19 Сентября 2021, Воскресенье17:49 МСК
Курсы на 19.09.2021
72,85 +0,35
Au 1 753 -0,07%
Ag 22,37 -2,44%
85,49 +0,09
Pt 930,60 +0,58%
Pd 2 000 -0,88%

О применении Арбитражным судом Красноярского края коэффициента Кдл в споре Росприроднадзора и НТЭ

Партнер Юридической компании «Шаповалов Петров», кандидат юридических наук, член Общества экспертов России по недропользованиюА.В. Вакуленко — партнер Юридической компании «Шаповалов Петров», кандидат юридических наук, член Общества экспертов России по недропользованию.

В феврале 2021 г. Арбитражным судом Красноярского края (далее — АС КК) было вынесено историческое решение о взыскании с Акционерного общества «Норильско-Таймырская энергетическая компания» (далее — НТЭК) рекордного размера вреда, причинённого водным объектам в размере 146 млд руб. и почвам в размере 685 млн руб.

Дело явилось беспрецедентным по размеру взысканного вреда, негативным экологическим последствиям и тому общественному резонансу, который последовал после аварии.

Такой огромный размер причинённого вреда водным объектам был скалькулирован Росприроднадзором в том числе из-за применения в формуле расчёта максимального коэффициента длительности негативного воздействия на водный объект (Кдл) — 5.

АС КК, проверив расчёт Росприроднадзора, пришёл к выводу об обоснованности его применения в таком размере.

Чем же руководствовался АС КК?

В силу п. 9 Методики исчисления размера вреда, причиненного водным объектам вследствие нарушения водного законодательства (утв. приказом Минприроды России от 13.04.2009 г. № 87, далее — Методика № 87) длительность и интенсивность воздействия вредных (загрязняющих) веществ на водный объект являются одними из факторов, учитываемых при исчислении вреда объекту охраны.

Коэффициентом, который реализует эту целевую направленность порядка исчисления вреда водным объектам, является коэффициент Кдл, в котором длительность воздействия на объект охраны оценивается через время между сбросом вредных (загрязняющих) веществ и началом ликвидационных мероприятий.

В таблице № 4 Методики № 87 указано, что Кдл учитывает время непринятия мер по ликвидации загрязнения водного объекта, рассчитываемого как разница между временем начала ликвидации загрязнения и временем прекращения (фиксации) сброса вредных (загрязняющих) веществ.

Градация коэффициента Кдл лежит в пределах 1,1 (при разнице между временем начала ликвидационных мероприятий и временем прекращения (фиксации) сброса вредных веществ до 6 часов включительно) и 5 (при разнице между временем начала ликвидационных мероприятий и временем прекращения (фиксации) сброса вредных веществ более 500 часов).

Поскольку коэффициент 5 применяется как показатель самого длительного негативного воздействия на водный объект в результате его загрязнения, то к данному значению приравнен и факт загрязнения водного объекта теми загрязняющими веществами, в силу растворимости которых не могут быть приняты меры по ликвидации негативного воздействия на водный объект.

АС КК было указано, что при определении длительности негативного воздействия на водный объект следует учитывать не только время начала локализации негативных последствий (начало ликвидационных мероприятий), но и время окончания негативного воздействия (время фактического прекращения разлива нефтепродуктов).

В случае с НТЭК по результатам лабораторных исследований было зафиксировано увеличение концентраций нефтепродуктов в водных объектах за пределами 500 часов после начала аварии, хотя НТЭК начал проводить ликвидационные мероприятия гораздо раньше.

При этом нефтепродукты продолжали попадать по земле в водный объект уже после прекращения их фактического попадания из аварийного резервуара в почву.

Самый главный вывод из решения АС КК от 12.02.2021 г. по делу № А33- 27273/2020, который возможно в дальнейшем будет активно использоваться Росприроднадзором и судами в своей практике (если решение в части касающейся вступит в законную силу) — момент прекращения вреда устанавливает Росприроднадзор по результатам выполнения нарушителем выданного ему предписания.

Фактически это говорит о том, что установление размера Кдл (факта прекращения вреда водному объекту) будет зависеть исключительно от усмотрения Росприроднадзора, прекратил ли нарушитель причинять вред водному объекту или нет.

Также АС КК отверг судебную практику, предъявленную НТЭК, о том, что при применении коэффициента Кдл следует учитывать время до начала устранения лицом загрязнения водного объекта (начала ликвидационных мероприятий).

АС КК было указано, что в других случаях разлив нефтепродуктов был непосредственно в водные объекты (канализация, трубопроводы, с морских и речных судов). В случае с НТЭК разлив произошёл на почву, а из почвы нефтепродукты попали в водные объекты. В одном из дел, где загрязнение водного объекта произошло через землю, судом не был установлен факт продолжения поступления нефтепродуктов в водный объект. Масштабы разлива в этом деле были в разы менее существенны.

При этом АС КК посчитал, что установление степени растворимости нефтепродуктов в водных объектах в рамках судебной экспертизы не требуется, так как он пришёл к выводу о доказанности факта превышения длительного негативного воздействия, превышающего 500 часов.

Ниже представлено более подробное обоснование, почему Суд пришёл к такому выводу, указанное в решении от 12.02.2021 г. по делу № А33-27273/2020.

  • Поскольку коэффициент 5 применяется как показатель самого длительного негативного воздействия на водный объект в результате его загрязнения, то к данному значению приравнен и факт загрязнения водного объекта теми загрязняющими веществами, в силу растворимости которых не могут быть приняты меры по ликвидации негативного воздействия на водный объект. 
  • Стимулирующий характер коэффициента не исключает другое его значение — учет длительности негативного воздействия на водный объект (пункт 9 Методики № 87), которое, по сути, связывается с моментом прекращения сброса загрязняющего вещества непосредственно в объект охраны — водную среду (таблица Методики № 87). 
  • Несмотря на то, что, давая определение коэффициенту Кдл, в Методике № 87 используется понятие прекращение (фиксация) сброса вредных (загрязняющих) веществ (таблица № 4 к методике), фактически речь идет не о прекращении сброса, а о прекращении аварийного разлива загрязняющего вещества. 
  • Аварийный разлив загрязняющего вещества может быть прекращен как до начала ликвидационных мероприятий, так и позже, именно поэтому при расчете коэффициента Кдл учитывается не только время начала осуществления мер по ликвидации последствий аварийного разлива, но и фактического прекращения разлива загрязняющих веществ, поскольку при длительном, непрекращающемся разливе принятие мер по ликвидации не влечет за собой прекращение негативного воздействия на водный объект, ведет к нивелированию предпринимаемых ликвидационных мер и, по сути, является бесполезным. 
  • Прекращение разлива или непринятие мер по его ликвидации в период не более 500 часов должно быть осуществлено ответчиком не позднее 21 дня с даты аварии, т.е. позднее 19 июня 2020 года. 
  • Загрязнение нефтепродуктами реки Амбарная ниже последней линии бон, в 5,2 раза превышающее ПДК, наблюдалось вплоть до 27.06.2020 г. 
  • Исходя из объективно полученных лабораторных данных, объём поступающих в реки Далдыкан и Амбарная нефтепродуктов 27.06.2020 г. увеличился по сравнению с данными на 23.06.2020 г., т.е. поступление нефтепродуктов в реки продолжалось. 
  • Методика № 87 не предусматривает способ определения прекращения сброса нефтепродуктов в результате их аварийного разлива сначала в почву, а затем в водный объект, что позволяет говорить о том, что в каждом конкретном случае, исходя из отдаленности водного объекта от источника загрязнения, эффективности предпринимаемых ликвидационных мер момент прекращения сброса должен связываться с сутью прекращения сброса, как он определялся бы в ситуации сброса загрязняющих веществ в воду. В последнем случае под прекращением разлива понимается остановка изливания при локализации аварийного разлива. При попадании в почву, а затем в водный объект остановка изливания растягивается по времени. 
  • Довод ответчика об отсутствии возможности контролировать данный процесс причинителем вреда после поступления в почву и загрязнении водного объекта как сопредельной среды не исключает суть понятия окончания сброса (разлива) как прекращения изливания в объект природной среды, в отношении которого исчисляется вред. 
  • Попытки ответчика утверждать, что стекание нефтепродуктов с грунта в воду не может квалифицироваться как сброс, по сути, направлены на полное исключение предъявленного к нему требования о возмещении вреда водному объекту, поскольку все дизельное топливо попало в реки по земле. 
  • За момент прекращения сброса принимается дата его фактического прекращения, устанавливаемого Росприроднадзором, по результатам выполнения водопользователем предписания об устранении нарушений, связанных с превышением допустимых концентраций вредных (загрязняющих) веществ. 
  • Решение о прекращении сброса Росприроднадзором в отношении разлива на объекте ответчика до настоящего времени не принято. 
  • Ссылки ответчика на судебную практику судом не принимаются, поскольку во всех указанных делах разлив нефтепродуктов произошел непосредственно в водный объект, в том числе через промышленноливневую канализацию, трубопроводы, с морских или речных судов и барж, а не в почву как в настоящем деле; объем разлившегося топлива, исходя из фактических обстоятельств дела, существенно меньше, чем в настоящем деле, что позволило оперативно и практически полностью локализовать разлив (нефтепродукты направлены по обводному трубопроводу, задвижки перекрыты, бункеровочные, наливные операции прекращены и т.д.). 
  • Поскольку суд пришел к выводу о применимости при расчете размера вреда водным объектам значения коэффициента Кдл, равного 5, в связи с длительностью негативного воздействия на водные объекты, то назначение экспертизы в целях установления растворимости разлившихся нефтепродуктов не имеет правового значения для настоящего спора.
Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 1 (51)/март 2021 г.

Утилизационный сбор экологии не подмога
О применении Арбитражным судом Красноярского края коэффициента Кдл в споре Росприроднадзора и НТЭ
Налоги горного предприятия. Почему их теряет государство?
Включение горноотводного акта в качестве неотъемлемой части к лицензии
^ Наверх