03 Декабря 2021, Пятница22:40 МСК
Курсы на 03.12.2021
73,91 +0,07
Au 1 784 +0,82%
Ag 22,53 +0,58%
83,69 +0,19
Pt 926,30 -0,36%
Pd 1 805 +1,63%

Утилизационный сбор экологии не подмога

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего СевераП.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.

Прошло уже почти 30 лет, как в России было ликвидировано государственное плановое хозяйство и провозглашена свобода предпринимательства. Предприятия, кто лучше, кто хуже, приспособились к рыночной среде. Однако всё чаще появляются законы, которые в нарушение рыночных принципов ущемляют интересы участников экономической деятельности и вместо того, чтобы способствовать развитию промышленности, тормозят ее рост, а в отдельных случаях даже вынуждают сокращать производство. Нечто подобное произошло с введением в 2012 году утилизационного сбора (УС) на автомобили, а с 2016 года на спецтехнику — всё движущееся оборудование и автоприцепы.

Как известно, в рамках присоединения к ВТО Россия взяла на себя обязательство уравнять условия работы импортеров и внутренних поставщиков путем поэтапного снижения ввозных пошлин. Поскольку лишь немногие отрасли отечественной промышленности были готовы выдержать прямую конкуренцию в условиях открытого рынка, возникла угроза массового вытеснения российских товаров зарубежными. В зоне повышенного риска оказался автопром. Выравнивание цен на иномарки и отечественные автомобили грозило этой отрасли коллапсом со всеми вытекающими социальными последствиями. Требовалось найти иную форму защиты и при этом обосновать ее правомерность. Для этого как нельзя лучше подходил утилизационный сбор (УС). Формально его введение было обусловлено заботой об окружающей среде, а по существу речь шла о фискальной мере, которая вполне годилась на то, чтобы компенсировать снятие барьера.

Экономика сбора

УС быстро оказался важным, постоянно растущим источником пополнения государственного бюджета. Исключением стал только 2015 г., смазавший общую картину из-за резкой девальвации рубля: взлетевшие цены на технику и фактическая недоступность кредитов привели к резкому снижению продаж колёсной техники.

Утильсбор несколько раз индексировался. Поначалу это было реакцией на планомерное снижение ввозных пошлин на иномарки в рамках обязательств РФ при вступлении в ВТО (с 30 до 15 % к 2019 г.): первый раз — в 2016 г. на 65 %, второй — весной 2018 г., когда в среднем ставки сбора повысились на 15 %, а по некоторым позициям — на 90 %. О третьей индексации было объявлено осенью 2019 г., в результате которой с начала 2020 г. ставки сбора выросли в среднем на 111 %.

Шоком для участников рынка стало введение УС в 2016 г. на всё движущее оборудование — сюда попали как автогрейдеры, бульдозеры, погрузчики, экскаваторы, катки, краны, сельхозтехника, техника для лесохозяйственного комплекса и другие спецмашины. Базовая ставка была определена в 150 тыс. руб., а расчетные коэффициенты для некоторой техники выглядели просто заоблачными. Напомню, размер УС рассчитывается как произведение базовой ставки и коэффициента, предусмотренного для конкретной категории (вида) самоходной машины и прицепа к ней.

Если к стоимости тяжелого бульдозера Caterpillar D9R мощностью 410 л.с. УС добавил 2,5 %, то цену 180-сильного российского Б10М увеличил сразу на 27,5 %. Покупатели мощной техники, среди которых преобладают крупные добывающие предприятия и компании с государственным участием, способны, конечно, доплатить 2,5 %, но для среднего предпринимателя рост затрат на 25–30 % оказался неподъемным. Не случайно введение УС участники рынка назвали «контрольным выстрелом» в малый бизнес России. Многие российские компании и индивидуальные предприниматели закупали бывшее в употреблении оборудование, но оно стало практически недоступно. Так, УС на 180-сильный бульдозер со сроком службы свыше 3-х лет составил 5,25 млн руб. при закупочной цене 1–2 млн руб. (цена нового бульдозера 5–6 млн руб.). К цене б/у тяжёлого бульдозера УС прибавлял сразу 15 млн руб. Впрочем, высокие коэффициенты на старую технику играют и положительную роль, резко снижая поток устаревшего оборудования в нашу страну. 
   2012   2013  2015   2016  2017   2018   2019   2020  2021
(план) 
2022
(план) 
2023
(план) 
 Всего поступило от взимания УС,млрд руб     18,6     49,5     84,7     137,1     205,9     263,2     319,2     368,8     459,2     484,9     513,6

Табл. 1. Бюджетные поступления от УС в 2012–2023 гг.

Постановлением Правительства РФ от 31 мая 2018 г. № 639 порядок взимания УС был скорректирован: обновлен перечень видов и категорий самоходных машин и прицепов, в отношении которых уплачивается сбор; при исчислении сбора стал использоваться параметр «мощность силовой установки» (ранее — «максимально технически допустимая масса»); базовая ставка для расчета размера сбора в отношении самоходных машин и прицепов к ним увеличена до 172,5 тыс. руб. Целью этих поправок провозглашено снижение импорта бывших в употреблении, неэкологичных самоходных машин и прицепов к ним и обновление парка такой техники за счет новых машин, но в основе — значительный рост УС. Так, если до этого постановления ставка УС на новый тяжёлый 410-сильный бульдозер весом 49 т составляла 1,5 млн руб., то при расчёте в зависимости от мощности стала исчисляться в размере 2,588 млн руб. Следует учесть также, что на ставку УС надо ещё начислить НДС в размере 20 %.

В 2021–2022 гг. правительство планирует ещё на 25–30 % увеличить ставки УС. Грядущее повышение станет четвёртым по счёту с момента введения утильсбора в 2012 г. Мотивированы эти планы девальвацией рубля, соответственно, цены на технику для конечного потребителя ещё больше вырастут.

Величина УС не обоснована технологическими и экономическими расчетами

Фактические затраты на утилизацию отработанной техники зависят от множества условий и могут колебаться в широких пределах в зависимости от технологических параметров (веса, размера), места работы. Скажем, утилизация тяжелого бульдозера на севере Якутии обойдется в несколько раз дороже, чем проведение аналогичной операции в одном из центральных регионов. Нужно учитывать и временной фактор. Сегодня предусмотренной суммы УС с лихвой хватит, чтобы доставить бульдозер на спецплощадку, разобрать, рассортировать, разрезать крупногабаритные части, удалить остатки горючего и масел, отправить металл в переплавку, а не подлежащие рециклингу материалы — на полигон твердых отходов. Но сколько такие услуги будут стоить, когда машина действительно выслужит свой срок? В нашей малопредсказуемой экономике за это время всякое может произойти.

Экономическая несообразность УС особенно очевидна, когда дело касается небольшой техники. Так, на утилизацию 3–5-тонного бульдозера стоимостью 1 млн руб. нужно, по мнению тех, кто определял величину ставок УС, потратить 600 тыс. руб. На практике стоимость утилизации машин и оборудования малой мощности не превышает 30 % их стоимости и укладывается в диапазон 200–300 тыс. руб.

Неоправданно завышенный УС ведет к дополнительным затратам у потребителей техники, а значит увеличивает стоимость строительства дорог и других объектов, удорожает добычу полезных ископаемых, «добавляет» свой процент к цене на сельхозпродукцию и т.д., тем самым негативно влияет на экономику в целом.

Правительство не собирается возвращать УС и соблюдать требования Федерального Закона «Об отходах производства и потребления»

Положениями п. 1 ст. 24.1 Федерального закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» предусмотрено, что утилизационный сбор уплачивается в целях обеспечения экологической безопасности, в том числе для защиты здоровья человека и окружающей среды от вредного воздействия эксплуатации транспортных средств, с учетом их технических характеристик и износа. Таким образом, ФЗ-89 закрепил публичное обязательство государства осуществлять компенсацию затрат за счет средств бюджета организациям и индивидуальным предпринимателям за осуществление ими деятельности по обращению с отходами, образовавшимися в результате утраты транспортными средствами, в отношении которых уплачен УС, своих потребительских свойств, в том числе затрат, связанных с созданием мощностей и инфраструктуры, которые необходимы для осуществления такой деятельности. Однако Правительство до сего дня не предприняло никаких практических мер по созданию структур, которые могли бы выполнять утилизацию спецтехники и не разработало механизм компенсации УС, что дискредитирует в глазах потребителей федеральный закон № 89-ФЗ и усугубляет негативные экологические последствия, особенно в арктических и других удалённых районах нашей страны. За годы, прошедшие с момента введения УС, средства из бюджета на утилизацию не выделялись, за исключением небольшой компенсации отечественным производителям спецтехники. На сегодняшний день в России практически отсутствуют предприятия, которые могут документально подтвердить утилизацию транспортного средства целиком, включая все компоненты — металл, стекло, резину и др. Таким образом, становится очевидным приоритет для государства фискальной функции УС над обеспечением экологической безопасности как цели, сформулированной в законе. Становится понятным, что заявленная цель введения УС — обеспечение экологической безопасности — не может быть достигнута в настоящее время, поскольку фактически при его введении на сбор возлагались иные функции — защита отечественных автопроизводителей и фискальная (восполнение уменьшившихся доходов в виде таможенных пошлин). Со временем первая была упразднена в силу возникших споров с членами ВТО, а вторая может быть утрачена в ближайшее время на фоне отсутствия четко продуманной программы финансирования рециклинга техники специализированными организациями.

20 июня 2013 г. Правительство РФ выпустило Постановление от № 520 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета организациям и индивидуальным предпринимателям на возмещение затрат в связи с осуществлением ими деятельности по обращению с отходами, образовавшимися в результате утраты колесными транспортными средствами, в отношении которых уплачен УС, своих потребительских свойств, и о внесении изменения в пункт 12 Правил взимания, исчисления и уплаты УС в отношении колесных транспортных средств, а также возврата уплаченных сумм этого сбора». Процедура возмещения затрат на эти цели требует прямого участия Минпромторга. Чтобы получить причитающуюся субсидию, предприятие должно заключить договор с министерством, которое после поступления соответствующего заявления и прилагаемых к нему документов проводит их тщательную проверку и только потом выносит решение. С учётом числа предприятий в стране и количества эксплуатируемой ими техники, сомнительно, что Отдел строительно-дорожной и коммунальной техники Минпромторга с его малочисленным штатом сотрудников в состоянии справиться с таким объемом работы. Подобная система организации процедуры возврата УС заведомо неэффективна и требует решительной децентрализации.

Союз старателей России неоднократно обращался в Правительство страны за разъяснениями по порядку возврата уплаченного УС предприятиям, которые ведут геологоразведочные и добычные работы на месторождениях золота, серебра и платины. У золотодобытчиков нет ясности в вопросе, как будет осуществляться утилизация спецтехники в отдалённых, труднодоступных регионах нашей страны. В настоящее время вопросы оценки факта утилизации на удаленных объектах и возврата уплаченных за утилизацию средств не определены. Внятных ответов из Правительства старатели так и не получили. Вполне очевидно, что требуется выработать перечень мер, стимулирующих предприятия на проведение утилизации собственными силами.

Со временем в крупных российских городах наверняка будут созданы структуры по утилизации, соответствующие требованиям закона — на западе рециклинг достаточно прибыльный бизнес. А что будет в небольших городах и посёлках? Здесь подобных организаций может и не быть. Отсюда следует, что, уплатив когда-то УС государству, владелец не будет иметь физической возможности получить компенсацию за работы по утилизации.

УС при условии сбалансированных расчетов и системе других государственных мер мог бы стать компенсацией за ущерб, наносимый северной природе. Кроме того, надо что-то делать и с наследием прошлого. На просторах Крайнего Севера по сей день ржавеют тысячи единиц брошенной техники и оборудования, вывоз и утилизация которых требуют чрезвычайно больших затрат. Одни только транспортные расходы на доставку грузов из этих районов достигают 30–40 тыс. руб./т.
 Виды и категории самоходных машин      Коэффициент расчета размера УС
 Новая техника  Техника возрастом более 3-х лет
с момента выпуска
     Бульдозеры (мощность силовой установки, л.с.)
 Менее 100      4        12 
 Не менее 100 и менее 200      7      35
 Не менее 200 и менее 300      8,4      55
 Не менее 300 и менее 400      10      70
 Не менее 400      15      100
     Экскаваторы (мощность силовой установки, л.с.)
 Менее 170      4      17
 Не менее 170 и менее 250 6         25
 Не менее 250      8      40,5
     Погрузчики фронтальные (мощность силовой установки, л.с.)
 Менее 50      1      6
 Не менее 50 и менее 100      2      10
 Не менее 100 и менее 200      4      17
 Не менее 200 и менее 250      4,5      20
 Не менее 250 и менее 300      5      30
 Не менее 300 и менее 400      7      35
 Не менее 400      14,5      70
     Самосвалы, предназначенные для эксплуатации в условиях бездорожья
(мощность силовой установки, л.с.)
 Менее 650    22,4           51,12   
 Не менее 650 и менее 1750      41,3              52,8   
 Не менее 1750      61,1            66

Табл. 2. Суммы утилизационного сбора на спецтехнику, установленные Постановлением Правительства РФ № 639 от 31.05.2018 г., тыс. руб.

Правительству так понравилось собирать сотни миллиардов безвозвратных рублей, что оно поставило вопрос о введении в Налоговый кодекс утильсбора в качестве постоянного налога взамен действующего в настоящее время сбора — неналогового платежа (законопроект 922065 v1 «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса РФ» (в части включения отдельных неналоговых платежей в НК РФ)). Внесённый законопроект искажает суть Закона № 89-ФЗ, в котором прямо указано, что УС предназначен для того, чтобы профинансировать утилизацию транспортных средств и спецтехники после их эксплуатации в соответствии с экологическими нормами.

Утильсбор нанёс удар малому бизнесу

Можно привести немало высказываний предпринимателей о том, что введение УС «полностью убило» перспективы развития того или иного предприятия, а то и целой отрасли из-за невозможности закупать резко подорожавшую технику. Конечно, никто не думает, что законодатели и представители исполнительной власти имели целью затормозить развитие предприятий лесозаготовки и деревообработки, остановить строительные и горные проекты, помешать фермерам закупить трактора, на которые уже были отложены деньги. Скорее всего, тем, кто подписывал документы об УС, просто не хватило информации и целостного видения ситуации, чтобы просчитать все последствия такого шага. Но факт остается фактом: УС по сути уничтожил рынок маленьких тракторов и компактной техники в ряде регионов, прекратил оборот бывшей в употреблении импортной спецтехники, ударил по отечественным производителям прицепов, кранов, автогрейдеров. Многие предприятия вынуждены были приостановить свою деятельность — ведь на изношенной до предела технике не поработаешь, а на закупку подорожавших машин уже не хватает средств. Понятно, что Правительство в условиях бюджетного дефицита и продолжающегося санкционного давления вынуждено изыскивать все новые источники доходов. Но это не должно вредить работе целых отраслей и экономике в целом.

Что ждёт плательщиков утильсбора в будущем?

Сегодня промышленные предприятия практически не поднимают вопросов возврата затрат на утилизацию оборудования. По крупному горному и строительному оборудованию ещё не подошли сроки списания и утилизации, акционеры и руководители предприятий озабочены решением постоянно возникающих в процессе деятельности проблем, большинство не задумывается о суммах, которые потребуются на утилизацию — нет пока таких расчётов и учётных данных. Но в масштабах страны от УС уже взыскано с потребителей свыше 1,5 трлн руб.! Учитывая крайнюю неповоротливость правительственного аппарата, решение проблемы компенсаций может затянуться на долгие годы, и давно пришло время озаботиться постановкой этого вопроса перед Правительством. Сложности могут возникнуть и с доказательной базой — отдельно в бухгалтериях вряд ли ведут учёт выплаченных сумм утильсбора, ставки которого постоянно меняются. Самое разумное для плательщиков сбора, которыми являются все конечные потребители техники, — ввести тщательный учёт выплаченных сумм УС, а при заключении договоров на приобретение самоходного оборудования указывать отдельной строкой сумму уплаченного УС, а иначе в нашем недостаточно правовом государстве потом ничем не докажешь, что уплатил сбор и в каком размере.

26.02.2021 г. Союз старателей России обратился уже к Президенту В.В. Путину с просьбой решить вопрос «О порядке возврата утилизационного сбора горнодобывающим предприятиям Дальнего Востока и Крайнего Севера».

В лучших российских бюрократических традициях уже 31.03.2021 г. в ответ на это обращение была получена очередная бюрократическая отписка из Минпромторга РФ. Чиновники так и не поняли суть вопроса!

Очень хотелось бы сказать: Сталина на вас нет...

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 1 (51)/март 2021 г.

Необоснованность требований органов Росприроднадзора о постановке лицензионного участка (месторождения) на учёт в реестре объектов ОНВОС
Заявительный принцип занесло на скользкую дорожку…
Создание особо охраняемой природной территории на лицензионном участке влечёт фактическую невозможность добычи полезных ископаемых
Налоговые вопросы, на которые следует обратить внимание при осуществлении операций хеджирования
^ Наверх