22 Октября 2020, Четверг23:29 МСК
Курсы на 22.10.2020
76,58 -0,38
Au 1 907 -0,94%
Ag 24,80 -1,09%
90,51 -0,82
Pt 886,70 -0,34%
Pd 2 392 -0,83%

Золото «Дальстроя».

К концу 20-х годов ХХ века в СССР укрепилась единоличная власть Иосифа Виссарионовича Сталина. Молодое советское государство находилось в весьма затруднительном экономическом состоянии, а точнее — на пороге финансового банкротства. Страна имела огромный внешний долг при отсутствии доходов от экспорта и растущие потребности во внешних кредитах с трудностями в их получении.

А.В. Золотов — аспирант МГРИ им. С. Орджоникидзе (Москва)
В.Т. Борисович — профессор, д.т.н.

Золотовалютные резервы Советской России были очень малы. По официальным данным, в 1918–1922 гг. было извлечено из недр 15,4 т золота, а «дополнительно получено от населения» 15,7 т.

К 1953 году, ко времени смерти генералиссимуса, золотой запас СССР значительно вырос, почти в 14 раз, достигнув своей рекордной высоты в 2049 т.

Какой же ценой было оплачено создание данных золотовалютных резервов СССР? Какие исторические и экономические уроки мы можем извлечь из сталинского «экономического чуда»? Попробуем найти ответы на эти вопросы ради быстрейшего решения экономических проблем золотодобывающей отрасли Российской Федерации.

Углубленный анализ многочисленной литературы по данному вопросу показывает, что к концу 20-х годов прошло-го столетия советскому развивающемуся государству необходимо было заново создавать свой золотой запас, так как он с каждым годом катастрофически уменьшался. 

Золото было жизненно необходимо СССР для преодоления разрухи, восстановления народного хозяйства и на индустриальный рывок. Начавшиеся промышленная индустриализация и коллективизация страны требовали больших капиталовложений.

Страна Советов увеличивала объемы внешних кредитов. Главным кредитором СССР в то время была Германия. Кредит этому государству к концу 1931 г. вырос до 1,4 млрд золотых рублей (более 1 тыс. т золота). 

Уже с 1928 г., когда были использованы почти все свободные на тот момент национальные золотовалютные резервы, в том числе и промышленно добытое золото того года.

Однако решить проблемы финансирования индустриализации и коллективизации советской страны и уменьшения ее внешнего долга за счет золотовалютных запасов, имевшихся в Госбанке СССР, было, конечно, затруднительно.

И.В. Сталин с огромным интересом отнесся к американскому опыту освоения золотых приисков в Калифорнии, в которой добычей золота в основном занимались добровольно отдельные личности, мечтавшие разбогатеть в короткий срок. Открытие золота в указанной местности способствовало возрождению экономики США. 

Но в Советском Союзе «золотая лихорадка» 20-30-х годов ХХ века была в отличии американской государственным предприятием с определенными целями, задачами и планами. Главной целью было финансирование индустриализации и коллективизации страны, а также создание национального золотого запаса. Методы, которыми она проводилась, породили экспериментальный «Дальстрой» с результатами, крайне противоречивыми по своим последствиям. Однако огромнейший вклад этого дела в победу нашего народа в Великой Отечественной войне трудно оспорить даже явным недоброжелателям как у нас, так за рубежом.

В ходе гражданской войны большевики успешно отстояли все известные на тот период золотоносные земли Российской Империи. При НЭПе силами частных старателей и иностранных концессионеров добыча золота начала постепенно возрождаться. 

Вскоре с первыми положительными результатами в индустриализации страны И. Сталин обратил особое внимание на золотодобычу. Правительством страны был провозглашен курс на увеличение золотого запаса. Были приняты ряд постановлений СНК СССР: «О льготах для государственных предприятий, добывающих золото наряду с другими полезными ископаемыми» (от 16 мая 1927 г.), «О золотой и платиновой промышленности и о хранении и обращении золота и платины» (от 8 мая 1929 г.) и другие.

Для пополнения национальных золотовалютных резервов руководство страны Советов изыскивало всевозможные ресурсы. Советские специалисты активно перенимали американский опыт. Они изучали технологии и оборудование на приисках и рудниках Аляски, Колорадо, Калифорнии и других районов США, знакомились с работой заводов в Детройте, Балтиморе, Филадельфии и Сент-Луисе, а также рассматривали опыт банковского финансирования в Бостоне и Вашингтоне. Кроме того, и американские инженеры нанимались для работы в СССР.

Некоторый поворот в золотопромышленной политике был ознаменован расширением в 1924–1925 гг. полномочий «Главзолота». Данная организация задумывалась как своеобразное «государство в государстве», которое должно было само себя обеспечивать всем необходимым.

Однако в 1927 г. была проведена новая реорганизация управления отраслью. Постановлением СНК СССР от 4.06.1927 г. было создано Всесоюзное акционерное общество «Союз-золото», которое стало расширять геологоразведку, налаживать золотодобычу, приглашать для работы в СССР иностранных специалистов и разрабатывать меры для привлечения старательства. Его акционерами были, помимо золотопромышленных трестов, ВСНХ, Наркомфин и Госбанк СССР. Председателем указанного общества стал лично назначенный И.В. Сталиным Александр Павлович Серебровский. 

В 1929 г. в мире был восстановлен золотослитковый стандарт, ознаменовавший возрастание экономической роли золота. И для увеличения запасов золота в государстве И.В. Сталин поставил смелую задачу: быстро догнать и перегнать в этом деле мирового лидера Трансвааль (более 300 т золота в год). В действие вступала «сталинская золотая программа» с режимом секретности. В стране стали проводиться масштабные мероприятия по возрождению известных месторождений золота и организовываться геологические экспедиции для поиска новых промышленных золотоносных площадей. В частности, отметим результаты Индигирской экспедиции Геолкома ВСНХ СССР и Колымского геоморфологического отряда Якутской комиссии АН СССР, возглавляемого С.В. Обручевым, а также геологической партии по исследованию реки Колымы под руководством И.Ф. Молодых. В этот же период времени на Колыму были направлены Первая Колымская экспедиция Юрия Билибина и Вторая Колымская экспедиция В.А. Цареградского.

После получения результатов геологических экспедиций 20–30-х гг. ХХ века, а также в результате быстрого открытия большого количества золотых приисков определилась дальнейшая судьба Золотой Колымы, зависимой от личного руководства И.В. Сталиным и государственных решений правительства. Результатом мер, принятых советским государством, стало постепенное увеличение потока золота в хранилища Госбанка СССР. 

2020_№1_Борисович Дальстрой, лица.jpg

В ноябре 1931 г. вышло Постановление ЦК ВКП (б) «О Колыме» о создании специального треста, который непосредственно подчинялся бы ЦК ВКП (б). Данный документ был подписан секретарем ЦК И.В. Сталиным и начинался так: «Для форсирования разработки золотодобычи в верховьях реки Колымы образовать специальный трест с непосредственным подчинением ЦК ВКП (б)». Контроль за деятельностью указанного треста был возложен на Г.Г. Ягоду. Постановление предписывало: «Для непосредственного руководства всей работой треста назначить директоров треста тов. Берзина с пребыванием его на месте». Кроме того, была сразу установлена программа добычи золота: «…к концу 1931 г. — 2 т; 1932 г. — 10 т и в 1933 г. — 25 т».

Это постановление положило начало промышленному освоению силами заключенных Северо-Востока СССР. И уже 13 ноября 1931 г. к «гражданской золотодобыче» прибавился «Дальстрой», созданный на основании решения ЦК ВКП (б) и Постановления Совета Труда и Обороны (СТО) ССР № 516 от 13.10.1931 г. (просуществовал до 29 мая 1957 года).

Государственный трест «Дальстрой» по-дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы должен был стать базой со своими особыми правилами для дальнейшего комплексного освоения и эксплуатации необжитых северо-восточных территорий СССР. Его основными задачами стали разведка, добыча и обработка стратегически важных полезных ископаемых в экстремальных северных условиях, в том числе получение максимального количества золота в кратчайшие сроки, а также «колонизация района разработок и организация всевозможных предприятий и работ в интересах успешного выполнения первой задачи».

Он стал экспериментальным предприятием. И.В. Сталин считал, что создан комбинат «особого типа, работающий в специфических условиях, и эта специфика требует особых условий работы, особой дисциплины, особого режима». Отметим, что именно Юрий Билибин, начальник первой Колымской экспедиции, считается его крестным отцом.

Финансирование операций данного государственного треста производи-лось из Государственного бюджета СССР на основании заявок треста. Вся его работа освобождалась от всех местных налогов и сборов до особого о том постановления СТО. Иногда это предприятие сравнивают с «Компанией Гудзонова залива» или британской «Ост-Индская компанией». 

С момента организации «Дальстрой» подчинялся непосредственно СТО, а после упразднения последнего — СНК СССР. Первым его директором был назначен 14 ноября 1931 г. закрытым Постановлением СТО № 518 Эдуард Петрович Берзин. Руководство треста, ряд специалистов и вольнонаемных работников, а также стрелки военизированной охраны и первая группа заключенных (не менее ста) высадились с парохода «Сахалин», пробившемся через льды Охотского моря с помощью ледореза «Литке», в бухте Нагаево (Магадан) 4 февраля 1932 года. Началась эпоха добычи золота заключенными Колымы.

Управление «Дальстроя» расположилось на берегу этой бухты в поселке Магадан, который спустя несколько лет (в июле 1939 г.) получит статус города. Именно вокруг него в 1932 г. началось масштабное строительство посёлков, приисков, дорог, речных портов и аэродромов. Закладывались основы производственной, социальной и других инфраструктур современной Магаданской области.

В октябре 1932 г. район деятельности этого государственного треста решением ЦК ВКП (б) был выделен в самостоятельную территорию, вошедшую в Дальневосточный край. Она с годами неоднократно расширялась постановлениями СНК СССР, последнее из которых, от 19 марта 1941 г. увеличило площадь треста до 2 266 000 км2. А в начале 1951 г. по представлению МВД Президиум Верховного Совета СССР расширил его территорию до 3 млн км2. Она стала включать в себя всю нынешнюю Магаданскую область, часть Якутии, Хабаровского края и Камчатской области. 

Первых специалистов активно привлекали на Колыму высокими зарплатами, льготами и обещанием стремительных карьерных перспектив. Несмотря на то, что с самого начала основной рабочей силой государственного треста «Дальстроя» были все-таки вольно-наёмные работники, но, тем не менее, его руководство сразу сделало основную ставку на широкое использование труда заключенных. Количество зэков в тресте постоянно росло, и стало преобладающим. Только после массовых освобождений после смерти Сталина в 1953 г. их число уравнялось. Вспомним, что когда-то в прошлом российского государства именно бунтари, мятежные поляки и ссыльные каторжане, также как и заключенные СССР 30-х годов XX века, осваивали отдаленные окраины России.

В 1932 г. золотопромышленность перешла в ведение Наркомата тяжелой промышленности. И глава отрасли А.П. Серебровский стал заместителем наркома.

Структура «Дальстроя» была достаточно сложной. Подчеркнем, что для содержания заключенных в апреле 1932 г. был создан Северо-Восточный лагерь (Севвостлаг) — огромное структурное образование, находившееся под личным контролем и покровительством самого И.В. Сталина, не понаслышке знавшим о быте заключенных. 

Официальная эмблема треста была утверждена его директором Э.П. Берзиным. Позже им было утверждено «Положение об Управлении делами гостреста «Дальстрой» и в составе дирекции среди прочих был создан технический сектор.

На директора (начальника) «Дальстроя» возлагалось непосредственное руководство лагерями, а начальники производственных управлений стали и начальниками соответствующих лагерей. За время существования треста его возглавляли ряд директоров (начальников): Э.П. Березин, К.А. Павлов, И.Ф. Никишов и другие. 

На начальном этапе освоения Колымы широко создавались вольные поселения по аналогии с освоением Сахалина. За счет бывших заключенных пополнялись ряды вольнонаемных работников «Дальстроя». Эдуард Петрович Берзин стремился успешно разрешить не только проблему колонизации сурового края, но и проблему перековки кадров в изоляции. В этот период руководство треста идет на неслыханные шаги в кадровой политике, выдвигая бывших заключенных, в том числе и отбывавших наказание по политическим статьям. Кроме того, зэки могли отбыть наказание быстрее с сокращением сроков, некоторые и за 3–4 года. Были налажены в лагерях треста отличное питание и снабжение одеждой работников, установлен рабочий день 4–6 часов зимой и 10 часов летом. Заключенным даже позволяли помогать деньгами своим семьям. И при освобождении они выходили весьма обеспеченными.

2020_№1_Борисович Дальстрой, фото 1.jpg

Необходимо отметить, что данный период развития золотодобычи на Колыме проходил и под знаком старательских работ. При сопоставлении труда старателей с трудом заключенных была доказана их высокая эффективность (1934 г.). Так, сравнение показало, что один грамм химически чистого золота при хозяйственной разработке обходится на 67,26 % дороже, чем на старательских работах. Но данное превышение в отчетных документах объяснялось условиями расстановки заключенных и их малой опытности в работе, а также и тем, что хозяйственные работы организовывались на более бедных участках. В то же время старательская система была нацелена на поиск старателями участков золотодобычи с высоким содержанием золота. Кроме того, на хозяйственных разработках производственная себестоимость на 1 м3 золотосодержащих песков почти в 2 раза ниже, чем на старательских работах (214 руб. к 111 руб.). Такому удорожанию старательских работ способствовали и премирование старателей, и льготный отпуск товаров и материалов, что в калькуляции выразилось в сумме 12,85 руб. на 1 м3 песков и составило 6 % в производственной себестоимости, при этом при хозяйственных работах эти расходы полностью отсутствовали.

В конце 30-х гг. предпринимались попытки искоренить старательскую добычу, не вписывающуюся в идеологические нормативы.

В 1939 г. численность старателей резко снизилась, а объемы добычи значительно упали. Это повлекло за собой гнев И.В. Сталина, и льготы старателям были восстановлены.

Однако все изменилось с началом войны, решающее значение приобрела зарплата заключенных в 18 руб. за 1 м3 песков по сравнению с 60 руб. у старателей. После такого сравнения к старательскому способу руководство треста больше не возвращалось, тем более что начисленная зарплата заключенным не выплачивалась. Упор в основном делался на оплату продуктами 
и зачет сроков заключения по льготному варианту. 

В марте 1938 г. данный государственный трест «Дальстрой» был подчинен НКВД СССР на основании Постановления СНК СССР № 260 от 4.03.1938 г. Этим же постановлением он был переорганизован в Главное управление строительства Дальнего Севера (ГУСДС) НКВД СССР. При этом его аббревиатура сохранилась.

Отметим, что впоследствии, а именно 28 февраля 1948 г., приказом МВД № 00219 был организован еще особорежимный лагерь и для политических, но и не только заключенных — Особый лагерь № 5 (Береговой лагерь, Берлаг), подчиненный приказом МВД № 00469 от 29.04.1948 г. указанному государственному тресту. Его управление также находилось в Магадане, а сами лагерные подразделения были преимущественно сосредоточены в центральной части территории данного треста. 

Заключенные исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) «Дальстроя» были основной рабочей силой при золотодобыче на Колыме. Следует заметить, что 13 августа 1940 г. для заключенных Севвостлага был восстановлен и вновь введен такой вид поощрения, как досрочное освобождение. Приказом НКВД СССР были досрочно освобождены 72 заключенных, осуждены по «бытовым» статьям.

За короткий срок данный трест стал основным экспериментально-показательным цехом страны. В 30-е годы золото, добытое им, шло на индустриализацию страны, а в войну, по некоторым данным, этим драгметаллом расплачивались за помощь союзников.

В суровых жизненных условиях, осложненных войной и сложнейшими климатическими катаклизмами, «Дальстроем» проводилось комплексное освоение северо-востока страны. Велись геологоразведочные работы, дорожное, гражданское и промышленное строительство, обслуживание и ремонт автодорог. Он имел промышленные предприятия, пароходства, собственное подсобное сельское хозяйство, вел лесозаготовки, транспортировку грузов и т.д.

В условиях вечной мерзлоты заключенные как основная рабочая сила этого государственного треста использовались на добыче многих полезных ископаемых, в том числе золота, олова, вольфрама, кобальта, молибдена, урана, угля и других. Однако его основной производственной специализацией были добыча золота и олова. Уже в 1932 году на пяти первых Колымских приисках (Среднекан, Борискин, Первомайский, Юбилейный, Холодный) добыли 511 кг золота. Постоянно вводились в строй новые прииски.

В 1936–1937 гг. уровень отечественной золотодобычи превысил отметку 130 т, и СССР занял по ее объему второе место в мире. В этом была и огромная заслуга и «Дальстроя». Объем золотодобычи его предприятиями неизменно рос из года в год: 1937 г. — 51 т, 1938 г. — 62 т. Темпы роста золотодобычи в тресте были на много выше, чем в среднем по стране. А уже в 1939 г. на 42-х его приисках было добыто уже 66,7 т золота. Рекордным для него стал 1940 год, когда было добыто 80 т золота.

Получению таких весьма высоких результатов способствовали многие факторы: высокие содержания; низкая себестоимость продукции; наличие вечной мерзлоты; небольшая глубина залегания; легкопромывистость грунтов и др.

Отметим, что производительность труда на золотодобыче «Дальстроя» с 1933 по 1956 г. была различной, но в целом весьма высокой по отрасли. Она была примерно в 2 раза выше, чем в ординарном секторе золотодобывающей промышленности СССР, но при этом в среднем в 4–6 раз ниже, чем в США и Канаде (в т.ч. если рассматривать исключительно добычу россыпного золота). Так, по опубликованным данным, годовая производительность труда на одного рабочего (в граммах чистого золота): в 1933 г. — 565; 1935 г. — 1290; 1937 г. — 2155; 1941 г. — 793; 1949 г. — 709; 1953 г. — 1163 и 1956 г. — 1665г.

От чего же зависела сама производительность труда тружеников треста, что влияло на ее уровень? Безусловно, производительность труда работников «Дальстроя» зависела и от условий труда, и от зарплаты, но определяющим фактором было повышенное содержание золота в песках. Это способствовало тому, что в тресте на одного рабочего добывалось больше металла, чем на других предприятиях СССР.

Результаты золотодобычи треста были бы еще выше, если бы значительно не пострадал кадровый состав отрасли в результате кампании 1937–1938 годов по искоренению «врагов народа».

Перевод отрасли в систему МВД, режим работы на грани человеческих возможностей, ничтожно малая стоимость труда заключенных — всё это, действительно, делало золото «Дальстроя» дешевым в мире. Кроме того, скорый и внушительный эффект давали действующие здесь писанные и неписанные законы и правила при личном одобрении самого Сталина. Неоднократные жалобы сотрудников и заключенных на перегибы и притеснения руководства треста, как правило, последствий для него не имели, а только лишь делали режим пребывания зэков и вольнонаемных в регионе еще более суровым, можно сказать, практически крепостническим. Только события Великой отечественной войны способствовали пересмотру государственной политики в отношении труда заключенных, добывающих столь необходимое золото в трудное для страны военное время. И для стимулирования производительности труда с 1942 г. всех ударников, включая заключенных, стали даже награждать специальным знаком «Отличнику Дальстроевцу». 

Исследуя золотодобычу этого государственного треста, выделим еще несколько основных аспектов низкой себестоимости Колымского золота. Один из них заключался в том, что «Дальстрой» повсеместно производил золотодобычу самым хищническим способом. В первую очередь разрабатывались наиболее богатые участки золотоносных россыпей. Руководство треста стремилось выполнять государственный план любой ценной. И при этом оно не считалось со многими факторами: с огромными отходами, с заброшенными и не до конца освоенными участками, лишней инфраструктурой и другими издержками. Предпочтение оказывалось россыпным месторождениям, где с минимальной механизацией быстрее можно было получить хороший результат, используя только ручной труд заключенных, а участки с рудными залежами откладывались на потом. Хищническая добыча золота повсеместно вела к быстрому истощению и нерациональной отработке месторождений, к далеко не полному использованию разведанных участков и резкому снижению содержания добываемого метала в горной породе, вплоть до непромышленного. Следовательно, деятельность «Дальстроя» была подчинена выполнению плановых заданий в ущерб более планомерному освоению северо-восточных земель СССР. Хотя такую политику данного треста вполне возможно оправдать потребностями и нуждами военного времени. 

Другим важным фактором снижения себестоимости золотодобычи в «Дальстрое» была повсеместная замена численности вольнонаемных работников заключенными, в том числе на инженерных и руководящих должностях, особенно после введения особого режима пребывания на территориях треста. Заметим, что заключенные не требовали усилий по их вербовке и привлечению, а также должного соцобеспечения, льгот, минимальных жилищных условий и премий. Все это компенсировало затраты на их содержание и охрану.

К примеру, в 1940 г. совокупные расходы на одного заключенного (1732 руб. в год) были в 2,6 раза меньше, чем на одного вольнонаемного работника (4585 руб. в год). Средняя заработная плата вольнонаемного рабочего треста составила 4203 руб. в год, среднее премиальное вознаграждение заключенного в 15 раз меньше — 266 руб. в год (подсчитано по: (ГАМО. Ф. Р-23. Оп. 1. Д. 958. Л. 9)).

Фото 3 статья Золото Дальстроя.png

Руководство «Дальстроя» постоянно изыскивало новые способы снижения себестоимости добычи золота, в тресте постоянно увеличивались нормы выработки горной породы. Акцент делался на мускульную силу заключенных. Так, в 1933 г. сменная норм выработки горной породы составляла 0,86 м3, в 1935 г. она увеличилась до 2,1 м3. Однако, стоит отметить, что степень механизации также росла очень высокими темпами.

В годы войны «Дальстрой», несмотря на трудности, успешно смог удерживать высокий темп производства по сравнению с другими регионами СССР и ведущими мировыми державами, где наблюдалось их повсеместное снижение. В 1943 году его посетил посол США Аверелл Гарриман, годом позже — вице президент Генри Уоллес. Руководству данного треста удалось с успехом наглядно доказать гостям перспективы высокой платежеспособности СССР. 

24 февраля 1945 г. за успешное выполнение заданий правительства по производству и строительству на Дальнем Севере «Дальстрой» был награждён орденом Трудового Красного Знамени.

Об условиях жизни и работы заключенных ИТЛ треста подробно рассказано в исторической, экономической и мемуарной литературе. Подчеркнем только, что по имеющимся данным, 
с 1932 по 1953 г. на Колыму было доставлено 740 434 заключённых, умерло — 130 тыс. заключённых, расстреляно — 10 тыс. заключённых, вернулись к мирной жизни 600 тыс. человек. 

Но максимальные показатели смертности заключенных наблюдались в начальном периоде Великой Отечественной войны. Так, если в 1932–1937 гг. умерло 4 тыс. заключенных, то только в 1941 г. — 15,7 тыс., в 1942 г. — 14,9 тыс. 

В 1949–1952 гг. (скорее всего, в 1952 г.) лагерные подразделения данного государственного треста подчинялись непосредственно главку. По опубликованным недавно справочным данным, в системе объектов ГУЛАГа в послевоенный период было более 30 крупных и «специализированных на золоте» учреждений.

По март 1953 года «Дальстрой» находился в ведении НКВД/МВД СССР. Согласно Постановлению Совета Министров СССР № 832–370сс от 18 марта 1953 г. Главное управление строительства Дальнего Севера было передано в Министерство металлургической промышленности СССР, а его лагерные подразделения — ГУЛАГу МЮ СССР (кроме Берегового Лагеря, перешедшего в подчинение Тюремного управления МВД). 
В  сентябре того же года эти лагерные подразделения были подчинены вновь созданному Управлению северо-восточных исправительно-трудовых лагерей. Следует отметить, что, несмотря на передачу главка и лагерей в разные министерства, между ними сохранялась теснейшая связь.

К концу марта 1953 года на территории «Дальстроя» насчитывалось 450 предприятий. В их числе было 89 приисков, рудников и фабрик, 23 электростанции и 1,6 тыс. км высоковольтных линий электропередачи, 84 нефте-базы, 14 узлов связи и 17 ради-оцентров, 6 морских пунктов, 9 аэродромов, 3 узкококолейные железные дороги на Колыме и 2 железные дороги в Ванино и Находке. А также имелось 16 рудников (9 — по добыче олова, 3 — золота, 1 — вольфрама, 1 — кобальта и 2 — урана), 15 обогатительных фабрик, 44 прииска (в том числе золотодобывающих — 37, оловодобывающих — 7).

К началу 1956 года уже меньше 40 % предприятий Дальстроя были укомплектованы заключенными. Архивная статистика свидетельствует, что к этому же времени (начиная со времени образования) ранее легендарный гострест организовал в общей сложности 78 золотодобывающих и 20 оловодобывающих предприятий, 8 золотодобывающих, 18 оловодобывающих, вольфрамодобывающих и кобальтодобывающих рудников и фабрик, 2 урановых рудника. К началу 1956 года стране было поставлено 1148 т золота, 62,3 тыс. т олова, 3 тыс. т вольфрама, 398 т кобальта, более 120 т урана. 

Были освоены поистине огромные труднодоступные территории СССР. Имелись хорошо развитая инфраструктура, свой многочисленный авиаотряд и оснащенный флот. В совокупности великая и ужасная эпоха героев и мучеников «Дальстроя» не была напрасной. 

После войны Сталин перестал продавать золото за границу. Создав золотодобывающую промышленность, страна преодолела золотовалютный кризис. Запад был напуган возможностью СССР завалить мировой рынок дешёвым золотом. Однако Хрущев начал активно тратить золото на закупку зерна, а Брежнев — на поддержку стран 3-го мира. Кроме того, при Горбачеве золотовалютные резервы государства сошли до минимума. В 1991 г. в СССР осталось всего 240 т золота, у США в это время запас составлял чуть более 8 тыс. т, при том, что в 1949 г. он составлял около 22 тыс. т.

Запасая золото всеми возможными способами, Иосиф Сталин накопил запасы, которые обеспечили восстановление разрушенного народного хозяйства советского государства и способствовали укреплению СССР на мировой арене на несколько десятилетий вперед. 

В современном российском обществе лидерам постсоветской России предстоит создавать национальный золотовалютный запас заново. Учет достижений и ошибок «Дальстроя» в этом вопросе, безусловно, поможет решить эту проблему в новых условиях с наименьшими издержками. Особое внимание заслуживает опыт использования старателей с их инициативой и опорой на собственные силы и средства, а также активное создание условий для всестороннего стимулирования труда тружеников золотодобывающей отрасли, разработка реальных льгот и социальных лифтов, использование потенциала дальневосточных гектаров и т.д. 

Источники:

книга.png1. Лешков В.Г., Бельченко Е.Л., Гузман Б.В. Золото российских недр. М., 2000.
2. Черняк А. Золото России: (По материалам слушания в Государственной думе) // Российская Федерация. № 1. 1996.
3. Сапоговская Л.В. История золотодобычи в СССР// История государства. 2016. www.statehistory.ru.
4. Борисов С.М. Золото в экономике современного капитализма. — М., 1968.
5. Постановление ЦК ВКП (б) «О Колыме» от 11 ноября 1931 г. // РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 11. Л. 57–63. www.sovdoc.rusarchives.ru (дата обращения: 26.01.2020).
6. Постаовление Совета Труда и Обороны (СТО) ССР № 516 от 13.10.1931 г. // Государственный архив Магаданской области (ОГКУ «ГАМО»), Ф. р-23сс, оп. 1, д. 1, л. 1, 1 об.
7. Широков А. И. История формирования и деятельности «Дальстроя» в 1931–1941 гг. // Дисс. канд. ист. наук. — Томск, 1997. «Мемориал».
8. Историческая хроника Магаданской области: События и факты, 1917–1972. Магадан, 1975.
9. Николаев К.Б. К вопросу изучения истории Дальстроя // Исторические аспекты Северо-Востока России: экономика, образование, колымский ГУЛаг: Сб. ст. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1996.
10. Новости Магадана и Магаданской области // Колыма.ru. www.kolyma.ru (дата обращения: 26.01.2020).
11. Государственный архив Магаданской области (ОГКУ «ГАМО») // Ф. Р-23. Оп. 1. Д. 45. Л. 100–101. www.statearchive.ru (дата обращения: 26.01.2020).
12. Государственный архив Российской Федерации // Ф. 9401. Оп. 1а. Д. 22. Л. 246. www.statearchive.ru (дата обращения: 26.01.2020).
13. www.MagadanМedia.ru/news (дата обращения: 26.01.2020).
14. Козлов А.Г. Дальстрой как «комбинат особого типа» и его роль в освоении Северо-Востока России // II Диковские чтения: Материалы научно-практической конференции, посвященной 70-летию Дальстроя. — Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. С. 5–29.
15. Вехов С.М. Золотая промышленность за годы сталинских пятилеток // Золотая промышленность. 1939. № 10, 11.
16. ГУЛАГ. Главное управление исправительных лагерей. 1918–1960. Cб. документов/сост. А.И. Кокурин, Н.В. Петров, — М., 2000.
17. Гребенюк П. С. Дальстрой и производительность труда в золотодобывающей отрасли СССР:
опыт сравнительного анализа // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2018. № 1.
18. Зеляк В.Г. Валютный цех страны: история развития горнопромышленного комплекса Северо-Востока России в 1928–1991 гг. Томск, 2015.
19. Бацаев И.Д., Козлов А. . Дальстрой и Севвостлаг ОГПУ-НКВД СССР в цифрах и документах: В 2-х ч. Ч.1 (1931–1941), Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2002. 381 с.

Опубликовано в журнале "Золото и технологии" № 1/март 2020 г.



Разграничение продукции (незавершённого производства) и отхода добычи полезных ископаемых
Проблемы золотодобытчиков в землепользовании при недропользовании
Перевод категории земельного участка сельскохозяйственного назначения, находящегося в федеральной собственности, в земли промышленности для целей добычи полезных ископаемых.
Риски переоформления лицензии на право пользования недрами в процедуре банкротства
^ Наверх