлением деятельности и стараемся изучать геологию и металлогению рудных районов не только в кабинетах, но и в поле. Кроме того, в последние годы в рамках программ конференций наши сотрудники систематически выезжают на геологические экскурсии на месторождения России и зарубежья. В 2018 г. это месторождения золота и цветных металлов на Урале и в Верхоянье, а также в Китае, Аргентине, Чили. В институте собрана уникальная коллекция образцов руд алмазов, благородных и цветных металлов почти со всех месторождений России и многих месторождений мира.

В последние годы у нас расширяется международное сотрудничество. Институт принимает участие в рабочих встречах межправительственных комиссий (ЮАР, Венесуэла, Куба, Гайана и др.). В этом году мы заключили договор с Минприроды РФ для подготовки информационно-аналитических материалов для обеспечения деятельности межправительственных комиссий с несколькими странами Африки и Азии. Наш институт работает по договору о сотрудничестве с Геологической службой КНР и Академией наук Китая и участвует в совместных геологоразведочных проектах с иностранными компаниями (Мавритания). Сотрудники ЦНИГРИ являются членами российских (ЕСОЭН, ассоциация геологических организаций, ЭТС ГКЗ и др.) и зарубежных (IAGOD, SGA, SEG, EAG) профессиональных сообществ.

Выполнение работ по государственному заданию за 2018 г. позволило нам провести анализ состояния минерально-сырьевой базы алмазов, золота, серебра, металлов платиновой группы, меди, свинца, цинка, никеля и кобальта по Российской Федерации, субъектам РФ, Арктической зоне РФ, Дальневосточному федеральному округу, территориям опережающего социально-экономического развития. Выполнен мониторинг по действующим и планируемым инвестиционным проектам, минерально-сырьевым центрам, результатам деятельности недропользователей в части освоения и использования МСБ. Проведен анализ выполнения мероприятий государственной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов» и даны предложения по ее совершенствованию на ближайшие годы.

Кроме того, проанализированы конъюнктура внутреннего российского рынка, импорта и экспорта минерального сырья, состояние мировой минерально-сырьевой базы АБЦМ по отдельным региональным и национальным рынкам и компаниям. С учетом зарубежных достижений и тенденций развития методов, техники и технологий прогноза, поисков, оценки и разведки месторождений АБЦМ на четырех участках нами проведены опытно-методические работы по апробации новых методов и технологий прогноза, поисков и оценки медно-порфировых и золоторудных месторождений применительно к слабо проявленным на современной поверхности объектам АБЦМ; изучен вещественный состав и свойства пород, руд, минералов при поисках АБЦМ с применением современных методов и технологий на основе минералого-петрографических, изотопно-геохимических и термобарогеохимических исследований.

За прошлый год подготовлены проекты методических рекомендаций «…по применению ионно-сорбционного метода (ИСМ) литохимических поисков скрытых (глубокозалегающих) полиметаллических месторождений» и «…по поискам коренных месторождений алмазов на закрытых территориях». Также разработаны прогнозно-поисковые модели для 12 месторождений и рудопроявлений АБЦМ, локализованных в важнейших рудных районах РФ, обосновано проведение прогнозно-минерагенических и поисковых работ для 20 перспективных площадей, преимущественно расположенных в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах. На четырех участках в целях повышения надежности обоснования площадей прогнозно-минерагенических работ и заверки на местности прогнозных построений проведены полевые прогнозно-ревизионные работы.

В мониторинговом режиме ведется методическое сопровождение работ по государственным контрактам на ГРР по воспроизводству МСБ АБЦМ, выполняемым за счет средств федерального бюджета, и дается оценка промежуточных и окончательных результатов геологоразведочных работ. Готовятся предложения по корректировке перечней объектов ГРР и постановке новых работ. За прошлый год специалисты ЦНИГРИ подготовили более двухсот экспертных заключений.

Проводится апробация прогнозных ресурсов АБЦМ по результатам ГРР различных стадий. Разрабатываются методические основы и порядок количественной геолого-экономической оценки прогнозных ресурсов. Мы разработали внутренний регламент для унификации оценки прогнозных ресурсов и разместили его на нашем сайте. Подготавливаются рекомендации по использованию в практике геологоразведочных работ современных методик проектирования, подсчета и экспертизы запасов с учетом российских и международных требований.

Геологи за работой

Расскажите подробнее о наиболее интересных результатах по закрытым проектам и госконтрактам, а также о планах на 2020–2022 гг. Каковы задачи, темы, регионы, исполнители?

В 2018 г. на ряде площадей Енисейского кряжа, Забайкалья и Алтая совместно со специалистами Сибирского ПГО проведен анализ имеющихся металлогенических данных, подготовлены комплекты картографических материалов, отражающих закономерности распространения полиметаллического оруденения. В результате локализованы потенциальные перспективные участки и даны рекомендации по заверке прогнозных построений. Горные и буровые работы, проведенные Сибирским ПГО, позволили выявить ряд новых полиметаллических проявлений и проследить ранее известные рудные зоны на Алтае (Западно-Захаровский, Сосновский участки) и Енисейском кряже (Сухопитский, Токменский и Меркурьевский участки).

В прошлом году выполнен анализ материалов по состоянию и развитию минерально-сырьевой базы алмазов на территории Архангельской области. В результате составлена карта прогноза алмазоносности масштаба 1:500 000, выделены 11 районов, перспективных для локализации потенциально алмазоносных полей, даны рекомендации по проведению поисковых работ на перспективных Ручьевской, Рочевской и Плесецкой площадях, а на нескольких слабоизученных площадях — постановка прогнозно-минерагенических работ и ГДП-200. В рамках выполнения работ по договору с ФГБУ «ВСЕГЕИ» составлена цифровая карта закономерностей размещения алмазов на территории Российской Федерации масштаба 1:2 500 000 с сопровождающей базой данных и рекомендациями по постановке поисковых работ.

Подготовлены 20 обоснований для постановки поисковых и прогнозно-минерагенических работ на перспективных площадях на золото, медь, свинец, цинк, серебро, алмазы в Хабаровском и Алтайском краях, Магаданской и Амурской областях, в Республиках Саха (Якутия), Алтай, Тыва и Чукотском АО.

Суммарные значения ожидаемых прогнозных ресурсов по 10 первоочередным площадям проведения прогнозно-минерагенических работ составляют по золоту: категории P3 — 1085 т, категории Р2 — 177 т; серебру: категории P3 — 2300 т, категории Р2 — 750 т; по свинцу, цинку и меди: категории Р3 — 1200 , 2500, 2300 тыс. т соответственно, категории Р2 — 500, 1150, 1150 тыс. т.

Суммарные ожидаемые значения прогнозных ресурсов на рекомендованных для проведения поисковых работ десяти перспективных участках составляют по золоту (рудному и россыпному): категории Р2 — 270 т, категории Р1 — 30 т; серебру: категории Р2 — 730 т, категории Р1 — 325 т; цинку: категории Р2 — 1210 тыс. т, категории Р1 — 410 тыс. т; меди: категории Р2 — 1140 тыс. т, категории Р1 — 160 тыс. т; по алмазам категории Р2 — 45 млн карат.

Для более эффективного поиска «слепых» и погребенных месторождений золота и меди, перекрытых чехлом молодых осадков, протестирован разработанный в ЦНИГРИ ионно-сорбционный метод геохимических поисков. Применение метода на золото-медно-порфировом месторождении Малмыж показало, что при значительной мощности рыхлых отложений он позволяет выявлять аномалии над рудными телами Cu-порфирового типа, не обнаруживаемые стандартной методикой литохимического опробования. Эффективность метода подтверждена и для поиска Au-Ag рудных тел (на Каларском месторождении в Кемеровской области), перекрытых рыхлыми отложениями большой мощности.

На рекомендованной нами в 2017 г. для постановки поисков месторождений медно-цинково-колчеданных руд Южно-Подольской площади пробурено 7 скважин АО «Северо-Кавказское ПГО». В нескольких скважинах выявлены рудные зоны (мощностью до 15–20 м) с наличием околорудных метасоматитов кварцсерицит-хлоритового состава и прожилково-вкрапленным промышленным оруденением. Так, по скважине 015 в интервале глубин 500–521 м средние содержания составляют: медь — 0,8 %, цинк — 3,09 %, золото — 0,2 г/т, серебро — 51,8 г/т при среднем содержании условной меди 1,97 %. Полученные к настоящему времени предварительные результаты прогноза позволяют рассчитывать по завершении работ на выполнение целевых работ по локализации и оценке прогнозных ресурсов меди и цинка категорий Р1 и Р2. Таким образом, на Урале прогнозируется локализация еще одного среднего по масштабам медно-цинково-колчеданного месторождения, востребованного недропользователем.

Геолог за работой

Существует мнение, что в среднем по миру результативность прогноза составляет около 1 %. Какой статистикой по России на сегодня располагаете Вы? От чего зависит результативность прогноза?

Это очень сложный вопрос, и математически обоснованного ответа, на мой взгляд, на него просто не может быть. Слишком много параметров влияет на реализацию прогнозов. Действительно, в российской литературе я встречал данные о том, что за рубежом реализуется в виде запасов только 1 участок из 100, а в России — 1 из 30. На пути от общего прогноза с ресурсами категории Р3 до подсчета запасов возникает очень много разных рисков — геологических, экономических, организационных, технологических и др. У каждого прогноза своя судьба.

Совершенно точно, что и в России, и за рубежом количество открытий новых месторождений, особенно крупных, в последние 40 лет заметно падает. Это обусловлено снижением количества месторождений, выходящих на дневную поверхность, усложнением поисковых обстановок, увеличением затрат на ГРР в слабоизученных районах и т.д. Россия обладает огромной территорией с разнообразным геологическим строением, поэтому у нас еще есть слабоизученные перспективные рудные районы. Это наше конкурентное преимущество. Но изучение таких удаленных районов требует более высоких затрат.

Результативность прогноза зависит от целого ряда важных факторов. В первую очередь, от наличия необходимых фактических данных и квалификации того, кто делает прогноз. Не менее важен этап реализации прогноза. Очень часто профессионально выполненный прогноз, особенно в последние несколько лет, не реализуется из-за низкого качества ГРР. Исходя из опыта последних 12 лет, при поисковых работах на коренное золото только 40 % ресурсов категории Р3 переходят в ресурсы категории Р2, из них 60 % — в ресурсы категории Р1, а из них лишь 70 % — в запасы категории С2. После лицензирования участков (даже с запасами) их судьба становится часто непредсказуемой. По нашим данным, только на 10 % залицензированных участков с ресурсами категории Р1 в течение 10 лет защищаются запасы, и далеко не всегда эти запасы в дальнейшем отрабатываются.

Вы говорили, что ЦНИГРИ отслеживает мировые достижения и тенденции развития методов, техники, технологий прогноза, поиска и оценки месторождений. Какие бы Вы отметили методы с учетом Вашего и мирового опыта на сегодня?

Основная тенденция мировой практики прогноза и поисков рудных объектов — это ориентация на скрытое оруденение и новые типы минерального сырья. Как следствие, растет роль глубинных методов поисков, экспрессности работ, ориентирования на руды с более низким содержанием и большим объемом, повышения извлечения полезных компонентов из различных типов руд на основе новых технологических решений. Основа реализации любого проекта — это квалифицированно выстроенная многофакторная модель объекта прогноза и поисков. Именно поэтому в мире все больше и больше ценятся специалисты, обладающие необходимым опытом и знаниями строения, состава и генезиса месторождений. Создание прогнозно-поисковых моделей рудных полей и месторождений и есть одно из основных направлений деятельности нашего института.

В соответствии с мировыми тенденциями в нашем институте разрабатываются и совершенствуются методики прогноза и поисков скрытого оруденения. Для золота группой сотрудников во главе с нашим Научным руководителем А.И. Ивановым, еще недавно директором института, разработана методика поисков перекрытых месторождений в сложных горно-таежных условиях в районах развития мерзлоты. Для поиска полиметаллических месторождений продвигаем разработанный в ЦНИГРИ ионно-сорбционный метод поисков полиметаллических месторождений. Он хорошо зарекомендовал себя уже на многих участках на Алтае, Енисейском кряже и в Забайкалье. Сейчас мы проводим опытно-методические работы по адаптации этого метода для поиска медно-порфировых и некоторых типов золотых месторождений с повышенным количеством сульфидных минералов. В прошлом году нами подготовлены методические рекомендации по поиску скрытых алмазных месторождений в районах со сложным геологическим строением и широким развитием ледниковых отложений. Все эти методы ориентированы, в первую очередь, на поиски месторождений в слабоизученных районах Арктической зоны и Дальнего Востока России.

Порода

Выше Вы упоминали о возможности ведения внебюджетной деятельности. Институт ведет исследования совместно с недропользователями? Или по их заказу? Расскажите, пожалуйста, подробней, как осуществляется Ваше взаимодействие.

На протяжении всей истории существования института деятельность его была тесно связана с производственной геологией. Мы традиционно сотрудничаем с крупными компаниями, которые занимаются ГРР и добычей алмазов, благородных и цветных металлов. В последние несколько лет заключили ряд договоров по прогнозированию, поискам и изучению вещественного состава объектов с золотым, медным, кобальтовым, медно-никелевым, платиноидным оруденением и алмазами, ведем работы с различными компаниями, которые владеют лицензиями преимущественно на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. После введения «заявительного принципа» лицензирования наблюдается активизация ГРР, и недропользователи стали чаще к нам обращаться, особенно в отношении россыпного золота.

Как правило, для недропользователей мы выполняем работы, связанные с прогнозированием оруденения, локализацией перспективных участков, научно-методическим сопровождением поисковых работ, изучением вещественного состава минералов и руд, оценкой прогнозных ресурсов, разработкой ТЭО кондиций, подготовкой проектов ГРР и подсчетом запасов. В последние 3 года объем работ нашего института с недропользователями растет, и это правильно. И главное в этом даже не рост внебюджетного финансирования, а возможность сотрудников участвовать в текущих ГРР и влиять на повышение их эффективности, получать оперативный доступ к современным фактическим данным и возможность заверки наших прогнозных построений и методик на конкретных геологических объектах.

А, в целом, с какими задачами и вопросами они к Вам обращаются? Интересен описательный портрет Вашего среднестатистического заказчика.

Первая группа недропользователей — это крупные компании, которые имеют свою геологическую службу. Для них чаще всего мы решаем конкретные задачи, связанные с изучением вещественного состава руд и рудовмещающих пород, построением адаптированных к определенным условиям геолого-поисковых моделей; выполняем независимый аудит внутрикорпоративных геологических материалов; занимаемся прогнозом и поиском непрофильных для компаний видов полезных ископаемых, обобщением геологических материалов по отдельным территориям для выделения перспективных участков и подготовки электронных банков данных и геоинформационных проектов.

Вторая группа недропользователей — это пока еще небольшие, но активно развивающиеся компании, которые получили определенные доходы и хотят их вложить в более глубокое изучение своих или смежных лицензионных площадей. Стандартный вариант — когда компания заработала на добыче россыпного золота и задумалась о разработке коренного. Здесь мы выполняем комплекс работ — от прогноза и проектирования до подсчета запасов.

Есть коммерческие структуры, которые не имеют опыта геологоразведочных работ, но хотели бы вложить деньги в добычу золота. Обычно в таких случаях мы оказываем консультационные услуги, занимаемся аудитом имеющихся материалов и подготовкой обоснований постановки поисковых и оценочных работ по интересующим инвестора площадям.

Стабильно мы работаем с недропользователями, которым необходимо выполнить подготовку проекта ГРР, разработку ТЭО кондиций, подсчет запасов, оценку прогнозных ресурсов.

В последние годы к нам стали чаще обращаться недропользователи с предложениями о работе за рубежом. В основном — по золоторудным проектам в странах Африки и Южной Америки.

Геолого-разведочные работы

Как Вы оцениваете состояние МСБ по золоту?

Проблем много, однако есть и успехи. Основные достижения связаны с деятельностью недропользователей в части увеличения объемов добычи золота из комплексных и собственно золоторудных месторождений. Есть успехи, связанные с вводом и расширением возможностей лицензирования по «заявительному принципу», особенно в части россыпного золота. Политика, проводимая Роснедрами, позволила привлечь значительное количество мелких и средних компаний в геологоразведочные работы. Пока не все недропользователи проводят работы, однако те, которые работают, уже получают результаты. Для ТПИ введение «заявительного принципа» лицензирования позволило существенно увеличить активность недропользователей.

Но и проблем много. Главная сложность, на мой взгляд, — это недостаточное количество квалифицированных кадров в нашей отрасли — в научно-исследовательских институтах, компаниях, сервисных геологических предприятиях. Пожалуй, сейчас проблема восполнения кадрового потенциала отрасли еще более острая, чем проблема восполнения МСБ.

Для МСБ наиболее важная проблема, на мой взгляд, — это резкое истощение фонда подготовленных для постановки поисковых и оценочных работ участков. Около 90 % запасов коренного золота находится в распределенном фонде недр. Большинство перспективных участков с прогнозными ресурсами категорий Р1 и Р2 также находятся в распределенном фонде недр. Участки с ресурсами категории Р3 активно разбираются по «заявительному принципу» со скоростью до 700 участков в год, а после ожидаемого ввода разрешения на лицензирование по «заявительному принципу» ресурсов Р1 и Р1 в Арктической зоне и Дальневосточном регионе перспективных участков в стране останется еще меньше. Мы полагаем, что крайне важно в ближайшие время начать прогнозно-металлогенические работы, главным результатом которых будут локализованные участки с ресурсами категорий Р3 и Р2 для дальнейшей постановки поисковых работ. Прогнозно-металлогенические работы должны включать изучение закономерностей распространения, условий локализации оруденения и горно-буровую заверку прогнозных построений на перспективных участках.

Не менее важная проблема — это разработка и внедрение инновационных методик поисковых работ. Сейчас в отрасли наблюдается снижение эффективности поисков. Это связано не только с неспособностью некоторых предприятий, особенно не обладающих собственной геологической службой, работать эффективно, есть и объективные причины. Одна из них — это исчерпание фонда рудных объектов, выходящих на дневную поверхность. К сожалению, часто мы видим, как в хорошо изученных в «советский» период районах в очередной раз выполняют работы по стандартной методике. При этом использование в таких случаях цифровой аппаратуры и современного программного обеспечения не приводит к новым открытиям. Для эффективной работы в таких районах нужны новые идеи, понимание прогнозно-поисковой модели объекта поисков с учетом комплекса современных данных и новые методики, адаптированные к конкретным индивидуальным условиям поиска, а не к стандартной «книжной» обстановке.

Еще одна проблема, которая требует скорейшего решения, — это гораздо более широкое внедрение современных инновационных технологий переработки руд. У нас есть отдельные предприятия с производством золота, где используют передовые технологии мирового уровня, но, к сожалению, их не так много. В 2017 г. среднее извлечение золота из собственно золоторудных месторождений в Российской Федерации составило около 68 %, а из некоторых комплексных месторождений опустилось до 40–45 %. Сейчас все чаще вводятся в эксплуатацию месторождения с низким содержанием золота (около 1,5–2 г/т), упорным типом руд, часто с комплексными рудами. В этой связи увеличение извлечения золота из таких сложных руд — это дополнительный источник роста его производства.

Геолого-разведочные работыА на каких направлениях исследований, на Ваш взгляд, следует сосредоточиться, чтобы в перспективе массово увеличить степень извлечения золота из сложных руд, и кто бы этим мог заниматься в масштабах страны?

Решению технологических проблем необходимо уделять максимальное внимание. Сейчас в мире есть эффективные технологии для работы с различными типами руд, и некоторые из этих технологий внедрены на предприятиях наших крупных компаний. Это автоклавное выщелачивание и биохимическое выщелачивание упорных сульфидных мышьяковистых руд. Здесь, мне кажется, нужно создавать условия для более широкого распространения таких технологий. Надо стимулировать компании вкладывать деньги в покупку и внедрение таких технологий.

Более сложная проблема с попутным извлечением золота из комплексных месторождений. Многие такие месторождения, особенно колчеданного семейства, начинали отрабатываться еще в 60–70-е годы, и на них извлечение золота иногда составляет всего 40 %. Здесь внедрение новых технологий потребует гораздо больших усилий, времени и средств. При этом необходимо учитывать огромный объем накопленных отвалов, которые иногда представляют собой техногенные месторождения, хотя и с низким содержанием золота. Переработка таких отвалов, позволит решить и часть экологических проблем, особенно на Урале и в некоторых районах Южной Сибири.

Сейчас в нашей стране предприятия, которое могло бы разрабатывать и совершенствовать технологии переработки руд в масштабах всей страны, на мой взгляд, просто нет. В России есть всего несколько лабораторий, в которых ведутся исследования по разработке современных технологий. Некоторые наши горнорудные компании также ведут исследования в этом направлении и успешно внедряют у себя биохимическое и автоклавное выщелачивание упорных руд. Создание такого научно-технологического центра в России — это очень сложная, но крайне необходимая задача.

В отношении проблемы подготовки квалифицированных кадров. Совсем недавно я стал свидетелем интересной дискуссии, которая состоялась в Красноярске в рамках форума Мингео между представителями СФУ и МГУ. Позиция одних заключалась в том, что кадры стоит готовить узкопрофильные, позиция других была противоположной. Что, на Ваш взгляд, является краеугольным камнем подготовки молодых специалистов и какое возможное решение Вы могли бы предложить?

Кадры нужно готовить разные, главное, чтобы они были подготовленными на высоком уровне. Мне посчастливилось окончить Новосибирский государственный университет, и я всегда с огромной благодарностью вспоминаю наших преподавателей и систему преподавания. Главное, что дал нам университет, — это фундаментальную базу геологических знаний широкого профиля. Такие знания позволяют решать разноплановые задачи и находить нестандартные решения. С третьего курса у нас начиналась специализация по отдельным направлениям, что выражалось в увеличении количества лекций по отдельным предметам. Затем на четвертом курсе мы должны были посещать расположенный около университета Институт геологии и минералогии СО РАН для участия в научных исследованиях и получения практических знаний. В магистратуре мы в университете и НИИ обучались примерно в равном объеме. Такой подход позволяет, с одной стороны, получить хорошие базовые знания на 1–4 курсах, с другой — специализироваться на определенном узком направлении исследований с пониманием его практической значимости на 3–6 курсах.

У нас есть прекрасные вузы с длительной историей и геологическими школами. К сожалению, престиж преподавательской деятельности в нашей стране в последние 15–20 лет низкий. Необходимо ценить имеющихся преподавателей и привлекать новых, например, из институтов Роснедр и Академии наук. Приглашать для чтения лекций ведущих специалистов из НИИ, компаний, зарубежных университетов и предприятий. При этом надо понимать, что за лекции специалистов высокого уровня и платить надо достойно. К сожалению, зарплата наших преподавателей очень низкая. А классные специалисты — это востребованные люди, постоянно занятые, и их время стоит дорого. Сейчас в нашей стране лекции в вузах высококлассных специалистов — это благотворительность с их стороны, а не система обучения студентов.

Вторая проблема, которую необходимо решать, — это обеспечение вузов необходимым современным оборудованием: геофизической аппаратурой, лабораторно-аналитическими приборами, буровыми установками и т.д. Если наши студенты не будут осваивать передовые технологии в вузах, то они будут тратить время на их освоение, когда придут на работу.

Выступавший на конференции в ЦНИГРИ в апреле 2019 г. проректор МГРИ Панов Юрий Петрович говорил о совместной с ЦНИГРИ работе над созданием базовой кафедры и научного центра. Какие здесь цели и задачи, какой план?

Договор о создании базовой «Кафедры прогноза, поисков и разведки рудных месторождений» подписан, и кафедра начала свою работу. Кафедра является совместной структурой геологоразведочного факультета МГРИ-РГГРУ и ФГБУ «ЦНИГРИ» и будет функционировать на базе нашего института. Ее профессорско-преподавательский состав будет целиком состоять из наших сотрудников. Базовая кафедра будет действовать в целях практической подготовки студентов МГРИ-РГГРУ по специальности «Прикладная геология, поиск и разведка месторождений твердых полезных ископаемых». ФГБУ «ЦНИГРИ» предоставляет все необходимые условия, научно-педагогические кадры и оборудование для проведения занятий, а также создает условия для проведения практики студентов с набором материалов, необходимых для подготовки курсовых и дипломных работ. Тесное общение студентов со специалистами, работающими в геологоразведочной отрасли, способствует формированию реального представления у выпускников о будущей работе. Выпускники, прошедшие подготовку на нашей кафедре, будут твердо знать, какие знания им понадобятся при поиске работы в выбранной ими области, и иметь практический опыт работы в геологоразведочной сфере или в рамках прикладных научно-исследовательских работ, проводимых в нашем институте.

Таким образом, основной целью работы кафедры является содействие в подготовке высокопрофессиональных кадров, необходимых для инновационного развития геологоразведочной отрасли. Объединение усилий вузов и научных организаций является необходимым шагом для намеченного Президентом РФ достижения присутствия нашей страны в числе пяти ведущих стран мира, осуществляющих научные исследования и разработки в инновационных областях научно-технологической сферы, и будет способствовать выполнению Стратегии научно-технологического развития России и Стратегии развития минерально-сырьевой базы РФ до 2035 г.

К нашему разговору присоединился Анатолий Иннокентьевич Иванов, Научный руководитель ФГБУ «ЦНИГРИ»

Анатолий Иннокентьевич, а каково Ваше мнение об отраслевой науке в целом? В последние годы нередко приходится слышать высказывания о ее деградации.

Действительно, уже многие годы научно-исследовательские работы (НИР) государство отраслевым институтам в системе Роснедр практически не заказывает — такой статьи расходов у нас нет. До 2012 г. все же были отдельные государственные контракты, в рамках которых фактически мы могли выполнять прогнозно-металлогенические исследования — обобщение имеющихся геологических, геофизических и геохимических материалов, их комплексный анализ, создание прогнозно-поисковых моделей рудных районов, узлов, полей и месторождений.

С 2013 г. ЦНИГРИ, как и другие институты, выполняли в основном поисковые работы и во многом по функционалу приблизились к геологоразведочным предприятиям.

Ситуация в значительной степени изменилась в 2016 г., когда ЦНИГРИ стал выполнять работы по государственному заданию. Хотя официально НИР мы не выполняем, но фактически ряд направлений наших работ в той или иной степени являются научными исследованиями, носящими прикладной характер. Результатом этих работ являются не только отчеты, но и научные публикации. За последние годы в ЦНИГРИ издано несколько научных монографий и большое количество научных статей. В настоящее время идет подготовка к изданию многотомной монографии «Геология золоторудных месторождений России».

Мы также продолжаем подготовку научных кадров. Так, только в 2019 г. в аспирантуру поступило шесть молодых сотрудников.

В ФГБУ «ЦНИГРИ» действует диссертационный совет по защите кандидатских и докторских диссертаций (единственный в системе НИИ Роснедр) по специальности 25.00.11 «Геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых, минерагения». Только за последние 2 года мы успешно провели защиту трех докторских и одной кандидатской диссертаций, в ближайшие два года планируем провести защиту пяти кандидатских диссертаций и двух докторских.

Геолого-разведочные работы

Известно, что ЦНИГРИ издает два научных журнала. Насколько они отражают проблематику в целом, востребованы ли геологической общественностью?

Действительно, ФГБУ ЦНИГРИ издает два журнала — «Отечественная геология» и «Руды и металлы». Оба журнала включены в перечень ВАК, все статьи вносятся в международную базу данных «Геореф», всем им присваивается индекс DOI. Они выпускаются в полноцветном формате, все статьи проходят строгое рецензирование. «Портфель» статей для издания полный. Мы стремимся постоянно повышать качество публикуемого материала, и одно из наших главных требований — чтобы статьи были основаны на собственном фактическом материале.

Александр Иванович выше уже упоминал о том, что ЦНИГРИ проводит ежегодную научно-практическую конференцию, которая, по отзывам участников, с каждым годом становится все более востребованной для геологической общественности. Я думаю, что подготовка конференции не в последнюю очередь — зона Вашей ответственности. Как Вы планируете её развивать?

Развивать, конечно, планируем. Прошедшая в апреле 2019 г. IX конференция «Научно-методические основы прогноза, поисков, оценки месторождений алмазов, благородных и цветных металлов» показала её естественное развитие. В 2016 г. конференция проходила в течение двух дней, в 2017 и 2018 гг. с появлением специальной секции по алмазной тематике (всего было две секции) она проходила в течение трех дней, но уже в 2019 г. работа конференции осуществлялась в трех секциях (кроме секции «алмазов», выделены секции «благородных металлов» и «цветных металлов») и также в течение трех дней. Причем только около 50 % от всех желающих смогли выступить с устными докладами — настолько большую аудиторию она собрала. В 2020 г. мы планируем организовать еще одну секцию — «геолого-экономическая оценка месторождений». Для будущей конференции мы проводим реконструкцию помещений, в результате которой, кроме главного конференц-зала, будут подготовлены еще три малых конференц-зала. Подготовка к юбилейной X конференции уже началась, и мы планируем значительно расширить круг как российских, так и зарубежных докладчиков, а также слушателей.

Подготовка к юбилейной X конференции уже началась, и мы планируем значительно расширить круг как российских, так и зарубежных докладчиков и слушателей.

Какие направления деятельности Вы планируете развивать, и каковы перспективы ЦНИГРИ?

Преобразование в бюджетное учреждение и увеличение в этой связи информационно-аналитических работ мы рассматриваем как возможность сохранения всего того, что было наработано в ЦНИГРИ в предыдущие 84 года, и как возможность приобретения новых компетенций. В институте развиваются традиционные направления деятельности — научно-методическое сопровождение ГРР, разработка методик ГРР, построение прогнозно-поисковых моделей и совершенствование прогнозно-поисковых комплексов, изотопные и минералого-геохимические исследования руд и пород, оценка и апробация прогнозных ресурсов и др. В последние годы мы активнее внедряем в практику наших работ информационные технологии — создание электронных банков данных, ГИС-технологий при составлении карт и построении прогнозов, интерпретации данных дистанционного зондирования и т. д. Мы активно взаимодействуем с коллегами из ФГБУ «Росгеолфонд», ФГКУ «Росгеолэкспертиза», других подведомственных предприятий, Российской академии наук, расширяем взаимодействие с зарубежными коллегами из Китая, Мавритании, Кубы, Венесуэлы и других стран.

Мы планируем дальнейшее расширение взаимодействия с недропользователями. В последние годы активно сотрудничаем с российскими крупными компаниями в области прогноза и поисков золотого, медно-порфирового, медно-никелевого, кобальтового оруденения и алмазов. После введения «заявительного принципа» лицензирования увеличился объем работ с молодыми амбициозными компаниями, главным образом, по коренному и россыпному золоту.

Я думаю, что у нашего института хорошие перспективы. В сложный переходный период нам удалось сохранить главное — коллектив института, который в последние пять лет усилился новыми сотрудниками. В институте активно действует Совет молодых ученых и сотрудников, и в феврале 2020 г. мы планируем впервые провести молодежную научно-образовательную конференцию ФГБУ «ЦНИГРИ». Полагаю, что огромные знания, накопленные в нашем институте, вместе с энергией молодого поколения и научной мудростью опытных сотрудников являются хорошим фундаментом для развития.

Хотел бы обратиться ко всем геологам нашей страны с пожеланиями успехов в их нелегком труде, интересных и плодотворных полевых работ, новых открытий и научных достижений. ФГБУ «ЦНИГРИ» в следующем 2020 г. 28 марта отмечает юбилей — 85 лет со дня образования. Пользуясь случаем, хотелось бы пригласить геологов на нашу традиционную юбилейную X конференцию «Научно-методические основы прогноза, поисков, оценки месторождений алмазов, благородных и цветных металлов», которая состоится во второй декаде апреля. Добро пожаловать в наш «золотой» институт на конференцию и юбилейные празднования (прим. ред. — информацию о прошедшей в апреле 2019 г. в ФГБУ «ЦНИГРИ» конференции Вы можете прочитать на стр. 555).

Геолого-разведочные работы

В России существует более 20 месторождений золота с запасами свыше 100 т. Какая перспектива открытия новых месторождений такого масштаба в будущем, пусть не гигантов типа Сухой Лог или Наталка, но все же?

Количество открытий рудных месторождений в мире падает, а крупные открытия случаются все реже и реже. Это связано, с одной стороны, с увеличением изученности территорий, а с другой — с исчерпанием возможностей, применяемых при ГРР методик. Таким образом, для новых открытий необходимо смещать работы в область слабоизученных регионов, генерировать новые геологические идеи и совершенствовать методики.

По статистике в последние 10–15 лет в основе свершения новых открытий за рубежом лежат новые геолого-прогнозные концепции, использование новых методов и увеличение объемов финансирования ГРР, прежде всего на буровые и геофизические работы. В России есть конкурентное преимущество перед другими странами — это слабая изученность отдельных регионов. В первую очередь, на Чукотке, в Якутии, Верхоянье, в некоторых районах Сибири. Перспективы новых открытий в нашей стране хорошие и связаны они, с моей точки зрения, с работами в названных регионах. Наш институт принимает участие в формировании перечня геологоразведочных работ за счет средств федерального бюджета. И мы стараемся при прочих равных условиях концентрировать работы именно в относительно слабоизученных регионах Дальнего Востока и Арктической зоны.

Второе перспективное направление — это изучение освоенных регионов на скрытое оруденение с широким применением геофизических, новых геохимических и других методов. А самое главное, с более глубоким и системным, чем в прошлом веке, пониманием геологии и металлогении таких регионов. Прогноз, основанный на более обширных знаниях и новых идеях, грамотное применение современных методик ГРР в «старых» горнорудных районах позволяют по-новому раскрыть их рудный потенциал. Вероятность крупных открытий здесь, конечно, не велика, но в экономически освоенных регионах будут востребованы и мелкие, и средние месторождения.

С чем, на Ваш взгляд, может быть связана возможная перспектива существенного увеличения годовой добычи золота в России: с подобными «штучными» объектами или все же с объектами рангом поменьше, но в большем количестве?

Начиная с 2009 г. наблюдается рост добычи золота на уровне от 2 до 7 % в год. Но нужно учитывать, что в России в распределенном фонде недр находится около 90 % коренных месторождений золота, и большая часть их эксплуатируется. По сути, последний крупный актив — месторождение Сухой Лог — «нашло своего хозяина», и мы все надеемся, что после завершения доразведки его начнут отрабатывать.

Я думаю, что в ближайшие годы основной прирост добычи будут обеспечивать наиболее крупные компании, преимущественно на средних и крупных по запасам месторождениях. Однако надо помнить, что с 2014 г. выдано более 1800 лицензий по «заявительному принципу» на золото. Существенно преобладают, конечно, заявки на россыпное золото. С начала 2014 года фактические затраты недропользователей на проведение поисково-оценочных работ в рамках «заявительного» принципа оцениваются на уровне 12 млрд руб. Совокупная инвестиционная стоимость утвержденных проектов геологического изучения недр до 2024 г. составляет более 83 млрд руб. В связи с ожидаемым разрешением на лицензирование участков с ресурсами категорий Р1 и Р2 на Дальнем Востоке и в Арктической зоне можно предполагать дальнейшее увеличение интереса к лицензированию на золото. По результатам геологического изучения недр в рамках «заявительного принципа» на данный момент открыто 46 месторождений золота с общим объемом запасов, преимущественно россыпного золота, около 13 т. Я считаю, что в ближайшие годы по мере реализации лицензионных соглашений должны быть пусть и не частые, но более значимые открытия. Для того, чтобы увеличить «отдачу» от введения «заявительного принципа», необходимо создание условий для развития малого и среднего бизнеса в области добычи золота, в первую очередь, создание возможностей для привлечения средств в геологоразведку. В этом случае через 5–10 лет можно ожидать и увеличения роли малых компаний в открытии небольших, но рентабельных для отработки месторождений.

Благодарю Вас! 



Беседу вел Станислав Бацюн.

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, №2(44)/июнь 2019 г.



Разграничение продукции (незавершённого производства) и отхода добычи полезных ископаемых
Проблемы золотодобытчиков в землепользовании при недропользовании
Перевод категории земельного участка сельскохозяйственного назначения, находящегося в федеральной собственности, в земли промышленности для целей добычи полезных ископаемых.
Риски переоформления лицензии на право пользования недрами в процедуре банкротства
^ Наверх