17 июня 2024, Понедельник06:40 МСК
Вход/Регистрация

Золото ГУЛАГа для Советской страны

В 2016 году профессиональному празднику геолога исполнилось 50 лет. День геолога был учрежден Указом Президиума Верховного Совета СССР 31 марта 1966 года в ознаменование заслуг советских геологов в создании минерально-сырьевой базы страны. Но геология в России зародилась задолго до официального признания этого праздника... 

П.Д. Луняшин.jpgПавел Луняшин — горный консультант.

С первых лет Советской власти развитию геологии было придано первостепенное значение. Одной из наиболее ярких страниц стало освоение недр суровой Колымы, богатства которой позволили нашему государству выжить и победить в самой жестокой мировой войне. Геологам-первопроходцам Дальстроя посвящается эта статья.

Время терять и время собирать

К концу 1920-х годов молодая советская страна находилась на грани финансового банкротства. Золотовалютные резервы СССР не превышали 200 млн золотых рублей, что было эквивалентом 150 т чистого золота — ничтожно мало по сравнению с довоенным золотым запасом Российской империи, который по стоимости достигал почти 1,8 млрд золотых рублей (эквивалент более 1400 т чистого золота). К тому же у СССР образовался внушительный внешний долг, а впереди ждали астрономические расходы на индустриальный рывок.

Царскую золотую казну опустошили всего за несколько лет. Еще до прихода большевиков к власти более 640 млн золотых рублей (около 500 т) было вывезено за границу в уплату военных кредитов. В перипетиях Гражданской войны белогвардейцами разных правительств и отрядов — Каппеля, Колчака, Семенова, а также белочехами было истрачено, украдено и растеряно свыше 500 т золота. Советской власти досталось от 307 до 322 т, которые пришлось использовать на оплату контрибуций по сепаратному Брестскому миру с Германией (должны были уплатить 250 т, но вывезли только 98 т из-за поражения немцев), на «подарки» по мирным договорам соседям — прибалтийским государствам, Польше, Турции (около 18 т). Огромные средства — около 200 т — понадобились в начале 20-х годов на закупку по спекулятивным ценам (иначе не продавали) паровозов в Англии и Швеции. Кроме того, тонны золота и драгоценностей, экспроприированных у «имущих классов», шли на покрытие дефицита советской внешней торговли, который возникал при полном развале экономики и отсутствии экспорта. Всего в 1920–1922 годах большевики продали за границу более 500 т чистого золота.

В 1927 году началась форсированная индустриализация. Расчет Сталина на то, что валютные доходы от экспорта продовольствия и сырья позволят финансировать промышленное развитие страны, не оправдался. В условиях небывалого кризиса, разразившегося в 1929 году, и затяжной депрессии мировые цены на сельскохозяйственную продукцию катастрофически упали. В 1931–1933 годах, когда наступил решающий этап советской индустриализации, ежегодная экспортная выручка была на 600– 700 млн золотых рублей меньше ожидаемой. СССР продавал зерно по ценам, составлявшим половину, а то и треть от докризисного уровня, в то время как миллионы крестьян, вырастивших это зерно, умирали от голода.

остатки галереи.jpg

Остатки галереи ручной рудосортировки

Внешняя задолженность страны выросла с 420,3 млн золотых рублей осенью 1926 года до 1,4 млрд золотых рублей к концу 1931 года. Чтобы выплатить такой долг, мало было продавать на Запад зерно, лес, нефть — требовались все больше и больше золота. По данным Госбанка СССР, только с 1 октября 1927 года по 1 ноября 1928 года за границу вывезли более 120 т чистого золота. Фактически это означало, что были использованы все золотовалютные резервы страны и все золото, добытое промышленностью в тот хозяйственный год.

Именно в 1928 году Сталин принял решение распродать часть музейных коллекций страны. Художественный экспорт обернулся для России потерей многих шедевров из Эрмитажа, других музеев, дворцов бывшей аристократии и частных коллекций. Но это обеспечило лишь незначительную часть потребностей государства. Самая крупная сделка по продаже ценностей в США, в результате которой Эрмитаж потерял 21 произведение живописи, принесла стране около 13 млн золотых рублей (около 10 т золота).

Начались конфискации золота у богатой части населения. За 1930 год ОГПУ передало Госбанку ценностей на сумму более 10 млн золотых рублей (эквивалент почти 8 т чистого золота), а в 1932 году — 15,1 млн золотых рублей (почти 12 т в золотом эквиваленте). Этого было явно недостаточно, и тогда перешли к иной тактике.

Для добровольного сбора ценностей были открыты магазины Торгсина — «Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами на территории СССР». Эта система появилась в июле 1930 года, и поначалу обслуживала только иностранных туристов и моряков в советских портах. Нужды индустриализации заставили отворить двери торгсинов и советским гражданам. В обмен на наличную валюту золотой царский чекан, а затем и бытовое золото, серебро и драгоценные камни люди получали «деньги Торгсина», которыми расплачивались за покупки дефицитных товаров. В 1933 году продукты питания составляли 80 % всех продаж в Торгсине, причем на дешевую ржаную муку приходилась почти половина оборота.

ручная.jpg

Ручная рудосортировка руды, 1951 год

В 1932 году население принесло в Торгсин 22 т золота и 18,5 т серебра, в голодном 1933 году — 45 т золота и 1420 т серебра. На эти средства они приобрели, по неполным данным, 235 тыс. т муки, 65 тыс. т крупы и риса, 25 тыс. т сахара.

За время своего недолгого существования (1931 год — февраль 1936 года) через систему Торгсина было привлечено на нужды индустриализации 287,3 млн золотых рублей (эквивалент 222 т чистого золота).

С 1931 года до конца апреля 1934 года из СССР было вывезено более 260 т золота на сумму более 360 млн золотых рублей. Этого хватило, чтобы оплатить импорт промышленного оборудования для десяти гигантов советской индустрии — Магнитки, Днепрогэса, Сталинградского тракторного завода и других предприятий. Но в свете угрозы новой войны требовалось все больше золотовалютных средств. Обеспечить их могла только мощная, хорошо организованная золотодобывающая промышленность.

Созидатели и старатели

В 1913 году в России было добыто 60,8 т золота. Войны и революции подорвали эту прибыльную отрасль: в 1924 году она дала только 14,5 т драгоценного металла. В годы нэпа силами иностранных концессионеров и частных старателей добыча золота стала восстанавливаться, но темпы роста были слишком медленными и не соответствовали потребностям экономики страны. В 1927 году в СССР добыто 20 т золота, что было явно мало для обеспечения промышленного рывка. Тогда Сталин всерьез обратил внимание на золотодобычу и поставил задачу побольшевистски решительно: догнать и перегнать Трансвааль, мирового лидера, выдававшего более 300 т чистого золота в год! Председателем только что созданного «Союззолота» был назначен Александр Павлович Серебровский, к тому времени уже отличившийся в деле восстановления нефтяной промышленности. В качестве профессора Московской горной академии он дважды выезжал в США перенимать опыт: изучал технологии и оборудование на приисках и рудниках Аляски, Колорадо, Калифорнии, Невады, Южной Дакоты, Аризоны, Юты, банковское финансирование золотодобычи в Бостоне и Вашингтоне, работу заводов в Детройте, Балтиморе, Филадельфии и Сент-Луисе и повсюду занимался вербовкой американских инженеров для работы в СССР. Самоотверженный труд А.П. Серебровского и его соратников принес результаты. Однако из-за истощения имевшихся запасов золота на Урале, в Сибири, Якутии и низкого уровня механизации первый пятилетний план (1929–1933 гг.) по добыче золота (258,9 т) выполнен не был. Требовалось осваивать новые месторождения и принимать дополнительные меры к наращиванию объемов.

группа рабочих.jpg

Группа рабочих золотого прииска «Комсомолец», 1944 год 

В этот период большую роль сыграла старательская добыча золота. На основании приказов по Наркомату тяжелой промышленности от 7 июня 1933 года и 27 февраля 1934 года и постановлений СНК СССР от 21 января и 11 марта 1935 года трестам и предприятиям предписывалось повсеместно развернуть старательско-золотничные работы. Разрешение на добычу золота мог получить любой человек, не имевший уголовного прошлого. Старатели освобождались от подоходного налога, трудовой и гужевой повинности, поставок мяса, молока, зерна и прочих сельхозпродуктов. Передовики премировались товарами, отводом лучших участков золотодобычи, предоставлением квартир, выделением путевок в дома отдыха и на курорты. Льготы и государственная поддержка сделали свое дело. Вскоре численность старателей достигла 120 тыс. человек.

Добыча золота в СССР быстро росла. В 1936 году она составила 138,8 т, увеличившись в 4,4 раза по сравнению с 1932 годом (31,9 т). Во второй половине 30-х годов СССР вышел по этому показателю на второе место, обогнав США и Канаду и уступая только богатейшей золотоносной провинции мира — Южной Африке, где добыча драгоценного металла находилась на недосягаемой высоте в 400 т. Создав мощную золотодобывающую промышленность, страна преодолела и золотовалютный кризис.

Начало массовых репрессий внесло свои коррективы в эту отрасль. В 1937 году добыча золота снизилась на 3 %. В срыве плановых заданий обвинили «врагов народа»: ряд ведущих специалистов-производственников были расстреляны. Трагично сложилась и судьба А.П. Серебровского. Его назначили на должность наркома, а на следующий день арестовали — вынесли на носилках прямо из больницы, где Александр Павлович находился на излечении. В феврале 1938 года его расстреляли.

В условиях ужесточения советской системы под сомнение была поставлена и целесообразность существования старательской добычи. Постановлением Экономсовета при СНК СССР 25 июля 1938 года было предписано придать ей статус государственной с ликвидацией прежних льгот и преимуществ. Производственные итоги последующих 2 лет показали, что усиление государственного руководства ожидаемого результата не дало. Наоборот, поскольку добывать золото стало невыгодно, то численность старателей стала быстро сокращаться, а с ними упали и показатели. В 1938 году добыча золота по отношению к 1936 году уменьшилась на 19 %, а в 1939 году – на 25 % (со 138,8 до 104,1 т).

При всех негативных сторонах жестокого сталинского режима, надо отдать должное его умению признавать и исправлять управленческие ошибки. 27 апреля 1940 года вышло постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б), признавшее работу золотоплатиновой промышленности Наркомцветмета неудовлетворительной. Было установлено, что падение добычи золота (не считая добычи на предприятиях НКВД) является результатом неудовлетворительного руководства, а также следствием допущенных в 1938 году ошибок и перегибов в отношении старательской добычи. Отмечалось, что в результате количество старателей за 2 года уменьшилось со 120 до 70 тыс. человек, а старательская золотодобыча сократилась с 46 до 26 т. СНК СССР и ЦК ВКП(б) признали вредной и осудили допущенную в 1938 году практику «огульного, механического перевода старателей на государственную добычу ради повышения за счет этого удельного веса государственной добычи», который на деле оказался результатом фактического снижения добычи золота старателями.

нагрудный знак.jpg

Нагрудный знак Отличник социалистического соревнования золотоплатиновой промышленности СССР. Им награждались все особо отличившиеся в выполнении плана добычи металла рабочие, старатели, ИТР и другие служащие, в том числе дальстроевцы

Золото снова стало дороже идеологических принципов. В течение следующих месяцев были приняты меры к восстановлению и развитию старательства. 24 сентября 1940 года вышел приказ народного комиссара цветной металлургии «О льготах по налогам и сборам старателям» в целях всемерного стимулирования поисков, разведки и добычи золота, платины, редких металлов и олова. Все виды заработков старателей, включая премии за открытие новых месторождений, освобождались от обложения какими бы то ни было налогами и сборами. С 1 ноября 1940 года для старателей вводились такие же трудовые книжки, какие имели хождение и на госпредприятиях, при этом стаж старательской работы приравнивался к стажу работы по найму.

Благодаря мероприятиям, проведенным правительством, добыча золота в 1941 году достигла 174,1 т, в том числе старатели добыли 40,5 т. Увеличение золотодобычи более чем на 30 т (по сравнению с 1939 годом) было чрезвычайно важно в условиях начавшейся Великой Отечественной войны.

Великая зона Дальстроя

В истории советской золотодобычи предвоенного периода, а затем военных лет и периода восстановления разрушенного хозяйства исключительно важное место занимала система Дальстроя, обеспечившая освоение крупнейшей золотоносной провинции страны.

Путь к ресурсам северо-востока проложила первая колымская экспедиция 1928 года под руководством Ю.А. Билибина (впоследствии академика АН СССР) и В.А. Цареградского (будущего главного геолога Дальстроя), которую организовали Геолком и Академия наук СССР на средства треста «Союззолото» для проверки сведений о наличии золота в притоках реки Колымы. Затем состоялась вторая колымская экспедиция. По итогам Ю.А. Билибин подготовил «План развития геолого-разведочных работ на Колыме». Эти исследования выявили, что имеющиеся здесь запасы золота действительно велики и могут составлять более пятой части мировых.

Для освоения столь перспективного золотопромышленного района постановлением ЦК ВКП (б) от 11 ноября и постановлением Совета Труда и Обороны (СТО) СССР от 13 ноября 1931 года был образован Государственный трест по промышленному и дорожному строительству в районах Верхней Колымы — Дальстрой. В 1938 году Дальстрой был включен в состав НКВД, и с этого времени его полное наименование звучало как «Главное управление строительства Дальнего Севера НКВД».

Условия жизни в северо-восточных районах были настолько тяжелы, что наладить в них производственную деятельность за короткий срок и при минимальных затратах, как того требовало советское руководство, представлялось чрезвычайно сложной задачей. Высокое содержание золота в золотоносных песках Колымы позволяло использовать самые простые, примитивные технологии добычи и неквалифицированный труд. Но чтобы привлечь сюда в достаточном количестве рабочую силу, нужно было создавать базу для сносного проживания десятков тысяч людей и проводить масштабную кампанию, задействовав все испытанные методы — оргнабор, партийные и комсомольские призывы, распределение выпускников учебных заведений. На все это могло уйти немало времени. А главное, трудовые ресурсы требовались и в более обжитых районах.

нагрудный знак 2.jpg

Нагрудный знак Отличнику Дальстроевцу, учрежден для награды передовых работников Дальстроя

Государственная власть нашла наиболее дешевый и быстрый способ освоения колымских россыпей. С самого начала деятельности Дальстроя его основной рабочей силой стали заключенные Северо-Восточных исправительно-трудовых лагерей — Севвостлага. Организованный приказом ОГПУ СССР № 287/с от 1 апреля 1932 года, он просуществовал четверть века.

Лагерный контингент был задействован и на других предприятиях и стройках страны, но в таком количестве — только на северо-востоке. В то же время вопреки созданному в обществе представлению о многомиллионных жертвах колымский лагерей следует сказать, что с 1932 по 1953 год сюда было завезено 740 434 заключенных, из которых 130 тыс. умерло и 10 тыс. было расстреляно (более 8 тыс. человек — в 1938 году).

В первое пятилетие деятельности Дальстроя (1932–1937 гг.) режим содержания и труда заключенных можно охарактеризовать как менее жесткий по сравнению с дальнейшим периодом. Значительная их часть была расконвоирована. Относительно свободой пользовались прежде всего те, кто работал на строительстве дорог, в геологоразведке, сельском хозяйстве, обеспечивал автомобильные перевозки. Для заключенных Дальстроя были установлены нормы выработки «на основе единых всесоюзных норм с соответствующими поправочными коэффициентами», выплачивалась заработная плата. Первоначально она составляла около 50 % зарплаты вольнонаемного работника с учетом вычетов на содержание заключенного. Рядовой зэк получал 250–600 руб. в месяц, специалист среднего технического состава — 800–900 руб., начальники лагерей, частей и отделов — 1200–1700 руб. Основным стимулом к производительному труду служила система зачетов рабочих дней, позволявшая значительно сократить срок пребывания в лагере. Для отдаленных строительных объектов, имевших особо важное государственное значение (куда вошел и Дальстрой), устанавливалась норма: 2 дня срока за 1 день работы. Зачеты применялись только при выполнении и перевыполнении производственных норм.

По итогам 1935 года зачеты имели 72 % заключенных, в 1936 году — 58 % (снижение произошло в связи с повышением норм выработки). Как отмечалось в отчете Дальстроя за 1936 год, 20 % заключенных, занятых на основном производстве, были «стахановцами», выполняя нормы на 150 % и более, около 40 % — «ударниками». В то же время от 30 до 50 % лагерников с повышенными в среднем на 33 % нормами на вскрыше торфов и добыче подземных песков не справлялись.

К «ударному труду» побуждала и прямая зависимость нормы питания от нормы выработки. Приказом начальника Дальстроя и начальника Севвостлага от 14 мая 1933 года были утверждены средние нормы лагерника, занятого на производстве. В расчете на сутки они составляли 800 г хлеба, 43 г мяса, 26 г сахара, 216 г рыбы, 7 г масла. Для перевыполнявших производственные нормы предусматривалось увеличение хлебного пайка до 1 кг в день. Заключенным инженерно-техническим работникам дополнительно полагалось 300 г хлеба, 80 г муки, 20 г крупы, 30 г мяса, 12 г макарон, 8 г сахара, 200 г картофеля. Отметим, что нормы питания заключенных и вольнонаемных рабочих отличались незначительно.

Устанавливались четыре категории котлового питания: особая — для работающих стахановскими методами, первая (3553 калорий) — для выполнявших нормы на 100–129 %, вторая (2315 калорий) — для выполнявших нормы на 71–99 %, наконец, третья (1885 калорий) — для выполнявших нормы до 70 %. На руки выдавались только хлеб, сахар, чай. Из остального готовилась горячая пища. Особо отличившиеся награждались именными талонами, по которым в лагерных ларьках можно было приобрести определенное количество продуктов: в месяц до 12 кг хлеба, 800 г макарон, 600 г махорки, 800 г рыбы и рыбных консервов. 

 Год       Добыча
золота, кг   
  Вскрыша
торфов,
тыс. м3   
 Добыча
подземных
песков,
тыс. м3    
 Промывка
песков
промывочн.
приборами,
тыс. м3    
 Среднее
содержание
золота, г/м3    
  Коммерческая
себестоимость
золота, руб/г   
     Численность занятых, чел  
 Всего    В т.ч. з/к      В т.ч. в золотодобыче
 Всего  з/к
 1932   511  41,8   — 18,8  27,18  5,17  13100  9928   1014   —
 1933   791  46,8   — 22,0  36,0  7,32  30782  29659   1350   —
 1934   5515  50,9   23,5 364,3 15,14  5,13  36000  32300   6100   5100
 1935   14458  1641   676,1  21,38  3,87   50300  44600  11200   9200
 1936   33360  3267,3   1348,8  24,7  4,06   73200  62700  20400 18500
 1937   51515  4860  75,0  2090  24,6  4,99   92300  80300   23900 22600
 1938  62008  6950  286,0  3400  17,7  4,62  113430  94000   58436  48251
 1939  66314  8990 1010  5330   12,3  6,71   189800  163500    71000  68600
 1940  80028 12980 1280  5860  11,1  6,55   216442  176700   92100  89200
 1941  75700 12840 1240  6220  9,1  8,30  210700  148300   95400  85500
 1942  74400 11490  1210  4920  10,1  8,26   202400  126000  79000  57900
 1943  70170 7410  1180  4570  9,8  8,76  183400  90600   69200  40700
 1944  70500 10910  1560  5410  8,2 10,48  167786  83200   72000  38700
 1945  69500 14150  2190  6460  6,4  13,76 189100  73060    80500  45400
 1946  52200 12700  2500  5540  5,7  19,88  205300  93322   85100  43400
 1947  41200 18500  2860  5330  5,1   25,35 207600  106893   80000  41600
 1948  43600 19100  3260  6340  4,8   28,30 215900  108685  81500  49100
 1949  52400 19600  3690  8240  4,7  32,05 232700  153317  73900  48300
 1950  49000 11700  4140  8810  4,7  32,20  258100  182958   74800  54200
 1951  49200 13200  4190  9550 4,4  30,15  298200  199726   74600  
 1952  49100 14500  4250  9500  4,52  28,05 321000  175078  68100  
 1953 4760014600  9600 4,29 25,91 320200 94300  
 1954 4515615400  9400  3,98 26,68    
 1955 4410216900  9600 3,79 25,00    
 1956 3880016800  8800 3,32   35400  
    Итого  1187126                  

Табл. 1. Показатели работы Дальстроя на золотодобыче за 1932–1956 гг.

Безусловно, заключенные, получавшие в среднем примерно 2100 калорий в день, не чувствовали себя сытыми. Сопоставление продовольственной нормы и потребления энергии на горных немеханизированных работах выявляет 20–40 %-й дефицит калорий. К тому же постоянные хищения, которыми промышляли работники лагерей и лагерная обслуга, уменьшали и без того не изобильное содержимое котлов. Хроническое недоедание приводило к тому, что в иные годы свыше 20 % заключенных были нетрудоспособны, находились в больницах и медпунктах, а на плечи оставшихся ложилась дополнительная непосильная нагрузка.

В первой половине 30-х годов заключенные могли рассчитывать на существенное улучшение режима. В сентябре 1932 года приказом ОГПУ было утверждено Временное положение о колонпоселках исправительно-трудовых лагерей. Почти все они располагались на побережье Охотского моря. Основными занятиями колонистов стали рыболовство и сельское хозяйство. Предполагалось, что колонизация поможет сформировать постоянное население отдаленных территорий — не случайно одним из условий перемены статуса для заключенного было согласие его семьи переехать в колонпоселок. Сюда можно было выписать и других близких родственников. Расходы, связанные с приездом семьи колониста, возмещались лагерем.

Колонистами могли стать заключенные из рабочих, крестьян и служащих, осужденные за бытовые, должностные преступления и относящиеся к категории СВЭ (социально–вредные элементы), «аграрники» (бедняки, середняки и даже кулаки), осужденные по 58-й статье (антисоветская агитация), но ни в коем случае по остальным контрреволюционным статьям. К моменту колонизации они должны были отбыть от 1/3 срока наказания (осужденные на срок до 5 лет) до 1/2 срока (свыше 5 лет) и не иметь нарушений лагерного режима.

Практика колонизации в Севвостлаге не стала массовой. Этому помешала острая нехватка рабочей силы для обеспечения основной производственной деятельности — добычи золота и строительства дорог. В начале 1934 года в колонпоселках насчитывалось всего 402 поселенца — 1,1 % заключенных Севвостлага. Через год их было 614 человек — 1,3 %, еще год спустя — 739 человек — 1,6 %. Тем не менее руководство треста по-прежнему связывало развитие Дальстроя с активной колонизацией заключенных и с переходом преимущественно на вольнонаемную рабочую силу. В проекте «Генерального плана развития народного хозяйства Колымской области на 1938–1947 гг.», подготовленного в 1937 году Э.П. Берзиным, предлагалось к 1942 году сократить численность заключенных до 57 %, увеличить число колонистов до 18 %, а к концу четвертой пятилетки (1947 год) полностью перейти на вольнонаемную рабочую силу.

К 1937 году Дальстроем были решены главные подготовительные задачи: построена основная часть колымской трассы протяженностью 465 км, подведены транспортные коммуникации до районов приисков. Тяжелые условия жизни лагерного контингента в этот период определяла не столько суровость режима, сколько плохое жилье, недостаточное питание, отсутствие медицинской помощи.

Начало второго периода (1938– 1948 годы) деятельности Дальстроя связано с массовыми политическими репрессиями в стране, что привело к резкому увеличению численности «закрытого контингента» и ужесточению содержания заключенных, прежде всего, осужденных по политическим статьям. В это время на Колыме происходили массовые повторные осуждения и расстрелы. Была отменена система зачетов рабочих дней, практически полностью прекратилась практика денежных выплат. Продолжительность рабочего дня увеличилась до 16 часов на ряде участков.

Начавшаяся Великая Отечественная война приостановила рост системы ГУЛАГа. В связи с установкой на мобилизацию всех материальных средств для обеспечения нужд Красной Армии многие запроектированные стройки были прекращены, в том числе и те, где основной рабочей силой являлись заключенные. На тех, кто томился в лагерях, легла непомерная нагрузка. Дефицит рабочих рук обусловил еще большее увеличение продолжительности рабочего дня и норм выработки. Кроме этого, были отменены дни отдыха для заключенных, которые до этого предоставлялись 1 раз в декаду. При этом сильно было урезано и без того весьма скудное продовольственное снабжение.

Чтобы как-то компенсировать тяжесть режима, стали шире практиковать освобождение (как по окончанию срока, так и досрочно — в награду за ударный труд). В 1941–1944 годах из-за колючей проволоки было выпущено 100 549 человек с последующим оформлением многих из них по вольному найму. Это привело к тому, что некоторые предприятия и учреждения Дальстроя комплектовались исключительно вольнонаемными работниками. К 1944 году из общей численности занятых в этой организации заключенные составляли менее половины — 49 % (82 300 человек).

Вольнонаемные рабочие и специалисты не имели права выезда с Колымы до окончания войны. Чтобы «закрепить кадры», всему инженернотехническому составу с началом войны присвоили звания лейтенантов НКВД, что обязывало их следовать жесткой дисциплине военного времени. Подобная мера применялась и к ведущим специалистам геологической службы. К примеру, академик И.С. Рожков имел звание генералмайора МВД, а академик Н.А. Шило — полковника, профессор, лауреат Государственной премии CCCР Б.Л. Флеров был майором и т.д.

В послевоенные годы обстановка в лагерях Колымы значительно осложнилась. Сюда прибывают большие этапы с изменниками Родины — власовцами, полицаями, старостами, националистами из Западной Украины и Прибалтики. В большинстве своем это были отъявленные негодяи. Отмена смертной казни в СССР развязала им руки, тем более что Дальстрой не являлся зоной строго режима. Криминогенная обстановка здесь стала угрожающей. В 1949 году совершен 561 побег, в 1950 году — 576 (при этом убито 335 бежавших), в 1951 году бежало 752 заключенных, в 1952 году — 337. В 1953 году зафиксировано 39 627 случаев нарушения лагерного режима, в разборках было убито более 100 заключенных. Лагеря сотрясали воровские войны за установление собственной власти над заключенными. Справиться с этим бедствием удалось только к 1955 году.

Попытки ужесточить лагерный режим вступали в противоречие с необходимостью повышения производительности труда на добыче металлов. В конечном итоге режим содержания лагерного контингента был пересмотрен в сторону смягчения. Вновь были введены элементы экономического стимулирования труда заключенных — широкое применение зачетов рабочих дней, денежные выплаты и премии. Длительность рабочего дня не должна была превышать 9 часов (для каторжан 10 часов), предусматривалось 4 дня отдыха в месяц. В 1949 году были утверждены новые нормы питания. Суточная норма хлеба возросла до 900 граммов. В особо тяжелых условиях — на добыче урана — питание, по воспоминаниям заключенных, было очень хорошим: хлеб без меры, мясные консервы, масло, крабы, шпроты, колбаса, молоко. Рабочая смена длилась 6 часов, но и смертность была высокая. После 2–3 месяцев работы на руднике заключенные заболевали, многие из них умирали от высоких доз радиации.

В 1952 году из лагерей Дальстроя было освобождено 25 757 человек, в 1953 — 78 484. К 1956 году в лагерях оставалось 35 400 заключенных. Закончился самый трагический период в истории Колымы.

Лотком и лопатой

С точки зрения производственной деятельности Дальстрой представлял собой совершенно уникальную по масштабам и развороту работ организацию. Ему была выделена огромная территория — около 450 тыс. км2. Правительство СССР своим постановлением в 1936 году возложило на этот государственный трест грандиозную задачу: к 1940 году охватить геологоразведочными работами весь район бассейна Колымы, часть бассейна Индигирки между устьями рек Эльген и Момы, а также бассейны главных притоков Индигирки. В 1939 году Дальстрою были переданы Чаунский и Чукотский районы, в 1940 — бассейн реки Анадырь, в 1941 году — побережье Охотского моря от Пенжинской губы до Охотска и весь бассейн реки Яны. Таким образом, территория Дальстроя к началу Великой Отечественной войны составила 2,3 млн км2 и продолжала увеличиваться. Западная граница проходила теперь по правому берегу Лены и с юга на север от Алдана до арктического побережья. К 1951 году Дальстрой занимал площадь около 3 млн км2, что соответствовало 1/7 территории СССР.

За предвоенные годы в экстремальных условиях руками заключенных и вольнонаемных были построены город Магадан, порт Нагаево и около ста поселков на территории Колымского края, Чукотки и Якутии, проложены 3,1 тыс. км дорог, в том числе 650 км знаменитой колымской трассы. Были введены линии электропередачи, электростанции, автобазы, аэродромы, организованы более 10 совхозов, десятки колхозов, несколько рыбпромхозов и свыше 300 подсобных хозяйств. Дальстрой имел свой морской и речной флот, в том числе 3 океанских парохода.

На начальном этапе Дальстрой сосредоточился на двух направлениях: создании опорной производственно-перевалочной базы и строительстве дорог. В 1932–1935 годах на форсированное создание транспортных коммуникаций было направлено почти 50 % всех капитальных вложений Дальстроя. В 1933 году только на строительстве колымской трассы было занято 11 тыс. человек, а в 1934 году — 19 тыс. (40 % всех работающих в Дальстрое). В отсутствие дорожно-строительной техники это была очень тяжелая работа. Многочисленные скальные препятствия и крутые склоны сопок приходилось взрывать, а уборка грунта велась вручную — тачками. Стройка не прекращалась и в 50-градусные морозы: актированными (нерабочими) объявлялись дни, только если температура опускалась ниже 55°С.

Одновременно велись геолого-разведочные и горные работы: нарезка шахт, вскрыша торфов, добыча и промывка золотоносных песков. Уже в первый год существования Дальстроя в работу вступили 4 прииска, которыми в 1932 году было добыто 511 кг золота, а с 1934 года началась полномасштабная добыча валютного металла. Высокое среднее содержание золота — до 24,6 г/м3 при массовом использовании труда заключенных обеспечило устойчивый прирост производства. С 1934 по 1937 год промывка песков увеличилась в 7 раз, вскрыша торфов в 95 раз, добыча золота в 16 раз.

Непосредственно на добыче золота в 1939 году работало 50,1 тыс. человек, из них 21,9 тыс. человек были лотошниками — мыли золото по старинке. Применяемые технологии не требовали квалификации. Основным средством транспортировки торфов и песков летом служила тачка, зимой — деревянные короба. В шахтах использовались вагонетки, погрузка и транспортировка которых также осуществлялась вручную. Вручную производилась и пробивка шпуров для взрывов породы. Из почти 9 млн м3 торфов, вскрытых в 1939 году, 7,3 млн м3 (82 %) были вскрыты мускульной силой заключенных.

Максимальный объем добычи золота в Дальстрое был достигнут в 1940 году и составил 80 т, в том числе около 20 % (14,3 т) было намыто лотками. Затем в связи с отработкой наиболее богатых месторождений и участков среднее содержание золота в песках стало снижаться: с 19,31 г/м3 в 1938 году до 5,1 г/м3 в 1947 году. Для выполнения планов по золоту приходилось многократно увеличивать объемы переработки горной массы. Однако с началом Великой Отечественной войны массовый приток заключенных на Колыму прекратился и, несмотря на беспощадную эксплуатацию имеющегося лагерного контингента, мускульного труда уже не хватало. Перед Дальстроем в полный рост встала задача механизации наиболее трудоемких горных работ.

В 1944 году на горных полигонах работало 96 экскаваторов, удельный вес экскаваторной вскрыши составил 65 % (против 17,3 % в 1940 г). С этого времени на вскрыше торфов стали применяться бульдозеры, что резко повысило производительность на этом самом трудоемком виде горных работ. В целом с использованием техники было переработано 63,2 % горной массы, а в 1946 году этот показатель составил 79,8 %.

В 1940 году в Дальстрое имелся лишь один механический промывочный прибор, в 1942 году их было 144, в 1945 году — 303. Однако и в эти годы до трети золота добывалось с помощью лотков. В сутки один рабочий-лотошник намывал в среднем 18,4 г золота (1942 год). Даже в 1949 году из 52,4 т добытого золота 7 т было намыто лотками. Этот способ прекратил свое существование только в 1952 году.

Снижение содержание металла в россыпях побудило заняться добычей рудного золота. Однако относительно небольшие разведанные запасы золотосодержащих руд и более высокая себестоимость их отработки помешали серьезному развороту работ. В общем объеме добычи рудное золото составляло незначительную долю: в 1945 году — 3,6 %, в 1947 году — 5,3 %.

В 1950 году в Дальстрое построили первую золотодобывающую драгу, а спустя 3 года их уже было 6. Себестоимость дражной добычи была в 2 раза ниже, чем на раздельной (промприборами). Промывка горной массы драгами за этот период выросла в 6,7 раза. Произошло и укрупнение приисков, где велась добыча золота: их число уменьшилось с 57 до 30. Внедрение землеройной и промывочной техники позволило стабилизировать в начале 50-х годов добычу золота на уровне 49 т в год.

Дальстрой проводил широкие геологические изыскания даже в самые суровые военные годы. За 1941– 1944 годы. геологическими исследованиями была охвачена площадь свыше 504 тыс. км2, из которых 320 тыс. км2 — в совершенно не изученных районах. В ходе этого разведаны большие запасы полезных ископаемых: золота — 356 т, олова — 198910 т, вольфрама — 28432 т, ископаемых углей — 156927 т, серебра — 124 т, меди — 24,9 т, свинца — 66,1 тыс. т. Разведкой россыпных месторождений золота было выявлено 150 новых объектов, из которых 80 введены в строй. Кроме этого, нашли 12 оловорудных, 3 вольфрамовых и 2 кобальтовых месторождения. Всего за 1941–1944 годы на вновь открытых месторождениях было введено в строй 17 приисков.

С 1938 года наряду с золотом Дальстрой в промышленных объемах стал добывать олово, запасы которого на северо-востоке составляли почти пятую часть разведанных в стране. Во второй половине 40-х годов началась добыча еще двух металлов – кобальта (с 1947 года) и вольфрама (с 1948 года). В 1952 году развернулась добыча уранового концентрата.

Таким образом, Дальстрой превратился в мощную, многоотраслевую производственную структуру, пройдя путь от примитивных технологий (ручная добыча подземных песков, ручная транспортировка и загрузка в промывочные приборы и промывочные колоды песков, промывка песков лотками) до практически полной (90–100 %) механизации основных видов горных работ. В целом Дальстроем, по отчетным данным, было добыто 1187,126 т химически чистого золота, 65,3 тыс. т олова в концентрате, 2,85 тыс. т трехокиси вольфрама в концентрате, 397,5 т кобальта в концентрате, около 150 т уранового концентрата. К концу марта 1953 года в его составе насчитывалось 450 предприятий, действовало 16 рудников (9 по добыче олова, 3 — золота, 1 — вольфрама, 1 — кобальта и 2 — урана), 15 обогатительных фабрик, 44 прииска (в том числе 37 золотодобывающих и 7 оловодобывающих).

После образования в декабре 1953 года Магаданской области Дальстрой был переведен из ведения МВД в состав Министерства цветной металлургии. 25 октября 1956 года ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление, признав «нецелесообразным дальнейшее существование ИТЛ МВД СССР как не обеспечивающих выполнения важнейшей государственной задачи — перевоспитания заключенных в труде.

ГУЛАГ и экономика

В истории Дальстроя героические вехи удивительно быстрого освоения неизведанной территории, превращения ее в главного поставщика валютного и «оборонных» металлов в стране слились воедино с трагическим периодом существования разветвленной лагерной системы и массовых репрессий, приведших к гибели тысяч ни в чем не повинных людей.

В период горбачевской «перестройки» были попытки принизить роль колымской эпопеи, объявив ее крайне неэффективной и едва ли не бесполезной с точки зрения экономики. Так ли это? Вот некоторые расчеты.

Действительно, суммарный объем государственных инвестиций, составивший в Дальстрое 15,5 млрд руб. к 1950 году (3,875 млрд долл. по курсу), более чем в 2 раза превысил стоимость конечной продукции (золото, олово, вольфрам, кобальт) — 1,5– 1,75 млрд долл. Однако для объективной оценки эффективности этих инвестиций следует учесть, что создание соответствующей производственной инфраструктуры потребовало бы в современных условиях сотен миллиардов долларов. Текущее экономическое положение России не позволяет создать за государственный счет инфраструктуру даже для одного отдаленного месторождения.

В 1932–1937 годах для получения 1 кг золота предприятиям Дальстроя в среднем требовалось переработать 168,3 м3 горной массы и промыть 42,6 м3 золотоносных песков. В эти годы себестоимость колымского золота была значительно ниже мировой цены на данный металл, что еще раз свидетельствует об исключительной роли подневольного труда тысяч заключенных и богатстве россыпей Центрального колымского района.

В 1938–1940 годах объемы переработки горной массы возросли в 2,8 раза по сравнению с предыдущим периодом. Для получения 1 кг химически чистого золота в среднем приходилось перерабатывать уже 244,7 м3 горной массы и промывать 70 м3 песков. Это означало, что среднее содержание золота в россыпях существенно снизилось и стоимость его добычи выросла.

Издержки добычи олова, вольфрама, кобальта за все время деятельности Дальстроя были в 7–15 раз выше мировой цены. Что касается себестоимости добычи золота, то до 1940 года она была ниже, а в 1941–1956 годах в 2–3 раза выше мировой цены. Иными словами, добыча всех металлов, кроме золота в определенный период, была экономически неэффективна, хотя этот вывод не вполне корректен в условиях директивно устанавливаемого валютного курса рубля. В 1950 году мировая цена на золото составляла 35 долл. за 1 тройскую унцию. При установленном в СССР курсе рубля к доллару это составляло 5,96 руб./г. В Дальстрое себестоимость золота в это время была 32,21 руб./г.

В то же время коммерческая себестоимость золота, добывавшегося в Дальстрое, была значительно ниже, чем в системе Главзолота СССР. Так в 1933–1936 годах средняя коммерческая себестоимость 1 г химически чистого золота по Дальстрою составила 5,1 руб., по Главзолоту — 9,75 руб. Причем если в системе Главзолота себестоимость 1 г золота ежегодно возрастала, то в Дальстрое она с 7,32 руб. в 1933 году снизилась до 3,87 руб. в 1935 году и затем начала медленно расти. В 1938–1940 годах себестоимость 1 г в Дальстрое в среднем составила 5,96 руб., в системе Главзолота — 16,67 руб. (т.е. в 2,8 раза больше).

Себестоимость колымского золота была меньше не только из-за высокого среднего содержания металла. Десятки тысяч заключенных выполняли самую тяжелую физическую работу в забоях и своим бесплатным трудом окупали очень многие непроизводительные затраты. Для них не требовалось развивать сеть объектов социального назначения, выделять огромные суммы на оплату труда, создавать систему льгот и компенсаций. Их труд стимулировался главным образом улучшением питания и сокращением сроков наказания.

В то время основной целью деятельности Дальстроя были не показатели эффективности, а выполнение планов по добыче золота и других стратегических металлов.

Главный итог: создав мощную золотодобывающую промышленность, СССР преодолел золотовалютный кризис. В наследство последующим советским руководителям Сталин оставил 2051 т в виде государственного золотого запаса. Этот запас существенно превосходил золотую казну царской России, где максимальное количество золота достигало 1684 т. «Сталинскую кубышку» распечатал Н. Хрущев, который тратил золото в основном на закупку зерна. А. Брежнев также активно использовал этот ресурс, в основном на поддержку стран третьего мира: к концу его правления сталинский запас подтаял на 1 тыс. с лишним тонн. Процесс растраты советской золотой казны завершился при М. Горбачеве. В 1989, 1990 и 1991 годах на экспорт было отправлено 245, 475 и 319 т золота соответственно. А всего за годы «перестройки» было продано 1258 т. В октябре 1991 года Г. Явлинский, отвечавший за переговоры с «большой семеркой» об экономической помощи, объявил, что золотой запас СССР составил примерно 240 т. Главный противник СССР в холодной войне — США — накопил к этому времени более 8330 т золота. На 01.01.2016 г. золотой запас России составляет 1415 т.

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 1 (31)/март 2016 г.

Хвостовая пульпа не является отходом производства, поскольку она не выводится из технологического процесса
Взыскание убытков c Минприроды Республики Бурятия и администрации района в связи с невозможностью отработки по выданной лицензии (зона защитных лесов)
Исчисление НДПИ при реализации недропользователем золотосодержащей руды: кто прав, кто виноват?
Взыскание убытков с Роснедр и Минприроды субъекта РФ, в том числе в связи с невозможностью отработки месторождения из-за наличия особо защитных участков леса
Заказать журнал
ФИО
Телефон *
Это поле обязательно для заполнения
Электронный адрес
Введён некорректный e-mail
Текст сообщения *
Это поле обязательно для заполнения
Пройдите проверку:*
Поле проверки на робота должно быть заполнено.

Отправляя форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

X