14 Апреля 2021, Среда10:48 МСК
Курсы на 14.04.2021
75,77 -0,28
Au 1 745 -0,09%
Ag 25,49 +0,33%
90,65 -0,15
Pt 1 173,80 +0,80%
Pd 2 695 +0,06%

Богатство Арктических недр

В статье выполнена оценка перспективы развития МСБ стратегических минеральных ресурсов в Арктике, в целом, и в российском национальном секторе в частности. Показано, что арктические недра содержат значительное количество минерального сырья. Наибольшее значение для горнодобывающей промышленности в настоящее время имеют — Ni, Cu, металлы платиновой группы, Di, P2O5, Zn, Pb, Au, Ag, Fe-руды, Ti, и др. Выполненный анализ показал, что современное состояние МСБ Арктики вполне удовлетворительное и обеспечивает устойчивое развитие экономики стран в его пределах. Отмечено, что горнодобывающая промышленность, несмотря на экологические проблемы, имеет значительные перспективы развития практически во всех национальных арктических секторах и, особенно, на территории Арктической зоны России.

Ключевые слова: Арктика, недра, минеральное богатство, металлогения, месторождение, стратегические металлы, фосфаты, алмазы,  
Арктическая зона России

главный научный сотрудник, заведующий лабораторией Геологии рудных месторождений ИГЕМ РАН, д.г.-м.н.А.В. Волков —  главный научный сотрудник, заведующий лабораторией Геологии рудных месторождений  ИГЕМ РАН, д.г.-м.н.

На основе ГИС­анализа в статье рассмот­рено богатство арктических недр. Несмотря на вековую историю горнодо­бывающих работ, недра Арктики содер­жат еще достаточное количество минерального сырья. Однако наибольшее значение для горнодобывающей про­мышленности сегодня имеют Ni, Cu, металлы платиновой группы, Di (это принятое в мире обозначение алмазов),  P2O5, Zn, Pb, Au, Ag, Fe­руды, Ti, фосфа­ты и др. В статье проанализирована наиболее полная база данных, состав­ленная по месторождениям различных минеральных типов российской и зарубежной Арктики. Выполненный анализ показал, что современное состояние минерально-­сырьевой базы Арктики вполне удовлетворительное и обеспечи­вает устойчивое развитие экономики стран в ее пределах. Такую же оценку можно дать и по отдельным националь­ным арктическим секторам. Горнодобы­вающая промышленность, несмотря на экологические проблемы, имеет значительные перспективы развития в Арктике в целом и на территории Арктической зоны России в частности. 

Введение

Циркумарктический пояс огромным кольцом охватывает окраины континен­тов и многочисленные острова вокруг Северного Ледовитого океана. Его недра богаты не только цветными и благородными, но и черными, редкими и редкозе­мельными металлами, а также алмазами, фосфатами и углем (рис. 1). 

Рис. 1. Распространение месторождений твердых полезных ископаемых в Арктике (по данным ГИС-анализа).png

Рис. 1. Распространение месторождений твердых полезных ископаемых в Арктике (по данным ГИС-анализа)

В последнее десятилетие геополити­ческие интересы России последова­тельно перемещаются на Север — в Арктику. Правительство РФ планирует в ближайшей перспективе создать здесь мощный минерально­сырьевой комп­лекс на основе развития Северного морского пути. Россия занимает первое место в мире среди арктичес­ких стран­производителей минерального сырья. При этом детальные метал­логенические исследования выполнены лишь для отдельных регионов российс­кой Арктики, значительная часть кото­рой (более 4 млн км2) остается слабо изученной в силу трудной доступности.

С начала ХХI в. з арктических недр добывается огромное количество разно­образных полезных ископаемых, главные из которых Ni, Cu, металлы платиновой группы (MPG), Co, Au, Ag, Pb, Zn, Ti, Cr, редкоземельные металлы (РЗМ), алма­зы, фоcфаты, железные руды, бадделе­ит, уголь и др. Арктика знаменита место­ рождениями мирового класса: магмати­ческими Ni­Cu­MPG (Норильская группа, Печенгская группа и др.), стратиформ­ными Pb­Zn­Ag (Ред Дог, Павловское, Селвин и др.), алмазов (Ломоносовское, Гриба, Диавик и др.). Мировую извест­ность получили также апатит­нефелино­вые месторождения Хибин, Au­Ag эпи­термальные месторождения Чукотки (Купол, Двойное и др.), месторождения титана Телнес в Норвегии, железных руд района Кируна на севере Швеции и Оленинской группы в России, месторож­дения Au, связанные с интрузивами гра­нитоидов (Форт Нокс, Пого, Ливенгуд) Аляски, медно­порфировые (Пебл, Айтик, Песчанка), золото­сульфидные вкрапленных руд (Майское, Донлин Крик, Кючус) и др (см. рис. 1).

Арктику слагают металлогенические структуры глобального значения, фор­мировавшиеся на протяжении всей истории Земли, с Архея по Кайнозой. Протяженность внешней границы арктического пояса свыше 12 тыс. км, а ширина варьируется от нескольких сотен до тысяч км (см. рис. 1). В Арктике традиционно выделяются сле­дующие национальные сектора: России, США, Канады, Дании (Гренландия), Исландии, Норвегии.

Цель статьи — показать, что горнодо­бывающая промышленность, несмотря на экологические проблемы, имеет зна­чительные перспективы развития в ЦАП (Центрально­-Арктическая провинция), в частности, на территории Арктической зоны Российской Федерации (АЗР, сформирована в соответствии с указа­ми Президента Российской Федерации № 296 от 2 мая 2014 г., № 287 от 27 июня 2017 г.) (рис. 2). В ходе подготовки материала изучены многочисленные отечественные и зарубежные публика­ции, а также данные сайтов геологичес­ких служб, Министерства природных ресурсов РФ, горнодобывающих и гео­логоразведочных компаний. Подготовлен ГИС­проект, включающий картографический материал и базу дан­ных по отечественным и зарубежным месторождениям Арктики. 

Рис. 2. Размещение месторождений твердых полезных ископаемых в российском секторе ЦАП (по данным ГИС-анализа).png

Рис. 2. Размещение месторождений твердых полезных ископаемых в российском секторе ЦАП (по данным ГИС-анализа).Условные обозначения месторождений твердых полезных ископаемых: 1 — алмазы; 2 — благородные металлы (Pt, Pd, Au, Ag);  3–5 — цветные металлы; 3 — Cu-Mo; 4 — Zn-Pb; 5 — Sn-W; 6 — редкие металлы (РЗМ, Nb, Ta  и др.); 7 — уран;   8 — черные металлы (железные и хромовые руды); 9 — уголь.

База данных по Арктике включает информацию о размещении более 26 тыс. объектов — рудных и россыпных месторождений, рудопроявлений, точек минерализации, в том числе в России более 8 тыс. Среди объектов благородных металлов насчитывается около 400 месторождений, в том числе 33 крупных. В число медных объектов (около 4 тыс.) входят более 350 месторождений, из них 7 крупных; более тыся­чи свинцово­-цинковых проявлений вклю­чая более 200 месторождений, в т.ч. 9 крупных. В состав остальных объектов цветных металлов (более 3 тыс.) входят около 300 месторождений (6 крупных). Группа черных металлов в базе пред­ставлена более чем 1 тыс. объектами, среди которых более 200 месторожде­ний, включая 9 крупных. Среди проявле­ний (около 450) редких металлов к мес­торождениям относятся 74 объекта, из них 3 крупных. Объектов радиоактивных металлов более 500, включая 47 место­рождений. База данных через коорди­натную систему связана с бесшовной цифровой геологической картой, масш­таб которой варьирует от 1:2500000 до 1:50 000 в зависимости от тематики включенных в базу данных слоев.

Несмотря на вековую историю гор­нодобывающих работ, недра Арктики содержат еще достаточное количество минерального сырья. Однако наиболь­шее значение для горнодобывающей промышленности сегодня имеют MPG, Di, Ni, Со, Zn, Ti, P2O5, Ag, Pb, Fe­руда, Au, Cu, и др. (рис. 3). 

Рис. 3. Добыча минеральных ресурсов из недр Арктики (2017 г.), % мировой добычи.png

Рис. 3. Добыча минеральных ресурсов из недр Арктики (2017 г.), % мировой добычи

Для сравнительного анализа по национальным арктическим секторам количество добытых ТПИ оценено в долларах (по среднегодовым ценам на 2017 г.). Такой же сравнительный анализ выполнен и по субъектам АЗР. Кроме того, результаты по Арктике сопоставлялись с данными по миру в целом (рис. 3), а результаты по российскому сектору с данными по Арктике (рис. 4) и стране в целом. Доля арктического минерального сырья в мировых запасах и добыче вычислялась на основе данных. Доля арктического минерального сырья в запасах и добыче РФ опреде­лена с учетом данных.

Рис. 4. Добыча минеральных ресурсов в российском секторе (2017 г.), % добычи в Арктике в целом.png

Рис. 4.  Добыча минеральных ресурсов в российском секторе (2017 г.), % добычи в Арктике в целом

Минеральное богатство достаточно равномерно распределено по основным национальным секторам Арктики (см. рис. 5). Российский сектор занимает лидирующую позицию по суммарной добыче минерального сырья, на втором месте Канада и на третьем, с небольшим отставанием, США (рис. 5). Среди российских регионов по стоимости добываемого сырья лидиру­ет Таймырский округ (ПАО «Норни­кель»), на втором месте Мурманская область (ПАО «Норникель», ПАО «Фосагро» и ПАО «Северсталь») на третьем Чукотский АО (Кинросс Голд, ОАО «Полиметалл») (рис. 6). 

Рис. 5. Добыча, запасы минерального сырья (2017 г.) и площади национальных секторов в Арктике.png

Рис. 5.  Добыча, запасы минерального сырья (2017 г.) и площади национальных секторов в Арктике

Судя по рисунку 5, минераль­но­-сырьевой комплекс на территории Арктики обладает большими перспек­тивами развития (в 1,5–2 раза). Наибольший потенциал роста добычи минерального сырья можно прогнози­ровать на практически неосвоенной территории Гренландии (рис. 5). Высоки перспективы открытия новых крупных месторождений в практически неизученных арктических секторах России, США и Канады. В то же время в старопромышленных регионах Скандинавских стран стагнация добычи минерального сырья, скорее всего, продолжится в ближайшей и средне­срочной перспективе.

Судя по рисунку 6, российский минерально-­сырьевой сектор в Арктике обладает большими перспективами развития. Наибольший потенциал роста добычи ТПИ можно прогнозиро­вать на практически неосвоенной тер­ритории северных улусов Якутии, Таймыре, Чукотке, в Архангельской области и Республике Карелии (рис. 6).

Ниже приведены результаты сопос­тавления в пределах национальных секторов Арктики добычи основных видов минерального сырья и активных запасов, разрабатываемых и подготавливаемых к освоению месторождений.

Рис. 6. Добыча, запасы минерального сырья (2017 г.) и площади субъектов РФ в Арктической зоне.png

Рис. 6.  Добыча, запасы минерального сырья (2017 г.) и площади субъектов РФ в Арктической зоне

Черные металлы

Железные руды

Доля Арктики в производстве желез­ных руд не превышает 2,8 % мировой добычи (рис. 3). По добыче Fe­руд на первом месте находится Мурманская область (Россия), где разрабатываются семь месторождений железистых квар­цитов и комплексное апатит­магнетито­вое месторождение Ковдор, на втором месте — северная Швеция (район Кирунавара), на третьем — месторож­дение железистых кварцитов Мари Ривер (Нунавут Канада). Доля России в суммарной добыче — 43 % (31,2 млн т) . Подземная эксплуатация в районе Кирунавара сосредоточена на 10 рудни­ках, которые в настоящее время произ­водят 28,1 млн т железо­апатитовой руды в год (39 % от ЦАП). Железо­оксид­апатитовое месторождение Малмбергет — одно из крупнейших в мире с оцененными в 2015 г. запасами руды в 346 млн т с 42,5 % Fe. Перспективы развития добычи желез­ных руд в Арктике связаны с Гренландией. Несколько крупных железорудных районов, приуроченных к докембрийским зеленокаменным и оро­генным поясам, вытягиваются своеоб­разной цепочкой вдоль западного и северо­западного побережья острова, где в железистых кварцитах (BIF) отме­чаются массивные линзы и слои окисно­го железа. Добыча железных руд на месторождении Мари Ривер, по плану недропользователя, при выходе проекта на полную мощность достигнет 10 млн т.

Хромовые руды

Добыча хромовых руд в Арктике ведется на месторождении Кеми, северная Финляндия и месторожде­нии Центральное в ЯНАО Россия. Месторождение Кеми представлено стратиформными телами хромитов в расслоенной базит­ультрабазитовой интрузии. В январе 2015 г. запасы руды, по данным компании, составляли 48 млн т с содержанием 25,9 % Cr2O3, а минеральные ресурсы, в основном предполагаемые, — 100 млн т при 29,4 % Cr2O3. В 2017 г. в Кеми было добыто 2,4 млн т руды, а обогатитель­ная фабрика извлекла 400 тыс. т куско­вых (36 % Cr2O3) и 850 тыс. т металлур­гических концентратов (45 % Cr2O3). Месторождения и рудопроявления хро­митов Ямало­Ненецкого автономного округа (ЯНАО) приурочены к альпино­типным гипербазитовым массивам Полярного Урала. В пределах массива Рай­Из разведаны два месторождения, на долю которых в совокупности прихо­дится 12,3 % запасов хромовых руд страны: Центральное — 3,5 млн т со средним содержанием 37,73 % Cr2O3 и Западное — 2,9 млн т с 39,07 % Cr2O3. Прогнозные ресурсы хромитов в ЯНАО составляют 21 % российских 24,4 млн т в массиве Рай­Из (в недрах Центрального месторождения — 13 млн т, Западного — 1,9 млн т) и Войкаро­Сыньинского (5,2 млн т). В 2016 г. на месторождении Центральное добыто 299 тыс. т хромовой руды, или почти 70 % российской добычи. В Мурманской области расположено Сопчеозерское месторождение содер­жащее 9,5 млн т хромовых руд (почти 19 % запасов страны) со средним содержанием 25,7 % Cr2O3. Так же на территории области выявлено два хро­митовых рудопроявления, прогнозные ресурсы категории Р1 которых в сумме составляют 11,9 млн т. Анортози­товый комплекс Фискенессет на западе Гренландии вмещает многочисленные хромитовые тела. Интрузивные тела комплекса, простирающиеся полосой более, чем на 200 км, при средней ширине 400 м, насчитывают суммар­ные ресурсы около 100 млн т низкока­чественной хромовой руды. Современные и экономически эффек­тивные технологические решения по обогащению убогих высоко­железис­тых хромовых руд отмеченных выше объектов позволит, по примеру Финляндии, вовлечь их в освоение.

Цветные металлы

Никель

Доля арктического никеля составля­ет 10 % мирового производства (рис. 3). За 5 лет производство никеля в Арктике снизилось на 4,5 %. Добычу никеля в Арктике ведет глав­ным образом Россия и в небольшом количестве — Финляндия. Доля рос­сийского никеля в арктических запасах и добыче составляет 95,5%. В то же время доля арктического никеля в запасах и добыче РФ составляет 70,5 % и 83,3 %, соответственно. ПАО «Норникель» эксплуатирует 3 мес­торождения на севере Красноярского края (Заполярный филиал) и 4 место­рождения в Печенгском рудном районе (ОАО «Кольская ГМК»). В 2017 г. Норникель обеспечил почти 93 % добы­чи никеля в стране (217 тыс. т), на 8 % меньше относительно предыдущего года, что связано с реконструкцией производства. Потенциальными ресурсами никеля обладает Гренландия, где сульфидно­никелевая минерализация залегает в основных и ультраосновных породах в центральной части Западной Гренландии. 

Кобальт

Российское производство Co в Арктике (ПАО «Норникель») — 5,6 % мирового производства; активные запасы — 3,3 % мировых запасов. Кобальт извлекается попутно при основном производстве меди и никеля. Доля российского Co в арктических запасах и добыче составляет 99 %. 

Титан

Арктика (Норвегия) производит около 4,4 % мирового титана (рис. 3). Норвегия по запасам титановых руд (4,8 %) занимает одно из ведущих мест в мире. Доля российских титановых руд от общих арктических запасов составляет 42 %. В тоже время доля арктических руд в запасах титана РФ — около 9 %. В Норвегии основной промышленный интерес представляет анортозитовая провинция Эйгерсунн, где известно крупнейшее в Европе месторождение Тельнес с общими запасами ильменита 300 млн т и актив­ными запасами 64 млн т. В 2017 г. здесь добыто 260 тыс. т ильменитового концентрата. Норвежская Nordic Mining ASA планирует освоить уникаль­ное рутиловое месторождение Энгебо. При мощности рудника 10 млн т/год возможно получать ежегодно 200 тыс. т рутилового концентрата, попутно извлекая гранатовый концентрат. 

Цинк

Общий объем добычи цинка в Арктике составляет 4,5 % мирового производс­тва (рис. 3), а доля арктических руд в мировых запасах — 3,8 %. Добыча в Арктике уменьшилась почти в 2 раза по сравнению с 2002 г., что связано с ростом добычи цинка в других регионах мира. Доля российского цинка в аркти­ческих запасах составляет 13 %. В то же время доля арктического цинка в запасах РФ невелика — 4,2 %. Аляска по­прежнему извлекает почти весь арктический цинк. Рудник Ред Дог — один из крупнейших в мире, по качеству руд превосходит все извест­ные месторождения в 2–3 раза. Однако к 2012 г. основные его запасы были отработаны и карьер рудника перенесен на соседнее месторождение Аккалук, которого хватит до 2031 г. В России разведано всего одно место­рождение Павловское (о. Новая Земля), которое по качеству руд сравнимо с зарубежными аналогами. В зарубеж­ной Арктике на стадии разведки нахо­дятся многочис­ленные колчеданные и стратифоромные полиметаллические месторождения: Лик в 40 км от рудника Ред Дог (Аляска) и Селвин (Юкон, Канада), а также группа месторождений в районе Хакет Ривер (Нунавут, Канада). На севере Гренландии в районе фьорда Ситронен разведаны 102 млн т руды при содержании цинка 4,7 % и свинца около 2 %. 

Свинец

Развитие арктической минерально­-сырьевой базы (МСБ) свинца во многом обусловлено планами по добыче цинка (см. выше). По сравнению с 2002 г. доля арктического производства свин­ца (Аляска) в мире сократилась в 2 раза (2,37 %), как и цинка. Свинец в Арктике добывается попутно главным образом с цинком (рудник Ред Дог и Грин Крик, Аляска) и в меньшей степени с цинком и медью. Доля российского свинца составляет в арктических запасах почти 18 %. В то же время его доля в запасах РФ невелика — 4,3 %.

Медь

Арктика обеспечивает всего 2,7 % мировой добычи Cu (см. рис. 3), в основном в России и в меньшей степе­ни в Швеции и Северной Финляндии. Доля Арктики в мировых активных  запасах Cu — около 9 %, лидеры — Россия и США (Аляска). Следует отме­тить, что с 2002 г. доля арктической Cu в мировой добыче сократилась почти в 2 раза. Доля российской Cu в арктических запасах и добыче состав­ляет 50,1 и 58,8 % (387,64 тыс. т в 2017 г.), соответственно (рис. 4). Доля арктической Cu в запасах и добы­че РФ составляет более 40 и 54,4 %, соответственно. Причем более 30 % активных запасов Cu России сконцент­рировано в сульфидных Cu­Ni место­рождениях Норильского рудного райо­на: в Октябрьском (более 22 % россий­ских запасов меди) и Талнахском (11,6 %). В Чукотском АО запасы меди Cu­Mo­Au­порфирового место­рождения Песчанка составляют 3,7 млн т, или 4 % от российских запа­сов. Кроме того, в недрах Баимской зоны локализовано 5,95 млн т прогноз­ных ресурсов Cu категории Р1 — почти половина наиболее достоверных ресурсов Cu страны. Cu­Au­порфировое месторождение Айтик, район Скелет, Шведская Лапландия занимает второе место по добыче Cu в Арктике после Норильска (97,6 тыс. т в 2017 г., по данным «Boliden»). Здесь действует самый большой в Европе карьер. Руды содержат в среднем 0.3 % Cu, 0,1 г/т Au и 2 г/т Ag. Следует отметить, что добыча Cu в ЦАП имеет значительные перспективы роста. Запасы Cu порфирового место­рождения Пебл (36 млн т), как и сопутствующих компонентов в 10 раз больше, чем его российского аналога Песчанки. Однако, началу строи­тельства крупнейшего в мире рудника препятствует значительный экологи­ческий риск. 

Молибден

В Арктике разведаны несколько круп­ных собственно молибденовых место­рождений. Кроме того, крупные запасы молибдена подсчитаны в качестве попутного сырья на месторождениях Пеббл и Песчанка. Доля российс­кого Мо составляет в арктических запа­сах 2,36 %, а в запасах РФ — 4,7 %. На востоке Гренландии выявлено круп­ное месторождения Малмберг, ресурсы которого превышают 410 тыс. т, а сред­нее содержание молибдена — 0,15 %. В Норвегии, в районе Хурдал добы­ча молибдена планируется на место­рождении Норди. Ресурсы месторожде­ния — 210 млн т, при среднем содержа­нии молибдена 0,13 %. В Таймырском округе известно Убойнинское месторождение молибде­на, расположенное вблизи поселка Диксон, руды которого характеризуются высоким (до 0,15 %) содержанием молибдена. В арктических районах Карелии известно крупное молибдено­вое месторождение Лобаш (рис. 2). Запасы штокверковых руд катего­рии С1 56,9 тыс. т при среднем содержа­нии молибдена 0,068 %; категории С2 71 2 тыс. т при среднем содержании 0,059 %. Геолого­-экономический анализ показывают, что в настоящее время в мире введено в строй несколь­ко крупных молибденовых рудников (США, Канада, Чили, Перу, Австралия и др.), конкурировать с которыми место­рождения ЦАП не могут.

Олово

В российской Арктической зоне сосредоточена крупнейшая МСБ олова в мире. Здесь известны два уни­кальных олово-рудно­-россыпных райо­на: Северо­-Янский (Якутия) и Пыркакайский (Чукотка). В 90-­е годы добыча олова из рудных месторожде­ний и россыпей в этих районах превы­шала 15 тыс. т олова в год. В настоя­щее время добыча олова и вольфрама в них прекращена по экономическим причинам. Доля российского олова составляет в арктических запасах 100 %, а в запасах РФ — около 50 %. Перспективен на открытие новых оловорудных месторождений и полуос­тров Стюарт (Аляска). 

Вольфрам

В арктической России производство вольфрама остановлено в середине 90-­х годов прошлого века, а в Канаде — в 2015 году, в связи с экономической конъюнктурой рынка. Доля российского W составляет в арктических запасах почти 43 %. В тоже время его доля в запасах РФ невелика — 5,1 %. Основные разведанные запасы корен­ного и россыпного вольфрама сосре­доточены в Иультинском (более 50 % всех запасов), Чаунском (24,8 %), Шмидтовском и Северо­-Янском райо­нах. В случае реанимации этих при­исков добыча вольфрама будет возрас­тать пропорционально добыче олова. 

Благородные металлы 

В последние годы высокий уровень мировых цен на благородные металлы — основная причина развития геолого-раз­ведочных работ и ввода в строй новых рудников в отдаленных районах Арктики (см. рис. 1). Однако, независимо от широкого спектра минеральных богатств, исторически именно золото остается главной целью для геологичес­ких исследований в этих районах.

Золото

В современной мировой добыче Au доля Арктики не высока и составляет 2,7 % (см. рис. 3), а доля миро­вых запасов — более 13,4 %. Основная добыча золота сосредоточена в Чукотском АО (Россия) и на Аляске (США); в меньшей степени в Северной Канаде (Нунавут) и скандинавской Арктике, кроме того, небольшое произ­водство Au существовало до 2013 г. в Гренландии. Попутно Au добывается в заметных количествах из Норильской группы Cu­Ni ­месторождений и Cu­Au­ порфирового месторождения Айтик (4,5 и 1,7 т. соответственно). Из россыпей в Арктике добывается ежегодно около 7 т Au (Аляска, Юкон, Чукотка, Якутия). Доля российского Au в аркти­ческой добыче в целом составляет 36,9 % (рис. 4). В то же время доля арк­тического золота в запасах и добыче РФ составляет 11,2 и 9,75 % соответс­твенно. Перспективы значительного роста золотодобычи в Арктике связаны с вводом в строй нескольких новых крупных месторождений: Донлин Крик, Левингут и Пебл (Аляска), Песчанка (ЧАО), пяти месторождений в провин­ции Юкон, двух в Нунавут и одного — Северные территории (Канада). В последние годы активные поиски новых месторождений золота прово­дятся на территории Исландии и Шпицбергена, где обнаружены перс­пективные рудопроявления. Кроме того, значительный ресурсный потен­циал золота сосредоточен в Арктической зоне Республики Саха (Якутия). Здесь наряду с Куларскими россыпями известно крупное место­рождение с упорным золотом Кючус и многочисленные месторождения Карлинского типа Кылахской зоны (Арбат, Пологое, Гал­Хая и др.). 

Таймыр — новый, потенциально крупный, золотоносный регион в рос­сийской Арктике. Общие ресурсы золо­та оцениваются в 2000 т. 
Несколько потенциальных золоторуд­ных районов оконтурены на острове Большевик и Северном Таймыре, кото­рые также включают значительное количество россыпей. Несомненный интерес, как вторичный источник золо­та для формирования россыпей пред­ставляют золотоносные конгломераты, известные: на п-­ве Челюскин, Таймыр, Северной Карелии, Ветренного пояса (Архангельская область), а также северной Якутии. Золотоносный потен­циал арктического шельфа России сопоставим с крупными золотоносны­ми районами страны. Основной объем запасов (более 85 %) и ресурсов (не менее 70 %) в пределах шельфовой области сосредоточено на островах и вблизи береговой линии.

Платина и палладий

Одна арктическая Россия произво­дит 40 % мирового палладия и 14 % платины (рис. 3). Незначительное количество МПГ добывается в северной Финляндии. Доля российских МПГ в арктической добыче составляет 97 % (рис. 4), в запасах — 98 %. В то же время доля арктических МПГ в запасах и добыче РФ составляет 94,6 и 95,4 %, соответственно. В АЗР сравнитель­но недавно были открыты крупные малосульфидные месторождения МПГ: Масловское, Верхнеталнахское, Норильское, Черногорское и Имангдинское в Норильском районе, Федорово-­Панское и Мончегорское на Кольском полуострове. Минерализация Au­Cu­Pd типа уста­новлена в лавовых потоках доллеритов о. Александра земли Франца Иосифа. На севере Финляндии ресурсы группы месторождений Суханко соста­вили 528 т МПГ (Pd/Pt = 4/1). Шведская компания «Boliden AB» с 2016 г. разрабатывает в этом же райо­не малосульфидное месторождении Кевиcта с запасами МПГ в объеме 65 т и ресурсами 129 т. В 2017 г. добыто 2 т МПГ. Обеспеченность запаса­ми более 20 лет. 

Серебро

Арктика извлекает около 3,4 % гло­бального количества Ag (рис. 3); доля в мировых запасах — около 4 %. Около 70 % производства приходится на Аляску, 26,9 % — на российскую Арктику (рис. 4) и оставшаяся часть принадлежит Скандинавии. Доля арктической Ag в запасах и добыче РФ составляет 11,16 и 13 % соответствен­но. Перспективы развития МСБ Ag в АЗР связаны с северными улусами Якутии. Здесь открыто среднее по мас­штабу (1500 т), но чрезвычайно богатое (содержание 1 кг/т) Ag­-сидеритовое месторождение Кимпиче. 

Все арктическое Ag производится попутно из полиметаллических и Au­Ag эпитермальных руд. Перспективы раз­вития добычи серебра связаны с осво­ением полиметаллических месторож­дений района Хакет Ривер (Нунавут, Канада) Вулканогенные массивные сульфидные (VMS) руды возрастом 2,67 млрд лет более обогащены Ag (до 3000 г/т) по сравнению с другими подобными месторождениями анало­гичного возраста.

Радиоактивные, редкие и редкоземельные металлы

Уран

В ЦАП уран не добывается, хотя выявлено большое количество место­рождений и рудопроявлений. Наиболее перспективно в плане добычи место­рождения района Кигавик, расположенного в бассейне Телон северо­-вос­точнее провинции Атабаска (Нунавут, Канада). Его запасы составляют более 50 тыс. т, а среднее содержание 0,47 % урана. В арктической зоне Гренландии известен крупнейший ура­ноносный район, связанный с много­фазным щелочным интрузивным комп­лексом Илимаусак, общие ресурсы которого оцениваются в 600 тыс. т U3O8. В пределах Арктической зоны России наиболее перспективна на открытие урана территория слабо изу­ченного Анабарского щита. 

Ниобий и тантал

Глобальный рост производства стали определяет спрос на Nb, а развитие электронной промышленности (потреб­ляет более 50 %) — Та. Другое основное применение Та — суперсплавы (в пределах 20 %). Добыча Nb и Та с последую­щим извлечением осуществляется в ЦАП только из комплексных лопаритовых руд Ловозерского месторождения, которое содержит 30 и 26 % балансовых запасов этих металлов в России. Ожидаемый в перспективе высокий уровень спроса на эти металлы со стороны российской промышленности планируется удовлет­ворить за счет ввода в строй Томторского рудника (см. рис. 2). Однако, геолого­-экономические расчеты показывают, что конкурировать с бразильскими месторождениями Томтор может только на условиях префе­ренций, предоставленных государством. В Южной Гренландии в районе Гардар открыто месторождение Мотзфельд, которое считается одним из крупнейших месторождений тантала в мире. 

Редкоземельные металлы

Комплексное Ловозерское месторож­дение — единственное в России и Арктике, из руд которого извлекают РЗМ (около 7 тыс. т концентрата в год). Разведанные запасы РЗМ Ловозерского месторождения, представленные в основном металлами цериевой группы, составляют более 25 % российских; среднее содержание суммы оксидов редких земель в рудах — 1,12 %. Годовое производство не превышает 2500 т ∑TR2O3. В последние годы поставки на рынок РФ выросли в 2,2 раза. В рудах нефелин-­апатитовых месторождений Хибинской группы, содержится более 40 % российских запасов РЗМ, которые из получаемого апатитового концентрата не извлекаются. В мире эта группа уникальных месторождений не имеет аналогов. Другое уникальное Томторское месторождение находится в арктической зоне Якутии. В его пределах разведан только участок Буранный, запасы кото­рого 0,7 % российских. Основные компо­ненты руд — Nb, РЗМ и Sc. Руды отлича­ются очень высоким содержанием РЗМ — 7,98 % ∑TR2O3. Добыча руды на месторождении по плану Госкорпорации Ростех должна начаться в 2020 г. Месторождение Кванефельд (Куннесюит) в Гренландии — одно из крупнейших в мире по запасам U и РЗМ, в районе Гардар. Здесь, в последние годы выявлены и разведаны еще 2 мес­торождения Килават и Аланкуат. В 2015 г. компания Greenland Minerals анонсиро­вала новые суммарные ресурсы по трем месторождениям: 1010 млн. т руды содержат 270 тыс. т U3O8 и 11,13 млн т ∑TR2O3.

Алмазы

В Арктике извлекается около 21,1 % от глобальной добычи алмазов (рис. 3); доля в мировых запасах — около 30 %. Более 60 % производства прихо­дится на Канаду, 40 % — на российскую Арктику (рис. 4). Отметим паритет по запасам алмазов в Канадском и рос­сийском секторах ЦАП. В Канаде добыча алмазов сосредоточена на трех рудниках Экати, Диавик и Гачо Кае (см. рис. 1): в 2016 г. добыто 7,5, 7,5 и 4,5 млн карат соответственно, запасы — 124, 42,5 и 55,5 млн карат соответственно. Кроме того, ведется подготовка к освоению еще двух алма­зоносных трубок Кеннеди Норф и Чидлиак, предполагаемые ресурсы которых оцениваются суммарно в 40 млн карат. В российском секторе алмазы добываются в Архангельской области и на севере Республики Саха (Якутия). Архангельская алмазоносная провинция — это 21,4 % общероссийс­ких запасов алмазов, второе место после Республики Саха (Якутия). На 1 января 2017 г. доказанные запасы алмазов (В+С1+С2) месторождений Архангельской области составляют 248,3 млн карат. В 2017 г. в результате успешной работы ГОКов они уменьши­лись на 7,5 млн карат — 15 % общерос­сийского объема добычи алмазов. Добычу россыпных алмазов в Анабарском улусе Якутии ведет АО «Алмазы Анабара» на 2­х приисках — «Маят» и «Молодо». В 2016 г. по данным компании добыто 5,1 млн карат (331,9 млн долл). Согласно стратегии развития компании до 2026 г., ежегод­ная добыча запланирована на уровне 4,6–4,7 млн карат, а общий объем добы­чи алмазов — 56,3 млн карат. Перспективы развития арктической алмазодобычи в России связываются с освоением гигантских запасов техни­ческих импактных алмазов Попигайского метеоритного кратера на северо-­востоке Красноярского края. 

Фосфаты

Доля арктического сектора России в мировом производстве фосфорного (апатитового) концентрата составляет всего 4,4 % (рис. 3), а качество ее продукции очень высоко. Российские минеральные удобрения — одна из глав­ных отраслей российской химической индустрии с годовым оборотом более 10 млрд долл. Более 70 % сосредоточе­ны в пределах Хибино­-Ловозерской минерагенической зоны Мурманской области. Суммарные запасы девяти месторождений составляют 447,5 млн т в пересчете на P2O5 при среднем содер­жании в рудах от 7,5 до 17,24 %. В пре­делах группы локализованы прогнозные ресурсы в количестве 15,3 млн т. Обеспеченность запасами ОАО «Апатит», которой принадлежат лицензии на осво­ение большей части запасов, в контурах открытой добычи составляет 15–40 лет, а в контурах подземной отработки — более 100 лет. Кроме того, в Мурманской области разведаны комплексные апатит-­магнетит­-бадделеитовые руды в карбо­натитах Ковдорского месторождения. Среднее содержание P2O5 составляет 6,6 %, запасы оцениваются в 97,6 млн т. К коре выветривания Ковдорского массива приурочены также апатит-­штаффелитовые руды, в которых содер­жание P2O5 выше и составляет 16,8 %, однако запасы их существенно меньше и оцениваются в 6,2 млн т. Кроме того, на флангах и глубоких горизонтах место­рождения прогнозные ресурсы оценива­ются в 56,1 млн т. В последние годы, в связи с благоприятной конъюнктурой на внутреннем и внешнем рынках, объем добычи фосфатов в Мурманской области возрастает. 

Уголь

Добыча угля в Арктике не превышает 2,5 млн т в год — около 0,003 % миро­вого производства. Добыча в Российском секторе ЦАП, включая Шпицберген, — около 62 %, оставшую­ся часть угля добывает шахта Узебели (Аляска США) (см. рис. 1). Доля добычи в российской Арктике, состав­ляет всего 0,03 % суммарного произ­водства в стране. Запасы и ресурсы угля в Арктике — незначительная доля в мировых запасах (около 1 %). В Российском секторе добыча угля сосредоточена в трех субъектах: Чукотском АО (шахта Нагорная и разре­зы Беринговского бассейна), месторождении Маломберовском (Таймыр) и Баренцбурге (Шпицберген). Общие запасы Беринговского каменноуголь­ного бассейна оцениваются более чем в 1 млрд т. К 2030 г. ежегодные объемы производства здесь могут составить 10–12 млн т высококачественного угля. 

Заключение

Несмотря на вековую историю гор­нодобывающих работ, недра Арктики содержат еще достаточное количество минерального сырья. Наибольшее зна­чение для горнодобывающей промыш­ленности в Арктике в настоящее время имеют Ni, Cu, MPG, Di, P2O5, Zn, Pb, Au, Ag, Fe­руды, Ti, и др.

Современное состояние МСБ твер­дых полезных ископаемых в Арктике вполне удовлетворительное и обеспе­чивает устойчивое развитие экономики стран в его пределах. Такую же оценку можно дать и по отдельным националь­ным секторам. Горнодобывающая про­мышленность, несмотря на экологичес­кие проблемы, имеет значительные перспективы развития практически во всех секторах Арктики и, в частности, на территории АЗР.

Несомненно, огромный потенциал еще не открытых месторождений АЗР заслуживает большего внимания кор­порации «Росгеология» и других рос­сийских и зарубежных геолого-разведочных и горнодобывающих компаний. Здесь возможно открытие нескольких новых крупных месторождений страте­гических видов минерального сырья. 

Добыча минерального сырья в Арктике может увеличиться в 1,5–2 раза, это позволяют имеющиеся активные запасы.  

1. Государственная программа РФ «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации на период до 2020 года».
URL:http://static.government.ru/media/files/GGu3GTtv8bvV8gZxSEAS1R7XmzloK6ar.pdf.
2. Mineral Commodity Summaries 2017. Reston, Virginia: U.S. Geological Survey, 2018. 202 p. Available at: https://doi.org/10.3133/70180197.
3. Государственный доклад «О состоянии и использовании минерально-сырьевых ресурсов Российской Федерации в 2016 и 2017 годах». М.: ФГБУ «ВИМС», 2018. 370 с.
4. Бортников Н.С., Лобанов К.В., Волков А.В. и др. Месторождения стратегических металлов Арктической зоны. Геология рудных месторождений, 2015. Т. 57. № 6. С. 479–500.
5. Волков А.В., Галямов А.Л. Перспективы горнодобывающей промышленности Гренландии // Арктика: экология и экономика. 2016. № 2 (22). С. 24–34.
6. Metallogeny and tectonic evolution of the Northern Fennoscandian Shield: Field trip guidebook / V. Juhani Ojala, Par Weihed, Pasi Eilu and Markku Iljina (eds.). Espoo: GTK, 2007. 98 p.
7. Lindholt L. Arctic natural resources in a global perspective // Chapter 3 in: The Economy of the North / Glomsr d S., Aslaksen I. editors. Oslo: Statistics Norway, 2006. P. 27–37.
8. Сидоров А.А., Волков А.В. Освоение ресурсных регионов (на примере Аляски и Чукотского АО) // Вестник РАН. 2008. № 10. С. 867–874.
9. Athey, J.E., Werdon, M.B. Alaska’s mineral industry 2016 // Alaska Division of Geological & Geophysical Surveys. Special Report 72. 2017. 65 p. http://doi.org/10.14509/29748
10. Athey J.E., Freeman L.K., Harbo L.A. Alaska’s Mineral Industry 2013 // Alaska Division of Geological & Geophysical Surveys. Special Report 69. 2014. 65 p. http://doi.org/10.14509/29748
11. Mineral Resources in the Arctic / Rognvald Boyd, Terje Bjerkg rd, Bobo Nordahl, Henrik Schiellerup (editors). Geological Survey of Norway. 2016. 484 p.
12. Додин Д.А., Иванов В.Л., Каминский В.Д. Российская Арктика — крупная минерально-сырьевая база страны // Литосфера. 2008. № 4. С. 76–92.
13. Щипцов В.В., Иващенко В.И. Минерально-сырьевой потенциал арктических районов Республики Карелия // Труды Карельского научного центра РАН. 2018. №2. С. 3–33.
14. Скляров Е.В., Карякин Ю.В., Карманов Н.С. и др. Минералы платиноидов в долеритах о. Земля Александры (архипелаг Земля Франца-Иосифа) // Геология и геофизика. 2016. Т. 57. № 5. С. 1058–1067.
15. Mineral Deposit Report. Kevitsa. GTK, 2018. 21 p.
16. Grant H.L.J., Layton-Matthews D., Peter J.M. Distribution and Controls on Silver Mineralization in the Hackett River Main Zone, Nunavut, Canada: An Ag- and Pb-enriched Archean Volcanogenic Massive Sulfide Deposit // Economic Geology. 2015. Vol. 110. no.4, рр. 943–982. DOI: 10.2113/econgeo.110.4.943.

Опубликовано в журнале "Золото и технологии" № 1/март 2019 г.


Правовое регулирование вывоза аффинированного драгоценного металла или сырья, содержащего драгоценные металлы, из Таможенного союза ЕврАзЭС
Шестисоткратное увеличение платежей за размещение недропользователями отходов добычи с 1 января 2020 года
Последние изменения в российском законодательстве о пользовании недрами
Особенности приобретения права пользования недрами
^ Наверх