27 февраля 2024, Вторник17:23 МСК
Вход/Регистрация

Перспективы открытия на Северо-Востоке России Au-Ag-Cu-Pb-Zn месторождений типа Куроко

В последнее время становится все более очевидным, что Северо-Восток России (СВР) по минеральному богатству вулканоплутонических поясов, не уступает ни Андийской, ни Кордильерской, ни Балкано-Карпатской провинциям. В статье показаны перспективы обнаружения в вулканоплутонических поясах СВР островодужного типа промышленно значимых колчеданно-полиметаллических месторождений с высокими содержаниями благородных металлов.

главный научный сотрудник, заведующий лабораторией Геологии рудных месторождений  ИГЕМ РАН, д.г.-м.н.А.В. Волков — д.г.-м.н., заведующий лабораторией Геологии рудных месторождений, главный научный сотрудник ИГЕМ РАН.




Введение

Фанерозойские вулканоплутонические пояса СВР островодужного и окраинноконтинентального типов формировались в пределах окраинноморской литосферы [1, 2]. Они характеризуются родственными рудными формациями, представленными эпитермальными и порфировыми месторождениями [2]. Вместе с тем промышленно значимые субмаринные колчеданно-полиметаллические (преимущественно тип Куроко) месторождения — отличительная черта вулканических поясов островодужного типа Тихоокеанского огненного кольца и металлогенического пояса Тетис — в СВР до сих пор не открыты.

улканотонические.jpg

Рис. 1. Вулканоплутонические пояса Северо-Востока России. Показаны перспективные районы на развитие месторождений колчеданного рудноформационного ряда. Тектоническая основа по [5] c изменениями и дополнениями 

1 — Сибирский кратон; 2 — крупные блоки с континентальной корой Сибирского кратона; 3, 4 — пассивная окраина Сибирского кратона (Верхоянский комплекс): 3 – палеозойскомезозойские отложения; 4 — мезозойские отложения. 5 — складчатый чехол Чукотского континента; 6 — Восточно-Чукотско-Сьюардский (Эскимосский) блок; 7 — КорякскоКамчатский аккреционный пояс; 8 — Монголо-Охотский складчатый пояс; 9 — позднемезозойские коллизионные сутуры; 10 — Кедонский позднепалеозойский окраинно-континентальный вулканический пояс; 11, 12 — надсубдукционные позднеюрско-раннемеловые образования: 11 — Удско-Мургальская островодужная система; 12 — Уяндино-Ясачненский (УЯВП), Олойский (ОВП), Святоноский (СВП) и Южно-Анюйский (ЮАВП) вулканоплутонические пояса. 13 — Охотско-Чукотский окраинно-континентальный позднемеловой вулканический пояс (ОЧВП); 14–16 — кайнозойский вулканические пояса: 14 — эоцен-олигоценовый КорякскоЗападно-Камчатского; 15 — олигоцен-четвертичный Центрально-Камчатский; 16 — плиоценчетвертичный Восточно-Камчатский. 17 — глубинные разломы: а — границы блоков; б — зоны тектоно-магматической активизации. 18 — перспективные районы на развитие месторождений колчеданного рудноформационного ряда.

Подобные месторождения, по нашему мнению, могут быть интересны для горной промышленности даже в экономических условиях СВР. В частности, в Североамериканских Кордильерах в экономических условиях, близких к СВР, выявлены и освоены уникально обогащенные золотом и серебром колчеданно-полиметаллические месторождения Грин Крик (Аляска, США) и Ескай Крик (Британская Колумбия, Канада).

Только из месторождения Ескай Крик за 14 лет было добыто более 100 т золота и 5 тыс. т серебра.

В то же время в Уяндино-Ясаченском, Удско-Мургальском и Олойском вулканоплутонических поясах островодужного типа СВР (рис. 1) известны несколько рудных районов, перспективных на открытие колчеданно-полиметаллических месторождений [3, 4]. Однако детальные поисково-оценочные работы в их пределах не проводились.

В настоящей статье обсуждаются рудноформационные построения, на основе которых показаны перспективы обнаружения в вулканоплутонических поясах СВР островодужного типа промышленно значимых колчеданных месторождений с высокими содержаниями благородных металлов.

Краткий тектонический очерк

Согласно концепции аккреционной тектоники, СВР в мезо-кайнозойское время представлял собой активную континентальную окраину, что нашло свое отражение в формировании восьми последовательно развивавшихся с северо-запада на юго-восток вулканоплутонических поясов (рис. 1, табл. 1). Шесть из них развивались параллельно современному положению Курило-Камчатского глубоководного желоба: позднеюрско-раннемеловой Удско-Мургальский (УМВП), позднемеловой-палеогеновый Охотско-Чукотского (ОЧВП), позднемеловойпалеогеновый Восточно-Сихоте-Алиньского (ВСВП), эоцен-олигоценовый Корякско-Западно-Камчатского (КЗКВП), олигоцен-четвертичный Центрально-Камчатский (ЦКВП), плиоцен-четвертичный Восточно-Камчатский (ВКВП). А два — Уяндино-Ясаченский (УЯВП) и Олойский (ОВП) расположены параллельно северной палеоокраине континента в юрское время [5]. Как уже отмечалось выше, три пояса (УЯВП, ОВП и УМВП) имеют островодужную природу, а остальные относятся к континентальному типу [6].

геологический разрез.jpg

Рис. 2. Геологический разрез в крест простирания Юго-западной рудной зоны месторождения Грин Крик по [11], модифицирован 

1 — графитизированные и пиритизированные аргиллиты; 2 — колчеданное рудное тело; 3 — окварцованные филлиты; 4 — серицитизированные филлиты; 5 — хлоритизированные филлиты; карбонатные филлиты; 7 — серпентиниты; 8 — разломы; 9 — уровые скважины.

Последовательное омоложение вулканических поясов, начиная с раннего мела, соответствует смещению в сторону Тихого океана системы «вулканическая дуга — желоб». Многие из этих поясов тесно связаны с зонами тектономагматической активизации (ТМА), что было показано в недавно опубликованной статье [7]. Кроме перечисленных выше вулканогенных поясов, в пределах Омолонского кратонного террейна известен доаккреционный девонский Кедонский краевой вулканогенный пояс (КВП).

Все вулканогенные пояса и оперяющие их перивулканические зоны ТМА образуют крупнейшую в мире металлогеническую провинцию с полихронным и разнообразным по составу вулканогенно-плутоногенным оруденением. Перечисленные в таблице 1 вулканические пояса СВА, в том числе и островодужного типа, имеют минимальное количество крупных и суперкрупных месторождений по сравнению с другими континентальными окраинами (например, Южно- и /или Североамериканской), что, конечно, связано с недостаточной опоискованностью этих регионов.

Колчеданно-полиметаллический рудноформационный ряд

Колчеданные базовые формации, возглавляющие рудноформационные ряды, связаны с до-, син-, и постаккреционными этапами развития разнотипных террейнов [8]; в возрастном отношении их образование охватывает период от раннего архея до конца фанерозоя [9]. К до-, и синаккреционным относятся герцинские провинции Урала и Северного Кавказа, а также, по-видимому, архейская провинция Черчилл (Канада) и протерозойская — Аризона (США); к постаккреционным — вулкано-плутонические пояса, развившиеся в пределах островодужных и океанических террейнов. Это преимущественно более молодые области, расположенные, в частности, в пределах Среднегорско-Понтийско-Малокавказского пояса, в провинции зеленых туфов Японии, в ряде верхнепалеозойских вулканических зон Казахстана и Узбекистана. Колчеданные месторождения рифтогенных впадин характеризуются более отчетливо выраженной метасоматической природой рудообразования, нежели гидротермально-осадочной. В островодужных и океанических террейнах, напротив, имеют довольно четкие признаки гидротермально-осадочных субмаринных образований.

По составу рудоносных геологических формаций и геодинамическим условиям рудообразования колчеданные месторождения разделяются на две группы: вулканогенную и стратиформную. К первой относятся три типа месторождений: Кипрский (преимущественно медные, редко медно-цинковые), Уральский (в основном медноцинковые) и Куроко (медно-свинцовоцинковые). Стратиформные колчеданные месторождения в большинстве случаев связаны с мощными терригенными, иногда терригенно-карбонатными рифтогенными толщами, накопление которых сопровождалось излияниями субмаринных базальтоидов или внедрением даек основного состава.

схематический разрез.jpg

Рис. 3. Схематический модельный разрез рудного района Золотой треугольник (Британская Колумбия, Канада) по [12], модифицирован 

1 — вулканокластические отложения; 2 — вулканические лавы и туфы; 3 — кластическая осадочная толща; 4 — пепловые туфы; 5 — конгломераты; 6 — пилоу базальты; 7 — К-полевошпатовые мегакристаллические интрузии; 8 — интрузии и риолитовые купола; 9 — Au-Ag-эпитермальные жилы (месторождения Брусержак, Джонни Маунт и Снип); 10 — сингенетичная колчеданная Zn-Pb-Cu и Au-Ag минерализация (месторождение Ескай Крик); 11 — Cu-Mo-Au-Ag-порфировая минерализация (КСМ, Ред Блуф); 12 — зона метасоматитов, включая аргиллизиты и кварциты (проявление высокосернистой Au-Ag-Cu минерализации Трети Гласьер).

В минералого-геохимическом отношении колчеданные месторождения представляют собой наиболее однородную группу рудных проявлений; различия месторождений разных металлогенических эпох более выражены в геологических условиях локализации оруденения. В обобщенном разрезе рудоносного горизонта колчеданного месторождения выделяются зоны (снизувверх): подстилающая безрудная, медно-колчеданная, цинковая, свинцовоцинковая, баритовая (свинцово-серебряная). Практически весь объем сульфидов сосредоточен в собственно стратиформной части месторождений, однако во многих случаях в качестве существенной составной части месторождений (преимущественно в подстилающей зоне) развивается прожилково-вкрапленная сульфидная и жильная минерализация. Образовавшиеся в более позднее время минеральные ассоциации в значительной мере наследуют первичную зональность. Концентрации золота и серебра в медных и полиметаллических рудах колчеданных месторождений (массивных серебряно-свинцово-цинково-медных залежей) крайне изменчивы. Например, в таких известных гигантских свинцовоцинковых месторождениях Австралии, как Брокен-Хилл и Маунт-Айза, которые при современной экономической конъюнктуре могут рассматриваться как серебряные с попутным свинцом и цинком, основная масса серебра содержится в галените, тетраэдрите, дискразите, а также находится в самородном виде (среднее содержание его в рудах — до 210–240 г/т). В рудах месторождения Розбери небольшие количества тетраэдрита, присутствующего в виде рассеянных зерен или агрегатов, содержат серебро в концентрациях до 20 кг/т. В Ag-Cu-Zn месторождении Кидд-Крик (Канада) серебро в основном самородное и содержится в виде микровключений в пирите.

В рудах месторождения ИзокЛейк (Канада) основным носителем серебра является халькопирит [10]. Серебро концентрируется в нем в виде изоморфной примеси, замещая медь с образованием твердого раствора типа (Сu,Ag)4Fe5S8; значительно меньшая часть серебра содержится в галените, тетраэдрите, пираргирите.

В существенно медных месторождениях стратиформной группы, залегающих в терригенно-осадочных породах, примесь серебра в рудах возрастает в ряду галенит-халькопирит-борнит-халькозин. Золотосеребряная минерализация, проявляющаяся на фоне перегруппировки вещества колчеданных руд при более или менее существенном разрыве между развитием барит-сфалеритгаленитового комплекса и более ранних пиритовых и халькопирит-сфалеритовых ассоциаций, несет характерные признаки золотосеребряной формации и, в свою очередь, последовательные стадии ее зарождения в колчеданных рудах.

идеализированный.jpg

Рис. 4. Идеализированный разрез месторождения Маднеули. Размеры рудных тел увеличены [19] 

1 — туфы, вмещающие нижнюю колчеданную линзу; 2 — богатые кремнием тела нижней части; 3 — окремненное верхнее тело; 4 — конгломерат-брекчия; 5 — тефроид; 6 — туфоконгломерат-туфобрекчия; 7 — туф с пизолитовыми прослойками; 8 — риодацитовая экструзия; 9 — игнимбриты; 10 — предполагаемые разломы; 11 — прожилково-вкрапленные руды; 12 — рудная брекчия; 13–14 — стратиформные руды: 13 — массивные сульфидные руды; 14 — баритовые руды.

Наиболее близки по возрасту к островодужным поясам СевероВостока России — месторождения южной Аляски (США) и севера Британской Колумбии (Канада). Именно эти месторождения значительно обогащены золотом и серебром [11, 12].

Из колчеданно-полиметаллического месторождения Грин Крик, по данным «Hecla Minig Company», добыто серебра — 5450 т, золота — 41 т, цинка и свинца — 1,2 млн т. Активных запасов осталось на 23 года работы рудника: серебра — 4360 т, золота — 36 т, свинца — 370 тыс. т и цинка — 960 тыс. т.

В 2012 г. производство золота составило 1,7 т, а серебра — 185 т. Средние содержания профилирующих металлов в рудах составляет 13,9 % цинка, 5,1 % свинца, 4,7 г/т золота и 600 г/т серебра. Месторождение сформировалось в позднем триасе (206 млн лет) в начальный период рифтинга в террейне Александр [11]. На месторождении проявлен ряд сингенетических, диагенетических и эпигенетических особенностей типичных для типа Куроко и для стратиформных месторождений типа Миссисипи.

Вмещающие породы колчеданного месторождения Грин Крик состоят преимущественно из морских осадочных и мафических ультраосновных вулканических пород, которые испытали несколько периодов деформаций [11]. Последние сформировали складчатые рудные тела сложной геометрии (рис. 2). Колчеданная минерализация локализована прерывисто вдоль структурного контакта между филлитами в висячем боку и кварц-слюдистыми карбонатными, графитовыми и известковыми аргиллитами в лежачем боку.

Руды месторождения Грин Крик по литологии делятся на две большие группы: массивные руды >50 % сульфидов и белые руды <50 % сульфидов [11]. Массивные руды дополнительно разделяются на содержащие благородные металлы и пиритовые. Содержание драгоценных металлов в массивных рудах варьируют в значительных пределах: от экономически невыгодных до бонанцевых (Au >15 г/т и Ag >500 г/т). Белые руды подразделяются на три группы: жильные с белым карбонатом, белые кремнистые и белые баритовые руды. Эти руды, как правило, бедны цветными и благородными металлами. Основные сульфидные минералы руд: пирит, сфалерит, галенит и тетраэдрит/тенанатит.

Модель формирования месторождения Грин Крик [11] представляется следующим образом. На раннем этапе рифтообразования колчеданная минерализация формировалась в условиях мелкого карбонатного шельфа при низких температурах. В результате развития рифтинга на последующем этапе произошло опускание шельфа и изоляция его в виде грабена в пределах террейна Александр. В этот период сформировались массивные сульфидные руды синхронно со становлением ультрабазитовых интрузивов и формированием сланцевой покрышки. Месторождение сформировалось окончательно в результате работы гидротермальной системы под сланцевым экраном.

Вулканический пояс,
зона  
 Длина,
км  
 Возраст
магматизма,
индекс /млн лет  
 Тип коры   Характеристика
фундамента     
    Ресурсы металлов Возраст и тип
месторождений  
 Примеры
месторождений,
проявлений
 
 Au / Ag, т Cu,
тыс. т
 Кедонский (КВП) 400  D2–3 / 416–320 Континентальный Докембрийские гнейсы,
амфиболиты палеозойские
известняки, гранитоиды
 1000 / 3000 5000 Среднедевонский
PC, SС, HS ± LS, DS
 Кубака, Биркачан,
Ольча, Юный,
Риф, Таборное,
Медь гора и др
 Олойский (ОВП) 1000 J3–K1 / 146–100  Островодужный  Палеозойские и мезозойские
терригенные толщи, офиолиты
 3000 / 10000  150000 Позднеюрский
PC, SС,
HS ± LS, VMS
 Песчанка,
Находка,
Весенний, Клен
и др.
 Удско-
Мургальский (УМВП)
 3500  J3–K1 / 136–100  Островодужный  Докембрийские гнейсы,
амфиболиты палеозойские и
мезозойские терригенные толщи,
офиолиты
 1000 / 5000  10000 Раннемеловой
PC, SС, HS ± LS,
IS, VMS
 Лора, Прямой,
Рыжик, Уптар,
Джульетта и др
 Уяндино-
Ясаченский (УЯВП)
 850 J2–K1 / 175–136  Островодужный  Палеозойские и мезозойские
терригенные и карбонатные
толщи, офиолиты
 1000 / 5000  10000 Позднеюрский
PC, SС, HS ± LS,
IS, VMS, DS
 Хотойдох,
Кунаревское,
Урультунское Широкое,
Арбат, Пологое
и др.
 Охотско-
Чукотский (ОЧВП)
 3500  K / 110–65 Континентальный Докембрийские гнейсы,
амфиболиты палеозойские и
мезозойские терригенные толщи
 3000 / 30000 50000 Позднемеловой
PC, SС, HS ± LS,
IS, DS
 Дукат, Купол,
Двойной, Карамкен,
Нявленга, Валунистый,
Хаканджа, Светлое,
Авлаякан и др.
 Восточно-Сихотэ-
Алиньский (ВСАП)
 1300  K2–Pg1 / 100–55 Континентальный Докембрийские гнейсы,
амфиболиты палеозойские и
мезозойские терригенные толщи
 2000 / 20000 10000 Эоценовый PC, SС,
HS ± LS, IS
 Многовершинное,
Белая Гора,
Майское,
Николаевское,
Дальнегорское,
Союзное,
Милоградовское
и др.
 Западно-
Камчатский-
Корякский (ЗКВП)
 1000 Pg / 55–23 Континентальный Мезозойские терригенные
и карбонатные толщи, офиолиты
 1000 / 5000 10000 Эоцен-олигоценовый
PC, SС, HS ± LS, DS
 Аметистовое,
Иволга, Орловка,
Спрут и др.
 Центрально-
Камчатский (ЦКВП)
 1800 N1 / 23–5 Континентальный Докембрийские гнейсы,
амфиболиты, палеозойские
и мезозойские вулканогенно-
осадочные толщи, ультрабазиты,
офиолиты
 1500 / 5000 30000 Миоцен PC, SС,
HS ± LS, IS
 Агинское,
Бараньевское,
Озерновское
и др
 Восточно-
Камчатский-
Курильский (ВКВП)
 2000 N2–Q / 5–0  Островодужный  Мезозойские вулкано-
геннотерригенные
толщи, офиолиты
 1000 / 10000 10000 Плиоцен VMS, PC, SС,
HS ± LS, IS
 Прасловское,
Аинское, Кумроч
и др.
Табл. 1. Вулканоплутонические пояса Северо-Востока России 

Примечание. Типы месторождений: PC — Cu-Au-порфировый; SС — Cu-Au-скарновый; LS — Au-Ag-эпитермальный низкосернистый; IS — Ag-Au-эпитермальный среднесернистый; HS — Au-Ag-эпитермальный высокосернистый; VMS — Cu-Zn-Pb-Au-Ag-колчеданный (тип Куроко); DS — вкрапленный Au-As-Sb-сульфидный.

На заключительных этапах рифтогенеза внедрились интрузии ультрабазитов и триасовая толща была перекрыта базальтовым экструзивным потоком. В результате зеленосланцевого регионального метаморфизма, связанного с юрско-меловой аккрецией террейна Александр к континентальной окраине, произошла перекристаллизация и ремобилизация и значительное обогащение рудных тел месторождения Грин Крик золотом и серебром.

Западный угол территории Канады — один из самых богатых рудных районов в мире, известный под названием Золотой треугольник (Golden Triangle). В последние пять лет многие инвесторы смогли оценить значение этого региона. Здесь грянул инвестиционный геологоразведочный и горнодобывающий бум. Практически вся территория Британской Колумбии — западной провинции Канады геологически весьма перспективна на открытие новых рудных месторождений цв етных и благородных металлов, но Золотой треугольник выделяется производством огромного количества драгоценных и полиметаллов в течение прошлого столетия. Богатейшее и уникальное месторождение Ескай Крик в 90 км к северу от порта Стюарт — визитная карточка Золотого треугольника. А расположенный в 100 км севернее золотомедный гигант — месторождение Красный Крис (Imperial Metals) — в настоящее время находится в стадии освоения.

Значительный объем геологоразведочных работ (ГРР) в течение нескольких десятилетий, затраченный на поиски золотосеребряных бонанц типа Ескай Крик, привел к открытию и разведке многочисленных крупных месторождений драгоценных и цветных металлов в Золотом треугольнике (рис. 3). В результате — пять горнодобывающих проектов мирового класса находятся на стадии подготовки к освоению.

схематический2.jpg

Рис. 5. Схематический разрез месторождения Куроко [22] 

1 — вулканогенно-осадочные породы кровли; 2 — риолитовые купола; 3 — эксплозивные брекчии риолитов; 4 — туфобрекчии; 5 — гипс-ангидритовые руды; 6 — глины; 7 — ожелезненные кремнистые сланцы; 8 — баритовые залежи; 9 — черные руды (куроко); 10 — желтые руды (око); 11 — кварцевые руды (кейко); 12 — сульфидные жилы.

Компании «Seabridge Gold» и «Pretium Resources» на смежных лицензионных участках обнаружили поражающие воображение запасы благородных и цветных металлов: группу медно-порфировых месторождений, получивших общее название КСМ и эпитермальное золотосеребряное месторождение Брусержак (рис. 3). Обе эти компании в настоящее время работают над технико-экономическим обоснованием строительства рудников. Следует отметить, что этими запасами не исчерпан весь потенциал Золотого треугольника, т.к. еще несколько геологоразведочных компаний находятся на пороге новых важных открытий.

По данным геологической службы Канады, к настоящему времени суммарные запасы и ресурсы золота и меди в Золотом треугольнике составили 4612 т и 22,68 млн т. Ценность открытых месторождений увеличивают также запасы серебра (более 25 тыс. т).

Месторождение Ескай Крик (Eskay Creek) включало в себя несколько колчеданно-полиметаллических стратиформных залежей и несогласных жил. Оно расположено в террейне Стикин, аккретированном к Североаме риканской континентальной окраине в юрском периоде (200–180 млн лет, [12]). 

Месторождение было отработано ударными темпами компанией «Barrick Gold» за 14 лет. Всего было извлечено более 100 т золота и 5 тыс. т серебра. Содержания профилирующих металлов (по данным «Barrick»): Au — 53,4 г/т; Ag — 2530 г/т; Zn — 5,7 %; Cu — 0,77 % и Pb — 2,89 %. Максимальная добыча была достигнута в 2002 г. — 12 т золота и 600 т серебра (пятое место в мире по добыче серебра).

Ескай Крик — представитель нового класса колчеданных месторождений, сформировавшегося в малоглубинной подводной обстановке (рис. 3) из горячих источников [12]. Подобные месторождения позднее были открыты и в современных геологических обстановках [13]. Этот класс месторождений до сих пор остается слабо изученным и плохо распознаваемым. Следует отметить, что месторождения типа Куроко формируются на более глубоких уровнях.

Среди месторождений-сателлитов колчеданных залежей широко распространены как золотые (золотосодержащие), так и серебросодержащие. Особый промышленный и научный интерес представляют крупные по запасам золота и богатые медью колчеданно-полиметаллические месторождения, такие как Челопеч (Болгария), Бор (Сербия) и Маднеульское (Грузия), которые тесно пространственно связаны с медно-порфировой рудообразующей системой и имеют общие характеристики как с высокосернистыми эпитермальными месторождениями, так и с колчеданными месторождениями [14, 15].

По данным [16], Cu-Au месторождение Маднеули с одной стороны имеет типичные черты колчеданно-полиметаллического месторождения типа Куроко, а с другой стороны весьма сходно с эпитермальными высокосернистыми месторождениями золота (рис. 4). Это месторождение настолько своеобразно, что было предложено отнести его к особому типу гибридных месторождений [16]. На крупнейшем Au-Cu месторождении Болгарии Челопеч (Chelopech) добыча ведется подземным способом. В 2012 г. производство золота составило 3,75 т, меди — 19 тыс. т. Запасы и ресурсы месторождения на 2012 г. впечатляют: золота — 230 т при содержании 3,6 г/т; серебра — 570 т при содержании 9 г/т; меди — 730 тыс. т при содержании 1 % (www.dundeeprecious.com). В Грузии на Маднеульском месторождении производство достигло 15 тыс. т меди и 1,5 т золота в год.

А. Заварицкий рассматривал Уральские колчеданные залежи как метасоматические руды, образовавшиеся из гидротермальных растворов, поступавших из магматических очагов. И вместе с тем отмечал, что «…нужна большая осторожность в интерпретации наблюдаемых фактов, чтобы найти правильный путь для разъяснения генезиса колчеданных залежей» [17]. В эти же годы и позднее проходила активная дискуссия по поводу регенерированных месторождений Г. Шнейдерхена [18]. Эта гипотеза не имела большого успеха главным образом потому, что даже самые древние колчеданные месторождения, несмотря на многократный метаморфизм, хорошо сохранялись. Однако трудно себе представить мощные колчеданные залежи без гигантских ореолов рассеянного рудного вещества, которое в отличие от массивных руд легко поддается мобилизации под воздействием гидротерм.

фотографии.jpg

Рис. 6. Фотографии халькопирит-пирит-кварцевой (а) и сфалерит-галенит-кварцевой (б) рудных жил месторождения Таеха с текстурами присущими эпитермальным рудам, фото Волкова А.В.

Н.И. Пруцким [19] была предложена регенерационная модель образования жильных полиметаллических сульфидных руд многих месторождений Транскавказского вулканоплутонического пояса, как результат ремобилизации и переотложения колчеданных залежей, оказавшихся запечатанными в слабопроницаемой теплоизолирующей глинистой среде после стадии гидротермально-осадочного накопления. Крупномасштабная метарегенерация сопровождалась как рассеянием первично крупных колчеданных залежей, так и обогащением переотложенного оруденения новым более широким спектром примесных металлов, включая золото за счет углеродистых глинистых сланцев. Обоснованность такой модели косвенно подтверждает наличие в северном обрамлении нижнесреднеюрского бассейна крупных по размерам Садонского, Згидского и недавно разведанного Джамидонского жильных полиметаллических месторождений, обогащенных золотом и серебром, позднеюрского возраста. А в южном обрамлении на территории Армении многочисленных медно-золотых жильных месторождений (Кафанского рудного района) среднеюрского возраста. Подобные, отмеченные выше, месторождения могут быть развиты и в островодужных поясах СВА.

Месторождения Куроко и «жильных» Куроко в Японии

Наиболее простыми (не метаморфизованными) колчеданными являются миоценовые месторождения типа «Куроко». Месторождения типа Куроко широко развиты не только в пределах зеленотуфовой провинции Японии, но и в ряде тихоокеанских (австралийских, канадских, филиппинских и др.) и средиземноморских (югославских, испанских и др.) регионах. Эти месторождения достаточно хорошо освещены в отечественной и зарубежной литературе. Поэтому отметим, что с ними обычно сопряжены зоны гидротермально-метасоматической прожилково-штокверковой минерализации. Нередко такие зоны переходят в месторождения жильного типа («жильные» Куроко), имеющие промышленное значение.

Месторождения Куроко (в Японии их известно более 50) залегают в пределах пояса зеленых туфов протяженностью 500 и шириной 60 км. Возраст оруденения датируется миоценом, при этом залежи Куроко приурочены к весьма узкому стратиграфическому интервалу, различаясь по времени образования не более чем на 200 тыс. лет [20].

Руды месторождений типа Куроко содержали в среднем: меди — 2 %; свинца — 2 %; цинка — 8 %; золота — 1 г/т и серебра — 100–200 г/т, а в наиболее богатых участках — до 6,3 кг/т [20]. Из месторождений типа Куроко добыто около 1,5 млн т. меди, 3 млн т. цинка и 1 млн т свинца, 100 т золота и более 10 тыс. т серебра.

Рудные залежи в большинстве случаев приурочены к стратиграфическим горизонтам серии Нисикуродзава, которая характеризуется преобладанием песчаных и глинистых пород. Общая мощность вулканогенно-осадочной толщи достигает 3 км; наиболее полно стратиграфическая последовательность миоценовых отложений проявлена в районе развития таких крупных месторождений Куроко, как Косака, Ханаока и Саканаи [20]. Руды Куроко отлагались в тесной связи с формированием вулканических пород известково-щелочной серии, начавшемся с конца стадии Нисикуродзава, вслед за излияниями щелочных толеитовых магм.

Предполагается, что руды отлагались в сравнительно мелководных бассейнах глубиной 100–200 м (район месторождения Косака). Предшествовавшая оруденению подводная вулканическая деятельность характеризовалась извержениями пирокластического материала с формированием массивных туфобрекчий, за которыми следовало отложение слоистых туфов, перемежающихся глинистыми сланцами. Накопление пирокластических осадков чередовалось с излияниями риолитовых лавовых потоков и формированием риолитовых куполов. Оруденение обычно приурочено к куполам риолитов, реже к туфобрекчиям. Многие исследователи считают, что рудообразование происходило в пределах резургентных кальдер. Вместе с тем известны месторождения, не связанные с риолитовыми куполами. В таких случаях толщи, вмещающие оруденение, хотя и являются существенно риолитовыми, характеризуются контрастным составом вулканитов и нередко содержат базальтовые пачки пород.

В строении стратиформных рудных залежей всегда наблюдается характерная зональность (рис. 5), проявляющаяся в наиболее типичном виде в следующей последовательности (сверху вниз); вулканические или осадочные породы кровли (висячий бок залежи); кварц-гематитовая зона с небольшим количеством пирита; баритовые, часто мономинеральные руды (баритовая зона); полиметаллические сульфидные (Pb, Zn, Cu, Ag) руды с баритом (зона куроко); медноколчеданные руды (зона око); меденосные руды вкрапленного и штокверкового типа (зона кейко); ангидрит-гипс-пиритовые руды (зона секкоко); окварцованные риолиты и пирокластические породы лежачего бока с вкрапленностью и прожилками сульфидов. Типичные минеральные ассоциации околорудных метасоматитов лежачего бока рудных тел — каолинит-пирофиллит-диаспор, серицитхлорит-кальцит, серицит-хлорит.

Содержание серебра определяется количеством блеклых руд, аргентита, пирсеита, пираргирита, полибазита, штромейерита, ялпаита, маккинстриита, штернбергита, самородного серебра, электрума; однако основными носителями его являются блеклые руды. Галенит в отличие от других колчеданных месторождений практически не содержит серебра. Часть золота и се ребра входит в виде мельчайших самородных включений в пирит. В ряде случаев устанавливается прямая корреляция между содержаниями серебра и суммой содержаний мышьяка и сурьмы.

С гидротермально-осадочными массивными залежами сопряжены зоны гидротермальной и гидротермальнометасоматической прожилково-штокверковой минерализации, развитой со стороны лежачего блока и фиксирующей рудоподводящие каналы. В ряде случаев такие зоны переходят в месторождения жильного типа, им еющие промышленное значение. В общей зональности месторождений Куроко, по существу, отражены основные жильные рудные формации провинции зеленых туфов. В отличие от колчеданных залежей Куроко, жильные руды имеют более простой минеральный состав. Ниже приводится краткая характеристика одного из наиболее известных месторождений типа жильного Куроко Таха (о Хркайдо), которое удалось посетить одному из авторов в 2002 г.

распределение.jpg

Рис. 7. Распределение микроэлементов (средние значения, нормированные на средние значения верхней коры [24]) в колчеданно-полиметаллических рудах месторождения Хотойдох

Месторождение мирового класса Тайохо находится всего в 40 км от центра Саппоро. Здесь более 100 лет (до 2005 г.) работал один из старейших рудников Японии, дававший промышленности Японии широкий спектр драгоценных, цветных и редких металлов (расположены по экономической значимости): Ag, In, Zn, Pb, Cu, Au, Сd, Ge, Te, Se, S (в настоящее время рудник на консервации).

За 100-летний период, по данным «Nippon Mining Ltd», из недр месторождения Тайохо добыто более 20 млн т руды (примерно 3 тыс. т Ag), содержания серебра в которой 210 г/т, индия 250 г/т, свинца 2 %, меди 0,3 %, цинка 12 %, золота 0,5 г/т, серы 23 %. Годовая производительность подземного рудника составляла 430 тыс. т.

Кроме того, эпитермальные руды этого месторождения содержат олово и марганец. Месторождение залегает в миоценовой зеленотуфовой толще, как и соседние колчеданные месторождения типа Куроко. Вулканиты интрудированы многочисленными дайками и перекрыты андезитовыми лавами позднего плиоцена. Месторождение Тайохо расположено в пределах термального поля действующего вулкана (температура вмещающих пород достигает 160°). Однако полиметаллическая минерализация не связана с современной геотермальной активностью. Рудные жилы месторождения распространены на площади 4000х1500 м и более 600 м на глубину. Рудные тела представлены главным образом сфалерит-галениткварцевым (ранней стадии) и халькопирит-пирит-кварцевыми (поздней стадии) жилами с текстурами, присущими эпитермальным рудам (рис. 6). На месторождении сохраняется общий рисунок зональности, характерный для типа Куроко: сверху баритовые или бариткварцевые жилы, далее — кварцевые с золотом и серебром и еще ниже — сфалерит-галенитовые и халькопиритпиритовые жилы. Радиометрический возраст разных жил месторождения варьирует от 2,93 до 0,49 млн лет. Подобные месторождения весьма вероятны на соседних островах Курильской гряды и Камчатском п-ве СВР.

Золотосеребряные месторождения ряда Куроко, к представителям которого можно отнести Титосе, Кономаи, Кушикино, Ятанаи и др., наследуют, как уже отмечалось, многие минералого-геохимические черты базовой формации — повышенную роль сульфидных форм серебра и серебросодержащих блеклых руд, преобладание в рудах цинка над свинцом и др. Нередко с глубиной наблюдаются переходы золотосеребряных жил в свинцово-цинковые. Весьма характерны для руд японских месторождений ритмично-полосчатые текстуры, обусловленные перемежаемостью черных, насыщенных рудными минералами полосок («гингуро») со светлыми адуляр-кварцевыми. В некоторых месторождениях почти все сульфиды связаны с «гингуро», являющимися показателями богатых руд.

В то же время эти месторождения, относящиеся преимущественно к золото-аргентитовому минеральному типу, обладают всеми основными вещественными признаками золотосеребряной формации, общими для различных рудноформационных рядов. Это низкая сульфидность руд поздних стадий минералообразования и повышение в них роли сурьмы (образование сурьмяных сульфосолей и дискразита), присутствие в составе жильных минералов адуляра и др.

Отметим, что жильные месторождения колчеданных рядов исследованы слабо, прежде всего, из-за своей полигенности и полихронности (исключение составляет, пожалуй, ряд Куроко, в котором все рудные формации близки по возрасту, а базовая — не претерпевала изменений со времени образования).

Если колчеданные залежи отлагаются в собственно гидротермально-осадочную стадию, то основная часть жильных и прожилково-вкрапленных месторождений ряда (полиметаллических, медных, золотосеребряных, золото-сульфидно-кварцевых, золото-кварцевых) развивается позднее, в периоды ТМА регионов. При этом рудные месторождения колчеданного ряда нередко совмещаются с месторождениями других рядов, что затрудняет их диагностику.

В отличие от колчеданных залежей кварцевые и адуляр-кварцевые жильные руды имеют более простой минеральный состав и варьируют от серебро-галенит-сфалерит-халькопиритовых до эпитермальных золотосеребряных. Учитывая, что эпитермальные месторождения этого ряда в регионах России практически не изучены, рассмотрим эти образования на примере рудного района Титосе (о. Хоккайдо). Вмещающие породы представлены среднемиоценовыми вулканитами, перекрывающими толщу кремнистых сланцев (также среднемиоценового возраста), относящуюся к формации зеленых туфов. Минерализация пространственно ассоциирует с крупным вулканическим центром Отару-Муроран, в центральной части которого преобладает свинцово-цинковое оруденение, представленное одним из крупнейших жильных месторождений Японии — Тоеха. К востоку оно сменяется золотосеребряной зоной. Южный фланг этой зоны образует рудное поле Титосе [21].

Рудное поле, вытянутое в север – северо-восточном направлении на расстояние 20 км при ширине 5 км, состоит из семи жильных свит, включающих в себя серии небольших (5–20 м длиной) кулисообразно располагающихся жил. Породы, вмещающие оруденение, представлены в северной части рудного поля дацитами, в центральной — туфоагломератами, туфобрекчиями, слоистыми туфами и лавами, вероятно, дацитового состава, в южной — пироксеновыми андезитами. На глубине предполагается присутствие воронкообразного гипабиссального интрузивного тела. В районе известны также дайки риолитов.

Все разновидности пород интенсивно пропилитизированы. В строении широкого ореола пропилитового изменения выделяются четыре фации (от внешних зон к внутренним): альбитэпидот-хлоритовая, альбит-хлоритэпидот-кварцевая, кварц-серицитпиритовая и кварц-серицит-каолинитпиритовая. В непосредственной связи с формированием жил проявились ассоциации кварц-адуляр-пирит и серицит-кварц; последняя маркирует рудные столбы.

Наиболее значительное месторождение района — Фукундзинсава, ра сположенное в его южной части, — представлено десятком параллельных жил широтного простирания, с которыми структурно сопряжены серии второстепенных жил, ориентированных в северо-восточном направлении. Жилы прослежены на глубину более 360 м в виде сужающегося и усложняющегося в структурно-морфологическом отношении пучка. Жилы и прожилки имеют симметрично-зональное строение, обусловленное совмещением разностадийных минеральных агрегатов. Различаются: призальбандовая зона, сложенная главным образом фарфоровидным кварцем ранней стадии, с игольчатым или длиннотаблитчатым адуляром и небольшим количеством сульфидов; зона полосчатого кварца (полосчатость выражена ритмичным чередованием слоистых агрегатов кварца с черными «прожилками» рудных минералов — средняя стадия); зона белого, как правило, пустого кварца поздней стадии (иногда этот кварц содержит продукты вторичного сульфидного обогащения). Граница между окварцованными вмещающими породами и зоной фарфоровидного кварца обычно устанавливается с трудом.

Главные рудные минералы — сфалерит, галенит, халькопирит, тетраэдрит и пирит; второстепенные — аргентит, пираргирит, прустит, стефанит и полибазит. Самородное золото присутствует в участках, обогащенных сульфидными минералами или тетраэдритом. Продуктивная минерализация связана со средней и поздней стадиями, при этом часть серебряных минералов (пираргирит, прустит, стефанит, электрум) выделялась на самой поздней стадии сульфидной минерализации. Отношение Au/Ag в рудах, локализованных в дацитах, составляет 1:10– 1:20; эти руды отличаются более высокими содержаниями родохрозита, кальцита и барита. В рудных телах, залегающих в пироксеновых андезитах, величина золотосеребряного отношения возрастает.

В качестве обоснования рудноформационных связей в пределах рассматриваемого ряда подчеркнем то обстоятельство, что значительная часть жильных неогеновых месторождений Японии (свинцово-цинковых, золотосеребряных, ртутных) приурочена к вулканическим центрам, располагающимся кулисообразно в пределах пояса зеленых туфов. Формирование их, также начавшееся с конца стадии Нисикуродзава, охватывает период от среднего до позднего миоцена. Установлено, что эти месторождения, часто находящиеся в тесной пространственной ассоциации с месторождениями Куроко, формировались в период общего воздымания области. Однако нет оснований отрицать возможность образования, по крайней мере, части месторождений и одновременно с отложением руд Куроко (особенно в условиях дифференцированных погружений и поднятий). Сравнительный анализ данных, касающихся тех и других месторождений, определенно указывает на вероятность их формирования за счет общих источников рудного вещества (при далеко зашедшей дифференциации материнских растворов) с частичным переотложением залежей Куроко. О генетической связи жильных месторождений с колчеданными свидетельствует их ярко выраженное минералого-геохимическое сходство (отметим, в частности, высокую сульфидоносность и баритоносность многих жильных месторождений провинции зеленых туфов, в том числе и золотосеребряных), а также структурная и возрастная близость.

Месторождение Хотойдох типа Куроко

Месторождение (рис. 1) расположено на северном фланге УЯВП (Восточная Якутия) и локализовано в верхнеюрской осадочно-вулканогенной толще, насыщенной межслоевыми и кососекущими субвулканическими телами риолитов. В разрезе преобладают морские осадочные породы: глинистые и кремнисто-глинистые сланцы. Доля вулканических пород увеличивается снизу-вверх, и вблизи рудной залежи доминируют лавы риолитов и туфы различного состава.

Рудное тело представлено стратиформной залежью мощностью до 13,7 м и протяженностью до 450 м. Руды содержат в среднем (%): меди — 0,77; свинца — 5,15; цинка — 14,9. Отношение Cu:Pb:Zn = 1,0:6,6:19,3. Содержание Au в рудах в среднем 1,5 г/т, Ag — 125 г/т, пробность золота Au варьирует от 475–775 ‰.

Детальные минералого-геохимические исследования [23] показали, что внутрирудный и пострудный динамометаморфизм приводит к дифференциации сульфидного оруденения месторождения Хотойдох, в результате которой за счет примесных компонентов — Mn, Sb,Bi, Ag, As, входивших в ранние генерации пирита, галенита, сфалерита, халькопирита, образуются самостоятельные минеральные фазы — Ag-cодержащая Sb-As блеклая руда, алабандин, матильдит, андорит, электрум, самородное серебро.

В аналитической лаборатории ИГЕМ РАН выполнены геохимические исследования типичных образцов руд месторождения Хотойдох [23]. Были изучены как пирит-халькопирит-сфалеритовые, так и галенит-сфалеритовые руды, более насыщенные кварцем и карбонатом, а также кварц-пиритовый прожилок. Подобные прожилки достаточно широко развиты в зальбандах рудных тел месторождения.

По данным рентгенфлуоресцентного анализа (аналитик А.И. Якушев), в богатых пирит-халькопирит-сфалеритовых рудах количество SiO2 варьирует от 10,58 до 18,66 %, Na2O (5,7–9,53 %), Fe2O3 (2,21–5,29 %), а Sобщ. (21,89– 26,02 %), а в свинцово-цинковых рудах содержание SiO2 достигает 36,58 %, Al2O3 — 2,61 %, Na2O — 2,16 %, K2O — 0,5 %, СаО — 4,78 %, MgO — 3,11 %, Fe2O3 — 3,76 % и Sобщ. — 8,29 %. Для обоих типов руд характерны низкие и очень низкие значения K2O, TiO2, P2O5 и MnO. По данным атомно-абсорбционного и ICP-MS анализов (аналитики В.А. Сычкова и Я.В. Бычкова), содержание Zn в медно-цинковых рудах варьирует от 2,7 до 21 %, Pb — 3,5–10,1 %, Cu — 0,25–1,56 %, Ba — 0,8–4,7 %, Au — 0,8–4,7 г/т, Ag — 69,5–225 г/т), Cd — 169–1070 г/т, In — 109–200 г/т, Bi — 14,9–53 г/т. В изученном образце свинцово-цинковых руд содержание Pb достигает 28,4 %, Zn — 8,6 %, Cu — 0,06 %, Au — 6,3 г/т, Ag — 80 г/т, Cd — 917 г/т. В кварц-пиритовом прожилке содержание Au — 2,1 г/т, Ag — 3,9 г/т.

Руды характеризуются обогащением достаточно широким спектром элементов (по мере уменьшения коэффициента обогащения: Cd, Pb, Ag, Sb, In, Au, Zn, Cu, As, Bi, Ba, Ga, Mo, Eu, Tl, P, Sr, Mn) (рис. 7), по сравнению со средними значениями верхней коры [24]. Коэффициенты обогащения варьируют от нескольких раз (Tl, P, Sr, Mn) — до десятков (Ba, Ga, Mo, Eu), сотен (Cu, As, Bi) и тысяч (Cd, Pb, Ag, Sb, In, Au, Zn,) раз (рис. 7), что свидетельствует о геохимическом родстве микроэлементов и их синхронном участии в рудообразовании. Отличительная особенность изученных руд — преобладание «итриевой» над «цериевой» и «скандикевой» группами. Вместе с тем для вмещающих пород УЯВП характерен близхондритовый слабонаклонный спектр РЗЭ (рис. 7). Сумма концентраций РЗЭ в рудах в несколько раз меньше, чем во вмещающих породах УЯВП.

Отметим, что в пробах из руд месторождения Хотойдох значения δEu значительно превышает 1, δCe<1, а среднее отношение Y/Ho ~ 45,13 — характерно для морской воды. Такое сочетание перечисленных индикаторных показателей указывает на отложение рудных минералов из остывающих, высокотемпературных гидротермальных флюидов в кислородсодержащей толще морской воды при изменении редокс-условий среды. Осаждение из насыщенной кислородом водной толщи также подтверждается высоким содержанием барита в массивных сульфидных рудах (см. выше). Полученные результаты показывают, что рудообразующие флюиды, сформировавшие колчеданно-полиметаллические руды месторождения Хотойдох, были эксгаляционно-гидротермального происхождения, а изучение распределения РЗЭ — полезный геохимический метод для уточнения условий рудообразования колчеданных месторождений. Следует отметить, что представленные в статье данные о составе и распределении ряда микроэлементов и РЗЭ в рудах типа куроко месторождения Хотойдох получены впервые. Положительные Eu аномалии были отмечены нами в богатых рудах эпитермальных месторождений низкосульфидизированного типа континентальных вулканогенных поясов [25]. Определенные аналогии развития эпитермальных руд с жильными куроко также очевидно. Вероятно, этим объясняется присут ствие в рудах куроко упомянутых аномалий при отсутствии их в измененных вмещающих толщах самих месторождений. Выявленная золотоносность кварцевых прожилков, широко развитых в околорудных вмещающих породах месторождения Хотойдох, позволяет предполагать наложенный характер Au в сульфидных рудах месторождения (связь Au с динамометаморфическим этапом). Этот вывод не противоречит известным генетическим моделям формирования обогащенных золотом колчеданно-полиметаллических месторождений.

Перспективы выявления Au-Ag-Cu-Pb-Zn месторождений типа Куроко на Северо-Востоке России

Известные колчеданные проявления Северо-Востока России тесно сопряжены с марганцевыми и вольфрамовыми (шеелитовыми) стратиформными залежами, а также с меденосными базальтами, которые представляют, по -видимому, самостоятельные слабо изученные здесь рудные формации. В Урультунской зоне Омулевского террейна пассивной континентальной окраины месторождения приурочены к нижне-среднеордовикским граптолитовым известковистым сланцам, песчаникам и известнякам. Локальные прослои туфов в этих толщах показывают, что развитие окраинно-континентального бассейна в этот период сопровождалось образованием вулканических островных дуг.

В Сударской металлогенической зоне колчеданные месторождения сопряжены с марганцевыми залежами и меденосными базальтами, отмечены также месторождения ртути. Вмещающие породы представлены измененными доломитами, развивавшимися по шельфовым карбонатным толщам. Оруденение перекрыто более глубоководными глинистыми и углеродистоглинистыми толщами. Страти формные меденосные базальты связаны с рифтогенными трахибазальтами, изливавшимися в мелководных субмаринных условиях. Месторождения марганца и баритовые залежи приурочены к толщам нижнего карбона, а также к верхнепермским глинисто-кремнистым сланцам и кремнисто-карбонатным толщам, переслаивающимся с туфами и диабазами. Глубоководные субмаринные осадочные породы и вулканиты основного состава интерпретируются либо как аллохтонные блоки океанической коры, либо как осадочные и вулканогенные толщи окраинно-континентального рифта [3]. Ртутоносные карбонатные толщи сформировались, по всей вероятности, в позднепалеозойском термальном артезианском палеобассейне в пределах потенциально нефтеносных районов. Судя по месторождениям Рассошинского рудного района (Омолонский кратонный террейн), рудные формации развивались и в одноименном террейне океанической коры.

Колчеданные месторождения или их признаки в виде стратиформных полиметаллически-сульфидных образований обнаружены также в ряде других металлогенических зон в различных толщах верхоянского комплекса. В Березовском рудном районе (ОВП) они размещаются в верхнедевонских турбидитовых толщах и сопровождаются многочисленными жильными и жильно-вкрапленными золотои сереброносными свинцово-цинковыми месторождениями. При этом жильные месторождения интерпретируются как образования, связанные с позднемезозойским магматизмом, в течение которого были регенерированы гидротермально-осадочные свинцово-цинковые месторождения. В Ясачнинской металлогенической зоне (УЯВП, Колымо-Омолонский супертеррейн) распространены также позднеюрские скарны с оловоносной и полиметаллической минерализацией в палеозойских карбонатных породах.

На полуострове Тайгонос закартирована мощная толща зеленых туфов (более 7 км), весьма сходная по своему строению и составу с аналогичными породами Японских островов [26], где, как уже упоминалось ранее, известны многочисленные колчеданные месторождения типа Куроко и их жильные сателлиты. Этот район УМВП в поисковом отношении плохо изучен.

На восточном фланге УМВП в Тамватней-Майницкой зоне (300 км субширотного простирания) нижний этаж представлен серпентинитовым меланжем, сопровождающимся Cr-Pt минерализацией, а верхний этаж сложен терригенно-вулканогенной толщей позднеюрского-раннемелового возраста с Cu-Zn-Ag минерализацией [3].

О медно-колчеданных проявлениях Тамватней-Майницкой зоны имеются весьма ограниченные сведения, полученные в результате геолого-съемочных работ 1:200000 масштаба. По прогнозной оценке 1990 г., только Угрюмовский потенциальный рудный район этой зоны оценивался по категории Р3 в 10 тыс. т серебра. В аллювии ручьев, дренирующих район, устанавливаются многочисленные обломки медно-колчеданных руд. Медно-колчеданные проявления отмечаются и в других районах Тамватней-Майницкой зоны [3].

Н.Е. Савва [27] при изучении меднопорфировых месторождений Кони-Пьягинского рудного района (УМВП) обнаружила в диоритовых интрузивах ксенолиты пропилитизированных базальтов с типичным медно-колчеданным оруденением (до 60 % борнита и халькопирита). На основе состава ксенолитов и структурно-металлогенических построений нами был сделан вывод о том, что источником меди для порфировых месторождений района служили колчеданные залежи вулканогенно-осадочных островодужных комплексов, залегающих в УМВП (рис. 1).

На связь медно-порфировой минерализации с колчеданными месторождениями обращали внимание Р. Хатчисон, Р. Ходдер [28], а также В.С. Попов [29]. В частности, они предлагали даже исключить из класса медно-порфировых ряд месторождений Рудного Алтая, Южного Урала, Армении и участок СероКолорадо в рудном поле Рио-Тинто Испании только на том основании, что эти месторождения тесно связаны с колчеданными залежами и сопровождающими их натровыми (немонцонитоидными) магматическими породами.

Колчеданные залежи, как правило, сопровождаются мощными зонами (ореолами) сульфидизации пород. Жильные месторождения-сателлиты связаны именно с этими зонами (особенно тонкой сульфидизации и наноминерализации), так как в отличие от массивных руд тонкорассеянные сульфиды легко поддаются мобилизации (и концентрации в растворах) при процессах ТМА в колчеданоносных регионах.

Таким образом, в пределах колчеданных рудноформационных рядов сконцентрировано все многообразие месторождений цветных и благородных металлов. Вещественный состав руд колчеданных залежей обычно хорошо коррелирует с минеральными ассоциациями этих преимущественно жильных месторождений-сателлитов. Последние нередко близки или даже конвергентны по составу месторождениям от порфировых до эпитермальных других рудноформационных рядов.

Основная часть внутренней зоны ОЧВП — Удско-Мургальский островодужный пояс, как и Уяндино-Ясачен ский и Олойский пояса, подобны по геологическому строению не только Японской провинции зеленых туфов, но и другим упомянутым в статье вулканическим поясам островодужного типа, и, следовательно, в их пределах высока вероятность выявления всего разнообразия месторождений колчеданного рудноформационного ряда (Куроко). Здесь возможно выявление и рудных районов, таких как Золотой треугольник (Британская Колумбия, Канада).

Сведения (во многом отрывочные) о геологическом строении островодужных вулканоплутонических поясов Северо-Востока России, претерпевших интенсивные процессы акрреции и коллизии, как и их североамериканские аналоги [30], позволяют рассчитывать на открытие в них колчеданных месторождений, обогащенных драгоценными металлами, таких как Грин Крик или Ескай Крик. Особенно перспективны на выявление подобных месторождений зоны ТМА, наложенные на островодужные пояса.

Работа выполнена в рамках темы Госзадания ИГЕМ РАН.

книга.jpg1. Волков А.В., Сидоров А.А., Старостин В.И. Металлогения вулканогенных поясов и зон активизации. М.: ООО «МАКС Прес», 2014. 355 с.
2. Волков А.В., Савва Н.Е., Сидоров А.А. и др. Закономерности размещения и условия образования Cu-Au-порфировых месторождений Северо-Востока России // Геология рудн. месторождений. 2006. Т. 48. № 6. С. 512–539.
3. Шпикерман В.И. Домеловая минерагения Северо-Востока Азии. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 1998. 334 с.
4. Сидоров А.А., Волков А.В., Савва Н.Е., Алексеев В.Ю., Колова Е.Е. Перспективы открытия колчеданно-полиметаллических месторождений с высокими содержаниями золота и серебра на Северо-Востоке Азии // Вестник СВНЦ. 2013. № 4. С. 41–54.
5. Соколов С.Д., Бондаренко Г.Е., Морозов О.Л. и др. Теоретические и региональные проблемы геодинамики. М.: Наука, 1999. С. 30–82.
6. Горячев Н.А., Волков А.В., Сидоров А.А. и др. Au-Ag-оруденение вулканогенных поясов Cеверо-Востока Азии // Литосфера. 2010. № 3. С. 36–50.
7. Сидоров А.А., Волков А.В., Алексеев В.Ю. Зоны активизации и вулканизм // Вулканология и сейсмология. 2013. № 3. С. 3–14.
8. Сидоров А.А., Старостин В.И., Волков А.В. Рудноформационный анализ. М.: «МАКС Пресс», 2011. 177 с.
9. Смирнов В.И. Геология полезных ископаемых. М.: Недра, 1976. 688 с.
10. Harris D.C., Cabry L.Y., Nobiling R. Silver-bearing chalcopyrite, a principal source of silver in the Izok Lake massive-sulfide deposit: confirmation by electron and proton-microprobe analyses // Canad. Miner. 1984. V. 22. № 3. P. 493–498.
11. Geology, geochemistry, and genesis of the Greens Creek massive sulfide deposit, Admiralty Island, southeastern Alaska / Taylor C.D., and Johnson C.A., editors. — Reston, Virginia: U.S. Geological Survey Professional Paper 1763, 2010. — 429 p.
12. MacDonald A.J., Lewis P.D., Thompson J.F.H. et al. Metallogeny of an early to middle Jurassic arc, Iskut river area, Northwestern British Columbia // Econ. Geol. 1996. V. 91. № 6. P. 1098–1114.
13. Poulsen K.H., Hannington M.D. Volcanic-associated massive sulphide gold // Geology of Canada. 1996. № 8. Р. 183–196.
14. Robertson A.H.F., Karamata S. The role of subduction-accretion process in the tectonic evolution of the Mesozoic Tethys in Serbia // Tectonophysics. 1994. V. 234. P. 73–94.
15. Berza T., Constantinescu E., Vlad S.N. Upper Cretaceous magmatic series and associated mineralisation in the Carpathian–Balkan Orogen // Resour. Geol. 1998. V. 48. P. 291–306.
16. Migineishvili R. Hybrid nature of the Madneuli Cu-Au deposit, Georgia // IGCP Project 486, 2005 field workshop, Kiten, Bulgaria, 14–19 September 2005. Bulgarian Academy of sciences geochemistry, mineralogy and petrology. Sofia, 2005. V. 43. P. 128–132.
17. Заварицкий А.Н. Метаморфизм и метасоматизм колчеданных месторождений // Колчеданные месторождения Урала. М.: изд-во АН СССР, 1950. С. 7–18.
18. Шнейдерхен Г. Рудные регенерированные месторождения. М.: Изд-во ИЛ, 1957. 251 с.
19. Пруцкий Н.И. Геодинамическая обстановка формирования киммерийского колчеданного пояса и общая минерагения Большого Кавказа // Автореферат докторской диссертации. Новочеркасск, 2004. 40 с.
20. Мацукума Т., Хорикоси Е. Обзор месторождений Куроко в Японии // Вулканизм и рудообразование. М.: Мир, 1973. С. 129–151.
21. Хунахаси М., Акива Т. Золотосеребряные жилы месторождения Титосе // Вулканизм и рудообразование. М.: Мир, 1973. С. 216–221.
22. Lambert I.B., Sato T. The Kuroko and associated ore deposits of Japan: A review of their features and metallogenesis // Econ. Geol. 1974. Vol. 69. № 8. P. 1215–1236.
23. Волков А.В., Сидоров А.А., Савва Н.Е., Мурашов К.Ю. Геохимические особенности руд типа Куроко месторождения Хотойдох (Северо-Восток России) // ДАН. 2017. Т. 477. № 6. С. 694–698.
24. Тейлор С.Р., Мак-Леннан С.М. Континентальная кора: ее состав и эволюция. М.: Мир, 1988. 384 с.
25. Волков А.В., Сидоров А.А., Савва Н.Е., Колова Е.Е., Чижова И.А., Мурашов К.Ю. Геохимические особенности вулканогенного рудообразования в северо-западном сегменте Тихоокеанского рудного пояса // Вулканология и сейсмология. 2017. № 6. С. 3–20.
26. Заборовская Н.В. Внутренняя зона Охотско-Чукотского пояса на Тайгоносе. М.: Наука, 1978. 199 с.
27. Савва Н.Е. Медно-порфировые металлогенические пояса Северо-Западной окраинноморской провинции Тихого океана // Проблемы металлогении рудных районов Северо-Востока России. Магадан: СВКНИИ ДВО РАН, 2005. С. 38–59.
28. Hutchison R.W., Hodder R.W. Possible tectonic and metallogenic relationships between porphyry copper and massive sulfide deposits // Canadian Mining Metall. Bull. 1970. V. 65. № 718. P. 34–40.
29. Попов B.C. Геология и генезис медно- и молибден-порфировых месторождений. М.: Наука, 1977. 204 с.
30. Сидоров А.А., Волков А.В., Чехов А.Д. О металлогенической эволюции палеоокраинноморской литосферы мезозоид Северо-Востока России // Вестник СВНЦ ДВО РАН. 2012. № 1. С. 2–8.

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 1 (59)/март 2023 г.

Новый порядок использования побочных продуктов производства
Оспаривание и применение результатов экспертиз в спорах недропользователей
Практика налогообложения попутного серебра может измениться
Новый порядок использования и добычи отходов недропользования
Заказать журнал
ФИО
Телефон *
Это поле обязательно для заполнения
Электронный адрес
Введён некорректный e-mail
Текст сообщения *
Это поле обязательно для заполнения
Пройдите проверку:*
Поле проверки на робота должно быть заполнено.

Отправляя форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

X