20 мая 2024, Понедельник03:21 МСК
Вход/Регистрация

Нужна ли России россыпная золотодобыча?

Золото, всегда бывшее высоколиквидным товаром, с началом СВО на Украине стало вдруг в России неликвидным — западные страны ввели запреты на все операции с российским золотом. Особенно сложная обстановка сложилась для большинства небольших приисков и старательских артелей, у которых себестоимость производства выше, чем у предприятий на рудной добыче. С укреплением рубля затраты на производство золота превысили цену, установленную Центробанком России. К этому добавились 15-процентные дисконты к мировым ценам, введённые ЦБ и коммерческими банками. В течение всего 2022 года в стране царила полная неопределённость с судьбой россыпной золотодобычи, активнее зазвучали голоса, требующие запретить добычу золота из россыпей. 

П.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России,  ветеран Крайнего СевераП.Д. Луняшин — советник председателя Союза старателей России, ветеран Крайнего Севера.




Чтобы ответить на вопрос, что значит для нашей страны россыпная золотодобыча, обратимся для начала к истории.

Краткая история российской золотодобычи

Первые сведения о наличии на территории современной России месторождений золота относятся еще к пятому веку до н.э. Древнегреческий историк Геродот, основываясь на свидетельствах путешественников, указывал, что «в Рифейских (Уральских) горах есть золото в огромных количествах». Тем не менее начало массовой золотодобычи было положено гораздо позже, через 23 столетия.

золото крошки.jpg

Многими богатствами тогда славилась земля русская, но только не золотом. В течение столетий Россия покупала золото у иностранцев и отдавала все, чем славилась (пушнину, скот, пшеницу, мед и др.), за драгоценный металл. С ростом государства и расширением торговли все острее была нужда в «денежном» металле. Начало поискам золота положил киевский князь Владимир ещё в Х веке. Драгоценный металл искали старательно и упорно, но безуспешно целые столетия, и только при Петре I Россия начала добывать своё золото. Переломный момент наступил, когда в 1714 г. нашли способ извлекать золото из серебряной руды. Случилось это на Нерчинских рудниках в Забайкалье, а первооткрывателем стал рабочий Иван Макеев. Добыча золота из комплексных руд была дорогой и малопроизводительной, но это было лучше, чем ничего. В год при обработке золотистого серебра получали всего 1–2 пуда золота.

Много лет прошло, пока на территории России не обнаружились золотые месторождения. Первую залежь рудного золота нашёл на Урале в 1745 г. крестьянин Ерофей Марков. Уже в 1747 г. здесь был открыт первый рудник. Постепенно выяснилось, что здесь располагается уникальное месторождение мирового класса — Березовское, которое вошло в геологические учебники всех стран мира. Его отличало необычайно высокое содержание золота: 450 г/т. Оно отрабатывается и поныне. К концу XVIII века на Урале в верховьях бассейна реки Исети было выявлено 140 золоторудных участков, разработкой которых занимались десятки золотых рудников. Но все это золото было рудное — его получали в небольших количествах за счет разработки золотосодержащих руд. Для нужд государства этого было катастрофически мало.

История золотодобывающей промышленности во всех странах и во все времена начиналась с находки и разработки россыпных месторождений с постепенным увеличением рудной добычи. В среднем в XIX веке доля россыпей составляла 64,3 %, а в XX веке из россыпей было добыто только 16,3 % золота.

золото камни.jpg

Российская золотая промышленность является исключением из этого правила. Здесь поначалу обнаружили и начали разрабатывать рудные месторождения, а до открытия россыпного золота России пришлось пройти долгий и трудный путь. В своё время ещё Пётр I требовал искать россыпное «песошное» золото. В дальнейшем великий русский учёный М.В. Ломоносов неоднократно высказывал мысль о необходимости поисков россыпного золота. Однако основные поиски были направлены на рудное, «горное» золото. К разведке и опробованию подходили с теми же мерками, что и к рудному золоту — пески пробовали обогащать как руду: их толкли, в результате чего россыпное золото переизмельчалось, и уловить его в дальнейшем становилось невозможным.

Знаменательной датой в истории российской золотопромышленности стал 1814 г. В этом году на Урале было добыто россыпное золото в промышленных масштабах. Это сделал штайгер (горный мастер) Лев Брусницын, уже имевший значительные успехи в рудном золотоискательном деле. После этого россыпи на Урале и по всей России стали находить буквально повсюду, и наша страна заняла ведущие позиции в мировой золотодобыче: если в начале столетия доля России в мировой добыче составляла всего 2,7 %, то в 1840 г. — 47 %! Такой рост и самой добычи, и значения России в мировой золотодобывающей промышленности стал возможен только благодаря разработке россыпей. Природа предоставила недрам нашей страны множество богатых россыпных месторождений, доступных для разработки. Именно золотодобыча определила заселение Сибири и Востока страны и развитие этих регионов.

Запасы россыпного золота в российских недрах

Общее количество золота, добытого на территории современной России за 1719–2021 гг., можно оценить примерно в 19626 т, из них не менее 15 тыс. т (76,4 %) было добыто из россыпей. В отличие от остальных стран, где преобладает рудная добыча, в России и поныне большую роль играют россыпи. Добыча россыпного золота превышает 70–80 т в год, и по этому показателю наша страна в течение многих лет стабильно удерживает первое место в мире. Однако россыпные месторождения в значительной мере уже отработаны, и доля россыпного золота в общем производстве металла постепенно снижается. В советское время из россыпей ежегодно добывали более 100 т золота, но в период перехода к рыночной экономике производство россыпного золота сначала резко упало (со 113 т в 1991 г. до 52,7 т в 2009), потом стабилизировалось и приобрело тенденцию к устойчивому росту (до 83,1 т в 2021 г.) и долю в 25–26 % объёма производства из минерального сырья.

Всего за постсоветскую историю (1992–2021 гг.) добыто 2278 т россыпного золота, что составило 39,5 % общей добычи.

Запасы россыпного золота России составляют 10,3 % всех балансовых запасов кат. А+В+С1. Всего по состоянию на 01.01.2022 г. государственным балансом учтено 5549 россыпных месторождений, в которых числится 909 т золота по категориям А+В+С1 и 204 т — по С2. При этом в группе не переданных в освоение значатся 2587 месторождений с запасами 402 т (44,2 % запасов россыпей в России). В этой группе преобладают заведомо сложные для отработки и малорентабельные месторождения (глубокозалегающие, обводненные, с труднопромывистыми песками), зачастую расположенные в заповедных зонах. Средние содержания золота в балансовых запасах составляют 0,44 г/м3, в россыпях нераспределенного фонда — 0,41 г/м3. При этом доля нераспределенного фонда регулярно уменьшается. Если в 2013 г. в нераспределенном фонде было 62 % россыпных месторождений, то к началу 2022 г. — 46,4 %. Происходит плавное и стабильное снижение почти на 2 % ежегодно.

На 01.01.2022 г. остатки балансовых запасов для россыпной добычи по кат. А+В+С1 составляют всего 681,4 т, из них в нераспределённом фонде — 252 т. При достигнутых объёмах добычи этого хватит всего на несколько лет.

Несравненно больше в нашей стране неучтенного россыпного золота, которое не числится на госбалансе. По некоторым оценкам, потенциальная сырьевая база россыпного золота в России составляет не менее 5 тыс. т. Кстати, прогнозные ресурсы россыпей в мире, по оценке, данной в статье «Значение, особенности формирования и размещения крупных и гигантских россыпей золота мира» (А. Масловский и др.), опубликованной в журнале «Золотодобыча» (№ 261, август, 2020 г.), составляют на настоящий момент порядка 24–25 тыс. т. Здесь же замечается: «тщательный анализ географических особенностей размещения и закономерностей формирования россыпных месторождений различного генезиса приводит к выводу, что значительная часть россыпного золота еще не только недоизучена, но и недопонята в плане перспектив освоения». Так, в России уже не осталось специалистов, которые были бы способны продолжить исследования, связанные с такими россыпями.

песок.jpg

Между тем за последние 15–20 лет в США выявлены россыпные узлы, в частности в штате Вайоминг, ресурсы которых оцениваются в 2245 т металла. При этом из россыпей добывается не больше 2 т золота в год.

На территории России совершенно особые условия для формирования россыпей золота возникают в пределах прибрежно-шельфовых зон, с которыми связаны две россыпные золотоносные провинции — Арктическая, простирающаяся от пролива Вилькицкого на западе до Берингова моря на востоке, и Дальневосточная, включающая побережья морей Охотского и Японского. С позиций оценки перспектив россыпной металлоносности в эту зону обычно включаются прибрежные и приморские впадины, и полоса прибрежного относительно мелководного шельфа, внешняя граница которой и в целом определяется глубинами, доступными для производства геологоразведочных работ и возможной добычи россыпей. Здесь располагаются такие уникальные и крупные объекты, как гетерогенное Рывеемское россыпное месторождение на Центральной Чукотке, открытое в конце 1960-х годов и давшее уже около 100 т золота, погребенные континентальные россыпи северного фланга Куларского района, уже в значительной мере отработанные, аллювиальные и флювиогляциальные золотоносные россыпи о-ва Большевик, еще не ставшие объектом серьезной добычи из-за экстремально суровых условий района, и некоторые другие. В Куларском районе продолжение россыпей Кыра-Онкучах и Улахан-Онкучах (отработанных до глубины 100–120 м) прослежено на глубине около 300 м относительно дневной поверхности. Здесь не исчерпаны перспективы глубокозалегающих россыпей на глубинах более 150 м, которые при определенных условиях могут стать объектом подземной добычи или скважинной гидродобычи. В настоящее время, когда россыпи Куларского района практически отработаны, возрос интерес к сформированным на их месте громадных по объему отвальным россыпям, содержащим золото в количестве десятков тонн с содержаниями до 1 г/м3. Дополнительный интерес к последним вызван присутствием в промышленных количествах в хвостах обогащения куларита, который рассматривается как ценный перспективный вид редкоземельного сырья.

Потенциальная сырьевая база России включает мелкие россыпи площадью менее 10 тыс. м2. Советская методика поисков с сетью выработок (40х800 м) не была нацелена на такие мелкие объекты. Россыпи размером 10х500 м и даже 20х1000 м такой сетью можно было выявить лишь случайно. Многие из них еще не выявлены и не отработаны.

Россыпная сырьевая база включает также техногенные отложения. Их многие тысячи, поскольку ни одна отработанная россыпь никуда не исчезла, и в любой из них золото осталось, даже если россыпь отработана по нескольку раз. По оценкам специалистов, в техногенных образованиях может содержаться до 2,5 тыс. т золота, что значительно превышает остатки балансовых запасов. Широкое освоение таких участков сдерживается отсутствием законодательного определения понятия техногенных образований и порядка их вовлечения в народнохозяйственный оборот.

Техногенные образования весьма различны по размерам и распределению золота. Есть огромные объекты протяженностью десятки километров и остатки небольших россыпей. Так, на Колыме в 1936 г. была открыта золотая россыпь — Чай Юрья, на которой из долины протяжённостью 48 км было получено свыше 250 т золота, содержания на многих участках достигали несколько килограммов на кубометр песков. Промывка ведётся и в наше время, и сотни кг драгоценного металла горняки продолжают извлекать, несмотря на то, что некоторые участки перемывают по 4–5 раз.

Такие объекты в условиях истощения минерально-сырьевой базы россыпных месторождений приобретают всё большее значение для обеспечения фронтом работы более 500 небольших золотодобывающих предприятий и старательских артелей с общей численностью персонала свыше 40 тыс. человек.

Многие техногенные отложения (россыпи, отвалы обогатительных фабрик) отличаются исключительно мелким и тонким золотом, которое не извлекалось при существовавших технологиях гравитационного обогащения. Мелкое золото нетрадиционных источников может стать важнейшим резервом золота в общем балансе его российской добычи. Оценка, изучение перспектив их использования признано приоритетным направлением ведения геолого-разведочных работ. Мелкое и тонкое золото в свободном виде установлено в песчано-гравийных месторождениях, цирконий-титановых россыпях, месторождениях железистых кварцитов, угля, фосфоритов, калийно-магниевых солей.

Следует отметить, что важным нетрадиционным источником добычи россыпного золота могли бы стать песчано-гравийные смеси (ПГС). Средние содержания золота в ПГС находятся на уровне 10–30 мг/м3, хотя в отдельных случаях содержания могут достигать 1 г/м3. Согласно существующим оценкам, ресурсы золота в ПГС Центральной России могут достигать нескольких сотен тонн. Сами по себе ПГС не имеют промышленного значения как источник драгоценного металла, но учитывая, что полезными компонентами ПГС, как месторождений строительного сырья, являются песчаные и гравийные классы отложений, а содержащие золото классы менее 0,5 мм после ситования смеси поступают в отвал, содержание в них золота может возрастать в несколько раз без применения какихлибо дополнительных операций и достигать промышленных значений. Поскольку в необогащенном виде золотоносные ПГС по экономическим соображениям не могут быть отнесены к месторождениям россыпного золота, специальные геологоразведочные работы по золоту здесь не ведутся и запасы золота в этих месторождениях не утверждаются. Отсюда следует (на основании ст. 29 Закона «О недрах»), что никто, в том числе и недропользователи, получившие лицензии на разработку месторождений ПГС, не имеют права на попутную добычу золота из этих месторождений. Опасения чиновников в том, что часть добытого золота может быть похищена, приводит к тому, что страна безвозвратно теряет это золото в полном объеме.

Российская практика гравитационных способов разработки месторождений с мелким и тонким золотом зарубежными установками Knelson, Felkom, Goldfield, Goldtron, Cetco и др., создание отечественных технологий и оборудования (Иргиредмет, ИТОМАК, АО «Грант» и др.) активизировали интерес к проблеме мелкого и тонкого золота. Однако минерально-сырьевая база такого золота в России оказалась неподготовленной: не выработаны методические и методологические подходы, в руках геологов не оказалось технических средств и аппаратуры для оценки такого золота. Стоимость обогатительных комплексов, рекомендуемых западными фирмами, и способы работы на них, экономическая ситуация, а также неуверенность в наличии сырьевой базы (окупаемость затрат) не сделали предлагаемые технологии привлекательными. Таким образом, ключевым звеном решения проблемы мелкого и тонкого золота в России стало решение, прежде всего, геологической задачи — обнаружение и создание минерально-сырьевой базы такого золота.

Государство отказалось финансировать работы на россыпное золото

С момента заявления и.о. премьер-министра Егора Гайдара в далёком уже 1992 г. о ненужности российского Севера государство полностью самоустранилось от поисково-оценочных и геологоразведочных работ на россыпное золото, которое приносило в бюджет немалые поступления за счёт продажи лицензий.

Приведу несколько ярких примеров государственной выгоды, которая из-за истощения советского задела в будущем сойдёт на «нет». Так, амурские недропользователи в ходе конкурентной борьбы увеличили стартовый платеж за участок россыпного золота в бассейне реки Ика в Тындинском районе с 50 тыс. до 109 млн руб., то есть в 2194 раза! Ажиотаж вызвали земли, потенциальный ресурс которых оценен в 211 кг драгметалла. Грамм золота обошёлся покупателям в 517 руб. АО «Поиск Золото» выиграло аукцион на участок россыпного золота руч. Чуугун с притоками в Республике Саха (Якутия), предложив 153 млн руб., что в 109 раз больше стартового платежа (1,4 млн руб.) ООО «ТОТ» за участок с запасами 109 кг золота выложило 196 млн руб., превысив стартовый платёж в 109 раз. Грамм золота обошёлся недропользователям в 1798 руб! В Амурской области из-за истощения запасов и высокой конкуренции стартовые платежи за участки недр превышаются по итогам аукционов в 20–70 раз, и победители выплачивают десятки миллионов рублей за небольшие участки при цене грамма ещё недоразведанного и не добытого золота 300–900 руб. Но сегодня накопленный советский задел практически иссяк: статистика такова, что доля запасов категорий А+В+С1 в общем балансе составляет по россыпям 10,2 %, а доля россыпей в общей добыче — 25–26 %.

После распада СССР финансирование геолого-разведочных работ на россыпях полностью производилось за счет частных инвестиций, что позволяло ставить на баланс десятки новых месторождений и в значительной мере компенсировать уменьшение запасов за счет добычи. Объёмы финансирования ГРР за счет собственных средств недропользователей после 2010 г. возросли в 6,5 раз — с 2 млрд руб. в 2011 г. до 13 млрд в 2021. А всего за 2011–2020 гг. золотодобытчики вложили в разведку россыпей почти 52 млрд руб.

Следует отметить, что недропользователи вкладывают средства в объекты, которые с большой вероятностью дадут скорую отдачу — это фланги отработанных россыпей, мелкие проявления россыпного золота, которые частные компании в состоянии довести до месторождения за 2–3 года. Только крупные россыпные предприятия в небольших объемах могут позволить себе вкладывать деньги в площади, перспективы которых не определены. Таким образом, частное финансирование не создает поискового задела на отдаленную перспективу. Именно поэтому основная доля поисково-оценочных проектов на неоцененных и слабо оцененных площадях должна выполняться за счет государственного финансирования, что восполнит задел прогнозных площадей, созданный еще во времена Советского Союза, за счет чего пока ещё удается поддерживать россыпную золотодобычу на приемлемом уровне.

золото в земле.jpg

Совершенно необходимо разработать новые методы поиска и оценки мелких россыпных объектов. Такие работы выполнялись в советское время на основе математического моделирования. В настоящее время с использованием современных технических средств методы поиска могут быть намного эффективнее.

Содержания золота в россыпях и повторные отработки

Отработка россыпей начинается всегда с самых богатых участков. В первые годы освоения россыпей Колымы (1932–1937 гг.) средние содержания золота в песках составляли 24–27 г/м3, упав к концу 1940-х годов до 5 г/м3. Наиболее уникальные содержания золота — до 40 кг/м3 (!) были отмечены на россыпи при слиянии ручьёв Ат-Юрях и Максима Горького. Эти цифры настолько фантастичны, что в них трудно поверить! А всего из 90 россыпей Ат-Юряхской долины протяжённостью 30 км было добыто около 500 т золота при среднем содержании 2,05 г/м3. Дальстрой завершил свою деятельность, когда содержание в песках снизилось до 3,32 г/м3. Объединение «Северовостокзолото», приемник Дальстроя, вело промывку песков в последние годы перед закрытием с содержаниями менее 1 г/м3. При этом из неучтённых балансом запасов добывали более 38 % золота, 3 % получали из техногенных россыпей.

Первые годы работы прииска Кулар в северной Якутии (1963–1973 гг.) пески с содержаниями ниже 3 г/м3 оставляли за контурами отрабатываемых полигонов. Всего по куларским россыпям было списано более 200 т золота и добыто около 160 т. Это означает, что до 40 т драгоценного металла осталось в недрах и отвалах прошлых лет отработки. При совершенствовании технологий отработки и обогащения и росте цен на золото добывать его будет экономически выгодно. В последние годы, несмотря на сложную логистику и удалённость месторождений, несколько компаний вернулись на Кулар и успешно добывают там золото.

Кто в России добывает россыпное золото

Всего в России золотодобычей (по данным за 2021 г.) занималось 658 предприятий, из них почти 570 полностью или частично связаны с россыпями. Большинство из них представляют небольшие артели или компании с объёмами добычи от десятков до первых сотен килограмм. Так, 422 предприятия имеют объем золотодобычи до 100 кг, а 132 добывают менее 10 кг. Число золотодобывающих предприятий начало интенсивно расти с 2010 г., когда цены на золото пошли в рост. В 2010 г. золото добывали 395 предприятий, из которых более 90 % работали на россыпях. К 2022 г. число золотодобывающих предприятий выросло в 1,67 раза, и пропорционально выросли объёмы добычи драгоценного металла. При этом добыча из россыпей увеличилась на 53,7 %, из рудных месторождений — на 72,6 %. Наибольшими темпами росло число небольших предприятий с добычей до 100 кг, их число за 11 лет выросло на 80 %. Если говорить об объёмах, то на долю таких компаний пришлось всего 3,5 % добытого в стране золота, а на долю компаний с добычей до 500 кг — 15,3 %. Всего же из россыпей в 2021 г. было добыто 26,5 % золота от всей российской добычи. Небольшие артели и компании выполняют важную социальную функцию — в удаленных районах они часто являются градообразующими и главными работодателями для местного населения.

Основной вклад в россыпную добычу вносят крупные компании — лидерство за единственным сохранившемся со времён СССР ГОКом — АО «Сусуманзолото» за 2021 г. добыло 6669 кг золота в Магаданской области, АО ЗДК «Лензолото» и группа приисков (входят в ПАО «Полюс») на россыпях в Иркутской области добыли 4457 кг, ЗАО АС «Витим», добывшая за период своей деятельности свыше 100 т золота, в 2021 г. добыла 2349 кг, Соловьёвский прииск — 3454 кг в Амурской области, АО «ГДК «Берелёх» в Магаданской области — 2349 кг. Крупные золоторудные компании также достаточно активно разрабатывают россыпные месторождения. Кроме ПАО «Полюс», группа компаний «Южуралзолото» работают в Красноярском крае, компания «Петропавловск» отрабатывает россыпи в Амурской области, ООО «Артель старателей «Сининда-1» (ПАО «Селигдар») занимается россыпями в Республике Бурятия, АО «Саха Голд Майнинг» (ПАО «Высочайший») эксплуатирует погребенную россыпь р. Б. Куранах в Республике Саха (Якутия»), которая на сегодня является самым крупным промышленным россыпным месторождением на территории России с запасами около 58 т золота. В 2021 г. здесь добыли 550 кг золота.

Развитие регионов благодаря россыпям

Наиболее яркую картину значения россыпного золота для развития территорий даёт пример Магаданской области. Первое колымское золото здесь было открыто в 1916 г., потом была революция, Гражданская война, НЭП и экспедиция выдающегося геолога Ю. Билибина 1928 г., который открыл и научно доказал высокую россыпную золотоносность Колымы. Уже в 1929 г. на притоках реки Колымы были найдены богатые золотоносные россыпи, а с 1931 г. началось их освоение крупнейшим в мире трестом — Дальстроем, который за 22 г. своей деятельности построил и ввёл в строй более 450 предприятий, в том числе: 89 приисков, 16 рудников, 15 обогатительных фабрик, 23 электростанции, 84 нефтебазы, 17 радиоцентров, 14 узлов связи, 9 аэродромов, 6 морских портов, 1600 км высоковольтных линий электропередач, 3100 км автомобильных дорог, 4 узкоколейные железные дороги на Колыме, 2 железные дороги в Ванино и Находке, множество мостов на территориях Колымы, Чукотки и в Якутии. Для снабжения продовольствием организованы десятки совхозов и колхозов, несколько рыбпромхозов и свыше трехсот подсобных хозяйств. На карте страны появилось 140 новых городов и поселков. Было построено: 124 школы, 66 больниц, 276 амбулаторий, 48 детских садов, 13 интернатов, 109 клубов, 228 библиотек, 16 избчитален, 1 кинотеатр, 2 театра. Весомая часть работ была выполнена силами заключенных. Население Магаданской области, составлявшее до революции всего 12 тыс. человек, достигло к 1989 г. 392 тыс. Сегодня здесь проживает только 136 тыс., и население продолжает сокращаться.

Год  Цена золота,
руб./г
 Цена золота,
долл./г
 Курс рубля, руб.  Число предприятий
золотодобычи
 Добыча золота
из россыпей, т
    2010      1195      39,35      30,36      395      54
    2011  1485      50,54  29,39      427  58,2
    2012      1667   53,66      31,07   446      62,8
    2013  1445      45,36   31,85      448  67,3
    2014      1566   40,70      38,47   452      69,8
    2015  2286      37,29   61,29      470  70,2
    2016      2702  40,22      67,19   518      71,4
 2017  2357      40,41   58,31      540   76,9
 2018      2556   40,77      62,69  571      78,1
 2019  2896      44,79  64,66      590  79,5
 2020      4105  56,91      72,13   611  79,5
 2021   4262      57,84  73,69      658      83,1
 2022      3983  58,99      68,49   н.д.   н.д.
Табл. 1. Корреляция между стоимостью золота, валютным курсом, количеством предприятий и объемом добычи по годам


Другой, более современный пример. В начале 1960-х годов в безлюдной тундре были открыты куларские золотоносные россыпи, из которых впоследствии за 30 лет добыли свыше 155 т золота. За время работ было построено 4 рабочих посёлка с постоянным населением около 15 тыс. жителей, которые были связаны между собой круглогодичными грунтовыми дорогами, имели школы, больницы, клубы. Высококачественную продукцию выдавал молочный завод и несколько хлебопекарен. Круглогодичный аэропорт с длиной полосы свыше 3 километров принимал самолёты многих типов: ИЛ-76, Ан-12, АН-24 и 26, Як-40, АН-2. Речной порт перерабатывал в навигацию сотни тысяч тонн грузов. Электроэнергию для золотого Кулара обеспечивали 3 дизельные и 2 газотурбинные электростанции суммарной мощностью 48 МВт, объединенные в единую энергосистему с протяжённостью высоковольтных линий электропередач более 200 км. Центральная нефтебаза принимала до 100 тыс. т дизельного топлива. В наши дни территория деятельности комбината заброшена и представляет традиционную картину всеобщей разрухи, поразившей со времён распада СССР многие отрасли промышленности страны.

Себестоимость россыпной добычи

Вопреки мнению о нерентабельности россыпной золотодобычи в России она испытывает особый подъём с 2010 г. К началу 2022 г. объёмы добычи драгоценного металла из россыпей увеличились в 1,5 раза, число добывающих предприятий — почти в 1,7 раза. Главным фактором роста стало увеличение цен на благородный металл: мировые цены на золото с 2010 г. возросли в 2021 г. в 1,47 раза, внутренние — в 3,57 раз! Этот рост смог перекрыть неутешительные тенденции для мелких предприятий, разрабатывающих россыпные месторождения золота: рост цен на ГСМ, электроэнергию, технику и запасные части; низкое качество перерабатываемых золотоносных песков; необходимость постоянно вести геологоразведку, отсутствие государственной поддержки, бюрократизацию отрасли. Как правило, малые предприятия, которых у нас в стране большинство (в 2021 г. 568 предприятий добывали менее 500 кг золота в год, из них 422 — добывали до 100 кг) осваивают уже отработанные месторождения — техногенные россыпи. Отсюда низкое содержание золота и более высокая себестоимость.

Укрепление рубля в 2022 г. оказало плохую услугу россыпникам: цена на золото упала с 4,3 тыс. до 3,3 тыс. руб./г и держалась на этом уровне почти до конца года. Дополнительным ударом по золотодобытчикам стало введение дисконтов к учётной цене на покупку золота со стороны ЦБ РФ и коммерческих банков до 15 %. Себестоимость производства золота у большинства россыпных предприятий составляла за 2021 г. 3,2– 4,2 тыс. руб./г (в зависимости от региона и горно-технических условий). Многие прииски и артели оказались за чертой рентабельности.

Россыпи и экология

Кроме чисто экономических и бюрократических сложностей, перед недропользователями встаёт куда более серьезная проблема — запрет россыпной золотодобычи из-за экологических ограничений. Возникновение экологических проблем при освоении россыпных месторождений — факт бесспорный, но не всегда однозначный в выводах, имеющих порой спекулятивные оттенки, которые используются в стратегических и тактических решениях развития отрасли, вплоть до её ликвидации. При рассмотрении экологических аспектов функционирования россыпной золотодобычи современные реалии направлены на необходимость напугать всех глобальностью антропогенных преобразований природных комплексов, но не на поиск компромиссных вариантов, ориентированных на реальное снижение остроты экологических проблем. Поэтому важно найти такое соотношение между добычей золота и состоянием окружающей среды, чтобы последствия деятельности человека не привели к невосполнимым потерям.

Наносимый россыпными разработками вред экологии нередко преувеличивают: золотодобыча из россыпей ведётся на площади менее 0,1 млн га (0,006 % от всего земельного фонда). Отмечу, что общая площадь всех российских земель — 1713 млн га. Таким образом, масштабы деятельности золотодобытчиков не создают в целом каких-то масштабных проблем по экологии, тем более что в основном работы ведутся в глухих удалённых районах. Вред от замутнения водотоков взвесями нередко преувеличен. Во время природных паводков, длящихся порой неделями, подмываются берега рек и ручьёв, в воду обваливаются тысячи тонн грунта, а концентрация взвешенных веществ в воде повышается в десятки и сотни раз, однако это не рассматривается как экологическая катастрофа, и снижение рыбной продуктивности после таких наводнений не отмечается. Обычно экологи основное внимание уделяют влиянию разработки месторождений россыпного золота на окружающую среду в краткосрочной перспективе непосредственно в период горных работ. Однако практика показала, что уже через несколько лет после завершения работ экологическая система в руслах ручьёв и рек полностью восстанавливается, нарушенные горными разработками участки покрываются многолетними травами, кустарником и деревьями, вода в водотоках становится чистой, в них возвращается рыба.

Экологические риски россыпной золотодобычи можно и нужно свести к минимуму при соблюдении технологических норм и регламентов. Химические реагенты в процессе россыпной добычи не участвуют, поэтому очистить воду не сложно при добросовестном отношении к природоохранным мероприятиям: необходимо сооружение водоохранных комплексов, предотвращающих водотоки от загрязнения, водоудерживающих и ограждающих дамб для оборотного водоснабжения, фильтрующих водоотстойников для очистки взвесей, проходка руслоотводных канав, применение специальных коагулянтов для осаждения взвесей. Понятно, почему недобросовестные руководители некоторых предприятия идут на прямую промывку без создания систем оборотного водоснабжения, так как это удешевляет добычу. Отсюда периодически появляются призывы ограничить или вовсе запретить разработку золотоносных россыпей. При постоянном надзоре добиться соблюдения экологических норм вполне реально: при наличии современных средств слежения это сделать несложно. Это и съёмки из космоса, и с беспилотников — не обязательно даже приезжать на место. Избежать негативного воздействия на окружающую среду в отдельных случаях поможет полный запрет или жесткое пространственное ограничение россыпной добычи в наиболее уязвимых и ценных природных комплексах и социально-значимых участках водотоков. Введение моратория на выдачу лицензий на разведку и добычу россыпного золота на водотоках, ранее не затронутых такой добычей, можно рассматривать только в отношении участков, способных оказать негативное воздействие на условия жизни в населенных пунктах, расположенных вблизи или ниже по течению рек от данных участков, без получения одобрения на осуществление указанных работ жителями населенных пунктов и органов местного самоуправления в рамках процедур общественных обсуждений.

Мировой опыт

Запреты на россыпную золотодобычу в ряде стран коснулись в первую очередь районов с высокой плотностью населения: полностью под запретом оказалась добыча россыпного золота на Северо-Востоке Китая, где средняя плотность населения — 650 чел./км2. Запрет проходил вполне цивилизованно: в течение нескольких лет власти поэтапно ликвидировали легальные артели, дав существующим компаниям срок, чтобы закрыться, и централизованно субсидировали трудоустройство и переобучение их персонала. В 2009 г. вооруженная полиция выгнала из лесов (или вытеснив их в сопредельную Россию) последние нелегальные артели, изъяв и сдав в утиль всё горное оборудование. Для России китайский подход неприемлем. Основные причины две: значительное, и даже определяющее значение россыпей для многих регионов России, и разный государственный подход к вопросам экологии: если китайские власти уже с 1998 г. стали выделять существенные средства на рекультивацию, понимаемую как возвращение отработанным площадям растительного покрова и других полезных функций, то российские всё бремя экологических затрат вешают исключительно на недропользователей.

В Монголии после множества протестных выступлений жителей, недовольных разрушением среды их обитания в ходе варварской добычи россыпного золота, были установлены зоны, где полностью запрещена горнорудная деятельность — в частности, в лесных массивах, речных долинах и в истоках рек, которые занимают около 30 % территории страны. В США россыпная золотодобыча запрещена в половине штатов, там, где плотность населения высокая и она мешает жителям. В Калифорнии с плотностью населения порядка 90 чел./км2 запрещена даже любительская добыча золота мини-драгами, которые, впрочем, наносят немалый урон экологии. Но на Аляске, с плотностью населения 0,46 чел./км2, в прибрежно-морских водах работают свыше 120 таких драг только в районе Нома.

Плотность населения России в добывающих северных и дальневосточных регионах просто мизерная: если в целом по России она составляет (на 01.01.2022 г.) 8,58 чел./км2, то в Магаданской области и Республике Саха (Якутия) — 0,3, в Хабаровском крае — 1,67, в Амурской области — 2,18 чел./км2.

Россия — единственная крупная золотопромышленная держава, где сохраняется высокая доля россыпного золота. Поэтому тиражировать зарубежный опыт по ужесточению экологических требований на российских просторах на деле не так просто. Нужно всегда помнить, что освоение Сибири и всего Дальнего Востока произошло именно из-за развития россыпной добычи.

Россыпи и налоги

Россыпная золотодобывающая отрасль вносит весомый вклад в общий бюджет России, производя продукции на сумму свыше 320 млрд руб. и выплачивая многочисленные налоги и платежи. В числе выплачиваемых налогов — налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), который приносит почти 20 млрд руб. В числе выплачиваемых налогов — регулярные платежи за пользование недрами, за предоставление прав на поиски, оценку и разведку месторождений, плата за использование лесов, за пользование водными объектами, водный налог, арендная плата за землю, экологические налоги, разовые платежи за пользование недрами, плата за геологическую информацию, плата за лицензию, выигранную на аукционе, налоги за пользование автодорогами, утилизационный сбор, налог на имущество, налоги, связанные с оплатой труда.

К этим выплатам следует добавить налоги с поставщиков товаров и услуг (ГСМ, материалы, запчасти, оборудование, продукты, транспортные услуги), на которые предприятие направляет порядка 28–30 % от валового дохода. Поставщики получают эту сумму и производят также налоговые отчисления. В качестве примера можно пр ивести данные по АО «Колымавзрывпром» в Магаданской области, которое в 2019 г. выплатило более 271 млн руб. налогов. Это означает, что опосредованно в бюджет поступают дополнительные налоги, равные 15 % валового дохода россыпного предприятия.

Платежи за государственные и посреднические услуги (согласования проектов работ, различные экспертизы, оформление договоров на утилизацию отходов, оформление земель, договоры по аффинажу и реализации металла) также требуют затрат, их суммарные объемы составляют порядка 5 %.

Предприятия с каждого килограмма россыпного золота производят прямых основных налоговых отчислений в бюджет государства более 20 % (примерно 70 млрд руб. в год) и дополнительных, опосредованно через поставщиков, госуслуги и потребительский рынок — до 30 %.

Россыпи, законы и нормативные акты

В числе основных препятствий в развитии россыпной добычи стало обилие нормативных документов и многочисленных подзаконных актов (их насчитывается несколько сотен), которые готовятся некачественно и зачастую не соответствуют друг другу и меняются с поразительной скоростью. За годы с момента принятия в Закон «О недрах» внесено 71 изменение (с 1992 г.), в Закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» — 25 изменений (с 1998 г.), в Лесной кодекс — 81 изменение (с 2006 г.), в Водный кодекс — 58 (с 2006 г.), в Земельный кодекс — 196 изменений (с 2001 г.). Уследить за этим мельканием сложно крупным юридическим службам больших предприятий, а что можно сказать о маленьких артелях, юридическая служба которых чаще всего представлена одним юристом? При этом каждый закон обрастает огромным количеством подзаконных актов, соблюдение которых является обязательным.

Законодательные проблемы для россыпных предприятий заключаются в том, что Законы и нормативные акты разработаны для крупных месторождений и не учитывают особенностей освоения небольших месторождений и техногенных образований, которых вовлечено в отработку несколько тысяч против нескольких десятков крупных залежей.

Бюрократические процедуры и сроки оформления разрешительной документации за 30 лет значительно увеличились: если до 1995 г. для начала освоения россыпи после приобретения лицензии требовалось не более 4–6 месяцев, то сегодня на это требуется от года до 3–4 лет. Только для прохождения процедуры согласования проектной документации для разработки месторождений россыпного золота по нормативным актам Правительства РФ, Министерства природы и Ростехнадзора требуется 392 календарных дня (269 рабочих дней). Если для рудных месторождений со сроками отработки от 8–20 и более лет вышеуказанные сроки являются приемлемыми, то для россыпей, которые отрабатываются от 2–3 месяцев до 2–3 лет, такое затягивание периода оформления является недопустимым. Примечательно, что чиновники воспринимают указанные в нормативных инструкциях максимальные сроки как догму и основу, и уменьшить сроки рассмотрения документации отказываются, боясь обвинений в коррупции. Министр природных ресурсов А. Козлов отметил, что с 2022 г. «за счёт снятия административных барьеров по линии МПР сократятся сроки предоставления государственных услуг в сфере недропользования: теперь они будут составлять 127 дней вместо 273 дней», но практических сдвигов в этом направлении пока не заметно.

Чем полезна для России россыпная добыча?

Для России роль россыпных месторождений трудно переоценить: на протяжении XIX–ХХ веков основная часть золота добывалась из россыпей, и только в начале XXI века коренные месторождения стали преобладать, при этом в ряде важных золотодобывающих регионов (Республика Саха (Якутия), Магаданская и Иркутская области) этот переход состоялся уже во втором десятилетии. Основное количество рабочих мест в северных и дальневосточных регионах и сегодня обеспечивает россыпная золотодобыча, а не золотые гиганты. Это связано с тем, что россыпная добыча требует минимальных капиталовложений и становится рентабельной при выработке на 1 человека 1–2 кг золота в год и даже меньше, соответственно здесь наибольшая занятость трудящихся. На рудной добыче выработка одного труженика превышает 10–20 кг золота, и работы в большинстве случаев ведутся вахтовым методом. Более 80 т добываемого россыпного золота обеспечивают прямую занятость в золотодобывающей промышленности для 40 тыс. квалифицированных специалистов, и для сохранения рабочих мест ей нет равных.

Последствия падения россыпной добычи в России в начале 1990-х годов привели к многочисленным отрицательным последствиям: в течение нескольких лет россыпная добыча упала более чем вдвое, был утрачен огромный промышленный и человеческий потенциал, накопленный за десятилетия Советской власти: сотни посёлков закрылись, мосты и тысячи километров дорог разрушились, потеряны десятки аэродромов, связывавших огромные просторы нашей страны, люди уехали из регионов, где плотность населения и так была весьма низкой. Население Магаданской области сократилось почти втрое, полностью обезлюдели некоторые районы Республики Саха (Якутия).

А полная ликвидация или резкое сокращение россыпной золотодобычи приведёт к ещё большим негативным последствиям:
  • дальнейший отток населения из арктических, северных и дальневосточных регионов, с потерей многих территорий из-за полного обезлюдевания;
  • исчезновение десятков тысяч рабочих мест в высокотехнологичной и высокооплачиваемой отрасли, снижение уровня жизни населения. В отдельных регионах, особенно в достаточно заселённых, со всей силой проявится одна из главных сложностей с социально-экономической точки зрения — зарплата тружеников горной промышленности всегда выше средней по стране, иногда значительно. Люди не просто потеряют работу, они потеряют хорошо оплачиваемую работу. Компенсировать им экономический ущерб непросто, а чаще просто невозможно. Это обернётся массовым оттоком и коренного населения, поскольку россыпные работы стали сложившимся укладом деятельности многих поколений золотодобытчиков. В АО «Прииск Соловьёвский» из 2,4 тыс. трудящихся — 1,9 тыс. из местного населения Амурской области. В старательской артели «Восток» в Хабаровском крае работает около 650 человек, подавляющее большинство из которых (около 80 %) являются жителями Дальнего Востока (в основном Хабаровского, Приморского краёв и Амурской области), при этом многие работники проживают в небольших посёлках, где проблема трудоустройства стоит весьма остро и найти такую же хорошо оплачиваемую работу, как в артели, практически невозможно;
  • ликвидация сопутствующей занятости населения, в которой на одного трудящегося основного производства приходится до 10 работников в смежных отраслях и сфере обслуживания и транспорта. Такие последствия нежелательны не только для сибирских, но практически для многих других российских регионов, которые могут потерять сопутствующую занятость. Некоторые экономисты считают, что создание одного рабочего места в промышленности на Дальнем Востоке позволяет создать до 24 рабочих мест в сопутствующих сферах экономики.
  • уменьшение налогов в местные и центральные бюджеты. Налоги обеспечивают оборот местной торговли, оплату ЖКХ, бытовых услуг, транспорта, в целом поддерживают жизнь в поселках. Многие предприятия россыпной золотодобычи являются в своих регионах градообразующими и постоянно поддерживают местные бюджеты, которые выживают нередко только благодаря помощи, которую им оказывают золотодобытчики.
Ликвидация легальной россыпной золотодобычи неизбежно породит беспредел и нерегулируемый процесс хищнической добычи металла с криминальными последствиями, крайне негативно скажется на экологической обстановке в регионах. Очевидно, что в ближайшие годы заменить россыпную золотодобычу по численности рабочих мест, социальной значимости и налогам нечем. Значит, надо постараться ее сохранить на существующем уровне как можно дольше.

Нельзя забывать косвенную «полезность» россыпной золотодобычи. К ней относится строительство дорог в ранее не освоенных территориях, что для Крайнего Севера и Дальнего Востока жизненно необходимо. Такие дороги предприятия строят за свой счёт. Отмечу только один из многочисленных примеров: артель старателей «Восток» ведёт добычу, поиски и разведку россыпного золота на территории отдалённых северных районов Хабаровского края (Аяно-Майского и Тугуро-Чумиканского). Практически вся имеющаяся в этих северных районах дорожная сеть (как зимники, так и круглогодичные дороги), создана и поддерживается старателями. Этими дорогами активно пользуется местное население и коммерческие структуры, в том числе и для обеспечения «северного завоза».

Какое будущее ждёт российскую россыпную золотодобычу?

Будущее российской россыпной добычи неразрывно связано с оценками запасов драгоценного металла. Здесь всё неоднозначно. Сложно говорить о том, что будут разведаны новые крупные месторождения россыпного золота для традиционных технологий и оборудования: этот способ добычи исторически был первым, поэтому более 80 % таких месторождений уже в той или иной степени отрабатывались. Сегодня при оценке запасов россыпей драгоценного металла следует опираться прежде всего на техногенные образования: потери при добыче были неизбежны, а новые технологии позволяют добывать золото там, где уже осуществлялась добыча. Прирост запасов россыпного золота может быть обеспечен за счёт массовой переоценки техногенных россыпей путём развития разведочно-эксплуатационных полигонов (РЭП). Несмотря на все сложности с оценкой запасов, эксперты выказывают сдержанный оптимизм по поводу перспектив добычи россыпного золота: объёмы работ только на техногенных образованиях при совершенствовании законодательных и нормативных актов могут возрасти как минимум вдвое. При этом россыпная золотодобыча получит перспективу еще на многие годы, будут сохранены рабочие места и налоговые поступления в бюджеты страны и регионов, может быть даже в больших размерах, чем сейчас.

Для успешного освоения существующей сырьевой базы в техническом отношении потребуются весьма различные технические средства, как широко известные, так и более современные: отсадочные машины, концентрационные столы, центробежные концентраторы. К примеру, на Аляске все промприборы комплектуются отсадочными машинами, в России их применяют редко. Для работы на крупных техногенных образованиях с переработкой больших объемов отвалов с низким содержанием золота от машиностроителей требуется создание высокопроизводительных и экономичных промывочных приборов с высоким извлечением золота. В старательской артели «Кривбасс» в Магаданской области уже давно работают промывочные приборы конструкции С. Базавлуцкого со средней производительностью 10 тыс. м3 в сутки, а максимальная производительность достигала 16 тыс. м3 в сутки!

Россыпная золотодобыча в России и в отдалённом будущем имеет хорошие перспективы: оценка и разведка глубокозалегающих (на глубинах 150– 300 м) россыпей, изучение россыпей в прибрежно-шельфовых зонах, создание новых технологий добычи сулят достаточно светлое будущее. Уникальные и крупные объекты, как гетерогенное Рывеемское россыпное месторождение на Центральной Чукотке, погребенные континентальные россыпи северного фланга Куларского района, аллювиальные и флювиогляциальные золотоносные россыпи острова Большевик, еще не ставшие объектом серьезной добычи из-за экстремально суровых условий района. Нельзя сбрасывать со счетов и возможности вовлечения в отработку россыпей с тонким и пылевидным золотом, которое сегодня повсеместно «уплывает» от золотодобытчиков. Продолжает сохраняться интерес к добыче из россыпей и со стороны крупных компаний: Полюса, Высочайшего, Сусуманзолото, Соловьёвского прииска. Этот факт обязательно стоит учитывать при оценке перспектив отрасли.

Большую роль в поддержании уровня россыпной добычи играл рост цен на золото с начала XXI века: от 8,71 долл./г в 2001 г. до 58,99 долл./г в 2022 (рост в 6,8 раза), что позволяло вовлекать в промышленную отработку ранее нерентабельные месторождения.

На сегодняшний день в силу политических причин, отсутствия государственной поддержки и ряда других параметров определить чёткое будущее золотой отрасли представляется затруднительным, но, при существующих на протяжении последних десятков лет темпах воспроизводства сырьевой базы россыпного золота, можно предполагать возможность эксплуатации россыпных месторождений на протяжении многих лет, и это не считая имеющегося потенциала техногенных образований, а также вовлечения в отработку новых типов россыпей. Несомненно, что будущее у российской россыпной золотодобычи ЕСТЬ!

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 2 (60)/июнь 2023 г.




Исчисление НДПИ при реализации недропользователем золотосодержащей руды: кто прав, кто виноват?
Взыскание убытков с Роснедр и Минприроды субъекта РФ, в том числе в связи с невозможностью отработки месторождения из-за наличия особо защитных участков леса
Упразднение особо защитных участков леса из лицензионной площади недропользователей (последняя судебная практика)
Новый порядок использования побочных продуктов производства
Заказать журнал
ФИО
Телефон *
Это поле обязательно для заполнения
Электронный адрес
Введён некорректный e-mail
Текст сообщения *
Это поле обязательно для заполнения
Пройдите проверку:*
Поле проверки на робота должно быть заполнено.

Отправляя форму вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности.

X