20 Октября 2021, Среда20:06 МСК
Курсы на 20.10.2021
70,83 -0,04
Au 1 786 +0,92%
Ag 24,41 +2,97%
82,56 -0,09
Pt 1 052,30 +0,97%
Pd 2 069 -0,94%

Лесовосстановление на золотодобыче: хотели как лучше, а получается как всегда…

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего СевераП.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.

Общая площадь всех земель России — 1713 млн га (17,13 млн км2), из них на земли лесного фонда приходится 65,8 % (1146 млн га), на земли промышленности — всего 0,13 % (2,2 млн га). При этом горными работами по состоянию на 01.01.2019 г. нарушено 1,072 млн га (0,06 %), в том числе золотодобычей — менее 0,1 млн га (0,006 % от всего земельного фонда). Таким образом, масштабы деятельности золотодобытчиков не создают в целом каких-то критических проблем в землепользовании, тем более что в основном работы ведутся в глухих удалённых районах. К примеру, ежегодно в России сплошные рубки сокращают лес на 1 млн га, кроме этого, по оценкам экспертов, еще около 40 % официального объема вырубают нелегально. Значительно больше леса гибнет в пожарах: в 2018 г. сгорело 3,2 млн га. В 2017– 2018 гг. болезнями и вредными насекомыми было повреждено 4,8 млн га леса.

Восстановление лесов ведется на площади 0,9–1 млн га, что сопоставимо с площадью официальных сплошных рубок. Это в 3–3,5 раза меньше, чем площади общих потерь лесного покрова (с учетом пожаров и других потерь). По данным Росстата, в 2018 г. было проведено восстановление леса на 940,4 тыс. га, из них только на 171,8 тыс. га — искусственное. Это значит, что на большей части вырубок использовали метод «самозасева», то есть создали условия для того, чтобы лес вырос сам — а вырос или нет, уже не отслеживается.

Согласно п. 3 ст. 63.1 Лесного Кодекса РФ (ЛК РФ) лица, использующие леса в соответствии со ст. 43–46 настоящего Кодекса, обязаны выполнить работы по лесовосстановлению или лесоразведению в границах территории соответствующего субъекта Российской Федерации на площади, равной площади вырубленных лесных насаждений. Эти обязанности возлагаются на всех недропользователей, что является их непрофильной деятельностью и приводит к неоднозначным результатам. Особенностью леса является длительность или долгосрочность его выращивания. В процессе соблюдения неистощительности пользования лесными ресурсами, обеспечения непрерывного использования лесов необходимо осуществлять комплекс мероприятий по выращиванию, поддержанию условий для выращивания лесных культур — длительный многоступенчатый процесс продолжительностью более 20 лет. Качество лесовосстановительных работ зависит от комплекса организационных, агротехнических, технологических, экономических мер. Всё это специфическая сфера деятельности, требующая научных изысканий и специальных знаний.

Лесовосстановление — сложная и специфическая задача

Правительство страны возлагает очень большие надежды на национальные проекты — недаром официальный сайт, посвященный им, называется «Будущее России». Всего нацпроектов 13, они делятся на 78 составных частей — федеральных проектов. Одним из них является федеральный проект «Сохранение лесов», который входит в состав нацпроекта «Экология». С его помощью ответственные федеральные ведомства — Минприроды и Рослесхоз — надеются к 2024 г. значительно улучшить ситуацию с воспроизводством лесов и радикально сократить ущерб, причиняемый лесными пожарами. Но, к сожалению, главные лесные цели проекта сформулированы так, и реальный уровень финансирования такой, что проект просто обречен на провал. Формально-то эти цели выполнить нетрудно — для этого нужно всего лишь правильно оформлять отраслевые бумажки и отчитываться так, как уже требуют отраслевые правила. Но вот реальным живым лесам от этого лучше не станет, и ни одна из проблем, на которые нацелен проект, так и не будет решена.

Лес.jpg

Смысл лесовосстановления состоит в том, чтобы получить не тот хозяйственно малоценный лес, который образовался бы на вырубках сам собой, а лес, состоящий из нужных людям ценных пород деревьев — причем в первом же поколении после рубки. Это важно не только с экономической точки зрения, но и с социальной, и с природоохранной: если на уже освоенных человеком землях хозяйственно ценные леса не воспроизводятся — в рубку приходится вовлекать последние остатки диких лесов и другие ценные природные территории,  а оставшиеся без необходимых ресурсов лесные поселки забрасываются и гибнут. Выращивание же хозяйственно ценных лесов позволяет бесконечно использовать староосвоенные лесные земли, бесконечно сохранять рабочие места и источники дохода для местного населения. А для того, чтобы такие леса вырастали — нужно не только сажать деревья целевых пород или создавать условия для их естественного возобновления, но и в течение довольно длительного времени специальным образом ухаживать за ними, чтобы они не проиграли конкурентную борьбу поросли пионерных деревьев. В противном случае береза, осина, ива, а иногда и крупные кустарники, в большинстве случаев обгонят целевые деревья, перехватят большую часть необходимого для фотосинтеза и роста света, а высаженные ценные деревья или погибнут совсем (сосна), или частично выживут в виде чахлых заморышей под пологом быстрорастущих лиственных (ель, дуб). В результате как бы качественно ни проводилось лесовосстановление и какой бы ни использовался при этом посадочный материал — без правильного последующего ухода вырубки почти всегда зарастают тем же самым, чем заросли бы вообще без какого-либо лесовосстановления.

При интенсивном лесовыращивании уход за растущим лесом проводится на протяжении всей его жизни; но самое большое значение имеет уход на ранних этапах его развития — примерно до двадцати лет после лесовосстановления. Этот ранний уход включает в себя три основных вида мероприятий: так называемый «агротехнический уход» — удаление сорной травянистой растительности, мешающей развитию целевых деревьев в первые годы их жизни, и рубки ухода в молодняках: осветления — удаление поросли нежелательных деревьев и кустарников, мешающих развитию целевых деревьев до достижения ими примерно десятилетнего возраста, и прочистки — разреживание молодого леса до той густоты, при которой он может расти здоровым и крепким, и удаление оставшихся нежелательных деревьев. Заканчивается период рубок в молодняках по правилам ухода за лесами в двадцать лет.

Выполнить все эти специфические задачи недропользователям не под силу — да, посадки сделают, отчитаются о лесовосстановлении, но основная их задача — добыча золота, а не выращивание лесов. К тому же, п. 19 Постановления Правительства РФ № 566 от 07.05.2019 г. «Об утверждении Правил выполнения работ по лесовосстановлению или лесоразведению…» гласит: «В случае непринятия работ по лесовосстановлению или лесоразведению лица, осуществляющие рубку лесных насаждений… должны повторно провести работы по лесовосстановлению или лесоразведению, необходимые для достижения проектных показателей в соответствии с проектом лесовосстановления или проектом лесоразведения». Налицо создание предпосылок к разорительной, особенно для небольших золотодобывающих компаний, эпопее по лесоразведению.

Природа.jpg

Поскольку горнодобывающие предприятия не имеют специалистов и необходимого оборудования для мероприятий по лесовосстановлению, не могут на протяжении целого ряда лет заниматься уходом за лесами, они заключают договора со специализированными предприятиями, подведомственными местным Управлениям лесами, которые нередко в силу отсутствия опыта и знаний у исполнителей, выбора неправильных технологий и тому подобных причин отличаются крайне низким качеством работ и безграмотной технологической культурой во всем, что касается лесовосстановления и ухода за лесами. При этом они не несут гарантийной ответственности за выполненные работы — т.е. если высаженные в этом году саженцы не приживутся или сгорят в огне лесных пожаров в течение последующих лет, то ответственность за повторные лесовосстановительные работы несут горнодобывающие предприятия. Кроме того, в конкурсы на лесовосстановительные работы подают заявки компании, не имеющие ни посадочного материала, ни необходимой материально-технической базы, которые после заключения договоров и получения аванса могут исчезнуть с рынка, не приступив к выполнению работ. 

Как было раньше, в старые добрые времена

До 1980-х годов на Крайнем Севере работы по рекультивации фактически не проводились. Тогда было принято считать, что на Севере огромные и практически безлюдные территории и тратиться на их рекультивацию государству нецелесообразно. В те времена искусственное лесовосстановление в регионах Крайнего Севера было признано нецелесообразным (проводившиеся опытные посадки не достигали требуемого результата), а процессы самозарастания в районах золотодобычи шли достаточно интенсивно. К примеру, в Магаданской области в районе бывшего рудника Днепровский леса полностью скрыли постройки одноимённого посёлка и грозят превратить единственную территорию мемориального комплекса ГУЛАГа в полностью непроходимую местность. В Усть-Майском районе взлётная полоса пос. Югорёнок после закрытия аэропорта за 20 лет поросла густым труднопроходимым лесом. Так же бурно идёт самозарастание и в других золотодобывающих районах.

Следует отметить, что для того, чтобы в районах золотодобычи на вырубках появился новый лес — никаким лесовосстановлением в принципе заниматься не нужно. Практически любой брошенный на произвол судьбы участок земли в пределах лесной зоны, там, где природные условия позволяют расти лесу, довольно быстро естественным образом зарастает древесной растительностью. Обычно зарастание происходит так называемыми пионерными породами деревьев — теми, которые биологически приспособлены к захвату новых открытых площадей (в первую очередь березой, осиной, ивой), и обильная их поросль появляется уже в первый год после рубки).

Как правило, золотодобыча ведётся в удалённых труднодоступных районах, в которых заготовка леса экономически нецелесообразна ввиду удалённости и отсутствия подъездных путей. Поэтому восстановление лесов вполне допустимо методом самозарастания.

Почему у китайцев всё получается, а у нас «как всегда»

В КНР с 2014 г. действуют жёсткие ограничения на промышленную заготовку древесины в диких лесах. Однако, несмотря на суровые запреты, Китай заготавливает древесины больше, чем Россия. Китайцы интенсивно развивают своё лесное хозяйство, вкладывают в него большие государственные
средства, дополнительно привлекают много частных инвесторов. Площадь лесов этой страны с 134 млн га в 1992 г. увеличилась до 208 млн га в 2018 г. Китайское правительство огромные силы и средства вкладывает в разведение лесов на освоенных землях, в том числе — выбывших из сельского хозяйства или даже специально выкупленных у крестьян. Страна поддерживает плантационное выращивание лесов.

В России же принятый в 2006 г. новый Лесной кодекс спровоцировал сокращение работников в лесной отрасли примерно в четыре раза. Более того: сейчас те, кто должен охранять леса, в среднем примерно три четверти своего рабочего времени тратят на выполнение бюрократических задач. После вступления в силу злополучного кодекса все управление лесным хозяйством было передано от центра в регионы, и таким образом нарушилось единство контрольно-надзорной и хозяйственной функций лесного ведомства. Были ликвидированы лесхозы, а вместе с этим было уволено свыше 100 тыс. лесников.

Главная проблема уничтожения русской тайги в том, что в современной России нет реального контроля за лесной отраслью и лесным хозяйством в целом.

Чтобы вести лесное хозяйство, нужны разумные и стабильные законы и другие меры государственной поддержки. А у нас в один только Лесной кодекс с 2006 г. внесен уже 47-й пакет поправок. Плюс к этому десятки различных приказов и множество других подзаконных актов. Финансирование лесной отрасли находится на недопустимо низком уровне, при этом латание дыр правительство РФ пытается осуществлять за счёт недропользователей. К примеру, в Хабаровском крае Министерство природных ресурсов предложило недропользователям выступить инвесторами проекта по строительству теплиц для выращивания саженцев стоимостью 400 млн руб. Дело это, надо понимать, добровольно-принудительное.

Следует отметить, что при Советской власти в Российской Федерации россыпного золота добывалось почти в два раза больше, чем сейчас, в работу вовлекалось значительно больше лесных территорий, а леса вырубалось гораздо больше, чем за последние годы в современной России — 330–350 млн м3 в год против нынешних 238,6 млн м3 (2018 г.), но система ведения лесного хозяйства позволяла делать это безболезненно для лесов — государство не экономило на воспроизводстве лесов.

Что делать?

Очевидно, что при сохранении нынешнего подхода к воспроизводству лесов — когда леса сажаются на больших площадях, и на еще больших площадях проводятся меры, содействующие естественному возобновлению ценных деревьев, но из-за низкого качества работ и отсутствия последующего ухода в результате почти ничего ценного не вырастает — вкладывать дополнительные силы и средства именно в лесовосстановление в узком смысле этого слова просто бессмысленно. Без изменения всей системы воспроизводства лесов все эти силы и средства — и те, что тратятся сейчас, и те, что планируется выделить дополнительно в рамках нацпроекта «Экология» — будут потрачены практически впустую. Чтобы такого не произошло, нужно сделать несколько важных шагов, а именно:
  1. Внести в Лесной кодекс РФ изменения, предусматривающие переход от концепции «освоения лесов» (развития лесного сектора как отрасли добывающей промышленности и использования леса как природного месторождения древесины) к концепции лесного хозяйства (развития лесного сектора как отрасли растениеводства и использования освоенных лесов как места для выращивания древесины).
  2. Признать воспроизводство лесов важнейшей государственной задачей, имеющей ключевое значение для социально-экономического развития сельских территорий России, и предусмотреть выделение значительных средств из федерального бюджета на организацию этих работ (по оценкам специалистов, не менее 40 млрд руб. в год).
  3. Создать условия для плантационного лесовыращивания и лесного фермерства. Максимально способствовать вовлечению в интенсивное лесовыращивание наиболее подходящих для этого по природным и социально-экономическим условиям земель, в том числе безнадежно выбывших из использования земель сельскохозяйственного назначения.
  4. Не перекладывать на недропользователей несвойственные им функции по лесоразведению и лесовосстановлению, заменив их посильным лесным налогом, а функции по лесовосстановлению и лесоразведению возложить исключительно на специализированные организации.
  5. Возложить ответственность за повторные лесовосстановительные работы на подрядчиков, которые осуществляют лесовосстановительные работы, а не на горнодобывающие предприятия.
Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 4 (50)/декабрь 2020 г.

Утилизационный сбор экологии не подмога
О применении Арбитражным судом Красноярского края коэффициента Кдл в споре Росприроднадзора и НТЭ
Налоги горного предприятия. Почему их теряет государство?
Включение горноотводного акта в качестве неотъемлемой части к лицензии
^ Наверх