11 Апреля 2021, Воскресенье22:52 МСК
Курсы на 11.04.2021
77,40 +0,51
Au 1 743 -0,67%
Ag 25,31 -0,65%
92,08 +0,45
Pt 1 206,70 -2,30%
Pd 2 638 +0,55%

Место и роль региональных геологических исследований недр в системе воспроизводства МСБ

Сформулировано экспертное мнение о месте, роли и эффективности региональных геологических исследований недр в системе воспроизводства минерально-сырьевой базы России с позиций востребованности твердых полезных ископаемых на рынке. Реализуемая с начала 90-х годов на государственном уровне концепция региональных геологических исследований недр, основанная на приоритете работ по ГДП-200, не обеспечивает потребностей последующих стадий геологоразведочного производства, направленных на формирование конкурентоспособной минерально-сырьевой базы страны и должна быть пересмотрена.

Ключевые слова: месторождения, минерально-сырьевая база, полезные ископаемые, ресурсы недр, запасы, фонд недр, региональное геологическое изучение недр.

Б.К. Михайлов,  А.Ф. Карпузов — Российский геологический холдинг «Росгеология»

Региональные геолого-­геофизические и геологосъемочные работы являются начальным этапом геологических исследований недр России и направле­ны на получение собственно геологи­ческой информации (геолого­-геофизи­ческой, геохимической, гидро-­, инже­нерно-­, эколого­-геологической и пр.), которая, наряду с ресурсной составля­ющей (прогнозные ресурсы и запасы полезных ископаемых), относится к основному целевому продукту геолого-разведочного производства.

В действующем «Положении о поряд­ке проведения геологоразведочных работ по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые)» (утверждено распоряжением МПР России 05.07.1999 г. № 83­р) (далее — Положение) «работы общегеологи­ческого и минерагенического назначе­ния» выделены в Этап I со стадией 1 — «региональное геологическое изучение недр и прогнозирование полезных иско­паемых» (РГИ) (рис. 1). «Виды, масштабы, последовательность и комп­лексность работ по РГИ определяются с учетом достигнутой степени изученнос­ти, результатов предшествующих минерагенических построений и потребнос­тей экономического развития отдельных территорий и Российской Федерации в целом».

Рис. 1. Место и роль РГИ в системе воспроизводства МСБ России.png

Рис. 1.  Место и роль РГИ в системе воспроизводства МСБ России

Заключительной подстадией РГИ являются работы масштаба 1:50000 (1:25000), в состав которых входят «геологические (ГС­-50, ГДП­-50, ГГК­-50), гидрогеологические и эколого­геологические съемки, опережающие и сопровождающие их дистанционные и наземные геофизические, геохимичес­кие, геоморфологические, прогнозно-­минерагенические и другие исследова­ния, которые могут выполняться само­стоятельно в порядке специализиро­ванного изучения или доизучения ранее заснятых площадей».

Конечным результатом РГИ масшта­ба 1:50000 является «комплект обяза­тельных и специальных геологических карт, комплексная оценка перспектив изученной территории с уточнением  прогнозных ресурсов категории Р3, выделением рудных полей и угленос­ных площадей, оценкой по ним про­гнозных ресурсов категории Р2. Даются рекомендации для постановки поисковых работ». На основе работ масштаба 1:50000 фор­мируется фонд объектов поискового задела (рудопроявления), который рассматривается в качестве основного результата работ региональной стадии применительно к задаче создания минерально-­сырьевой базы (МСБ) страны. С учетом исключительной важ­ности для формирования МСБ страны конечных результатов РГИ в системе Мингео СССР, а затем, до утверждения в 1999 г. Положения — и в системе Минприроды России предусматрива­лись так называемые «общие поиски», составлявшие неотъемлемую часть геологической съемки м.1:50000 (1:25000) и направленные на всесто­роннюю оценку перспектив полезных ископаемых, свойственных данной геологической обстановке. В период с 1975 по 1984 гг. «общие поиски с выделением перспективных площадей и определением прогнозных запасов» относились к самой первой подстадии стадии «поисков месторож­дений полезных ископаемых».

Анализируя современную ситуацию, несложно сделать вывод о том, что дли­тельное (с начала 90-­х годов) отсутс­твие в стране крупномасштабных работ на стадии «регионального геологичес­кого изучения недр и прогнозирования полезных ископаемых», концентрация средств и кадров на ГДП­-200 привело к тому, что основные задачи по развитию МСБ по факту на этапе РГИ не решают­ся уже около 30 лет. Это создало преце­дент критического истощения фонда объектов поискового задела, образо­ванного в советский период, а также определенный кризис идей в системе планирования работ поисковой стадии. Так, Положением установлено, что объ­ектами поисковых работ могут являться только участки (для рудных объектов — это ранг рудного поля), выявленные в процессе предшествующей стадии РГИ и по которым имеется оценка прогноз­ных ресурсов категории Р3 и Р2. При отсутствии данных условий постановка поисковых работ считается необоснованной. Тем не менее, в практике плани­рования работ уже не редкость исполь­зование средств по статье воспроиз­водство МСБ на решение вопросов, связанных с получением конечного результата в виде прогнозных ресурс­ных оценок категории Р2 (без обяза­тельных для стадии поисков Р1). 

В 80­-х годах прошлого века Мингео СССР предпринимало неоднократные попытки найти этим работам адекват­ную замену (АФГК, КФГК, ГМК и пр.). Одной из таких попыток явилась разработка новой технологии геолого­-разведочных работ региональной ста­дии – геолого-­минерагенического картирования масштаба 1:200000 (ГМК-­200). Апробация этой техно­логии в опытно­-промышленном порядке осуществлялась подразделе­ниями ПГО «Аэрогеология» в различ­ных ландшафтно-­геологических обстановках на Северо­-Востоке России, в Карелии, Якутии, Амурской области и т.д. Однако, поскольку по их завершению значимых поисковых результатов и обоснованных рекомен­даций для планирования работ поис­ковой стадии получено не было, рабо­ты данного направления были прекра­щены и не нашли своего места в доку­ментах по «стадийности», включая действующее Положение. 

Тем не менее, несмотря на неудач­ный опыт ГМК 80-­х годов, в 2009 году ФГУП «ВСЕГЕИ» вновь обратился к идее их практического внедрения, как вида региональных геологических работ стадии 1 «регионального геоло­гического изучения недр и прогнози­рования полезных ископаемых», непосредственная цель которых — оперативное выявление, оконтурива­ние и оценка прогнозных ресурсов категории Р3 потенциальных рудных районов, узлов, полей с выделением участков (потенциальных рудопрояв­лений) с прогнозными ресурсами категории Р2 для постановки поиско­вых работ. Т.е., исходя из их конечного результата, ГМК­-200 в принципе дуб­лирует задачи ГСР­-200 (ГДП­-200) и рассматривается как их продолжение с целью создания «поискового задела» в районах, рудоперспективность кото­рых была уже установлена.

Еще в 80­-х годах, по результатам опытно-­промышленного внедрения технологий «ускоренной» подготовки перспективных объектов к поискам (в числе которых приоритет отдавался ГМК­-200), исходя из многочисленных экспертных оценок, было составлено мнение о том, что альтернативы под­стадиям «ГСР-­50 с общими поисками» или «Общие поиски» в системе используемой стадийности работ не существует.

Геологическая изученность

Ко времени распада СССР вся его территория была покрыта геологи­ческой съемкой масштаба 1:1000000 и к 1961 г. изданы все 106 листов Государственной геологической карты СССР (без акваторий); позже на их основе на всю территорию России были подготовлены и изданы листы Госгеолкарты­ 1000 новой серии, сегодня завершается подго­товка Госгеолкарты ­1000 третьего поколения. 

Как это не странно звучит, в совре­менных справочниках геологической направленности присутствуют геоло­гические термины на все случаи жизни, даже термин «геологическая психология», но отсутствует опреде­ление важнейшего термина — «геоло­гическая изученность». В связи с этим, исходя из действующих инс­труктивных требований по производс­тву геолого­картографических и геолого­съемочных работ, следует, что та или иная территория считается изу­ченной в соответствующем масштабе в том случае, если она обеспечена кондиционными геологическими и иными сопутствующими картами гео­логического содержания. При этом «кондиционность» определяется уста­новленной для каждого масштаба плотностью геологических наблюде­ний и опробования на 1км2. Т.е. геоло­гическая изученность территории СССР и России масштабов 1:1000000 — 1:200000 к моменту рас­пада СССР полностью отвечала таким требованиям.

К началу 90-­х годов на 98,1 % терри­тории СССР была выполнена геологи­ческая съемка масштаба 1:200000, в том числе, на территории России — 82,1 % (в зависимости от регионов — от 56,7 % в Западно-­Сибирском и до 100 % в Центральном, Уральском, Дальневосточном), основная часть горно­складчатых сооружений и гор­но­рудных районов России была закрыта изданными листами Госгеолкарты­ 200 (рис. 2). 

Рис. 2. Сводная картограмма изученности РФ геологическими.png

Рис. 2. Сводная картограмма изученности РФ геологическими работами масштаба 1:200000 по состоянию на 01.01.2018 г.

Геологической съемкой масштаба 1:50000 с общими поисками покрыто 26,5 % территории СССР; для России эта цифра по состоянию на 01.01.1990 г. оценивалась в 20,3 % (от 42,8 % на Урале до 7,5 % в Западной Сибири). В первую очередь работами этого масштаба были охвачены дейс­твующие горно-­рудные районы и районы городских агломераций (табл. 1).

Регионы Изучено (%) в масштабах Требует дальнейшего изучения в масштабе 1:50000, тыс. км2
1:200000–1:100000 1:50000–1:25000
Северный 75,3 16,3 56
Северо-Западный 99,6 20 12,1
Центральный 100 13 25,1
Центрально-Черноземный 100 16,8 9,6
Волго-Вятский 98,3 5,8 4,3
Северо-Кавказский 97,7 38,2 73
Уральский 80,7 42,8 170,4
Поволжский 98,6 31 62,5
Западно-Сибирский 56,7 7,5 89,6
Восточно-Сибирский 83,6 22,8 236,1
Дальневосточный 88,2 20,9 457,3
СССР, всего 85,9 (98,2) 24,1 (31,3**) 1865,7
Россия, всего 82,1 20,3 1196,3

Табл. 1. Геологическая изученность* Российской Федерации на 01.01.1990 г. 
Все данные о геологической изученности и эффективности РГИ заимствованы из монографии «Геологическая служба и развитие минерально-сырьевой базы» под редакцией А.И. Кривцова (М., ЦНИГРИ, 1993 г.)
** Значения изученности по оперативным данным

Эффективность РГИ оценивалась приростом новой информации о геоло­гическом строении и развитии терри­тории, закономерностях формирования и размещения месторождений полез­ных ископаемых, в пополнении фонда объектов для поисковых и поисково­-оценочных работ. В советский период ГСР-­50 с общими поисками обеспечи­вали в среднем (данные по трем пос­ледним пятилеткам) более 70 % всех рекомендаций для поисков; например, в 1976–1980 гг. было выявлено 10,3 тыс. объектов и перспективных участков, из них проверены 4,8 тыс. и рекомендованы для дальнейшего изу­чения 2,1 тыс. объектов. Оставшиеся 30 % распределены между другими видами крупномасштабных работ (геохимические, геофизические и пр.) и ГСР­-200.

Таким образом, на момент распада СССР территория России была полно­стью обеспечена геологическими кар­тами масштаба 1:1000000 (включая Госгеолкарты­ 1000), почти на 100 % территорий горно­складчатых соору­жений имелась геологическая основа масштаба 1:200000 (включая Госгеолкарты­ 200); крупномасштабной (1:50000–1:25000) съемкой была пок­рыта большая часть горно-рудных районов. Не случайно за 20 лет, пред­шествующих распаду СССР (расцвет полистных ГС­-200 с поисковым сопро­вождением и ГС­-50 с общими поиска­ми) было открыто около 90 % ныне действующих месторождений ТПИ, а за такой же последующий срок (пери­од отказа от этих видов работ) — толь­ко 10 % (рис. 3, по оценке А.П. Ставского, 2019 г.).

Рис. 3. Соотношение количества месторождений ТПИ, открытых на территории Российской Федерации.png

Рис. 3. Соотношение количества месторождений ТПИ, открытых на территории Российской Федерации в советский и постсоветский периоды

Оценка ситуации

С начала 90-­х годов из-­за острой нехватки средств все работы масштаба 1:50000 в России были практически свернуты, а вместе с этим этап РГИ пре­кратил генерировать рекомендации для постановки поисковых работ, что уже привело к вполне ожидаемым пробле­мам их планирования (рис. 4). 

Рис. 4. Принципиальная схема открытия новых месторождений в советский период.png

Рис. 4. Принципиальная схема открытия новых месторождений в советский период

С учетом выделяемых средств, в этот период из всего многообразия методов и технологий на этапе РГИ была принята идеология геологичес­кого доизучения площадей (ГДП-­200), использующая принцип уточнения и детализации отдельных характеристик откартированных ранее подразделе­ний на основе уточняемых серийных легенд, а, главное, создание на базе существующих геологических основ их цифровых моделей. Как правило, такие исследования не сопровожда­лись необходимыми объемами поле­вых работ, включая сопутствующие геофизические, геохимические, гор­ные и буровые, и не приводили к изме­нению представлений о строении, истории и металлогении территорий.

На этом основании говорить о при­росте геологической изученности не только не корректно, но и неуважи­тельно по отношению к геологам 50–80-­х годов, колоссальным трудом которых фактически была выполнена эта сложнейшая и ответственная работа.

Тем не менее, регулярно, из года в год в качестве результата геологичес­кого изучения недр и воспроизводс­тва МСБ Роснедрами, в виде основно­го индикатора эффективности РГИ, представляются показатели прироста современной геологической изучен­ности в масштабе 1:1000000–1:200000 и количество «выявленных» перспективных площадей с прогноз­ными ресурсами Р3. При этом ни в каких нормативных документах не раскрывается, что же понимается под «современной геологической изучен­ностью» и условиями ее прироста? В данном случае речь может идти о приведении (переводе из аналогового в цифровой формат) и формализации имеющейся геологической информа­ции в соответствие современным требованиям ее цифрового представле­ния, хранения и передаче для работы потенциальным пользователям, что безусловно важно в условиях высокой изученности территории страны и высокой востребованности геологи­ческой информации. Но принципиаль­но важно то, что прироста геологи­ческой изученности такая работа не обеспечивала, что и имело место на протяжении практически 30 лет! Кроме того, выполнявшиеся в таком ключе работы в принципе не могли привести к обоснованию «новых перс­пективных для ведения поисков» территорий и площадей, т.к. по своему определению они не ориентированы на сбор и анализ новой информации о прямых и косвенных поисковых при­знаках, как это имело место в ходе пионерных полистных геолого-съемоч­ных работ масштаба 1:200000 с поис­ковым сопровождением, которые привели к многочисленным открыти­ям новых рудопроявлений, ставших в дальнейшем месторождениями. Роль, достоверность и ценность прогнозных ресурсов Р3 в решении вопросов ВМСБ известны каждому геологу­практику. Поэтому заявление о том, что в результате составления Госгеолкарты­ 1000 нового (уже треть­его по счету) поколения выявлено более 200 перспективных площадей — не что иное, как профанация. 

Результативность РГИ

В последнее время Роснедра ведут активный поиск решений, направлен­ных на исправление создавшейся ситуации. В частности, с целью усиле­ния поисковой составляющей РГИ (ГДП­200) ФГБУ «ВСЕГЕИ» совместно с ФГКУ «Росгеолэкспертиза» была раз­работана «Концепция совершенство­вания действующей системы регио­нального геологического изучения недр РФ с использованием внебюд­жетных источников финансирования» (задание Минприроды России в рам­ках Государственного контракта от 14.11.2017 г. № АО­11­23/115, шифр 17­11­НИР/04, общая стоимость 17,1 млн руб.). В этой Концепции, в частности, в качестве достижения государственного геологического изу­чения («бюджетной геологии») обосно­вывается тезис о выдаче лицензий на геологическое изучение, разведку и добычу твердых полезных ископаемых (ТПИ) по результатам ГДП­-200 за период 2014–2017 гг. Приводимая в Концепции статистика выглядит довольно эффектно ­ поступило на апробацию и внесено в систему учета за 10 лет 2503 объекта с прогнозными ресурсами различных видов ТПИ кате­гории Р3. Из этого числа рекомендо­ван (ФГБУ «ВСЕГЕИ») для дальнейших поисков и оценки — 1021 (41 %) объ­ект и выданы 301 лицензия (около 12 %). Однако, исходя из отчетности недропользователей, по состоянию на 01.01.2018 г. по 126 объектам из 301 (42 %) — работы завершены или при­остановлены ввиду отсутствия поло­жительного результата, по 72 объектам (25 %) работы завершаются с высокой вероятностью получения отрицательного поискового результа­та, по 51 объекту (17 %) работы про­должаются с неопределенно прогнозируемым результатом. 

Такая ситуация вполне объяснима тем, что выделяемые в результате ГДП­-200 «перспективные площади» не могут рассматриваться в качестве объектов постановки поисковых работ, т.к. не соответствуют установленным условиям по степени локализации, слабой обоснованности участков до ранга рудного поля (первые десятки кв.км, но не сотни и тысячи, как это имеет место в рекомендациях ГДП­-200) и предварительной оценки их прогнозных ресурсов (по категориям Р3 и Р2). По этим же причинам реко­мендации ФГБУ «ВСЕГЕИ» не прини­маются во внимание и не учитываются профильными отраслевыми НИИ и территориальными органами Роснедра. Так, например, в 2011 году на апробацию в отраслевые институты (ВИМС, ЦНИГРИ, ВНИГРИуголь, ИМГРЭ, ЦНИИгеолнеруд) были направлены материалы по 255 объек­там различных видов твердых полез­ных ископаемых (уголь, железные, марганцевые, хромовые руды, вана­дий, титан, цирконий, медь, свинец, цинк, никель, кобальт, апатит, молиб­ден, вольфрам, олово, бокситы, золо­то, серебро, металлы платиновой группы, алмазы, брусит, плавиковый шпат), из которых были приняты лишь 22 объекта, а под проведение даль­нейших поисковых работ не рекомен­довано ни одного. 

В то же время, не может быть не затронута финансовая составляющая вопроса для обеспечения РГИ, которая на фоне катастрофического (более чем на 40 % против установленных показателей действующей подпро­граммы I «Воспроизводство МСБ, гео­логическое изучение недр» государс­твенной программы «Воспроизводство и использование природных ресурсов») снижения затрат государства на работы поисковой стадии, за послед­ние годы остается практически ста­бильной, со снижением бюджетного финансирования от планируемого не более чем на 3,6 %. За период с 2012 г. на финансирование региональ­ных геолого­-геофизических работ было выделено 27,14 млрд руб. в результате которых было принято и реализовано в работах поисковой ста­дии только 7 объектов, что характери­зует крайне низкую эффективность проводимых региональных геолого­-геофизических работ.

Из сказанного следует отметить то, что основанием для организации работ по ГДП­-200 на конкретных тер­риториях является накопление новой информации или появление новых проработанных концепций, появив­шихся после издания последней Госгеолкарты-­200. С учетом этого фактора формируется понятие воз­раста или «старения» карт, которое определяется появлением новой информации в пределах конкретных территорий, открывающее новые воз­можности прогнозирования и перс­пективные направления металлогени­ческого анализа. Однако, последнее 30­-тилетие в российской геологии даже при большом желании нельзя назвать продуктивными на новые идеи, концепции, месторождения хотя бы на том основании, что в этот пери­од практически были прекращены все предметные научно­-тематические и научно-­исследовательские работы, потеряны целые научно-­прикладные направления, полностью свернуты разнопрофильные крупномасштабные и общепоисковые работы. Поэтому в подавляющем числе случаев основа­ний для утверждения о «старении» всего массива российских геологи­ческих основ и необходимости «ков­рового покрытия» всей территории страны Госгеолкартами­-200 следую­щих поколений под лозунгом повыше­ния геологической изученности, не существует.

Исходя из задач, которые ставились и продолжают ставиться перед ГДП­200, это:
  • во-первых, систематизация и организация представления имеющейся информации, положенной в основу Госгеолкарт-200 первого поколения на базе современных компьютерных технологий и ее цифровизация;
  • во-вторых, это ограниченный по объемам комплекс исследований (в первую очередь, современных лабораторно-аналитических), направленный на уточнение и детализацию характеристик ранее выделенных и откартированных подразделений;
  • и, в-третьих, это выполнение под видом ГДП-200 определенного ограниченного объема работ, включая опережающие геофизические, геохимические и заверочные горно-буровые, направленных на получение предварительных оценок перспективных рудных полей по категории Р3 с попыткой последующей организации поисковых работ на таких объектах.
Строго говоря, по первому направле­нию источником финансирования должны рассматриваться средства, предназначенные на «информационное геологическое обеспечение», по второму — на «НИОКР» и лишь по третье­му — на крупномасштабные РГИ.

Выводы

1. Реализуемая с начала 90-­х годов Роснедрами концепция РГИ, основанная на приоритете работ по ГДП­-200, не способствует эффективному развитию МСБ страны и должна быть пересмот­рена в пользу работ, направлен­ных на создание фонда объектов поискового задела и их дальней­шее продвижение на рынке недропользования.
2. Выполняемые работы по ГДП­-200, охватившие территорию всей России, в своем составе не содержат видов и объемов исследований, необходимых и достаточных для получения новых геологических знаний и сведений по стратиграфии, палеонтологии, полезным ископаемым, металло­гении районов работ, направлены на создание цифровых макетов уже имеющихся геологических карт. В связи с этим прироста геологической изученности, кото­рая к моменту распада СССР для основных горно­-складчатых районов России достигала 90–100 %, за последние 30 лет не происходило.
3. Признавая необходимость обоб­щения и приведения имеющейся картографической основы масш­таба 1:200000 в современные цифровые форматы, следует про­должать начатые работы за счет средств, выделяемых на инфор­мационное геологическое обеспе­чение, т.к. по своему основному результату они соответствуют этой статье расходов. Получению дополнительного объема новых знаний о характеристиках отде­льных ранее откартированных подразделений могут способство­вать специальные геологические исследования по статье «темати­ческие и опытно-методические работы, связанные с геологичес­ким изучением недр и воспроиз­водством минерально-­сырьевой базы» и комплексное геологичес­кое изучение перспективных пло­щадей в масштабе 1:50000 с их оценкой на комплекс полезных ископаемых в рамках технологий, основанных на принципах после­довательного приближения к конечному результату и програм­мно-­целевого планирования (рис. 5).

Рис. 5. Основные принципы организации РГИ для решения задач по ВМСБ.png

Рис. 5. Основные принципы организации РГИ для решения задач по ВМСБ

4. Исходя из реалий и современ­ных потребностей недропользо­вания, РГИ остро нуждаются в выработке и реализации на практике новых подходов и про­рывных решений. В частности, в этой связи своевременны и необходимы исследования в рамках создания предметно-­целевых цифровых платформ (цифровых основ недропользо­вания), направленных на сбор и анализ поисковой информации с целью ее актуализации и опре­деления наиболее перспектив­ных направлений развития МСБ. Потребность в такого рода информации, увязанной с геоло­го­-экономическими параметра­ми исследуемых объектов, край­не велика и ее востребованность не оставляет сомнений. В после­дующем создание цифровых платформ должно быть обосно­вано, как новый вид РГИ.
5. Для формирования фонда объек­тов поискового задела необходи­ма организация крупномасштаб­ных исследований в их различных модификациях (в зависимости от сложности поставленных задач), как это предусмотрено действую­щим «Положением о порядке про­ведения ГРР по этапам и стадиям (ТПИ)» от 1999 г., а также восста­новление статуса сопутствующих им «общих поисков», существо­вавшего до 1999 г. (табл. 2).

Этапы и стадии геологоразведочных работ Основной конечный результат в сфере развития МСБ
Этап I. Работы общегеологического и минерагенического назначения
Стадия 1. Региональное геологическое изучение недр и прогнозирование полезных ископаемых в масштабе 1:500 000–1:1 500 000 и мельче Перспективные минерагенические провинции, области, зоны, угленосные бассейны с оценкой их минерагенического потенциала
Стадия 2. Комплексное геологическое изучение территорий в масштабе 1:200 000 и прогнозирование полезных ископаемых Рудные районы, узлы, бассейны с оценкой прогнозных ресурсов категории Р3
Стадия 3. Комплексное геологическое изучение перспективных площадей в масштабе 1:50000 с их оценкой на комплекс полезных ископаемых Рудные узлы, рудные поля, потенциальные месторождения с уточнением оценок прогнозных ресурсов категории Р и оценкой локализованных прогнозных ресурсов категории Р . Рекомендации по проведению поисковых работ
Этап II. Поиски и оценка месторождений
Стадия 4. Общие поиски Рудные поля и локальные участки ранга прогнозируемого месторождения с оценкой прогнозных ресурсов установленных видов полезных ископаемых категории Р , их укрупненная геолого-экономическая оценка. Рекомендации по проведению поисковых работ
Стадии 5. Поисковые работы Потенциальные месторождения с оценкой прогнозных ресурсов категорий Р и Р , составлением предварительных ТЭС, рекомендации по проведению оценочных работ
Стадия 6. Оценочные работы Возможные промышленные месторождения с оценкой большей части запасов по категории С и С — на участках детализации; оценка прогнозных ресурсов категории Р , менее изученных участков; ТЭО временных кондиций
Этап III. Разведка и освоение месторождения
Стадия 7. Разведка месторождения Месторождение с подсчетом запасов промышленных категорий, ТЭО постоянных кондиций
Стадия 8. Эксплуатационная разведка Отдельные блоки месторождения

Табл. 2. Предлагаемые изменения в действующей стадийности ГРР на ТПИ (красным выделены стадии, обеспечивающие создание поискового задела и фактически неиспользуемые на практике начиная с начала 90-х годов)

6. Для повышения поисковой эффективности работ общегеоло­гического назначения, прежде всего ГДП­-200, необходимо про­вести анализ их эффективности за последний 20-­тилетний период и выработать рекомендации по уси­лению их поисковой составляю­щей для решения задач по фор­мированию поискового задела. Повышению объективности оце­нок и рекомендаций по постанов­ке работ поисковой стадии будет способствовать установление общепринятых для всех организа­ций, выполняющих РГИ на терри­тории России, единых правил оценки, апробации и учета про­гнозных ресурсов полезных иско­паемых с исключением всех избы­точных промежуточных звеньев, а также единых правил геолого­-эко­номической и стоимостной оценок участков недр на различных эта­пах и стадиях их геологического изучения. 

книга.png1. «Геологическая служба и развитие минерально-сырьевой базы». Под редакцией А.И. Кривцова этой статье расходов. Получению              
2. Концепция совершенствования действующей системы регионального геологического изучения недр Российской Федерации с использованием внебюджетных источников финансирования. (Разработана по заданию Минприроды России в рамках Государственного контракта от 14.11.2017 г. № АО-11-23/115, шифр 17-11-НИР/04). С.-П., ВСЕГЕИ, 2018 г.
3. Методические указания о проведении геологоразведочных работ по стадиям (твердые полезные ископаемые). Утверждены приказом Мингео СССР от 15.12.1975 г. № 690.
4. Методические указания о проведении геологоразведочных работ по стадиям (твердые полезные ископаемые). Утверждены приказом Мингео СССР от 20.04.1984 г. № 161.
5. Положение о порядке проведения геологоразведочных работ по этапам и стадиям (твердые полезные ископаемые)». Утверждено распоряжением МПР РФ 05.07.1999 г. № 83-р.
6. Методические рекомендации по геологической, геофизической, геохимической изученности и обеспеченности дистанционными материалами для обоснования постановки РГР. С.-П., ВСЕГЕИ, 2014 г.
7. Основные положения организации и производства геолого-минерагенического картирования масштаба 1:200000. М, Мингео СССР, Аэрогеология, 1986 г.
8. Требования к организации и проведению геолого-минерагенического картирования масштабов 1:500000 и 1:200000. С.-П, Роснедра, ВСЕГЕИ, 2009 г..
9. тавский А.П., Михайлов Б.К., Яловик Г.А. Создание цифровых основ недропользования — перспективный вид региональных геологических исследований. «Минеральные ресурсы России. Экономика и управление», № 1, 2019 г. С. 5–9.

Опубликовано в журнале "Золото и технологии" № 1/март 2019 г.

Правовое регулирование вывоза аффинированного драгоценного металла или сырья, содержащего драгоценные металлы, из Таможенного союза ЕврАзЭС
Шестисоткратное увеличение платежей за размещение недропользователями отходов добычи с 1 января 2020 года
Последние изменения в российском законодательстве о пользовании недрами
Особенности приобретения права пользования недрами
^ Наверх