19 июня 2024, Среда07:57 МСК
Вход/Регистрация

Слово о крепком хозяйственнике Десяткине Тарасе Гавриловиче

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего СевераП.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.




На работу на прииск Кулар объединения «Якутзолото» автор попал после окончания Московского геологоразведочного института им. С. Орджоникидзе в 1972 г. Институт я закончил с красным дипломом, и мне предоставили единственное целевое место в аспирантуре. Остаться в Москве тогда мечтали многие, но я решил, что без практических знаний делать мне в аспирантуре нечего. Профессор Шорохов Сергей Михайлович — ведущий авторитетный учёный по разработке россыпей в Советском Союзе — предложил мне поехать на не так давно открытое перспективное предприятие в Куларском золотоносном районе. О Куларе тогда почти ничего не было известно, кроме того, что это восходящая звезда советской золотодобычи. Пограничная зона и отсутствие публикаций в печати добавляли таинственности об этом суровом северном крае и самом северном горном предприятии страны, расположенном за 70-й параллелью. Шорохов с моей помощью хотел получить известия о малоизвестном тогда прииске в Арктике и подготовить материалы о развитии бульдозерного способа разработки, который тогда только начал развиваться. В 1972 году он преподавал теорию горных разработок на курсах повышения квалификации руководителей северных предприятий, и в их числе оказался Виктор Иванович Таракановский, директор прииска Кулар. Сергей Михайлович договорился с одним из самых молодых и перспективных руководителей предприятий объединения Главзолото, что он примет меня на работу и обеспечит жильём. Вскоре я получил направление Министерства цветной металлургии и прибыл в Якутск, откуда после приветственного напутствия главного инженера Артура Яковлевича Дрона (ему Шорохов позвонил с просьбой оказать содействие в моём трудоустройстве) вылетел в Кулар. Первым ярким впечатлением от новой встречи с Севером (я родился на Колыме и прожил там первые 6 лет своей жизни) оказались наледи льда в углах тёплого номера деревянной гостиницы «Тайга», которые образовывались в связи с 54-градусными морозами и ветхостью здания. Сейчас такое, конечно, в гостиницах Якутска не увидишь.

десяткин.jpg

Тарас Гаврилович Десяткин 

С трудовой биографией мне повезло — на Куларе работало много прекрасных специалистов — рабочих и инженеров, у которых за плечами был огромный жизненный и производственный опыт. Большинство из них были замечательными людьми, энтузиастами и романтиками. Места мелким и злобным пришельцам там не было, их Крайний Север выдавливал навсегда. В Куларе между людьми сложились тёплые и дружеские отношения, которые куларцы сохранили на многие годы, уже покинув суровый край белых снегов и бескрайних просторов якутской тундры. Многие приезжали только на 3 года, но быстро сживались с суровыми северными буднями и оставались там на долгие годы.

С генеральным директором производственного объединения «Якутзолото» Тарасом Гавриловичем Десяткиным я встретился уже много позже, когда был назначен начальником технического отдела горнообогатительного комбината «Куларзолото», который вырос в небольшой прииск Кулар. И первое знакомство у нас произошло заочно: с начала 1980-х годов я стал внештатным корреспондентом районной газеты «Заря Яны» и республиканской «Социалистической Якутии», печатала мои статьи и «Магаданская правда» и даже всесоюзные газеты «Советская Россия» и «Рабочая трибуна». Все эти годы я работал на производстве: начинал горным мастером, работал начальником участка, начальником БВР и начальником ПТО шахты «Центральная», потом был назначен начальником технического отдела ГОКа «Кулар золото», и уже в период «перестройки» был избран трудовым коллективом карьера тяжёлой землеройной техники её начальником, в этой должности я проработал до закрытия нашего золотодобывающего предприятия. Но журналистскую работу не оставлял: за годы работы на Куларе было опубликовано свыше тысячи моих статей и заметок. Такая активность не могла нравиться руководству: под боком всегда журналист, который прекрасно знает «внутреннюю кухню». Но в своей журналистской деятельности фактически я занимался пиаром работы комбината «Кулар золото», прославляя работу трудовых коллективов и простых тружеников, рассказывая о внедрении новой техники и передовых технологий. И одним из первых пользу от этой моей внештатной деятельности понял Тарас Гаврилович Десяткин — он дал чёткое указание руководству и местным партийным органам не препятствовать моей журналистской деятельности. Хотя попытки «наехать» на меня местные и районные партийные органы предпринимали неоднократно. Но авторитет генерального директора объединения, которого мы между собой называли «генералом», оказался выше усилий любителей закрыть рот тому, кто умел грамотно выразить свои мысли на бумаге. К тому же меня полностью поддерживали рабочие и практически все 56 бригадиров производственных бригад, которые определяли основу трудовых отношений в рабочих коллективах на золотодобыче. А от моей литературной деятельности комбинату «Куларзолото» была прямая польза: наше предприятие, его лучшие специалисты были, что называется, «на слуху», ежеквартально многие трудовые коллективы, инженеры и рабочие получали переходящие красные знамёна, грамоты и другие знаки отличия. Фактически моя внештатная работа, которую активно поддержал Т.Г. Десяткин, была прообразом тех пиар-компаний, которые сегодня ведут все крупные предприятия.

справка.jpg


СПРАВКА
Тарас Гаврилович Десяткин (26 апреля 1928 г., Тюнгюлю, Якутская АССР — 14 февраля 2018 г.) — начальник объединения «Якутзолото», Герой Социалистического Труда.

Родился 26 апреля 1928 года в селе Тюнгюлю Мегино-Кангаласского района[1] в крестьянской семье. Саха по национальности. Рос и учился в Якутске, здесь окончил среднюю школу. Продолжил учёбу в Магаданском горном техникуме. В 1948 году, после окончания с отличием техникума, был направлен для продолжения учёбы в Ленинградский горный институт, который успешно окончил в 1953 году.

Трудовую деятельность начал на предприятиях угольной промышленности. Был помощником начальника, затем начальником подземного участка шахты «Капитальная» треста «Кизелуголь» (Пермская область), работал в Иркутской области на Черемховском угольном разрезе.

Далее трудился в угольной промышленности Якутской республики: горным мастером, главным инженером Кангаласского угольного рудника, главным инженером топливного управления при Совете Министров Якутской АССР, начальником шахтоуправления Джебарики-Хая, главным инженером рудника Эльконка комбината «Алданслюда».

В июле 1961 года был переведён в алмазодобывающую отрасль, назначен главным инженером рудника Мирный треста «Якуталмаз». Провёл техническое перевооружение предприятия, что позволило значительно повысить добычу драгоценных камней. Стал лауреатом Государственной премии за разработку алмазного месторождения трубки «Мир».

В августе 1969 года Десяткин был выдвинут на должность заместителя директора производственного объединения «Якуталмаз», созданного в результате реорганизации треста. С января 1972 года — начальник объединения «Якутзолото», крупнейшего золотодобывающего предприятия республики.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 марта 1976 года «за выдающиеся успехи в выполнении принятых на девятую пятилетку социалистических обязательств по увеличению производства продукции и повышению производительности труда» Десяткину Тарасу Гавриловичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

С 1976 года — генеральный директор производственного объединения «Якутзолото». За 20 лет под руководством Десяткина «Якутзолото» стало передовой компанией с мировым именем. Якутия стала занимать второе место в стране после Магаданской области. С его именем связаны апогей добычи золота в республике, становление оловодобывающей и сурьмяной промышленности. По добыче олова Якутия была основным поставщиком в стране и единственным поставщиком сурьмы.

В 1991 году был назначен генеральным директором акционерной ювелирно-производственной компании «Золото Якутии»[2]. За период его работы, более четверти века, было получено 760 тонн золота.

Неоднократно избирался депутатом Верховного Совета республики, был делегатом XXV съезда КПСС.

Скончался 14 февраля 2018 года.


Видимо, правильно оценить мою журналистскую работу Тарасу Гавриловичу позволило то, что в период его учебы в Магаданском горном техникуме, который он закончил с красным дипломом в 1951 г., он сам был редактором местной стенгазеты. Впоследствии Десяткин и сам написал прекрасную книгу воспоминаний «Золото, алмазы и моя жизнь», в которой в интересной и увлекательной форме изложил свой жизненный путь, не забыв упомянуть всех, с кем он его прошёл и добился выдающихся хозяйственных достижений.

десяткин 2.jpg

Более близкое знакомство с Десяткиным у меня состоялось в связи с созданием в объединении «Якутзолото» ювелирного завода. Кроме производства самобытных золотых и серебряных изделий, Тарас Гаврилович одним из первых начал поддерживать косторезов республики. Основным сырьём для их работы является бивень мамонта, который высоко ценится на мировом рынке из-за запрета добычи слоновой кости. В советские времена добычей бивня мамонта занимались единицы, а у обывателей вообще не было представления о такого рода деятельности. Хотя спрос на бивни на нелегальном рынке был большим. На Куларе основным источником появления бивней являлись горные работы — при производстве вскрышных работ и промывке песков находили много костей и бивней мамонта. Но весь этот бивень расходился «по рукам»: из него делали поделки и сувениры для личного пользования, но со временем криминал успешно подобрался к этому бивню. Однажды мне показали целый дипломат 100-рублёвых купюр, предназначенных для скупки бивня — в нём было несколько сот тысяч рублей — баснословная по тем временам сумма. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. большая часть найденного бивня скупалась московскими перекупщиками.

десяткин 3.jpg

Десяткин вызвал меня и попросил организовать сбор найденного при производстве горных работ бивня для Якутского ювелирного завода. Я пояснил, что когда бульдозеристы находят бивень на полигоне (а это происходило достаточно часто), они не бегут ко мне, как к начальнику предприятия, чтобы сдать свою находку, а вывозят бивень к перекупщикам. Перебить чёрный рынок было сложной задачей, решение которой облегчал большой дефицит на товары народного потребления (телевизоры, холодильники, стиральные машины, меховую одежду — шубы, шапки). Я предложил организовать бартерный обмен таких товаров на бивень мамонта, Тарас Гаврилович быстро оценил перспективность этой схемы и отдал команду снабженцам завезти необходимые товары в Кулар. На основе консультаций с куларцами я разработал бартерную таблицу, в которой указывалось количество бивня, который требовалось сдать для получения того или иного товара народного потребления из списка предложенных объединением «Якутзолото». Таблица была согласована генеральным директором объединения. Люди понесли сдавать бивень, который я отправлял в Якутск на ювелирный завод — схема оказалась жизнеспособной и перекрыла нелегальные каналы продажи ценного сырья из Куларского промышленного района. В последующем в обмен на бивень ювелирный завод начал предлагать свои самобытные изделия из серебра и золота, что расширило возможности по приобретению ценного сырья. На завод я сдал несколько сот килограммов бивня, из которого косторезы долгие годы производили великолепные сувениры, прославившие Республику Саха как один из ведущих косторезных центров России. Тогда ещё криминал в России не набрал силу, и я не «попал под раздачу», закрыв нелегальный канал зарождавшегося бизнеса…

трактор.jpg

Другую задачу, не связанную с основным производством, Тарас Гаврилович поручил мне в 1991 г. Дело было связано с целевыми чеками на получение легковых автомобилей. В 1970–1980-е гг. труднодостижимой и очень желанной для многих советских людей мечтой было приобретение легковых автомобилей. Машины выдавали только небольшому числу передовиков производства, труженикам сельского хозяйства и раз в три года этой чести удостаивались труженики Байкало-Амурской магистрали. При этом практически любой северянин по своим доходам мог позволить приобрести себе машину. Для большинства единственную возможность обзавестись автомобилем давал рынок, где можно было в 2–3 раза дороже заводской цены приобрести желаемое средство передвижения и роскоши, которой в те годы являлась легковая машина.

Производственное объединение «Якутзолото» добывало тогда свыше 30 т золота и входило в тройку ведущих предприятий СССР по добыче драгоценного металла. Тарас Гаврилович сумел добиться в Правительстве страны возможности получать раз в три года целевой чек для трудящихся объединения, по которому в любом городе страны можно было купить легковую автомашину по государственной цене. К слову сказать, труженики Колымы, ещё одной золотой житницы Союза, такого права не получили…

С 1988 г. желающие получить целевые чеки перечисляли часть зарплаты на особые счета. Сначала сумма была определена в 9 тыс. руб., но затем её подняли до 17700 руб. Для многих северян это была двух–трёхлетняя зарплата. Но вслед за вялотекущей перестройкой наметился распад Советского Союза, Правительство России во главе с Гайдаром решило поставить очередной эксперимент над своим народом и объявило о либерализации цен. Стоимость вожделенного авто стремительно нарастала, и вскоре она стала недоступной для большинства тружеников Крайнего Севера. По Якутии прокатилась волна протестов, и Председатель Верховного Совета республики М.Е. Николаев пообещал провести с российским правительством переговоры о том, чтобы трудящимся, выплатившим стоимость автомобилей, машины были проданы по прежним фиксированным ценам. …


компания.jpg

В начале декабря 1991 г. я прилетел в Якутск в командировку для переговоров по обеспечению поставок запасных частей. Меня вызвал к себе генеральный директор ПО «Якутзолото» Т.Г. Десяткин и сказал: «Поедешь в Москву на встречу с Президентом России Ельциным и будешь содействовать решению проблемы с целевыми чеками». Надо отдать должное, что Тарас Гаврилович всегда умел находить исполнителей для решения самых сложных задач, что способствовало успешной работе объединения на протяжении многих лет. Не ошибся он в своём выборе и на этот раз — мне было суждено сыграть одну из ключевых ролей в решении жизненно важного для северян вопроса.

Я был включён в состав делегации Якутской-Саха ССР (так в то время именовалась наша республика) на встречу с Президентом России в Белом доме. Делегацию возглавил Председатель Верховного Совета республики М.Е. Николаев, в её состав вошли Председатель Совета министров К.Е. Иванов, генеральный директор объединения «Якуталмаз» Л.А. Сафонов и его заместитель С.И. Зельберг, а также, как это было принято в советские годы, группа передовых рабочих из пяти человек от различных предприятий Якутии. Поскольку передовых ИТР в составе делегации по протоколу не могло быть, меня назвали непонятной должностью «оператор комбината «Куларзолото».

Делегация ехала не с пустыми руками — уникальный алмаз весом 242 карата (второй по величине из добытых в Советском Союзе), названный «Свободная Россия», намечалось вручить Б.Н. Ельцину как начало будущего Российского Гохрана. К слову сказать, уникальный алмаз стоимостью многие миллионы долларов, ехал в Москву без особой охраны в кармане одного из членов делегации… Такие тогда были времена!

В самолёте я оказался в первом салоне, где сидел рядом с М.Е. Николаевым. Он вошёл в самолёт одним из последних, терпеливо пропуская на 50-градусном морозе озябших пассажиров. Было такое время, когда высшие руководители совсем не были оторваны от народа. В пути Михаил Ефимович, хорошо знавший Ельцина, дал мне подробный инструктаж о том, как держать себя на встрече.

десяткин4.jpg

В Москве мне поручили написать проект Указа Президента России о порядке разрешения проблемы целевых чеков для северян. Короткий текст указа М.Е. Николаев меня заставил переписать более двух десятков раз. У меня за плечами было несколько сот опубликованных в периодической печати статей, и я очень возмущался этому требованию, но в итоге руководитель Верховного Совета республики оказался прав, и получился текст Указа, который лёг в основу подписанного вскоре Ельциным документа…

11 декабря мы прибыли в Белый дом, гигантский алмаз и ещё целая пригоршня драгоценных камней поменьше была выложена на устланный бархатом поднос, который тут же взяли под охрану два автоматчика. На состоявшейся церемонии вручения выступил М.Е. Николаев, который сказал, что «на короне возрождающейся России этот алмаз будет самым драгоценным бриллиантом, символизирующим вечность России, чистоту и красоту помыслов и дел её многонационального народа».

В ответном слове Б.Н. Ельцин отметил, что алмаз «Свободная Россия» станет символом новой жизни, которая нашими общими усилиями начинается в стране. Президент РСФСР вручил членам делегации Якутии именные часы и сразу приступил к обсуждению проекта Указа «О полномочиях Якутской-Саха ССР в распоряжении природными ресурсами республики». После состоявшейся беседы, несмотря на сопротивление некоторых членов правительства России, опасавшихся предоставления слишком большой самостоятельности якутам, Ельцин подписал документ о полномочиях республики в распоряжении своими природными богатствами. Отныне 20 % средств от добытых в Якутии ресурсов оставались на месте. Мне запомнилось, что зам. председателя Правительства России Г.Э. Бурбулис категорически отказался завизировать Указ. Ельцин поставил широкую размашистую подпись и, обращаясь к Бурбулису, властным тоном сказал: «Подписывай, заверяй мою подпись!», и тот вынужден был в левом нижнем углу поставить очень меленькую за корючку…

компания2.jpg

Этот Указ сыграл значительную роль в развитии Якутии, и центр республики из захудалого провинциального городка превратился со временем в великолепную столицу сурового северного края, поскольку вырученные от природных богатств средства шли не на закупку шикарных яхт и дорогостоящих вилл, а на строительство и развитие Якутска.

Обсудив Указ о полномочиях Якутии, Ельцин и вместе с ним вся российская делегация встала, намереваясь уйти — вопрос об обсуждении проблем с целевыми чеками в повестке не значился. Решение нашего вопроса повисло на волоске, и я, подталкиваемый заданием своего генерального директора, встал и обратился к Ельцину — «Постойте, Борис Николаевич, нас послали трудовые коллективы горняков, чтобы вы помогли нам решить вопрос обеспечения трудящихся легковыми машинами по целевым чекам».

Ельцин приостановился и сказал — «У меня совсем нет времени, меня ждёт Горбачёв, он пока ещё Президент СССР (после встречи с Ельциным в этот день Горбачёв сложил с себя эти полномочия). Но после нескольких моих фраз, которые прозвучали достаточно убедительно, он согласился заслушать суть вопроса: «Кто может чётко доложить?».

Поскольку Михаил Ефимович предварительно поручил эту часть беседы мне, я встал и коротко и образно изложил сложившуюся проблему. Поскольку цена вопроса гарантий получения северянами по оплаченным ими ценам легковых автомобилей превысила сумму 40 млрд руб., которых на тот момент у правительства не было, Ельцин поначалу категорически отказался, но я приводил всё новые аргументы, и меня активно поддержал бригадир подземной бригады с шахты «Энтузиастов» ГОКа «Куларзолото» Виктор Васильевич Коновальчук. Вдвоём и с двух сторон (мы сидели прямо напротив Ельцина) мы так напали на Президента России, что он начал впадать в бешенство. До начала встречи Михаил Ефимович мне сказал, что полностью прижимать Ельцина «к стене» ни в коем случае нельзя, и он подаст мне рукой условный знак, что надо прекращать натиск.

М.Е. Николаев уже вовсю и обеими руками подавал мне отчаянные знаки, что пора прекращать терроризировать Президента России. Характерно, что при этом на лице Михаила Ефимовича не дрогнул ни один мускул, и он сохранял полнейшую невозмутимость!!! Ко е-как мне удалось сбавить свой пыл, остыл и Ельцин. И только Бурбулис монотонно бубнил: «Денег нет, денег нет…».

«Этих денег у России нет. Я не могу сегодня сказать, что полностью решу этот вопрос, — отметил Борис Николаевич. — Потому что, если я что-то обещаю, то свои обещания выполняю». Он поручил Правительству России в течение недели предложить пути решения острейшей для всей промышленной Якутии проблемы обеспечения гарантий для обладателей целевых чеков. И поскольку для себя Ельцин решение уже принял в нашу пользу, то дальнейшее, как говорится, было делом техники…

Уже с февраля следующего года труженики объединения «Якутзолото» начали получать свои долгожданные автомобили, оплаченные нелёгким трудом в суровых условиях Крайнего Севера. И лишь немногие из них знали, что машины были получены благодаря мудрости и дальновидности избранного вскоре Президентом республики Саха-Якутия М.Е. Николаева, настойчивости и последовательности в отстаивании прав трудящихся своего объединения Т.Г. Десяткина, напористости делегированных им специалистов, а также удачному стечению обстоятельств!

компания3.jpg

Когда в распоряжении объединения «Якутзолото» появилась возможность самостоятельно использовать валютные средства, руководство холдинга сочло необходимым привлечь руководителей предприятий холдинга и его главных специалистов к обучению основам нарождавшейся в России рыночной экономики. С этой целью было организовано несколько групп специалистов, которые прошли краткие трёхнедельные курсы в Нью-Йоркском институте финансов. Спонсором этой учёбы выступил Институт советско-американского международного бизнеса и экономического развития. Тарас Гаврилович в общем-то понимал низкую, порой нулевую эффективность таких массовых зарубежных командировок: многие командированные считали эти поездки своего рода отдыхом, поощрением за «праведные труды». Но для некоторых специалистов обучение в одном из ведущих финансовых институтов, преподавание в котором вели лучшие американские финансисты, стало началом успешного старта в рыночной экономике капиталистической России. Ещё более полезными оказались командировки на зарубежные горные предприятия, организация труда на которых и технологии горных работ и обогащения впоследствии были приняты на вооружение в нашей стране. Достаточно сказать, что объёмы добычи рудного золота в России в 2017 г. по сравнению с 1991 г. возросли в 9,5 раз! Не об этом ли думал крепкий хозяйственник почти 30 лет назад, когда принял решение не жалеть средств на обучение специалистов? Прошло почти 20 лет с моей первой поездки в США на учёбу, и теперь уже американцы пригласили меня на Аляску организовывать россыпную золотодобычу на крупном россыпном месторождении Ном — своих специалистов по масштабной разработке крупных россыпей у них почти не осталось: горные работы вели небольшие семейные артели численностью 5–7 человек. За полтора года удалось наладить добычу из номских россыпей до 300– 400 кг в год. Американцы не допускают чужие компании и специалистов к своим месторождениям, ориентируясь на местных. Многие наши артели на россыпном месторождении с запасами более 30 т и содержаниями 0,3– 0,4 г/м3 могли бы быстро организовать широкомасштабное производство, тем более транспортная доступность россыпей на Аляске по сравнению с российскими условиями гораздо более благоприятная.

Оценивая личность Тараса Гавриловича, можно смело сказать, что он стал великолепным произведением своей эпохи, талантливым хозяйственным руководителем, который начинал горнорабочим, поработал горным мастером, начальником подземного участка, главным инженером угольной шахты, после которой его назначили главным инженером, а затем начальником шахтоуправления «Джебарики-Хая». Вскоре молодого успешного руководителя перебросили на новую ответственную работу — его назначили главным инженером алмазодобывающего рудника «Мирный» в объединении «Якуталмаз». Добыча алмазов в СССР была делом новым, приходилось решать массу инженерно-технических проблем добычи и обогащения алмазов. Опыта такой работы в стране не было, и рудник «Мирный» в те годы стал испытательным полигоном для дальнейшего развития алмазодобывающей промышленности, на котором отрабатывались технологические схемы, доводка механизмов новейшего оборудования и техники. В те годы успешных производственников продвигали не личная преданность вышестоящему руководству и родственные связи, а строго деловые качества: вскоре Десяткина назначили заместителем генерального директора производственного объединения «Якуталмаз». Отличная техническая подготовка, хорошие навыки управленца, организаторские способности, смелость принимать порой рискованные решения и успешно их осуществлять оказались замечены в Якутском областном комитете КПСС, который во многом определял кадровую политику: в 1971 г. первый секретарь обкома партии предложил ему возглавить объединение «Якутзолото». Это был сложный период в развитии отрасли. В то время в руководстве республики многие отстаивали старательский способ добычи золота, поскольку статистика была в пользу старателей: государственные предприятия за пятилетку увеличили добычу на девять процентов, старатели —более чем в три раза. Строительство золото- и оловодобывающих предприятий фактически было приостановлено. Десяткин предпочел золотую середину — дипломатично не ущемлять старателей, а в государственных предприятиях произвести технические и технологические перемены. Это противоречило мнению партийного руководства. Но Десяткин оказался прав: если в 1971 г. «Якутзолото» добыло 32,8 т золота, то уже в 1975 г. — 36,5. И это при том, что средние содержания металла упали почти вдвое, а объёмы горных работ возросли в несколько раз. Якутяне оказались готовы к усложнению горно-геологических условий и успели осуществить техническое перевооружение предприятий: в 1974–1975 гг. на горные прииски поступили десятки мощных современных бульдозеров и погрузчиков, карьерных и шагающих экскаваторов, мощных самосвалов.

Одной из самых ярких звёзд в созвездии производственного объединения «Якутзолото» стал горнообогатительный комбинат «Куларзолото», который под руководством В.И. Таракановского стал самым передовым предприятием золотодобывающей отрасли — здесь были успешно освоены и внедрены камеролавная система отработки в промышленных масштабах: ежегодно проходилось свыше 60 км подземных горных выработок и добывалось до 1,5 млн м3 подземных песков, впервые в СССР в условиях многолетне-мёрзлых россыпей были применены комбайновый способ проходки подземных горных выработок и внедрено высокопроизводительное самоходное оборудование, на открытых работах с большой эффективностью работали импортные и отечественные тяжёлые бульдозеры всех известных мировых компаний, погрузку торфов и песков осуществляли мощные карьерные и шагающие экскаваторы и пневмоколёсные погрузчики. Всё это стало возможно благодаря мощной поддержке Тараса Гавриловича — мужика достаточно крутого, но справедливого и талантливого. При его непосредственном участии в Якутии зарождалась добыча алмазов, на недостижимую до сих пор высоту была поднята добыча золота и олова. Крупнейший в СССР оловодобывающий комбинат «Депутатсколово» хотя и рождался с большими трудностями, но сумел обеспечить до 6 тыс. т оловянного концентрата в год — до 30 % всей советской добычи. По инициативе Десяткина развилась ювелирная отрасль, получило широкую поддержку косторезное искусство. С его участием строились новые поселки и города на территории Якутии, в частности, посёлок Северный в Куларском золотоносном районе считался одним из лучших на Крайнем Севере. Сейчас можно смело сказать, что Тарас Гаврилович — личность, соразмерная великой советской эпохе, имеющая значение не только в становлении и развитии горнодобывающей промышленности Якутии и Дальнего Востока, но и Советского Союза в целом. Герой социалистического труда, заслуженный горняк Якутской АССР, заслуженный металлург РСФСР Тарас Гаврилович Десяткин по праву войдёт в историю великого государства.

Примечателен факт, о котором мало кто знает — отец последнего руководителя крупнейшего золотодобывающего объединения СССР — Гаврил Романович Десяткин был настоящим богатырём: на празднике Ысыах в селе Тюнгюлю Мегино-Кангаласского района он поднял камень весом 387 кг и пронес его несколько шагов. Этот камень и сейчас лежит на том месте, где он его опустил. В каждый летний национальный праздник якутские богатыри пытаются поднять этот камень, но даже с системой лямок и других приспособлений до сих пор никто не смог. Таким же богатырём в горном деле можно смело назвать его сына — Тарас Гаврилович поднял и пронес через всю жизнь весомую ношу покруче — производственное объединение «Якутзолото», которым он руководил на протяжении почти четверти века, добыло при его прямом участии 760 т золота!

Про себя скажу, что опыт, полученный в далёкие уже годы в Якутии, помогает мне оставаться успешным специалистом в области золото- и оловодобычи. И я вновь, как в первые мои производственные годы, работаю с талантливым руководителем, моим первым директором Виктором Ивановичем Таракановским, который более 30 лет возглавляет Союз старателей России и стал настоящей легендой золотодобытчиков.

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 1 (59)/март 2023 г.

Хвостовая пульпа не является отходом производства, поскольку она не выводится из технологического процесса
Взыскание убытков c Минприроды Республики Бурятия и администрации района в связи с невозможностью отработки по выданной лицензии (зона защитных лесов)
Исчисление НДПИ при реализации недропользователем золотосодержащей руды: кто прав, кто виноват?
Взыскание убытков с Роснедр и Минприроды субъекта РФ, в том числе в связи с невозможностью отработки месторождения из-за наличия особо защитных участков леса
Заказать журнал
ФИО
Телефон *
Это поле обязательно для заполнения
Электронный адрес
Введён некорректный e-mail
Текст сообщения *
Это поле обязательно для заполнения
Пройдите проверку:*
Поле проверки на робота должно быть заполнено.

Отправляя форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

X