28 Мая 2020, Четверг19:01 МСК
Курсы на 28.05.2020
70,55 -0,45
Au 1 718 +0,59%
Ag 17,97 +1,00%
77,99 -0,20
Pt 857,80 -2,49%
Pd 1 892 -4,36%

Основные тенденции развития МСК в зоне БАМ (Северное Забайкалье)

Забайкальский край — один из уникальных регионов Российской Федерации по своему ресурсному потенциалу, выгодной транспортной схеме, интегрированной в мировую систему коммуникаций. Для оптимального использования ресурсного потенциала Северного Забайкалья необходим комплексный подход к оценке перспектив промышленного развития, основанный не только на формировании минерально-сырьевого комплекса (МСК) региона, но и на состоянии транспортно-коммуникационных сетей (ТКС) территории. В статье выполнен анализ тенденций и направлений развития МСК стратегических металлов в зоне Байкало-Амурской магистрали (Северное Забайкалье). В результате пространственного анализа показано место Северного Забайкалья в ТКС России. Рассмотрены пути развития МСК Северного Забайкалья. Подготовлен ГИС-проект, включающий картографический материал и территориально-распределенную базу данных по МСК и ТКС Северного Забайкалья.

А.В. Волков главный научный сотрудник, заведующий лабораторией Геологии рудных месторождений  ИГЕМ РАН, д.г.-м.н.

Ключевые слова: Северное Забайкалье, Удокан, минерально-сырьевой комплекс, месторождения стратегических металлов, транспортная инфраструктура, ГИС-проект.

Введение

Важнейший элемент Стратегии освоения минерально-­сырьевой базы (МСБ) и формирования минерально-сырьевого комплекса (МСК) регионов Востока России — оптимальное использование имеющегося минерально-сырьевого потенциала. Для этого в обширном регионе необходимо выделить те территории, которые обеспечивают эффективное промышленное и социальное развитие экономики. Такие территории по существу могут стать новыми центрами экономического роста не только субъектов Дальневосточного федерального округа РФ, но и страны в целом. Новые горнорудные районы в последние годы становятся важнейшим элементом Стратегии освоения и воспроизводства МСБ регионов Востока России. Именно для развития МСБ, для детализации и расширения перспектив в этих регионах целесообразна в ближайшее время концентрация основных средств федерального бюджета и частных инвестиций [1].

Для экономики Российской Федерации состояние и развитие транспортно­-коммуникационных сетей (ТКС) имеет исключительное значение, поскольку наряду с другими инфраструктурными отраслями она обеспечивает базовые условия процветания общества, служит важным инструментом достижения социальных, экономических и внешнеполитических целей. ТКС — это важнейшая часть производственной инфраструктуры, а её развитие — одна из приоритетных задач государства [2–7].

В условиях глобального рынка перспективное промышленное развитие Восточных регионов определяется уникальностью минерально­-сырьевых инвестиционных проектов или доминирующим участием государства в их реализации. Система федеральных и региональных льгот могла бы нивелировать низкую привлекательность большинства инвестиционных минерально-сырьевых проектов в рассматриваемых регионах. Так, по данным официальной статистики, сегодня на выпуск единицы товарной продукции на Дальнем востоке страны расходуется энергии в 1,5 раза больше, чем в среднем по России, в 3 раза больше, чем в США и в 4,5 раза больше чем в Европе. В связи с этим дефицит инвестиций в МСК региона наблюдается даже в период высоких цен на сырье [8].

В настоящем статье выполнен анализ тенденций и направлений развития минерально-­сырьевого комплекса стратегических металлов в зоне Байкало-­Амурской магистрали (Северное Забайкалье). В соответствии с методическим подходом, предложенным ранее [2, 3], выполнен пространственный анализ ТКС России, показано место Северного Забайкалья в ТКС; рассмотрены пути развития МСК и ТКС Северного Забайкалья, территория которого расположена в зоне БАМ. В ходе подготовки материала изучены многочисленные отечественные публикации, а также данные сайтов Министерства природных ресурсов РФ, горнодобывающих и геологоразведочных компаний. Подготовлен ГИС-проект, включающий картографический материал и территориально­-распределенную базу данных по МСП и ТКС Северного Забайкалья.

Публикация продолжает серию статей ИГЕМ РАН выполненных в рамках проекта РФФИ­-РГО № 17­-05­-41067 «Геолого­-экономические факторы развития транспортно-коммуникационных сетей Сибири и Дальнего Востока (на примере крупных месторождений стратегических металлов)».

уровень состояния и развития ТКС. Рисунок составлен с использованием ГИС.

Рис. 1.  Распределение крупных и суперкрупных месторождений стратегических видов минерального сырья на территории России; уровень состояния и развития ТКС. Рисунок составлен с использованием ГИС.
Условные обозначения. Уровень состояния и развития ТКС: 1 — высокий; 2 — средний; 3 — низкий; Крупные месторождения стратегических видов минерального сырья: 4 — благородных металлов; 5 — медные (Cu-Mo-порфировые и др.); 6 — свинцово-цинковые; 7 — цветных металлов (Al, W, Sn и др.); 8 — РЗЭ; 9 — железорудных; 10 — радиоактивных металлов; 11 — районы экспедиций по проекту; 12 — локальные ТКС.

Пространственный анализ ТКС России

Выполненный анализ позволил экспертным путем ранжировать территорию РФ по состоянию и относительному уровню развития ТКС (рис. 1). Как показано на рисунке, всего на территории страны выделены три уровня развития ТКС: высокий, средний и низкий. Европейскую часть России, включая Южный и Центральный Урал (рис. 1), можно отнести к территории с высоким уровнем ТКС (первая группа). ТКС среднего уровня (вторая группа) частично обладают субъекты Уральского Федерального округа, а также Южной части Сибири и Дальнего Востока (рис. 1). К территории с низким уровнем ТКС (третья группа) можно отнести практически 50 % территории страны (рис. 1). Кроме того, на карте вынесены ареалы развития, так называемой «очаговой» ТКС, к которым отнесены: Норильский район Красноярского края, Чаунский район Чукотского АО и часть территории, охватываемой Колымской кольцевой автомобильной трассой в Магаданской области (рис. 1).

На территории Востока России, по геолого-­экономическим критериям отчетливо выделяются два географоэкономических пояса (Северный и Южный) [2–6], характеризующиеся разным уровнем развития ТКС (рис. 1) и соответственно инвестиционной привлекательностью минерально­-сырьевых проектов. В этих поясах наиболее привлекательны проекты, территориально расположенные на морском побережье и вблизи от автомобильных и железнодорожных магистралей, энергетической инфраструктуры.

Анализ материалов Дальневосточных и Забайкальских экономических форумов показывает, что надежды администраций субъектов ДФО и СФО связаны с глобальными проектами развития инфраструктуры — строительством «трансконтинентальной» железной дороги, вторым выходом БАМа к Тихому океану, развитием сети автомобильных дорог, трубопроводов, энергетики (рис. 2, с. 42) [2–6]. Предполагается, что в этом случае резко возрастет эффективность освоения всей имеющейся в этих регионах МСБ.

Альтернативным направлением в формирования ТКС, по нашему мнению, для освоения МСБ в новых горнорудных регионах может быть развитие «очаговой» инфраструктуры [8, 9]. Примеры последней — реализованные еще в советские годы Магаданская и Норильская очаговые ТКС (рис. 1), и развивающаяся в настоящее время Чаунская очаговая ТКС. Они заключаются в строительстве морского порта и в развитии подводящих к нему автодорог, связывающих порт с горнодобывающими предприятиями. Таким же путем в последние годы идут трансконтинентальные горнопромышленные корпорации, осваивающие крупные месторождения штата Аляски и Севера Канады, а также в сырьевых Южно­-Американских странах (Перу, Эквадор, Мексика, Чили). Например, всю продукции крупнейшего в мире полиметаллического рудника Ред Дог (штат Аляска), имеющего большое влияние на мировой рынок цинка, успевают вывезти в течение 3­х месяцев навигации в Чукотском и Беринговом морях [10].

Подобный подход — развитие очаговой ТКС, привязанной к БАМу и Транссибу, постепенно набирает обороты в Южном Сибирском экономическом поясе России [2]. Здесь ключевую роль играют узловые железнодорожные станции трансконтинентальных магистралей, к которым привязана локальная ТКС новых горнорудных районов.

Таким образом, важнейшая современная тенденция — развитие локальной «очаговой» ТКС в новых горнорудных районах зоны БАМ.

В соответствии со Стратегией развития железнодорожного транспорта РФ до 2030 г. [11] на территории Забайкальского края для развития инфраструктуры, стимулирующей разработку полезных ископаемых Кодаро-Удоканского кластера, планируется реконструкция железной дороги Чара-Чина с ответвлением на Удокан. Строительство железнодорожной линии Чара-­Апсадское для освоения месторождений зоны БАМа. Приаргунск­-Березовское, обход Читинского узла, Могзон-­Новый Уоян. Такие проекты в ближайшие годы будут осуществляться только по линии железнодорожного транспорта.

Строительство ветки Могзон-Озерное с выходом на Новый Уоян от Транссиба до БАМа вошло в крупнейший инфраструктурный проект комплексного развития Забайкалья. Проект разработан «Корпорацией развития Забайкалья», которая является одной из дочерних структур инвестиционно­финансовой компании «Метрополь». Первый этап строительства ветки был рассчитан на 2008– 2015 гг. (не реализован). Второй — на 2016–2030 гг. Продолжается реализация проектов по строительству дорог федерального значения — Чита-Забайкальск до границы с КНР, Чита-Хабаровск. Подъездов к населенным пунктам, расположенных вдоль дороги Чита­Хабаровск. Строительство других автомобильных дорог на территориях реализации инвестиционных проектов.

 Схема транспортной доступности (железнодорожный транспорт) территории Кодаро-Удоканского кластера  Северного Забайкалья

Рис. 2.  Схема транспортной доступности (железнодорожный транспорт) территории Кодаро-Удоканского кластера Северного Забайкалья

Планирование ТКС для развития МСК Северного Забайкалья 

Перспективное развитие минерально-­сырьевого комплекса России, как отмечалось в предыдущем отчете [2], связано с новыми горнорудными районами — центрами экономического развития (ЦЭР) регионов и субъектов РФ. Последние выделены на основе геолого-экономических данных [1].

В предыдущей публикации [2] мы показали, что инвестиции в ТКС — главный фактор развития минерально-сырьевого комплекса (МСК) во всем мире. Отсутствие необходимой ТКС служит главным препятствием для развития горнодобывающей промышленности. Неразвитость ТКС — непреодолимый барьер для быстрого освоения даже самых перспективных минерально-­сырьевых открытий в мире. Финансирование государством ТКС необходимо, чтобы облегчить текущие затраты горнодобывающих компаний на разведку месторождений и строительство рудников и, чтобы разблокировать огромный минерально-­сырьевой потенциал труднодоступных регионов. С другой стороны, минерально-сырьевой потенциал стратегических видов минерального сырья — главный фактор развития транспортно-­коммуникационных сетей [9].

В многочисленных публикациях показано, что реализация крупных проектов по освоению минерально-сырьевых ресурсов Северного (зона БАМ) региона ЗК позволит обеспечить значительный рост горно-­металлургического комплекса России, даст мощный стимул для социально-­экономического развития Забайкалья и выведет его из дотационного в донорский [12–14].

Для успешного осуществления этих проектов, на общегосударственном уровне, это, прежде всего, развитие государственно-частного партнерства (ГЧП) при создании региональной и межрегиональной ТКС (железные дороги, автодороги, связь) [2]. Понятие «государственно­-частное партнерство» (ГЧП) сегодня широко используется и в мире, и в России. ГЧП представляет собой альтернативу приватизации жизненно важных, имею щих стратегическое значение объектов государственной собственности. С одной стороны, усложнение социально­-экономической жизни затрудняет выполнение государством общественно значимых функций. С другой стороны, бизнес крайне заинтересован в новых высоколиквидных объектах в сфере недропользования для инвестирования. В предыдущей статье [2] детально рассмотрен пример успешного применения ГЧП в недропользовании — «Проект развития Восточного Забайкалья», где государство осуществляло строительство транспортной инфраструктуры, а ПАО «Норникель» взяло на себя строительство Быстринского ГОКа [15].


 Месторождения  Минерагеническая специализация
 1. Удоканское  Cu, Ag, Au, Pt
 2. Хадатканское  Cu, Ag, Au, Pt
 3. Кукугундинское  Cu, Ag, Au, Pt
 4. Ункурское  Cu, Ag, Au, Pt
 5. Рудный  Cu, Ni, Ag, Au, Pt, Pd
 6. Право-Ингамакитское  Cu, Ag, Au, Pt
 7. Красное  Cu, Ag, Au, Pt
 8. Бургалинское  Cu, Ag, Au, Pt
 9. Медведевское  Cu, Ag, Au, Pt
 10. Клюквенное  Cu, Ag, Au, Pt
 11. Апсатское  У (к)
 12. Читкандинское  У (к), Gas (Метан)
 13. Катугинское  Nb, Ta, Th, U, РЗЭ, Криолит
 14. Чинейское  Fe, Ti, V
 15. Голевский (Сакунское)  Al (syn)- калийные безхлорные удобрения
 16. Чарское  Fe
 17. Муруринское  Fe, Ti, Ap
 18. Южно-Сулуматское  Fe
 19. Нижнее-Сакуканское  Fe
 Кодаро-Удоканский кластер Cu, Fe, Ti, V, У(к), Nb, Ta, Th, U, Li, Ag, Al (syn), Ni, Au, Pt, Pd

Краткая характеристика МСК и ТКС Забайкалья

Забайкальский край — один из уникальных регионов Российской Федерации по своему ресурсному потенциалу, выгодной транспортной схеме (рис. 2, с. 42), интегрированной в мировую систему коммуникаций. И в то же время это дотационный регион. Здесь открыты десятки месторождений железных руд, титана, ванадия, золота, меди, цинка, свинца, угля, цеолитов, магнезитов; добывается практически 70 % российского урана, вольфрам, треть плавикового шпата, молибдена, каменный уголь. Однако проведенный анализ показывает, что в настоящее время лишь небольшая часть ресурсного потенциала края вовлечена в эффективное использование.

В советское время здесь интенсивно развивалась угольная промышленность, была возобновлена добыча на свинцово­цинковых месторождениях Приаргунья, началась добыча руд на молибденовых, вольфрамовых, оловянных, литиевых, танталовых, урановых и флюоритовых месторождениях. Успешно функционировали Приаргунский горно­химический и Нерчинский полиметаллические комбинаты, «Забайкалзолото», Первомайский, Забайкальский, Шерловогорский, Орловский, Жирекенский и Каланзуйский ГОКи. Однако в период «экономических реформ» в горной отрасли промышленности региона стали все сильнее проявляться негативные проблемы. Вся сырьевая база Забайкальского края (ЗК) была подготовлена в условиях советской регулируемой плановой экономики ведения народного хозяйства. Это предусматривало выпуск лишь промежуточной продукции (концентратов), которая отправлялась для более глубокой переработки в другие регионы СССР.

В постсоветский период нарушились традиционные связи между перерабатывающими предприятиями (часть из них осталось в ближнем зарубежье), резко возросли цены на энергоносители, оборудование и материалы, транспортные расходы на перевозку концентратов до заводов­потребителей. Эти причины значительно снизили экономическую рентабельность добычи руд в крае и, в частности, в зоне БАМ. В силу указанных причин, в последнюю десятилетку XX века большинство горных предприятий края остановилось. Учитывая, что они были градообразующими, остановка ряда из них до сих пор вызывает серьезные отрицательные явления в экономике края и напряжения в социальной сфере.

Важное место в транспортном сообщении региона играет железнодорожный транспорт. По территории края проходят Транссибирская и Байкало-Амурская железнодорожные магистрали (см. рис. 2 на с. 42). Через пограничную станцию Забайкальск осуществляется железно­дорожное сообщение с Китаем. В ЗК довольно развито автотранспортное сообщение.

Протяженность дорог общего пользования с твердым покрытием составляет 9,4 тыс. км. Сеть автомобильных дорог позволяет доставлять грузы практически в любую точку России, в сопредельные страны СНГ, а также в Китай и Монголию.

Регион расположен в центре наиболее короткого воздушного маршрута, связывающего Юго­-Восточную Азию с Европой и Америкой. Воздушные перевозки осуществляются в основном через два крупных гражданских аэропорта Забайкальского края. Один из аэропортов имеет статус международного, и его взлетно­-посадочная полоса позволяет принимать все типы воздушных судов. Край связан авиалиниями с Красноярском, Новосибирском и Иркутском. Протяженность судоходных внутренних водных путей — 880 км. Судоходными являются притоки Амура — Шилка и Ингода.

В комплексном освоении природных богатств и развитии производительных сил Северного Забайкалья особое место принадлежит зоне БАМ (рис. 2, с. 42). Эта магистраль открывает путь к крупным минеральным ресурсам ЗК (табл. 1) и в перспективе позволит преобразовать этот слаборазвитый регион, а также улучшить внешнеэкономические связи края с соседними субъектами РФ и со странами АТР [16]. БАМ обеспечил доступ к уникальному минерально-­сырьевому комплексу месторождений севера ЗК и соседних регионов РСЯ.

В 1950–1980 гг. были выделены крупные ассигнования на проведение геологоразведочных работ [17, 18] в упомянутом выше регионе, благодаря которым были открыты и разведаны ряд крупных и уникальных месторождений железа, цветных и редких металлов, угля, залежи сынныритов.

Перспективы освоения этих месторождений требуют создания единого самодостаточного территориального добывающего и перерабатывающего комплекса, являющегося центром экономического развития Забайкальского края — Кодаро-Удоканского кластера, автономного, подобно Норильскому району, чему способствует уже существующая инфраструктура транзитного характера (БАМ и ЛЭП), позволяющая ускорить ввод объектов в эксплуатацию. Освоение кластера потребует строительства ТЭЦ, необходимой для получения электролитической меди; своих стройиндустрии, ремонтного завода и объектов жизнеобеспечения. Кодаро-Удоканский кластер выделен на основе геолого­-экономических данных анализа схем промышленной и транспортной инфраструктуры, степени перспективности и подготовленности запасов, извлекаемой их стоимости, физико-­географических условий, сложившихся экономических связей в зоне БАМ Забайкальского края [1]. Его потенциал складывается из высокой прогнозной конъюнктуры на минеральное сырье (Cu, Fe, Ti, V и др.), что определяет темпы освоения минерально­-сырьевых ресурсов и стратегию геологоразведочных работ. Этот район – уникальный по насыщенности рудными объектами и объему запасов полезных ископаемых в них, вовлечение которых в промышленную эксплуатацию сдерживается только отсутствием необходимой инфраструктуры (табл. 1., рис. 2 на с. 42). В настоящее время в рассматриваемом регионе представлены несколько крупных недропользователей, занимающихся освоением основных месторождений кластера, упомянутых выше.

Кодаро­-Удоканский проект

С проблемой освоения зоны БАМа на севере ЗК тесно связан Кодаро-Удоканский проект горнопромышленного кластера (рис. 3, рис. 4 на с. 46) [1,16], включающий: освоение титано­-магнетит-­ванадиевого Чинейского месторождения, редкометального Катугинского месторождения и уникального Удоканского месторождения медистых песчаников, которое содержит около 30 % балансовых запасов меди в России, а также месторождений коксующих углей и агрохимического сырья. Разработка перечисленных месторождений не возможна без развития Мокского гидроузла на реке Витим и строительства Мокской ГЭС. Местоположение гидроэлектростанции на границе Республики Бурятия и Забайкальского края предопределяет включение в зону ее энергоподачи Читинской и Бурятской энергосистем. Мокский гидроузел — первая электростанция Витимского гидроэнергокомплекса. Последний, позволит Забайкальскому краю стать энергодостаточным при освоении месторождений Кодаро-­Удоканского кластера и не зависеть от перетоков электроэнергии с запада [16].

Медь — высоколиквидный товар, который используется при расчетах большинства товарных индексов. Цена меди определяется на биржевых площадках — COMEX (США) и LME (Лондон). Для развитых стран, достигших в большинстве своем уровня «металлонасыщенности», оцениваемого в настоящее время для меди в 11–14 кг/чел. в год [8], рост потребления металла условно принимается близким темпам роста населения нашей планеты (около 1 %). Анализ нынешней динамики потребления последних лет и прогнозы экспертов показывают, что указанная выше тенденция в целом сохраняется. С началом третьего тысячелетия произошел скачок в мировом потребление меди, который обусловлен резким ростом внутреннего потребления в Китае и Индии. Чтобы России достичь потребление меди уровня развитых стран мира и сохранить экспорт металла на достигнутом уровне, потребуется ввод всех более или менее значимых месторождений резервного фонда и вновь открытых объектов, в том числе и Удоканского месторождения на полную мощность [8].

Сегодня производство рафинированной меди в России сосредоточено в Норильском промышленном районе и на Урале. В связи с истощением запасов в последнем регионе и высокой конъюнктурой рынка меди необходима географическая диверсификация. Россия располагает уникальными возможностями для интенсивного развития медепере­рабатывающего производства за счет ввода в эксплуатацию ряда крупных месторождений, образующих так называемый «Большой медный треугольник», расположенный вблизи с границей Китая и Монголии. В Забайкальском крае в настоящее время ведутся геологоразведочные работы более чем на 10 месторождениях цветных металлов (входящих в Монголо-­Охотский металлогенический пояс), вовлечение в освоение которых, создаст благоприятные перспективы для создания крупной сырьевой базы меди. Объединение в территориально­-производственный комплекс позволит снизить общие затраты при освоении, а также сформировать единую инфраструктуру.

 Доля запасов основных видов полезных ископаемых Кодаро-Удоканского кластера в % от общих запасов по России

Рис. 3.  Доля запасов основных видов полезных ископаемых Кодаро-Удоканского кластера в % от общих запасов по России

Зона БАМ — практически единственная кладовая разведанных и экономически доступных месторождений стратегических видов минерального сырья [17–22]. В связи со все возрастающим спросом на внутрироссийском и мировом рынках на минерально-­сырьевые ресурсы, перечисленные выше, возникает необходимость в разработке резервных месторождений, и прежде всего расположенных на территориях, прилегающих к БАМу, где первоочередными являются месторождения Кодаро­-Удоканского кластера. Запасы большой группы полезных ископаемых в нем составляют значительную часть общероссийских (рис. 4, с. 46). По стоимости разведанных полезных ископаемых этот участок БАМа сопоставим с крупнейшими горнорудными регионами мира [1]. Кроме того, имеются значительные перспективы увеличения запасов меди, железа, угля, газа, титана, ванадия, тантала, ниобия, редкоземельных элементов, циркония, благородных металлов, алюмокалиевого сырья. По данным [17–22], созданы все предпосылки выявления новых месторождений хромитов, апатитов, графита, молибдена, вольфрама, благородных металлов, не исключена возможность обнаружения промышленных скоплений алмазов. Освоение этого потенциала позволит решить целый ряд сырьевых проблем страны и обеспечить в значительных объемах экспортные поставки в страны Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) [16].

Уникальное скопление большого количества стратегических полезных ископаемых создает благоприятные предпосылки для формирования Кодаро­-Удоканского горнопромышленного кластера, объект лидер которого — Удоканский горнометаллургический комбинат на базе запасов уникального одноименного месторождения меди (20 млн т при среднем содержании меди 1,5 %). Отметим, что своим положением (рис. 4) на севере бывшей Читинской области, БАМ во многом обязан именно Удоканскому гиганту. Ресурсный потенциал Удоканского месторождения оценивается в более чем 25 млн т меди. [23]. Удоканское медное месторождение находится на территории Каларского района Забайкальского края в 30 км от станции Новая Чара Байкало-­Амурской магистрали. С вводом в действие этого предприятия будет создан новый мировой центр медедобывающей отрасли, способный длительное время поставлять медь на мировой рынок. Сырьевой базой этого центра, кроме Удоканского месторождения, будут месторождения медистых песчаников Ункурское, Бурпалинское, Красное, Клюквенное, Право-Ингамакитское и др., и меденосных габброидов Чинейского, Луктурского и других массивов, общие запасы и прогнозные ресурсы которых сопоставимы с таковыми Удоканского месторождения [24]. Удоканское месторождение — фактически серебряно­-медное, где в качестве попутного компонента присутствует золото. Благороднометалльная специализация типична и для других месторождений кластера, которые являются медь­-золото­-серебряными, со сложным составом руд: Cu­ Au­ Ag­ Pt­ Pd­ Rh­ Se­Te (Правоингамакитское, Ункур, Красное, Бурпала и другие) [24].

Следующим важным объектом ТПК является Чинейское месторождение железо­-тиган­-ванадиевых руд. Запасы этого месторождения, разведанные только на одном участке (1 млрд т руды, а в целом по Чинейскому массиву — 30 млрд т [24]), обеспечат на весьма длительный срок рентабельное функционирование крупного Чинейского ГОКа, поставку продукции на металлургические предприятия по выпуску высококачественной легированной стали, в том числе и на экспорт. Отметим, что магматические месторождения Чинейского массива характеризуются максимальным набором элементов, имеющих практическое значение — Cu, Co, Ni, Au, Ag, Pt, Pd, Rh, Se, Te, Fe, Ti, V и другие [24].

Схема месторождений
Рис. 4.
  Северное Забайкалье — одна из богатейших природно-ресурсных кладовых России [по 23 с изменениями]

С Апсатским и Читкандинским каменноугольным месторождениями связываются перспективы создания нового в стране сырьевого центра коксохимической отрасли и тепло-энергообеспечения базовых и вспомогательных предприятий региона. Апсатское месторождение расположено в очень сложных условиях в горах хребта Кодар. Общие ресурсы коксующихся марок месторождения оцениваются в 2,2 млрд т, балансовые запасы угля — 976 млн т. Запасы коксующихся углей марок «Ж» и «ГЖ» по категории С1 составляют 178,7 млн т, по С2 — 240,8 млн т, запасы газа в угольных пластах месторождения — до 55 млрд м3 метана [25]. 50 млн т угля можно добывать открытым способом. В планах компании — добывать на Апсате к 2018– 2020 гг. до 6–8 млн т коксующегося угля. Ежегодная добыча метана планируется в объемах 1,5 млрд м3, что весьма значимо, если учесть, что годовая потребность Забайкальского края в газе оценивается в 6–7 млрд м3 [26].

Продукцией Катугинского ГОКа на базе Катугинского комплексного редкоземельного месторождения будут тантал­ниобиевый (пирохлоровый), циркониевый, редкоземельный (иттриевый и цериевый), криолитовый и кварц­-полевошпатовый концентраты. Катугинское месторождение расположено в 60 км от Удоканского и в 80 км к югу от БАМа. Представлено рудоносными (редкометалльными) докембрийскими щелочными метасоматитами. Площадь рудной залежи в плане 2,8 км2. Разведанные запасы руды 774 млн т; тантала — 180, ниобия — 2749, криолита — 2024,42; урана — 15,05; ΣTR2O3 — 665,27, циркония — 9607 тыс. т [27]. Содержание тантала 0,025, ниобия 0,39, циркония 1,54, урана 0,1, тория 0,02, криолита 2,35 % (Na3AlF6) [28]. На базе месторождения возможно создание высоко-рентабельного горно­-обогатительного предприятия производительностью 3–5 млн т руды в год с быстрой окупаемостью капиталовложений [27, 28].

Совместная комплексная переработка алюмокалиевых руд (сынныригов) Голевского и апатитовых руд Ханинского месторождений позволит создать в Северном Забайкалье центр по производству безхлорных калийфосфорных удобрений, глинозема, цемента, калийной селитры и другой разнообразной продукции.

Дальнейшее развитие кластера связано с освоением запасов Чарской группы месторождений железистых кварцитов и соседних месторождений Республики Саха-­Якутия (почти 5 млрд т) предполагается строительство двух крупных ГОКов, продукцией которых будет железорудный суперконцентрат с содержанием железа 72 %, пригодный для производства металлизированных окатышей и порошковой металлургии [14].

Таким образом, по данным администрации Забайкальского края, реализация Кодаро­-Удоканского проекта в зоне БАМа обеспечит создание 80–85 тыс. рабочих мест, а также грузооборот на уровне 20–25 млн т/год.

Учитывая масштабность такого проекта, освоение месторождений целесообразно проводить в рамках государственно­частного партнерства (ГЧП), в котором государство инвестирует средства в строительство объектов транспортной и энергетической инфраструктуры, а недропользователь — в освоение месторождений [23]. Возможны также и другие варианты партнерства. Взаимодействие государства и частного инвестора позволит организовать полный цикл производства рафинированной меди в восточных регионах России — от добычи меднорудного сырья до его глубокой переработки на медеплавильном заводе. Строительство новых медеперерабатывающих производственных мощностей в этом регионе повысит бюджетную эффективность страны за счет увеличения глубины переработки медного сырья на территории России (увеличение налогооблагаемой базы). В рамках механизма ГЧП будет создан эффективный комплексный проект, в котором государственные средства инвестиционного фонда выступят катализатором привлечения инвестиций в слабо развитый Забайкальский регион. Совместная отработка всех медных месторождений Забайкальского края в рамках единого производственного комплекса, будет иметь больший синергетический эффект по сравнению с вариантом, когда каждый отдельный проект реализуется как самостоятельное предприятие.

Создание объектов инфраструктуры в Северном Забайкалье даст старт освоению Удоканского, Чинейского и Апсатского месторождений, позволит приступить к реализации целого ряда других проектов [23].

Железные дороги. Реконструкция (расширение) железнодорожной станции Новая Чара, строительство железнодорожной станции в районе разъезда Кемен. Для обеспечения строительства и эксплуатации Удоканского ГОКа необходимо полностью восстановить движение на ветке ст. Новая Чара– Чина (72 км) и построить (ориентировочно с разъезда 34 км) заход (30 км) до станции Удокан. Строительство железной дороги Новая Чара–Апсат (60 км). Трассы характеризуются весьма сложными условиями строительства, только на отрезке до станции Удокан, требуется построить 4 моста. Увеличение пропускной способности БАМ будет достигнуто путем реализации инвестиционного проекта ОАО «РЖД» по модернизации железнодорожной инфраструктуры БАМа и Транссиба.

Автодороги. Необходима реконструкция автодороги Таксимо– Куанда–Н.Чара (240 км). Реконструкция автодороги Таксимо–Бодайбо (215 км). Кроме того, для обеспечения работы ГОКов и эксплуатации необходимо построить не менее 120–150 км подъездных дорог с твердым и гравийным покрытием.

Связь. В районах месторождений кластера в настоящее время все виды связи отсутствуют. Необходимо «с нуля» развивать телефонную, телеграфную, факсимильную, мобильную и спутниковую связь, необходимые в процессе строительства и эксплуатации месторождения, обеспечения потребностей населения.

Также требуется: реконструкция аэропорта Чара и строительство инфраструктуры поселка Чара. 

Проблемы Кодаро-Удоканского проекта

В настоящее время, среди перечисленных выше месторождений проекта, разрабатывается только одно Апсатское месторождение — одно из крупнейших в России по запасам коксующихся углей. В 2011 г. новым владельцем месторождения стало ОАО «СУЭК» [25]. В настоящее время на Апсатском месторождении построен угольный разрез, который расположен примерно в 40 км от Байкало-Амурской магистрали. В 2012 г. были добыты и вывезены первые 126 тыс. т каменного угля. В 2013 г. добыча коксующегося угля на разрезе Апсатский, который входит в состав ОАО «СУЭК (Забайкальский край)», увеличилась до 651 тыс. т. В 2014 г. было извлечено свыше 1 млн т каменного угля. Уголь поставляется в страны АТР, а также российским металлургическим комбинатам. Основные потребители апсатского угля — Япония и КНР. В планах компании, как уже отмечалось выше, — добывать на месторождении к 2018–2020 гг. до 6–8 млн т коксующегося угля [25]. Однако в 2017 г. добыто всего 0,7 млн т. Правительством Забайкальского края в 2013 г. принято решение о присвоении Апсатскому месторождению статуса краевого инвестиционного проекта. Кроме того, оно вошло в перечень инвестиционных проектов, планируемых к разработке в «Программе развития угольной промышленности России на период до 2030 г.», и включено в государственную программу РФ «Социально-­экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона». Объем инвестиций по проекту может составить более 31,3 млрд руб., из которых инвестиции собственника — 17,3 млрд руб., федерального бюджета — 14 млрд руб. [25].

В связи с высокой газоносностью угольных пластов при разработке Апсатского месторождения будут применяться передовые отечественные и зарубежные технологии по промышленной добыче и утилизации метана на угольных шахтах. Планируется строительство обогатительной фабрики, железной дороги до БАМа, объектов энергетики, реконструкция и модернизация муниципальных и региональных объектов транспортной и инженерной инфраструктуры, создание примерно 2,5 тыс. рабочих мест [25].

Как отмечалось выше, объект лидер Кодаро­-Удоканского кластера — крупнейшее в РФ Удоканское медное месторождение, вся история освоения которого на протяжении последних 67 лет состоит главным образом из переноса дат, пересмотра документации, пересчета запасов и передачи лицензий. Отчет о запасах Удокана был утвержден ГКЗ СССР еще в 1981 году. Нынешняя попытка реанимировать Удоканский проект, предпринимаемая «Байкальской горной компанией» холдинга «Металлоинвест» — четвертая, с момента открытия месторождения.

Россия, в отличие от СССР, может столкнутся с дефицитом меди. С другой стороны, возник новый очень бы стро растущий рынок — страны АТР и, прежде всего, Китай. В 2017 году на страны АТР пришлось порядка 50 % мирового потребления рафинированной меди [29]. Таким образом, возникла ситуация потенциально высокого спроса как внутри России, так и извне, причем внешний рынок сбыта территориально близок к Забайкалью и Удоканскому месторождению.

Хотя Удокан по запасам и ресурсам — третье из неосвоенных месторождений в мире, но оно достаточно бедное по меди и сложное по химическому составу [30]. Помимо вещественного состава и геологических особенностей, риски освоения Удокана, связаны еще с сопутствующими условиями — это и высотой около 2000 м, и сейсмо-опасностью (в этом районе сила землетрясений может достигать 7–9 баллов), вечной мерзлотой и с зимними температурами до ­50 °C. Прежние планы освоения Удокана предусматривали, что на первой стадии производство будет заключаться в обогащении руды до медного концентрата, для последующего экспорта в страны АТР. Однако ТЭО показало, что торговля концентратом экономически неэффективна, т.к. потребует значительных затрат на транспортировку и развитие ТКС.

Помимо состава руд, масштаба и отсутствующей инфраструктуры, освоение Удокана осложняется еще и кадровым вопросом — строительство потребует привлечения порядка 4 тыс. человек, примерно такое же количество персонала (причем квалифицированного) необходимо для работы предприятия. Лицензией на право пользования недрами Удоканского медного месторождения (ЧИТ 14956ТЭ) с 23 июня 2010 года владеет ООО «Байкальская Горная Компания» (БГК), которая до декабря 2015 года входила в состав ГК «Металлоинвест» [31]. Согласно условиям конкурса на право разработки Удоканского месторождения, БГК должна была начать строительство горнодобывающего предприятия в конце 2013 года, а в 2016 уже начать добычу. Однако БГК неоднократно переносила сроки освоения. В апреле 2014 года министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской в интервью ТАСС сообщил, что правительство РФ разрешило перенести срок начала эксплуатации Удоканского месторождения на 2020 год, а срок выхода горно­-металлургического комбината на полную мощность — на 2024 год. [32].

В феврале 2014 года международная инжиниринговая компания «Fluor» при участии компаний «SRK Consulting» и «KnightPiesold» завершили разработку международного ТЭО проекта освоения Удоканского месторождения меди. Для определения оптимального расположения объектов будущего горно­-металлургического комплекса на месторождении проведены инженерно­-геологические изыскания. [31].

На 1 января 2018 года на месторождении уже проведены геологоразведочные работы, полупромышленные испытания на опытно­промышленном комплексе (ОПК), а также выполнены лабораторные исследования. На основе технико­экономических расчетов и металлургических испытаний составлены и утверждены ТЭО проекта и технологический регламент переработки руды. Согласно проекту производительность первой очереди ГМК — 12 млн т руды в год (130 тыс т меди), второй — 36 млн т (474 тыс. т). На выходе будут получать медные катоды класса «А» по классификации ЛБМ и сульфидный концентрат с 45 % содержанием меди [31].

С 1 января 2018 года компания приступила к проектированию производственной инфраструктуры Удоканского ГМК. Как сообщило электронное издание «Ведомости» со ссылкой на данные ВЭБа, общие инвестиции на развитие первого этапа проекта Удоканского медного месторождения составляют около 238 млрд руб. [31]. На эти средства планируется осуществлять строительство инфраструктуры и ГМК. Следует отметить, что к настоящему времени сроки выполнения мероприятий последнего, принятого БГК плана освоения Удокана, судя по отчету компании, соблюдаются.

Среди многочисленных медных сателлитов Удокана, внимание инвесторов привлекло месторождение Ункурское, расположенное в 15 км восточнее пос. Новая Чара и в 5,5 км от БАМа. В 2017–2018 гг. канадская компания «Azarga Metals Corp» (лицензия принадлежит компании ТуваКобальт, дочки «Azarga Metals Corp») переопробовала старые канавы на месторождении и пробурила 4580 скважин (16 скважин) по профилям по сети 200х300 м [33]. Компания «Tetra Tech» в марте 2018 г. на основе полученных в результате ГРР данных провела переоценку минеральных ресурсов месторождения: категория «Inferred» — 62 млн т, руды со средними содержаниями меди 0,53 % и серебра 38,6 г/т, запасы металла — меди 328 тыс. т, серебра — 2391 т. На основании полученных данных компания планирует детальную разведку месторождения.

С 1991 года осваивается Чинейское титан­-магнетит-­ванадиевое месторождение горно­-металлургическим предприятием «Забайкалстальинвест». С 2003 года через управляющую компанию «СоюзМеталлРесурс» оно входит в «Базовый элемент». С 2003– 2010 гг. в проект освоения месторождения было вложено более тридцати миллионов долларов [34]. Восстановлен и почти заново отстроен вахтовый посёлок со всей инфраструктурой. Пробурено несколько км разведочных скважин, проложено 15 км подъездных автодорог, подготовлен первый карьер. Переоценены запасы первоочередного участка Рудный — до 90 млн т Cu­Ni­MPG руды. Сформирован рабочий коллектив в 350 чел. И, развитие проекта было «заморожено». Вот уже 8 лет «Забайкалстальинвест», по­видимому, готовится к следующему этапу. Отметим, что декларированные в планах компании «СоюзМеталлРесурс» сроки строительства обогатительных фабрик на участке Рудном (2012 г.) и участке Магнитном (2016 г.) — сорваны. А ведь прежде всего под освоение этого объекта в рамках Госбюджета построена железная дорога Чара­Чина­Карьерная, которая ржавеет с 2001 года, а ряд участков засыпаны камнепадами. В 2014 г. проектный институт «Востсибтранспроект» подсчитал, что для восстановления этого подъезда к Чине требуется около 12 млрд руб. — на 4 млрд руб. больше, чем было вложено в первичное строительство [34].

Лицензией на Катугинское редкометалльное месторождение владеет компания ООО КБ «Акрополь» [35]. По данным компании, к 2014 г. на месторождении была проведена доразведка основных блоков, запасы утверждены в ГКЗ. Изучен потенциал рыхлых отложений (как первоочередной объект промышленного освоения). Получен циркониевый концентрат хорошего качества. Подготовлено предбанковское ТЭО. Проведены полупромышленные испытания, которые показали высокие технологические результаты обогатимости руд и химико-­металлургические показатели переработки концентратов. В связи с тем, что на сегодняшний день в России нет разделительного производства для таких концентратов, ООО КБ «Акрополь» провела ряд переговоров с организациями и предприятиями Казахстана о возможности переработки концентрата. Таким образом, месторождение разведано и подготовлено к разработке. Однако дальнейшее освоение было приостановлено в связи с отсутствием инвестиций.

Заключение

Актуальность освоения объектов Кодаро­-Удоканского кластера в Северном забайкалье не вызывает сомнений. Анализ МСБ показывает, что крупнейшие комплексные месторождения Кодаро-­Удоканского кластера могут разрабатываться с высокой экономической эффективностью. Они занимают важное место в обеспечении экономического развития Российской Федерации в целом. Ввод в эксплуатацию только одного Удоканского месторождения, по данным администрации Забайкальского края, позволит компенсировать дотации из федерального бюджета в экономику края, решить вопросы необходимой загрузки БАМа и обеспечить значительный прирост общего промышленного производства регионов Урала и Сибири. При введении в эксплуатацию Катугинского месторождения будет полностью удовлетворена потребность Российской промышленности в танталовой, ниобиевой, циркониевой и редкоземельной продукции. Уголь из Апсатского и Читкандинского месторождений кластера может использоваться как на соседних регионах РФ, так и экспортироваться в страны АТР. Комплексная безотходная переработка Голевских сынныритов с получением ассортимента продуктов повышенного спроса: калийных и сложных удобрений, глинозема, коагулянта, кремнезема, стройматериалов и др. обеспечит высокую эффективность кластера. Кроме разведанных и подготовленных к промышленному освоению объектов, на территории Северного Забайкалья известно несколько перспективных площадей (Олондинский трог и др.), в пределах которых в результате проведения ГРР возможно существенное развитие МСБ региона и наполнение ее новыми видами высоколиквидных и остродефицитных полезных ископаемых, таких как алмазы, золото, редкие металлы.

Следует отметить, что Правительство Забайкальского Края возлагает на проект развития Удоканского месторождения большие надежды. Стабильное функционирование предприятия позволит обеспечить рабочие места для 14–15 тыс. человек [23]. Кроме этого, будет существенно модернизирована ТКС, увеличится объем налоговых платежей в региональный бюджет, реализуются социальные программы по развитию малых народностей и местных промыслов. По мнению ряда экспертов, откладывать разработку месторождения нельзя, поскольку это может негативно отразиться на экономической безопасности страны. Удоканское месторождение сможет обеспечить потребности промышленности РФ и экспорта в течение, как минимум, полувека. В противном случае возникает угроза ухудшения социально-­экономического положения регионов Забайкалья.

Освоение крупных месторождений обеспечит загрузку БАМ, послужит развитию портов Приморского края. Масштабное строительство железных и автомобильных дорог позволит создать устойчивое наземное сообщение с самыми крайними восточными территориями России. Для комплексного развития региона БАМа необходимо, прежде всего: активизировать геологоразведочные работы на данной территории; обеспечить координацию и взаимодействие федеральных и региональных органов исполнительной власти с недропользователями для координации и осуществления мероприятий по созданию инфраструктуры для освоения природных ресурсов региона и развития добывающих и обрабатывающих производств.


Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РФФИ­РГО № 17­0541067 «Геолого-­экономические факторы развития транспортно­-коммуникационных сетей Сибири и Дальнего Востока (на примере крупных месторождений стратегических металлов)». 

Литература:

Литература1.  Михайлов Б.К., Петров О.В., Кимельман С.А. и др. Богатство недр России. Минерально-сырьевой и стоимостный анализ / Минприроды РФ, Роснедра, ФГУП «ВСЕГЕИ». Изд. 3-е, доп. С-Пб: Изд-во ВСЕГЕИ, 2008. 483
2.  Бортников Н.С., Петров В.А., Волков А.В. и др. Геолого-экономические факторы развития транспортно-коммуникационных сетей Сибири и Дальнего Востока (на примере крупных месторождений стратегических металлов) / Отчет о выполнении НИР по договору № 09/2018/РГО-РФФИ от 12 июля 2017 г. М.: ИГЕМ РАН, 2018. 156 с.
3.  Волков А.В., Галямов А.Л. Минерально-сырьевой потенциал, как основа для развития транспортно-коммуникационных сетей (Начало) // Золотодобывающая промышленность. 2017. № 4 (82). С. 8–12.
4.  Волков А.В., Галямов А.Л. Минерально-сырьевой потенциал, как основа для развития транспортно-коммуникационных сетей (Прод.) // Золотодобывающая промышленность. 2017. № 5 (83). С. 13–22.
5.  Волков А.В., Галямов А.Л. Минерально-сырьевой потенциал, как основа для развития транспортно-коммуникационных сетей (Прод.) // Золотодобывающая промышленность. 2017. № 6 (84). С. 22–42.
6.  Волков А.В., Галямов А.Л. Минерально-сырьевой потенциал, как основа для развития транспортно-коммуникационных сетей (Окон.) // Золотодобывающая промышленность. 2018. № 1 (85). С. 27–32.
7.  Волков А.В., Галямов А.Л. Геолого-экономические факторы развития транспортно-коммуникационных сетей (ТКС) Сибири и Дальнего Востока // Золотодобывающая промышленность. 2018. № 2 (86). С. 37–42.
8.  Волков А.В., Сидоров А.А. О развитии минерально-сырьевого комплекса России // Вестник РАН. 2015. Т. 85. № 4. С. 351–358.
9.  Волков А.В., Сидоров А.А. Экономическое значение эпитермальных золото-серебряных месторождений // Вестник РАН. 2013. Т. 83. № 8. С. 27–37.
10.  Athey J.E., Werdon, M.B. Alaska’s Mineral Industry 2016 // Alaska Division of Geological & Geophysical Surveys Special Report 72. 2017. 65 p. www.doi.org/10.14509/29748
11.  Стратегия развития железнодорожного транспорта в РФ до 2030 года. www.mintrans.ru/documents/2/1010 documents/2/1010
12.  Петухов В.М., Сайтов Ю.Г., Харитонов Ю.Ф. и др. Состояние и перспективы развития минерально-сырьевого комплекса Читинской области // Ресурсы Забайкалья. Спец. выпуск. Чита: ЗабНИИ, 2002. С. 4–11.
13.  Чечеткин B.C., Рутштейн И.Г., Фомин И.Н. и др. Развитие минерально-сырьевой базы Читинской области // Географические проблемы изучения хозяйства Читинской области. Чита: Забайк. фил. Геогр. о-ва СССР, 1987. С. 55–61.
14.  Бахрамов Х.С., Чечеткин В.С., Чабан Н.Н., Харитонов Ю.Ф. Минерально-сырьевые ресурсы как основной фактор развития экономики забайкальского края // Вестник ЧитГУ. 2011. Т. 70. № 3. С. 11–16.
15.  Панорама Быстринского ГОКа. www.nornickel.ru/careers/bystrinskoye/
16.  Аганбегян А.Г. Перспективы хозяйственного освоения зоны БАМ и проблемы Удокана // Удокан: экономико-географическиепроблемы освоения. Новосибирск: Наука, 1987. С. 5–9.
17.  Юргенсон Г.А., Чечеткин B.C., Асосков В.М. Геологические исследования и горнопромышленный комплекс Забайкалья. Новосибирск: Наука, 1999. 574 с.
18.  Асосков В.М., Чабан Н.Н. Основные результаты региональных геологических исследований // Разведка и охрана недр. М.: Недра, 2000. №1. С. 18–21.
19.  Архангельская В.В., Быков Ю.В., Володин Р.Н. Удоканское медное и Катугинское редкометалльное месторождения Читинской области России. Чита: ЧитГУ, 2004. 520 с.
20.  Чечеткин B.C., Асосков В.М., Воронова Л.И. Минерально-сырьевые ресурсы Читинской области. Чита: Читагеолком, 1997. 127 с.
21.  Чечеткин B.C., Харитонов Ю.Ф. Геолого-экономическая оценка и перспективы освоения Читинского участка зоны БАМ // Разведка и охрана недр. М.: Недра, 2000. № 1. С. 12–18.
22.  Чечеткин B.C., Федоров В.П., Харитонов Ю.Ф. и др. Сырьевая база угольной промышленности Читинской области // Ресурсы Забайкалья. Спец. выпуск. Чита: ЗабНИИ, 2004. № 3(17). С. 14–26.
23.  Варичев А.В. Комплексное развитие северного Забайкалья: потенциал, проблемы и перспективы //  VII Байкальский экономический форум (13 сентября 2011 г.). www.myshared.ru/slide/298618/
24.  Гонгальский Б. И. Месторождения уникальной металлогенической провинции Северного Забайкалья. М.: Изд ВИМС, 2015. 248 с.
25.  Плакиткина Л.С. Анализ и перспективы развития добычи угля на период до 2035 года в Забайкальском крае // «Горная Промышленность» 2015. № 6 (124). C. 26-27.
26.  Что может дать Забайкалью Апсат? www.sm-news.ru/news/analitika/chto-mozhet-dat-zabaykalyu-apsat
27.  Задорожный В.Ф., Быбин Ф.Ф. Удоканское месторождение в стратегии освоения севера Забайкалья // Геология и минерально-сырьевые ресурсы Сибири 2012. № 3 (11). С. 90–94.
28.  Скурский М.Д. Недра Забайкалья. Чита, 1996. 692 с.
29.  Mineral commodity summaries 2018. Reston, Virginia: U.S. Geological Survey, 2018. 200 р.
30.  Несгибаемый Удокан, или Вскрыша медной горы. www.interfax.ru/business/224375
31.  Официальный сайт ООО «Байкальская горная компания». www.bgk-udokan.ru
32.  Правительство РФ перенесло сроки начала добычи на Удокане на 4 года до 2022 года // ИА ТАСС от 15 апреля 2014 года. www.tass.ru
33.  Hirst, J. Simpson, R. Technical Report and Mineral Resource Estimate for the Unkur Copper-Silver Project, Kodar-Udokan, Russian Federation. Azarga Metals Corp. 2018. 94p.
34.  Чинейское месторождение останется неразработанным? www.metalbulle-tin.ru/publications/3652/
35.  Обзор рынка фтористых солей алюминия в СНГ //INFOMINE Research Group www.infomine.ru

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 4 (46)/декабрь 2019 г.

Риски переоформления лицензии на право пользования недрами в процедуре банкротства
Приостановка права пользования недрами
Легальная отработка техногенных месторождений предшественников
О правовом статусе квоты на поставку минерального сырья
^ Наверх