Подробнее
2 500 000
метров пробурено за 5 лет
существования компании

Архейское золото Алдано-Станового щита — перспективы развития

Производство золота в России в 2015 г. выросло до 289,47 т (в 2014 г. — 287,9 т), в том числе добыча с золотых месторождений составила 234,24 т (232,59 т), попутная добыча — 16,97 т (16,78 т) и вторичного золота было произведено 38,26 т (38,54 т) (данные из информационного сообщения Министерства финансов России «О добыче и производстве золота и серебра в январе-декабре 2015 года»). Российская Федерация входит в тройку крупнейших стран-производителей золота в мире, вместе с Китаем и Австралией.

Показательно, что более половины мировой добычи золота обеспечивают всего примерно 200 рудников, 6 из которых производят более 28 т золота в год, 8 — более 23 т в год и 21 — более 14 т в год (согласно данным Thomson Reuters GFMS). В сложившихся на сегодня рыночных условиях важно и то, что компании, ведущие разработку крупных и уникальных месторождений, наиболее устойчивы к колебаниям цен на золото.

Запасы крупных и уникальных золоторудных месторождений мира локализованы в докембрийских зеленокаменных поясах (8 %), протерозойскопалеозойских черносланцевых толщах (6 %) и древних метаморфизованных конгломератах Витватерсранда, Южная Африка (83 %). Наибольшая доля этих запасов, примерно 66 %, приходится на месторождения архейского возраста (включая Витватерсранд). Открытие нового крупного или уникального месторождения приводит к качественному изменению золотодобычного потенциала страны или региона.

Для архейских щитов мира характерно присутствие четырёх основных типов золото-рудных месторождений:

  1. Золотосиликатно-сульфидные стратиформные в метаморфической железистой формации: Лупин (Канада), Морру-Велью (Бразилия), Хоумстейк (США), Вубачикве (Зимбабве);
  2. Золотокварцевые, золотокарбонатные жильные — прожилковые в зеленокаменных комплексах: Колар (Индия), Доум, Холлинджер, Лардер Лейк, Дойон, Йеллоунайф (Канада), Калгурли (Австралия), Кем Мотор (Зимбабве);
  3. Золотосульфидно-кварцевые баритсодержащие вкраплен-нопрожилковые в зеленокаменных комплексах: Хемло (Канада);
  4. Золотокарбонат-кварцевые жильные — штокверковые в интрузивных телах и экзоконтактовых зонах: Кочкарь, Березовское, Дарасун, Джетыгора,

Центральное, Сарала, Коммунар, Чармитан, Васильковское, Бестюбе, Степняк (Казахстан), Сигма-Ламакви, Керкленд Лейк (Канада), Грас-Вэлли, Сентрал Сити (США), Морнинг Стар, Чартерес-Таурс (Австралия), Глоб-Феникс (Зимбабве).

Месторождения этой группы, как правило, крупные или уникальные [2]. Среди архейских золотоносных провинций выделяется Канадский щит, где размещены такие значительные золоторудные узлы как Тимминс-Поркьюпайн (~ 2500 т), Керкленд Лейк (1500 т) и серия других крупных месторождений, сконцентрированных в известном зеленокаменном поясе Абитиби. Золоторудное поле Калгурли в Западно-Австралийском кратоне включает месторождения с первичными суммарными запасами золота более 1500 т [3].

Золотоносные провинции этого типа известны на древних щитах: Канадском, Западно-Австралийском, Индийском, Гвианском и в пределах щитов Африканской платформы. В нашей стране этот тип почти не известен. Промышленное значение группы весьма большое. В них сосредоточено 7-8 % мировых запасов золота. Месторождения этой группы, как правило, крупные или уникальные [2].

Алданский щит выбивается из перечисленного ряда, несмотря на наличие троговых структур докембрийского возраста, часть из которых можно рассматривать в качестве аналогов зеленокаменных поясов. До середины 90-х гг. XX в. на Алданском щите были известны только коренные месторождения золота, связанные с мезозойской тектономагматической активизацией. Некоторые проявления золота на юге щита ранее связывались с протерозойскими диафторитами, в последнее время они часто позиционируются как мезозойские динамометаморфиты и метасоматиты.

Предпосылки обнаружения на Алданском щите промышленного золотого оруденения докембрийского возраста появились после выявления в процессе геологической съемки [25] золотой минерализации в турмалини-зированных метабазитах темулякитс-кой свиты в Тас-Миелинской троговой структуре на западе щита и открытия рудопроявлений золота Кур и Притрассовое (рис. 1) в центре Алданского щита в 1984 году.

2016_#2_syaskoyakut_ris1Рис. 1. Рудопроявления Кур и Притрассовое, золоторудные поля Колар и Калгурли

Первые находки рудного золота в районе проявлений Кур и Притрассовое были сделаны при проведении геологосъемочных работ масштаба 1:50 000 [25]. При выполнении этих работ в верховьях руч. Кур в глыбовой россыпи диопсид-амфиболовых и диопсидовых гнейсов тимптонской (дёс-леглиерс-кой) серии была встречена небольшая глыба жильного кварца с округлыми пустотами выщелачивания и реликтами сульфидов в пустотах, показавшая в штуфной пробе содержание золота 2,1 г/т (пробирный анализ). Последующие находки проявлений рудного золота были сделаны уже при геологическом доизучении площади масштаба 1:50 000, проведенном в период 19781988 гг. [25]. В 1984 г. геологами Ф.Р. Леоновой и И.Г Исанбаевым было открыто проявление Притрассовое. Штуфная проба кварца из выбросов старой канавы в 70 м от Канкунской автодороги показала высокое содержание золота. В том же полевом сезоне геологом И.Г Исанбаевым на площади Верхне-Любкакайского рудного поля были выявлены рудопроявление Кур и ряд пунктов золоторудной минерализации.

В последующее десятилетие в пределах Верхнее-Любкакайской рудной зоны был проведен ряд работ с целью определения перспектив золотоносности, но каких-либо определенных результатов получено не было [22]. Дальнейшее исследование рудопроявлений Кур и Притрассовое проводилось в ходе поисково-ревизионных работ в 1996-2000 гг. [26]. В частности, эти работы позволили объяснить причины неудачи предшествующих поисков, когда золотое оруденение связывалось с телами так называемых «золотоносных кварцитов» [22]. Выяснилось, что в подавляющем числе случаев оруденение локализовано в линейных телах основных пород: норитах, габбро-норитах, амфиболовых габбро-норитах — в стратифицированной геологии архея Алдано-Станового щита эти породы описываются либо как метаморфические кристаллические сланцы — гиперстеновые, диопсидовые, двупи-роксеновые, амфиболовые и амфи-бол-пироксеновые, образовавшиеся из вулканитов основного состава в результате регионального метаморфизма амфиболитовой и гранулито-вой фаций, либо как метаморфизованные габбро и габбро-нориты.

В результате поисково-ревизионных работ [26], в состав которых входили поисковые маршруты, наземные магниторазведка и электроразведка, литохимическое опробование рыхлых четвертичных отложений, проходка канав — бульдозерная и с применением буровзрывных работ, колонковое бурение поисково-картировоч-ных и поисковых скважин, на участке Кур выявлено 3 крутопадающих золоторудных тела, на участке Притрассовый — одно. При бортовом содержании 1,0 г/т суммарные запасы золота С2 в рудных телах составили 5306 кг при среднем содержании в подсчетных блоках 2,25-5,45 г/т, прогнозные ресурсы Р-, — 8292 кг, всего — 13598 кг. Отмечено сходство структурной позиции, занимаемой изученными рудопроявлениями, состава руд и вмещающих пород рудопроявлений с месторождениями золота, заключенными в докембрийских зеленокаменных поясах Северной Америки и Западной Австралии.

В связи с положительными результатами поисков рудного золота в 20002003 гг. были выполнены поисковые работы на площади Верхне-Любкакайского рудного поля [20, 21], проектная площадь исследований — 24 км2. Полученные при производстве работ положительные результаты позволили оперативно расширить площадь исследований на северо-запад.

Проведенные в период с 1996 по 2003 гг. геолого-разведочные работы позволили перевести рудопроявления Кур и Притрассовое в разряд месторождений — месторождение им. Пинигина. По результатам работ [21] установлено, что золоторудная минерализация локализована исключительно в телах габброидов (или кристаллических сланцев), относящихся к толеитовой серии, тогда как близкие по составу породы, развитые в федоровской свите, относятся к известково-щелочной серии. Строго линейный пакет переслаивающихся золотонесущих основных пород и вмещающих их гиперстеновых и глиноземистых гнейсов находится, скорее всего, в ядре узкой, сжатой, линейной антиклинальной складки северо-западно-субширотного простирания, сложенной породами верхних частей разреза нимнырской виты. Крылья складки сложены породами федоровской свиты. Потенциально золотоносные основные породы широко замещаются пестрой гаммой пострудных инфильтра-ционно-метасоматических скарнои-дов, в которых промышленные концентрации золота отсутствуют. При наложении процессов на ранее сформированные рудные тела в последних содержания золота резко снижаются. Рудные тела имеют форму пластообразных залежей, залегание которых согласно с вмещающими породами. Длина метасоматических залежей по простиранию достигает 900 м, по падению залежи изучены на 300 м, средняя мощность их колеблется от 0,5 до 2,4 м, падение на северо-восток под углами 55-80° [21].

С целью общей оценки потенциальной золотоносности Верхне-Любкакайского рудного поля в 20052007 гг. были проведены поисковые работы на рудное золото в междуречье Амуткан и Малый Нимныр, результатом которых явились положительная оценка золотоносности изученной площади и дополнительно выделенные рудные тела.

Необходимо отметить, что отчетливо выраженная в аномальном магнитном поле линейная структура сочленения Нимнырской и Тимптонской (Дес-Леглиерской) структурно-формационных зон, к которой приурочено золотое оруденение, распространена далеко за пределы участка проведенных работ — как минимум ещё на 40 км на юго-восток линейная аномалия прослежена по данным аэромагниторазведки [23].

Подобные масштабы распространения позволяют надеяться на существенное расширение золотоносного потенциала центральной части Алданского щита [7]. Структурнотектоническая приуроченность проявлений к зоне сочленения двух разновозрастных докембрийских метаморфических комплексов, характер и литологический состав рудных тел на них, тип рудной минерализации, характерное отсутствие вертикальной геохимической зональности — все это вместе весьма напоминает описание месторождений Северной Америки (Пикл-Кроу, Нор-Акме, Хоумстейк и др.) и Западной Австралии (Калгурли, Леонора и др.).

В перечисленных регионах древние, докембрийские золоторудные месторождения широко распространены и группируются в цепочки внутри троговых структур зеленокаменных поясов, образуя целые металлогени-ческие провинции. В таких провинциях нередки и железорудные месторождения. С этих позиций любопытно положение федоровской свиты в Алданском железорудном районе [24]. Многими исследователями ее первичный состав восстанавливается как вулканогенно-осадочный с обилием интрузий от кислого до основного состава и широко проявленными процессами метасоматических изменений пород, то есть по составу образования федоровской свиты близки к образованиям типичных зеленокаменных поясов. Такое сходство федоровской свиты с зеленокаменными поясами золоторудных провинций мира позволяет предположить и в ее пределах широкое развитие золоторудной минерализации, первым подтверждением чего может оказаться месторождение участков Кур и Притрассовый.

Сравнительная характеристика месторождений

Каждое месторождение уникально, невозможно найти полностью идентичные месторождения. Тем не менее сравнительный анализ рассматривается как один из методов исследования. Он позволяет экстраполировать свойства и особенности хорошо изученных за годы эксплуатации месторождений на объекты, находящиеся на начальных стадиях поисков или разведки.

Сравнительный анализ геологии месторождения им. Пинигина с известными уникальными месторождениями [4-6, 8] позволил установить высокую степень сходства геологического строения месторождений.

Геохимические работы необходимы для предварительной оценки и определения состава выделенных магниторазведкой и электроразведкой предполагаемых минерализованных зон.

Результаты геофизики и геохимии позволят грамотно разместить объемы дальнейших заверочных горно-буровых работ, которые будут следующим этапом изучения участка Юнгкюр.

В качестве дополнительных материалов для сравнительного анализа Пинигинского месторождения использовались данные индийских специалистов из OCEAN EQUITIES Ltd (независимое партнерство, специализирующееся на исследовании в секторе естественных наук) опубликованные в обзоре «Kolar Gold Limited» [18]. Обзор посвящен экономическим аспектам эксплуатации месторождения в условиях нерентабельности проходки сверхглубоких шахтных выработок и падения среднего содержания золота в руде. В качестве аргумента в пользу целесообразности инвестирования в месторождение проведено сравнение месторождений Дхарварского кратона и кратона East Yilgarn Западной Австралии (кратон East Yilgarn — высокоминерализованная область, вмещающая несколько крупных золотых месторождений, в том числе и гигантское месторождение Kalgoorlie [9]). По результатам сравнения авторы пришли к выводу о высокой степени сходства тектонической позиции, возраста, локальных геологических характеристик и рудоконтролирующих факторов рассматриваемых объектов.

Аналогии, рассмотренные в работе индийских специалистов [18], могут быть расширены с учетом выводов о сходстве геологических характеристик Пинигинского месторождения и рудного поля Колар [5, 6, 8], следствием чего могло бы стать предположение о возможном сходстве Пинигинского месторождения и месторождений рудного поля Калгурли.

В статье «Анализ геологии докембрийских золоторудных месторождений Колар (Индия) и Алдано-Станового щита (Южная Якутия)» [6] приведено мнение T.L. Klein и W.C. Day (Служба внутренних геологических изысканий США) [15], которые отмечают, что «существующие классификации (архейских золоторудных месторождений) предполагают, что месторождения связаны с породами железорудной формации или хемогенными осадками [10, 11]. При этом, большинство архейских золоторудных месторождений не отвечают этим условиям».

Ниже мы покажем, как Пинигинское месторождения можно сравнить с месторождениями рудного поля Калгурли с использованием модели строения и геологии архейских золоторудных месторождений, описанной в работе T.L. Klein и W.C. Day [15] и, по их мнению, применимой к большинству золоторудных месторождений архейского возраста.

Краткое описание модели: кварцевые с карбонатами (кальцит, анкерит, сидерит) или без таковых жилы, реже штокверки и зоны кремниевого и (или) карбонатного замещения, содержащие самородное золото, золотосодержащие пирит или арсенопирит, элект-рум и гораздо реже — золото в теллу-ридах.

Типичные месторождения: Dome and Pamour mines at Timmins, Campbell mine at Red Lake, and Kerr Addison mine, Kirkland Lake camp, Ontario; Sigma mine, Quebec, Canada; Con and Giant Yellowknife mines, N.W.T.; Norseman, Kalgoorlie, Golden Mile, Australia; Ropes mine, Michigan, U.S.A. Porphyry-associated deposits at Camflo, Barnat, Hollinger, Lamaque, Perron, McIntyre, and Renabie, Canada [14].

Отличительные характеристики: самородное золото обычно ассоциировано с малым количеством рассеянных сульфидов (пирита или пирротина) в хорошо сформированных кварцевых жилах или штокверках с устойчивыми серицит-карбонатными ореолами сильно дислоцированных архейских пород ранней или средней стадии регионального метаморфизма [14].

Важное замечание: месторождения этого типа с годовым объемом мировой добычи порядка 9900 млн т руды занимают второе место по добыче золота после палеоконгломератов Витватерсранда (Южная Африка). Они найдены на всех крупных архейских кратонах [14].

Региональная геологическая характеристика

Тектоническая позиция: большинство находок приурочено к архейским зеленокаменным поясам или к связанным с ними интрузиям вдоль сильно деформированных, крутопадающих шарьяжных зон. Большинство шарьяж-ных форм структурно сосредоточены вдоль контактов между крупными сериями осадочных и вулканических пород, параллельно основным структурам, непрерывны или цепочечно-непрерывны по простиранию более чем на 30 км, при мощности структуры до 2 км [14].

Возраст: архей. Обычно моложе, чем последний период региональной активации [11, 13].

Отметим, что Kalgoorlie, Golden Mile, Australia, упомянуто в качестве типичного архейского золоторудного месторождения и что до этого этапа описания модели Пинигинское месторождение также соответствовала выделенным классификационным признакам.

Дальнейшие признаки архейских золоторудных месторождений по классификации T.L. Klein и W.C. Day [14] будут изложены на примере сравниваемых месторождений рудного поля Калгурли и Верхне-Любкакайского рудного поля.

Локальная геологическая характеристика

Вмещающие породы: Калгурли — габбро, кварцевые долериты стратифицированного силла Голден-Мейл, базальты Паринга, редко — маломощные прослои графи-тизированных глинисто-туфогенных сланцев и туффитов, тяготеющих к кровле базальтов Паринга. Общая мощность рудовмещающей формации более 1000 м [12].

Пинигинское — линейные телах основных пород, обязательной составной частью которых является ромбический пироксен: нориты, габбро-нориты, амфиболовые габбро-нориты. Общая мощность рудоконтролирующей толщи до 1000 м [21].

Структурная позиция: Калгурли — хрупко-пластинчаты шир-зоны с кварцево-жильной системой, вкрапленные руды, ассоциирующиеся с шир-зонами. [15].

Пинигинское — вкрапленное оруденение, ассоциированное с хрупкопластинчатой шир-зоной, все рудные тела месторождения имеют пластообразную форму и согласное с вмещающими габбро-норитами залегание [21].

Структура: Рудные тела субвертикальны как для Калгурли [10], так и для Пинигинского [21].

Рудоконтролирующие факторы: золото ассоциировано с рассеянной сульфидной минерализацией. Золотосодержащие сульфиды контролируются микротрещинами, встречаются в виде неравномерной мелкой вкрапленности в кварце, в породах, непосредственно примыкающих к жильным телам, или как рассеянные или замещающие в сильно измененных и деформированных породах — справедливо для обоих месторождений, также золото представлено в свободном состоянии в весьма мелкодисперсном виде [10, 21].

Минералогия руд: Калгурли — основной рудный минерал — самородное золото, золото в пирите, золото в теллуридах (в основном в калаверите и петците)— до 20 % общего содержания. Основные акцессорные минералы: галенит, сфалерит, халькопирит [16].

Пинигинское — самородное золото, золото в лёллингите (всегда с теллуром), арсенопирите. Основные акцессорные минералы: пирит, халькопирит пирротин, ильменит, титаномагнетит, молибденит, самородный висмут, кобальтин [1].

На рисунке 2 представлены геологические карты рудного поля Калгурли и Верхне-Любкакайского рудного поля. Картографический материал для рудного поля Каргурли размещен в открытом доступе на сайте Depatment of Mines and Petroleum Правительства Западной Австралии [19]. Как на рисунке 2, так и на рисунке 3 рудоконтролирующие толщи основных и ультраосновных пород выделяются достаточно контрастно (голубой цвет на рисунке 1, и темно-зеленый на рисунке 2). Уже на этом этапе сравнения прослеживается схожесть строения рассматриваемых рудных полей.

2016_#2_syaskoyakut_ris2Рис. 2. Геологическая карта Верхне-Любкакайского рудного поля. М-б 1:200 000

2016_#2_syaskoyakut_ris3Рис. 3. Геологическая карта рудного поля Калгурли. М-б 1:200 000

Геофизическая характеристика: на рисунках 4 и 5 приведены карты аномального магнитного поля для тех же площадей, что отображены на рисунках 2 и 3 (с. 72). Как австралийское месторождение, так и месторождение Южной Якутии трассируются линейными положительными аномалиями магнитного поля. Аномалии обусловлены повышенной магнитной восприимчивостью (повышенным содержанием железа) пород продуктивных толщ, слагающих крылья и частично ядерные части антиклинальных складок. Формы и интенсивности аномалий месторождений Южной Якутии и Австралийского совпадают почти полностью, включая прерывистость основной линейной аномалии за счет секущих разрывных нарушений и даек.

2016_#2_syaskoyakut_ris4Рис. 4. Аномальное магнитное поле Верхне-Любкакайского рудного поля по данным аэромагниторазведки. М-б 1:200 000

2016_#2_syaskoyakut_ris5Рис. 5. Аномальное магнитное поле рудного поля Калгурли по данным аэромагниторазведки. М-б 1:200 000

При сравнении аномальных гравитационных полей этих же площадей (рис. 6 и 7) установлен еще один общий признак: рудоконтролирующие толщи приурочены к локальным положительным аномалиям гравитационного поля. По морфологии аномалий можно предположить наличие куполообразных образований в основаниях изучаемых разрезов. На рисунке 6 (с. 74), для упрощения пространственного восприятия, в качестве подложки использован план аномального магнитного поля (см. рис. 2). Этот же план будет применяться и в последующих иллюстрациях для Верхне-Любкакайского рудного поля.

2016_#2_syaskoyakut_ris6Рис. 6. Аномальное гравитационное поле Верхне-Любкакайского рудного поля по данным аэрогравиразведки. М-б 1:200 000

2016_#2_syaskoyakut_ris7Рис. 7. Аномальное гравитационное поле рудного поля Калгурли по данным аэрогравиразведки. М-б 1:200 000

Петрохимия, минералогия и геохимия: в диссертации А.А. Кравченко «Генезис золотоносных докембрийских метабазитов центральной части Алдано-Станового щита: на примере месторождения им. П. Пинигина» [1] предложена модель формирования золоторудного оруденения в метабази-тах и ультраметабазитах Медведевского комплекса. Автором отмечена близость минералогии и геохимии золоторудной минерализации пород медведевского комплекса рудам, локализованным в основных породах гранулитовой фации зонально метаморфизованного зеленокаменного пояса Southern Cross Province центральной части кратона Yilgarn. Также А.А. Кравченко отмечает важную роль повышенного содержания железа во вмещающих породах при рудообразовании [1]. В то же время в диссертационной работе Fullerton, W.R., «The Kalgoorlie Gold: A review of factors of formation for a giant gold deposit» [10] отмечено, что важной особенностью вмещающих пород золоторудного поля Калгурли также является повышенное содержание железа. Hayman, P.C. с соавторами в своей работе, посвященной изучению кратона Yilgarn [12], относят базальты Never Can Tall, слагающие вмещающие породы рудоконтролирующей толщи, к «hi-Fe tholeiite» — высокожелезистым толеитовым. На рисунке 8 помещены диаграммы, представленные в работе Hayman, P.C. с соавторами [12].

2016_#2_syaskoyakut_ris8Рис. 8. Геохимическая классификация рудовмещающих пород кратона Yilgarn (пояснения в тексте)

Диаграммы демонстрируют геохимическую классификацию рудовмещающих пород кратона: А) Mg-Ti + Fe^Al диаграмма свиты Agnew. Во врезке — изверженный комплекс Bounty и долериты Turret; В) MgO-FeOо-Na2O + K2O диаграмма из свиты Agnew демонстрирует толеитовый характер. Черная линия разделяет поля Irvine и Baragar; C) Th-TiO2 график, демонстрирующий деление на высоко-низко и средне ториевые породы. Долериты Turret и базальты Songvang исключительно высоко ториевые базальты; базальты Redeemer — исключительно промежуточно-Th, а остальные являются низко-Th базальтами, за исключением базальтов Never Can Tall, которые расположены на границе между средне- и низко ториевыми. Как в работе А.А. Кравченко [1], так и в труде Hayman, P.C. с соавторами [12] большое внимание уделено роли основных и ультраосновных пород в процессах рудообразования. У А.А. Кравченко рассматриваются ультрамафиты и мафит-ультрамафиты [1], в работе «A volcanological, geochemical and geochronological study of the Agnew Greenstone Belt, and new regional correlations for the Kalgoorlie Terrane (Yilgarn Craton, Western Australia)» [12] подобная роль отводится ультраосновным кумулатитам и коматеитам. На рисунке 9 приведены диаграммы, построенные по данным А.А. Кравченко [1] и Hayman, P.C. с соавторами [12]. Породы месторождения им. Пинигина обозначены кириллицей, австралийские данные латиницей. Диаграммы демонстрируют близость геохимических позиций пород, непосредственно участвующих в процессах рудообразования (мафиты и мафит-ультрамафиты Якутии и кома-тииты и ультраосновные кумулиты Австралии).

2016_#2_syaskoyakut_ris9Рис. 9. Геохимические характеристики рудоконтролирующих толщ

Стратиграфическая позиция: на рисунке 10 представлен типичный разрез рудопроявления Притрассовое. Исследователями неоднократно отмечено [1, 5, 6, 8, 21, 26], что рудовмещающая толща пород основного состава залегает на сочленении фёдоровской (юго-запад) и курумканской свит. Отмечено также обязательное присутствие в разрезе, в непосредственной близости от продуктивных горизонтов, гранитных интрузий.

2016_#2_syaskoyakut_ris10Рис. 10. Разрез по разведочной линии V рудопроявления Притрассовое. Зеленая заливка — рудовмещающая толща пород основного состава, розовая — гнейсы и гранитогнейсы фёдоровской свиты, светло-розовая — породы курумканской свиты.

В материалах 12-й Австралийской геологической конвенции [17] приведен схематический геологический разрез по разведочной линии на золоторудной шахте Fraser. Эта иллюстрация представлена на рисунке 11. Нетрудно заметить, что положение рудоконтролирующей толщи и состав вмещающих пород, включая близость гранитного плутона, аналогичны разрезу на рисунке 10.

2016_#2_syaskoyakut_ris11Рис. 11. Схематический разрез золоторудной шахты Fraser

К сожалению, формат статьи не позволяет подробно остановиться на геохимической и петрохимической характеристиках пород Южно-Якутского и Австралийского золоторудных полей. Наглядно оценить близость геохимических характеристик пород позволяют диаграммы, приведенные на рисунке 9. Наиболее близки по характеристикам ультрамафиты Верхне-Любкакайского рудного поля и коматииты террейна Kalgoorlie, при описании которых авторы работ [1, 12] особое внимание уделили особой роли в процессах рудообразования. При построении диаграмм использованы данные, приведённые в работах А.А. Кравченко [1] и Hayman, P.C. с соавторами [12].

Важно отметить, что исследователи оценивают процесс генезиса руд примерно одинаково — А.А. Кравченко в своей работе [1] предлагает полигенную и полихронную модель рудообразования месторождения им. Пинигина, основную роль в этой модели автор отводит базитам и ультрабазитам медведевского комплекса, внедрившимся в позднеколлизионные межкупольные сдвиговые зоны локального растяжения. Fullerton, W.R^ своей диссертационной работе «The Kalgoorlie Gold: A review of factors of formation for a giant gold deposit» также приходит к выводу об определяющей роли в процессе рудообразования тектонического фактора: «Реактивация существующих
сдвиговых зон, вызванная региональной левосторонней подвижкой, привела к подъему мафит-ультрамафитовых пород Golden Mile относительно смежных толщ» [10].

Конечно, для утверждения об абсолютной аналогии месторождений золоторудного поля Калгурли и Верхне-Любкакайского поля требуется гораздо больший объем исследований. На данном этапе можно лишь говорить о близости тектонических и структурных позиций месторождений, о весьма высоком сходстве геохимических и пет-рохимических характеристик.

Наглядным примером могут служить планы аномального магнитного поля месторождений (рис. 4 и 5 на с. 73), на основании которых можно говорить о практически полном сходстве аномалий — как по амплитуде, так и по морфологии. Конечно, можно предположить, что аномалий магнитного поля подобного вида можно найти достаточное количество, поэтому более полная оценка уникальности сходства аномалий должна учитывать следующее: аномалии магнитного поля в плане совпадают с гравитационными аномалиями, свидетельствующими о наличии купольных поднятий фундамента; породы, обусловившие существование аномалий магнитного поля, близки по своим геохимическим характеристикам; структуры, картированные этими аномалиями, аналогичны — узкие антиклинальные складки; возраст структур примерно одинаков.

Дополнительный и, возможно, главный аргумент в пользу того, что аномалии Верхне-Любкакайского рудного поля необходимо изучить более внимательно, в том, что схожая аномалия на рисунке 5 связана с целым рядом уникальных золоторудных месторождений с подсчитанными запасами более 1 тыс. т золота.

В Российской Федерации золотоносные провинции, расположенные на древних архейских щитах, почти не известны [3]. При этом в мире их промышленное значение велико: архей — это крупные или уникальные месторождения, открытие которых часто приводило к качественному изменению потенциала золотодобычи страны или региона.

Список литературы:

  1. Кравченко А.А. Генезис золотоносных докембрийских метабазитов центральной части Алдано-Станового щита: на примере месторождения им. П. Пинигина // диссертация кандидата геолого-минералогических наук. 2009. (189).
  2. Некрасов Е.М. Зарубежные эндогенные месторождения золота / Е.М. Некрасов, Москва: Недра, 1988. 215 c.
  3. Сафонов Ю.Г. Потенциальные возможности развития минерально-сырьевой базы золота России в ХХ! веке [Электронный ресурс]. URL: http://www.geoclab.ru/articles/96/1549/.
  4. Сясько А.А., Гриб Н.Н. Прогноз ресурсов золоторудных месторождений по данным геохимического опробования // Руды и металлы. 2012. № 5. C. 36-42.
  5. Сясько А.А., Гриб Н.Н., Качаев А.В. Анализ геологии докембрийских золоторудных месторождений Колар (Индия) и Алдано-Станового щита (Южная Якутия) // Современные проблемы науки и образования. 2009. № 6-3. C. 33-38.
  6. Сясько А.А., Гриб Н.Н., Качаев А.В. О перспективности золоторудных месторождений нового типа Алданского щита // Руды и металлы. 2012. № 5. C. 30-35.
  7. Сясько А.А., Гриб Н.Н., Качаев А.В. О перспективности золоторудных месторождений нового типа Алданского щита // Руды и металлы. 2012. № 5. C. 30–35.
  8. Сясько А.А., Гриб Н.Н., Никитин В.М. Сравнительная характеристика архейских золоторудных месторождений // Наука и образование. 2006. № 4/44. C. 58-65.
  9. Bateman R., Hagemann S. Gold mineralisation throughout about 45 Ma of Archaean orogenesis: protracted flux of gold in the Golden Mile, Yilgarn craton, Western Australia // Mineralium Deposita. 2004. № 39. C. 536-559.
  10. Fullerton W.R. The Kalgoorlie gold : A review of factors of formation for a giant gold deposit // Dissertations in Geology at Lund University. 2013. № 334 (21).
  11. Hanes J.A., Archibald D.A., Hodgson C.J. Dating of Archean auriferous quartz vein deposits in the Abitibi greenstone belt, Canada; 40 Ar/39 Ar evidence for a 70-to 100-my-time gap between plutonism- // Economic Geology. 1992. № 87. C. 1849-1861.
  12. Hayman P.C. [и др.]. Evolution of a ~2.7Ga large igneous province: A volcanological, geochemical and geochronological study of the Agnew Greenstone Belt, and new regional correlations for the Kalgoorlie Terrane (Yilgarn Craton, Western Australia) // Precambrian Research. 2015. (270). C. 334-368.
  13. Hodgson C.J., Hamilton J.V. Gold mineralization in the Abitibi greenstone belt: end-stage results of Archean collisional tectonics? под ред. D.I. Keays, R.R.; Ramsay, W.R.H.; Groves, Economic Geology, 1989. 86-100 с.
  14. Klein T., Day W. Descriptive and grade-tonnage models of Archean low-sulfide Au-quartz veins and a revised grade-tonnage model of Homestake Au // United States Department of the interior geological survey, Open-file Report. 1994.
  15. Qiu Y.., Groves D.I. Late Archean collision and delamination in the southwest Yilgarn Craton: the driving force for Arche-an orogenic lode-gold mineralization // Economic Geology. 1999. (94).C. 115-122.
  16. Shackleton J.M., Spry P.G., Bateman R. Telluride mineralogy of the Golden Mile deposit, Kalgoorlie, Western Australia // Canadian Mineralogist. 2003. № 6 (41). C. 1503-1524.
  17. 12th Australian Geological Convention под ред. W.K. Witt, D.I. Groves, S.E. Ho, Geological-е изд., East Perth:, 1994. 87 c.
  18. Kolar Gold Limited [Электронный ресурс]. URL: http://graftonresources.com/wp-content/ uploads/2011/09/Ocean-Report-May-2011.pdf.
  19. Depatment of Mines and Petroleum Goverment of Western Australia [Электронный ресурс]. URL: http://warims.dmp.wa.gov.au/GeoView/ Viewer.html?Viewer=GeoVIEW.
  20. Амарский В.Г., Сясько А.А. Проект на проведение поисковых работ в пределах Верхне-Любкакайского рудного поля на 20002003 гг. Чульман, 2001.
  21. Амарский В.Г., Швец В.Н. Отчет о поисковых работах на рудное золото, проведенных на площади Верхне-Любкакайского рудного поля в 2000-2003 гг. Чульман, 2003.
  22. Гусев В.П. Отчет о результатах поисковых работ на слабоизученных площадях Южной Якутии с призна-ками золотого оруденения неустановленных типов (Центрально-Алданский район и прилегающие площади) за 1983-1989 годы. Алдан, 1990
  23. Морозов В.М., Ядрышникова Р.Г. Отчет о результатах аэромагнитной съемки масштабов 1:10000 и 1:25000, выполненной в Южно-Алданском железорудном районе в 1976-1977 гг. Нюрба, 1978
  24. Поляков Н.П. Геологические материалы к технико-экономическим соображениям (ТЭС) о возможном про-мышленном значении железных руд Леглиерского рудного поля. Чульман, 1987.
  25. Сафонов А.М. Геологическое строение и полезные ископаемые центральной части Темулякит-Тунгурчинской рудной зоны (отчет Лемочинской партии о результатах АФГК-50 и поисков золота, проведен-ных в 1983-1988 гг. в центральной части зоны). Чульман, 1988.
  26. Торопыгин С.Б., Сясько А.А. Отчет по результатам поисково-ревизионных работ на проявлениях золота Кур и Притрассовое. Чульман, 2001.

А.А. Сясько, Н.Н. Гриб — Технический институт (филиал) СВФУ в Нерюнгри
В.Д. Габышев — ГУГГП РС(Я) «Якутскгеология»

Опубликовано в журнал «Золото и технологии», № 2 (32)/июнь 2016 г.

Правовые вопросы
Регионы
^ Наверх