20 Октября 2021, Среда20:35 МСК
Курсы на 20.10.2021
70,83 -0,04
Au 1 785 +0,88%
Ag 24,43 +3,05%
82,53 -0,13
Pt 1 053,20 +1,05%
Pd 2 076 -0,63%

Россыпи и экология: разумное сочетание возможно

В мировой россыпной золотодобыче Россия занимает особое место: если в зарубежных странах подавляющие объёмы драгоценного металла добываются из рудных месторождений, то в нашей стране на россыпи приходится свыше 25 % извлекаемого из недр золота. Из 590 добывающих предприятий более 500 заняты россыпной золотодобычей, на них трудится свыше 40 тыс. специалистов — ¾ всех занятых в золотодобывающей промышленности. Сотни тысяч людей заняты в смежных с золотодобычей отраслях и в сфере обслуживания. Многие артели являются градообразующими в своих регионах, обеспечивая занятость населения и поддерживая местные бюджеты, которые государство ставит в положение бедных родственников, беззастенчиво забирая большинство поступающих от деятельности золотодобытчиков налоговых поступлений.

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего СевераП.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.

В последние годы несколько российских общественных организаций активно поднимают вопросы о сокращении и даже полном запрещении добычи россыпного золота. Для продвижения этих вопросов создан сайт www.zolotari.net. Само название сайта по отношению к труженикам золотодобывающей отрасли звучит издевательски: как известно, на Руси «золотарями» испокон века называли ассенизаторов — людей, которые занимаются сбором нечистот. До начала XX века нечистоты в шутку называли «ночным золотом», так как «сокровища» вывозились ночью, чтобы запах никого не смущал. Соответственно, ассенизаторов и прозвали «золотарями». Как говорят создатели сайта, которые являются анонимными лицами, и их фамилий не указывается, «россыпное золото не ночное, а настоящее грязное. Добыча россыпного золота, в отличие от ассенизации, не собирает нечистоты — оно их производит. Реки ниже по течению от золотых приисков оказываются загаженными на десятки, а порой сотни километров отходами золотодобычи». Проект экологических НКО Сибири и Дальнего Востока «Золотари» нацелен на освещение экологических аспектов добычи россыпного золота, называя добычу россыпного золота экологически безответственной. Следует отметить, что проект выставлен на всеобщее обсуждение, после которого согласованные предложения намечено направить в Правительство РФ.

Возникновение экологических проблем при освоении россыпных месторождений — факт бесспорный, но не всегда однозначный в выводах, имеющих порой спекулятивные оттенки, которые используются в стратегических и тактических решениях развития отрасли, вплоть до её ликвидации. Здесь, я бы сказал, чувствуется твёрдая уверенная рука заокеанских советников, стремящихся разрушить в России всё, что ещё как-то действует и развивается.

Сегодня при рассмотрении экологических аспектов функционирования россыпной золотодобычи современные реалии направлены на необходимость напугать всех глобальностью антропогенных преобразований природных комплексов, но не на поиск компромиссных вариантов, ориентированных на реальное снижение остроты экологических проблем. Да, вмешательство человека в природу всегда приводило к нарушению экологии, но без золота Сибирь и Дальний Восток не получили бы своего развития, которое началось именно с открытия в этих регионах месторождений драгоценного металла, за которым потянулись работные люди, без золота Магаданская область и Чукотка оставались бы безлюдными территориями, как это произошло в арктической Якутии, когда был ликвидирован золотодобывающий ГОК «Куларзолото» в Усть-Янском районе… Поэтому так важно найти такое соотношение между добычей золота и состоянием окружающей среды, чтобы последствия деятельности человека не привели к невосполнимым потерям. 

Отказ от добычи россыпного золота

Авторы сайта zolotari.net утверждают: «Если не прекратить россыпную золотодобычу, то эта умирающая отрасль будет уничтожать все больше живых рек в расчете на тонну добытого золота. А в процессе исчерпания экономически доступных россыпей произойдет окончательная деградация местных человеческих сообществ и среды их обитания, которая могла бы стать основой для более устойчивого природопользования». Экологи видят только один путь спасения речных бассейнов Сибири и Дальнего Востока. По их мнению, избежать негативного воздействия на окружающую среду поможет полный запрет или хотя бы жесткое пространственное ограничение россыпной добычи в наиболее уязвимых и ценных природных комплексах и социально-значимых участках водотоков. Общественники заявляют, что соседние с Россией Китай и Монголия уже пришли к пониманию важности таких мер. В Монголии после множества протестных выступлений жителей, недовольных разрушением среды их обитания в ходе варварской добычи россыпного золота, были установлены зоны, где полностью запрещена горнорудная деятельность — в частности, в лесных массивах, речных долинах и в истоках рек, которые занимают около 30 % территории страны. Полностью под запретом оказалась добыча россыпного золота на Северо-Востоке Китая. В течение нескольких лет власти поэтапно ликвидировали все легальные артели, дав существующим компаниям срок, чтобы закрыться, и цивилизованно субсидировав трудоустройство и переобучение их персонала. В 2009 г. вооруженная полиция выгнала из лесов (или вытеснила их в сопредельную Россию) последние нелегальные артели, изъяв и сдав в утиль всё горное оборудование. Для китайцев ничего страшного не произошло. КНР с 2009 г. устойчиво занимает первое место по добыче золота в мире, и запрет разработки россыпей в лесных районах не привел к упадку в отрасли, заставив ее переключиться на перспективные рудные проекты. В США россыпная золотодобыча запрещена в половине штатов, там, где плотность населения высокая и она мешает жителям. В Калифорнии с плотностью населения порядка 90 чел./ км² недавно запрещена даже любительская добыча золота минидрагами, которые, впрочем, наносят немалый урон экологии. Но на Аляске с плотностью населения 0,46 чел./км² работают свыше 120 таких драг только в районе Нома.

Для России неприемлем китайский подход
Основные причины две: значительное, и даже определяющее значение россыпей для многих регионов России, и разный государственный подход к вопросам экологии: если китайские власти уже с 1998 г. стали выделять существенные средства на рекультивацию, понимаемую как возвращение отработанным площадям растительного покрова и других полезных функций, то российские всё бремя экологических затрат вешают исключительно на недропользователей. Экологи как-то забыли и про почти полное отсутствие населения на Крайнем Севере и во многих сибирских областях, и про то, что на этой части российской территории никаких других занятий, кроме золотодобычи, нет и не будет. А в случае ликвидации россыпной золотодобычи даже в отдельных регионах, особенно в достаточно заселённых, со всей силой проявится одна из главных сложностей с социально-экономической точки зрения — зарплата работников горнодобывающей промышленности всегда выше средней по стране, иногда значительно. Люди не просто потеряют работу, они потеряют хорошо оплачиваемую работу. Компенсировать им экономический ущерб непросто, а чаще просто невозможно.

Значение россыпей для российских регионов

Многие предприятия россыпной золотодобычи являются в своих регионах градообразующими и постоянно поддерживают местные бюджеты, которые выживают нередко только благодаря помощи, которую им оказывают золотодобытчики. Утверждения экологов о том, что добыча россыпного золота в подавляющем большинстве случаев вносит минимальный вклад в социально-экономическое развитие регионов и муниципальных образований верно лишь в том плане, что федеральный центр попросту грабит регионы: поступления от продажи лицензий и большая доля налоговых и неналоговых платежей золотодобывающих предприятий уходит в федеральный бюджет,  оставляя регионам и особенно муниципалитетам лишь незначительную долю. К примеру, в 2017 г. золотодобывающие предприятия Амурской области перечислили в бюджет Российской Федерации 922 млн руб. платежей, 416 млн руб. в бюджет области и лишь 50 млн руб. — в бюджеты муниципальных образований. АО «Прииск Соловьёвский» из 2,71 млрд руб. налогов и платежей в 2019 г. перечислил в федеральный бюджет 481 млн руб., в территориальные — 2,09 млрд руб. и только 136 млн руб. — в местный бюджет. Многие золотодобывающие
предприятия зарегистрированы и, соответственно, уплачивают налоги не на территории муниципальных образований, где осуществляют свою деятельность, а в краевых и областных центрах, а то и вовсе за рубежом.

природа 2.jpg

Экологи заявляют, что большинство золотодобывающих предприятий для работы привлекают не местное население, а работающих вахтовым методом
жителей других регионов и даже стран, что якобы сводит практически до нуля значение добычи россыпного золота для поддержания благосостояния
местных сообществ и социально-экономического развития муниципалитетов. Это утверждение не соответствует фактическому положению дел, потому
что рабочую силу вахтовым методом привлекают предприятия, которые действуют в безлюдных районах, а те, которые ведут добычу в населённых
регионах, используют местное население. И прекращение россыпной добычи в таких регионах обернётся массовым оттоком коренного населения, поскольку она является сложившимся укладом деятельности многих поколений золотодобытчиков. Так, в АО «Прииск Соловьёвский» из 2400 трудящихся — 1900 из местного населения Амурской области. В старательской артели «Восток» работает около 650 человек, подавляющее большинство из которых (около 80 %) являются жителями Дальнего Востока (в основном Хабаровского, Приморского краёв и Амурской области), при этом многие работники проживают в небольших посёлках, где проблема трудоустройства стоит весьма остро и найти такую же хорошо оплачиваемую работу, как в артели — практически невозможно.

К сожалению, в последние годы местных жителей, которые бы хотели трудиться на высокооплачиваемой работе в золотодобыче, стало не так и много. Во многом этому способствует государственная идеология, которая прославляет не человека труда, а лёгкий и нетрудоёмкий бизнес и богемную жизнь, всячески воспевая «тружеников» непроизводственной сферы. Горняцкий труд тяжёлый, напряжённый, месторождения чаще всего удалены от центральных районов и многих благ цивилизации, и молодёжь не хочет связывать свою жизнь с работой на горных предприятиях.

Нельзя забывать и косвенную «полезность» россыпной золотодобычи. К ней относится строительство дорог в ранее не освоенных территориях, что для Крайнего Севера и Дальнего Востока жизненно необходимо. Такие дороги предприятия строят за свой счёт. Отмечу как один из многочисленных примеров, артель старателей «Восток» ведёт добычу, поиски и разведку россыпного золота на территории отдалённых северных районов Хабаровского края (Аяно-Майского и Тугуро-Чумиканского). Практически вся имеющаяся в этих северных районах дорожная сеть (как зимники, так и круглогодичные дороги) создана
и поддерживается старателями. Этими дорогами активно пользуется местное население и коммерческие структуры, в том числе и для обеспечения «северного завоза».

Наносимый экологии вред нередко преувеличивают

Общая площадь всех земель России — 1713 млн га (17,13 млн км²), из них на земли лесного фонда приходится 65,8 % (1146 млн га), на земли промышленности — всего 0,13 % (2,2 млн га). При этом горными работами по состоянию на 01.01.2019 г. было нарушено 1,072 млн га (0,06 %), в том числе золотодобычей — менее 0,1 млн га (0,006 % от всего земельного фонда). Таким образом, масштабы деятельности золотодобытчиков не создают в целом каких-то критических
проблем по экологии, тем более что в основном работы ведутся в глухих удалённых районах.

Следует заметить, что вред от замутнения водотоков взвешенными веществами при разработке россыпей часто преувеличен. Так, во время природных
паводков, длящихся порой неделями, подмываются берега рек и ручьёв, в воду обваливаются тысячи тонн грунта, а концентрация взвешенных веществ в воде повышается в десятки и сотни раз, однако это не рассматривается как экологическая катастрофа, и снижение рыбной продуктивности после таких наводнений не отмечается.

В представленном экологами позиционном документе основное внимание уделяется влиянию разработки месторождений россыпного золота на окружающую среду в краткосрочной перспективе непосредственно в период разработки месторождений. Вместе с тем, практика показала, что уже через несколько лет после завершения горных работ экологическая система в руслах ручьёв и рек полностью восстанавливается, нарушенные горными разработками участки покрываются
многолетними травами, кустарником и деревьями, вода в водотоках становится чистой, в них возвращается рыба.

Надо учитывать и то, что плотность населения России в добывающих регионах просто мизерная: если в целом по России она составляет (на 01.01.2020 г.)
8,57 чел./км², то в Магаданской области и республике Саха (Якутия) — 0,3 чел./км², в Хабаровском крае — 1,67 чел./км², Амурской области — 2,18. В Китае средняя плотность населения — 650 чел./км².

Губернатор Кемеровской области, плотность населения которой 27,8 чел./км², Сергей Цивилёв обратился в Роснедра и потребовал остановить выдачу лицензий на добычу россыпного золота. По его словам, золотодобытчики ухудшают экологическую ситуацию. При этом он как-то не сопоставил ущерб от золотодобычи на площади в несколько десятков квадратных километров с площадями по добыче угля, на которые приходится свыше 26 тыс. км²!

Государственная «забота» о бизнесе дорого обходится российской природе и человеку

В нашей стране очень легко стать золотодобытчиком и получить лицензию. Но специфика золотодобычи не такая простая, как кажется. В частности, экологические аспекты для большинства новичков являются дремучими бреднями. Специалистов не допустят к управлению авиацией без многолетнего обучения и продолжительной стажировки, сдачи экзаменов и прохождения целого ряда тестов, а ведь в золотодобыче рисков побольше — как по вопросам безопасности, так и по экологии. Трагедия на реке Сисим с гибелью 20 человек и разлив нефтепродуктов под Норильском, ущерб от которого Росприроднадзор оценил в 147,8 млрд руб., подтверждают риски в добывающей промышленности. Риски многократно возрастают от деятельности дилетантов. Но в структурах
Государственной думы и Роснедр говорят, что нельзя ограничивать права бизнеса, надо всем предоставить равные права работать на добыче золота. Такая «забота» о бизнесе дорого обходится российской природе и человеку. Резкий рост числа случаев экологического загрязнения связан с притоком в золотодобычу большого количества новичков и широким развитием заявительного принципа предоставления лицензий (что само по себе является положительным фактором). В 2017 г. в России образовалось 72 новые компании, в 2018 — 82, в 2019 — 75. В этой сфере оказалось слишком много случайных людей и компаний с сомнительной репутацией. Резко возросло количество выдаваемых лицензий. Очень характерная картина сложилась в Амурской области и Хабаровском крае. Если в 2010 г. на золотодобычу было выдано 19 и 6 лицензий соответственно, то в 2019 — уже 258 и 77.

Большинство нарушений допускают компании и организации, которые в золотодобыче являются временщиками. Получив поисковую лицензию и пользуясь бесконтрольностью, они сразу же приступают к золотодобыче. Такие добытчики нацелены на получение максимальной прибыли без каких-либо вложений. Нелегалам чужды интересы территорий, их не волнует уровень жизни местного населения, они не занимаются социальной поддержкой муниципальных образований. Как итог бесконтрольной выдачи лицензий — большое количество экологических нарушений. Всемирный фонд дикой природы констатировал, что по итогам 2020 г. Амурская область стала абсолютным лидером по количеству загрязнений — зафиксировано 106 случаев, при этом в огромном сибирском регионе — 78 фактов загрязнения водных объектов.

Не случайно и Союз золотопромышленников Урала обеспокоился массовым приходом новых игроков в россыпную золотодобычу. Здесь, проанализировав складывающуюся на территории Свердловской области ситуацию, готовят обращение в Уралнедра и Министерство природных ресурсов и экологии региона. Поводом стало появление на рынке новых, не имеющих опыта работы компаний, но при этом заявляющих претензии на крупные участки. «На сегодняшний день аукцион позволяет заявиться почти любому участнику и победить, если у него есть средства на покупку лицензии. Но что будет после получения лицензии такой фирмой с уставным капиталом в 10 тыс. руб. без опыта, специалистов и техники? В результате и работы такие компании зачастую не ведут, и действующие золотопромышленники не могут на этих участках работать, и налоги в бюджет от освоения не поступают. Мы хотим, чтобы на участки приходили наши социально ответственные компании», — выражает позицию председатель союза Александр Ястребков. По мнению членов организации, практикуемые в настоящее время аукционы на предоставление лицензий дают возможность подать заявку технически неподготовленным компаниям, в том числе фирмам однодневкам. Впоследствии эти «игроки» зачастую отказываются от освоения либо пытаются перепродать право добычи в несколько раз дороже.

В Свердловской области аукцион по участку Шишимская группа россыпей с запасами золота 1793 кг по категории С1 выиграло ООО «Визерион», учрежденное за несколько месяцев до аукциона со среднесписочной численностью один человек и уставным капиталом 10 тыс. руб. Ветерану уральской золотодобычи старательской артели «Нейва» с годовой добычей свыше 800 кг золота при этом было отказано в участии в торгах. Представители Роснедр заявили о нарушениях старателей при подготовке документации. В настоящее время заплатившее за лицензию 41 млн руб. ООО «Визерион» (при стартовой цене в 32 млн) подготовкой к освоению фактически не занимается. При этом предпринимало попытки продажи права добычи по цене в 6–8 раз выше итоговой аукционной. В условиях жесткой конкуренции и роста цен на драгметаллы небольшие фирмы без опыта работы, технологий и собственного подготовленного персонала получают право добычи на участках, на которые ранее претендовали крупные местные переработчики. При этом компании, имеющие солидный опыт, производства и кадры до торгов представителями местных отделений Роснедр не допускаются. Причины старатели видят в несовершенстве законодательства, позволяющего допускать к аукционам весьма сомнительные компании и позиции отдельных руководителей департаментов недропользования. Хороших квалифицированных специалистов становится всё меньше. Их не хватает действующим предприятиям со сложившейся системой работ по экологии, а уж новичкам привлечь грамотных работников гораздо сложнее, вот и руководят горным производством случайные люди. Такие зачастую понятия не имеют, скажем, о системе оборотного водоснабжения и очистке сточных вод, напрямую сбрасывая грязные отходы производства в ручьи и реки.

Вольный принос усугубит экологические проблемы

Мощное лобби поддерживает в России развитие «вольного приноса» — предоставление права любому желающему приступить к золотодобыче в качестве старателя-индивидуала. Но как говорят экологи, противостоять разрушению и деградации природы от добычи россыпного золота не способны ни региональные, ни федеральные органы экологического надзора. Прежде всего по причине малой численности и слабой технической обеспеченности сотрудников надзорных органов в регионах золотодобычи, которые просто физически не способны проконтролировать большое число предприятий на огромных по площади (и зачастую удаленных) территориях золотодобычи. А когда к сотням предприятий прибавятся тысячи вольных старателей, положение с экологией станет критическим. Частник, нацеленный только на добычу максимального количества золота, попросту не захочет заниматься вопросами оборотного водоснабжения или рекультивации мест добычи, что подтверждает печальный опыт Амурской области, где особенно много проблем с экологией из-за нашествия фирм-однодневок.

Сектор кустарной и мелкомасштабной золотодобычи, на который приходится около 25 % мирового производства золота, наносит больший экологический вред, чем даже разработка месторождений промышленным способом. Около трети всей ртути, используемой в мире (это 1 тыс. т ежегодно) в результате работы кустарных старателей попадает в окружающую среду. Можно отметить, что в России ртуть при золотодобыче не применяется, разве что незаконными золотодобытчиками.

Нормы и требования действующего законодательства

Действующее законодательство содержит значительное количество норм, направленных на разумное природопользование, применение наименее губительных для природы способов добычи полезных ископаемых, требования к рекультивации нарушенных участков. И если недропользователь считает, что выдвигаемые требования чрезмерны и убыточны, он отказывается от такого участка. Государство должно эффективно осуществлять контрольно-надзорную деятельность за соблюдением установленных норм. Прежде чем начать производственную деятельность на новой лицензионной площади, предприятие обязано утвердить в министерствах и ведомствах по экологии огромное количество проектов, программ, планов, в том числе утвердить проекты ПДВ, НДВ, НДС, ПНООЛР, получить всевозможные разрешения, где рассчитаны экологические риски, недопущение загрязнения окружающей среды и способы устранения возможных аварийных ситуаций. Утверждённые планы водохозяйственных мероприятий и мероприятий по охране водных объектов и сохранению водных биологических ресурсов при разработке месторождения являются руководством к действию на весь период работы в рамках лицензионной площади. Экологические службы предприятий постоянно мониторят состояние водных объектов и их водоохранной зоны. Ежемесячно и ежеквартально сдаются отчёты по результатам проведённого мониторинга в контролирующие органы государственной власти. На горных участках, ведущих добычу золота, производственники ведут тщательную многоступенчатую (механическую и химическую) очистку воды, задействованной в процессе добычи, вследствие чего вода, поступающая в водотоки после
промывки золотоносных песков, полностью соответствует нормативам по содержанию взвешенных и химических веществ, что неоднократно подтверждалось проверками различных контролирующих органов. От местного населения посёлков, находящихся на реках ниже по течению от объектов золотодобычи, жалобы поступают нечасто.

Контролирующие органы наделены достаточными полномочиями для выявления, предотвращения и привлечения к ответственности виновных лиц в случае нарушения природоохранного законодательства.

Штрафы за нарушение экологии могут быть весьма значительными: так, ущерб от разлива нефтепродуктов под Норильском Росприроднадзор оценил в 147,8 млрд руб., ущерб от прорыва каскада дамб в 2019 г. в ООО «Сисим» составил 424 млн руб. В 2020 г. компания «Россзолото» из Амурской области по решению Благовещенского городского суда оштрафована почти на 20 млн руб. за загрязнение ручья и реки в районе золотодобычи.

Замечу, что если губернатор обращается с инициативой запретить выдачу лицензий на геологическое изучение недр, поиски, разведку и добычу россыпного золота в Кемеровской области, видимо, имеются серьёзные опасения за работу местных отделений Росприроднадзора и других надзорных и контролирующих органов в этом регионе. Если в лицензионных соглашениях будут чётко прописаны экологические требования, а оценка претендентов на приобретение лицензий
будет сделана профессионально, то компании, не имеющие за душой ничего, кроме названия и уставного капитала в 10 тыс. руб., просто не будут допущены к аукционам.

С предложением о введении моратория на выдачу лицензий по добыче полезных ископаемых на Камчатке, в т.ч. золота, и приостановки существующих выступил врио губернатора Камчатского края Владимир Солодов в ходе совещания, посвященного развитию экотуризма в России. К таким предложениям, которые ставят под удар россыпную золотодобычу, власти подталкивают нерадивые золотодобытчики, которые беззастенчиво игнорируют природоохранные мероприятия. Зачастую такие компании (особенно в Амурской области и Хабаровском крае) имеют владельцев или финансирование из Китая и в своей работе не исполняют требования природоохранного законодательства, предпочитая «откупаться» штрафами.

Предложения экологических организаций надо рассматривать не с точки зрения запрещения россыпной золотодобычи, а с точки зрения повышения грамотности управления этим процессом со стороны государства. Введение моратория на выдачу лицензий на разведку и добычу россыпного золота на водотоках, ранее не затронутых такой добычей, можно рассматривать только в отношении участков, способных оказать негативное воздействие на условия жизни в населенных пунктах, расположенных вблизи или ниже по течению рек от данных участков, без получения одобрения на осуществление указанных работ жителями населенных пунктов и органов местного самоуправления в рамках процедур общественных обсуждений.

Нельзя забывать и о таком моменте: ликвидация легальной россыпной золотодобычи неизбежно породит беспредел и нерегулируемый процесс хищнической добычи металла с криминальными последствиями, вызовет отток коренного населения и крайне негативно скажется на экологической обстановке в регионах.

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 4 (50)/декабрь 2020 г.

Утилизационный сбор экологии не подмога
О применении Арбитражным судом Красноярского края коэффициента Кдл в споре Росприроднадзора и НТЭ
Налоги горного предприятия. Почему их теряет государство?
Включение горноотводного акта в качестве неотъемлемой части к лицензии
^ Наверх