30 Ноября 2021, Вторник09:13 МСК
Курсы на 30.11.2021
74,67 +0,13
Au 1 794 +0,29%
Ag 22,92 -0,22%
84,50 +0,09
Pt 958,00 -0,47%
Pd 1 784 +0,03%

Налоговые вопросы, на которые следует обратить внимание при осуществлении операций хеджирования

В данной статье авторы рассматривают отдельные налоговые вопросы, на которые следует обратить внимание при осуществлении операций хеджирования. На сегодняшний день вопрос хеджирования операций с золотом является актуальным для большинства компаний в связи с волатильностью цен на золото и валютных курсов. В статье рассматривается практика хеджирования различных рисков как инструментами натурального хеджирования, так и производственными финансовыми инструментами. Тема, которой уделяется особое внимание в статье — это соблюдение отдельных требований для учета операций с производными финансовыми инструментами в качестве хеджирования, предъявляемых налоговым законодательством Российской Федерации. Для более полного раскрытия данного вопроса в статье также анализируется зарубежная практика организации налогового учета доходов и расходов по операциям хеджирования. На основе проведенного анализа выявлен ряд часто допускаемых ошибок при подготовке документации по сделкам хеджирования, а также проработаны подходы, позволяющие минимизировать риски.

Ключевые слова: валютные риски, добыча золота, налоговые риски, ценовые риски, хеджирование.

С.Д. Бачманов — директор, подразделение по оказанию налоговых услуг компаниям сектора энергетики и природных ресурсов компании PwC в России.
А.М. Токушева — старший менеджер, подразделение по оказанию налоговых услуг компаниям сектора энергетики и природных ресурсов компании PwC в России.

Практика хеджирования ценовых (товарных), валютных и процентных рисков золотодобывающими компаниями

Сложный во всех отношениях 2020 год показал значительную волатильность на товарных и валютных рынках. Для золотодобывающих компаний год был преимущественно удачным, тем не менее, даже при общем росте стоимости золота, колебания цен в течение года были очень существенными. Кроме того, доходы российских золотодобывающих компаний находились под влиянием изменений валютных курсов.

На основе финансовой отчетности крупнейших российских золотодобывающих предприятий за 2018–2020 гг. можно сделать наблюдение, что большинство компаний были готовы принять риск изменения цен на золото и не желают ограничивать upside в случае благоприятного движения цен на золото. Полюс и Петропавловск применяли производные финансовые инструменты для снижения волатильности цен, хотя в 2020 году в условиях роста цен на золото отказались от их использования.

цена на золото.jpg

Рис. 1. Цена на золото с января 2019 г. по июнь 2021 г.

Валютные риски регулировались инструментами натурального хеджирования, например, путем привлечения кредитов в долларах США, возврат которых обеспечен доходами, зависящими от стоимости золота, также выраженной в долларах США. Некоторые компании использовали производные финансовые инструменты (как правило, валютные свопы) в целях управления валютным риском. Практика управления процентными рисками за счет инструментов хеджирования ограничивается единичными примерами.

Мотивы для осуществления хеджирования также различались: добывающие компании могли преследовать цель стабилизации уровня выручки, хеджировали риски исходя из требований проектного финансирования, либо пытались использовать сложившуюся благоприятную ценовую конъюнктуру. Но даже при различии мотивов, сделки хеджирования регулярно возникают в деятельности крупных золотодобывающих компаний и могут являться источником существенных доходов и расходов. Для того, чтобы налогообложение таких доходов и расходов было эффективным требуется выполнение ряда условий.

Налоговое законодательство определяет ряд требований для учета операций в качестве хеджирования

Порядок определения налоговой базы по производным финансовым инструментам (ПФИ) установлен ст. 304 Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), согласно которой доходы (расходы) по операциям с не обращающимися ПФИ учитываются отдельно от общей налоговой базы. Под общей налоговой базой понимается финансовый результат от операций, связанных с продажей товаров, работ, услуг, а также внереализационных доходов и расходов (проценты, курсовые разницы и проч.).

Убыток, полученный по операциям с необращающимися ПФИ и учитываемый в отдельной налоговой базе, не может быть направлен на уменьшение прибыли от операций, учитываемых в общей налоговой базе. В случае получения убытков по необращающимся ПФИ, это несет существенную налоговую неэффективность, так как налогоплательщик уплачивает 20 % налога на прибыль с общей налоговой базы, а убытки по сделкам с необращающимися ПФИ остаются неиспользованными (за исключением случаев, когда компания получает прибыль от других сделок с необращающихся ПФИ или необращающимися ценными бумагами, в том числе в будущих периодах). С фискальной точки зрения такое разделение налоговых баз объясняется намерением законодателя изолировать налоговые поступления по обычной хозяйственной деятельности от непрогнозируемых доходов и расходов по высокорисковым финансовым инструментам.

Однако для сделок с необращающимися ПФИ, заключенными в целях хеджирования рисков, предусмотрено специальное исключение. Убыток по таким сделкам может быть учтен в общей налоговой базе (в налоговой базе, в которой учитывается финансовый результат от операций с базисным активом) в случае подготовки специальной налоговой справки-обоснования, подтверждающей хеджирующий характер сделок, а также иной документации. Такая справка (и иная документация) должна подтвердить экономическую связь сделок с ПФИ и обычной хозяйственной деятельности налогоплательщика и позволит учесть возможный убыток от сделок с ПФИ в общей налоговой базе.


методы управления.jpg

Рис. 2. Методы управления рисками в золотодобывающих компаниях

Интересной является зарубежная практика организации налогового учета доходов и расходов по операциям хеджирования (США, Великобритания, Сингапур, Нидерланды). Как и российское налоговое законодательство, большинство зарубежных налоговых систем разграничивают операции с ПФИ на операции, совершаемые в целях хеджирования, и прочие операции.

Однако, в отличии от российского налогового законодательства, такое разграничение, как правило, обусловлено различиями в моменте признания доходов и расходов по операциям с ПФИ, а не отнесением доходов и расходов в отдельные налоговые базы. В частности, признание доходов и расходов по операциям хеджирования может откладываться до момента признания в учете объекта хеджирования (дохода, расхода, актива или обязательства), тогда как по прочим сделкам с ПФИ доходы и расходы должны признаваться в текущем периоде в зависимости от изменения стоимости финансового инструмента.

Также особенностью зарубежных налоговых систем является более четкая взаимосвязь налогового учета сделок с производными финансовыми инструментами и отражения данных операций в финансовой отчетности. В ряде стран доходы и расходы по производным финансовым инструментам при определенных обстоятельствах могут отражаться в составе прочего совокупного дохода. Доходы и расходы по таким операциям, как правило, не учитываются при исчислении налога на прибыль и подлежат учету в особом порядке.

золото 2021.jpg

Общим для российской и зарубежных правовых систем является внимание к документальному подтверждению квалификации сделок с ПФИ в качестве операций хеджирования. Как правило, в законодательстве специально указывается на необходимость составления такой документации до совершения сделок. Это требование объясняется защитой от недобросовестных налогоплательщиков, которые могли бы в зависимости от результата по операциям с ПФИ квалифицировать сделки наиболее выгодным образом.

Области риска

Сделки с ПФИ могут быть учтены как сделки, заключенные с целью хеджирования рисков, при условии подготовки документов, подтверждающих, что исходя из прогнозов налогоплательщика совершение данной операции с ПФИ (совокупности операций) позволяет уменьшить неблагоприятные последствия, связанные с изменением цены (в том числе рыночной котировки, курса) или иного показателя объекта хеджирования. В таком случае налогоплательщики смогут учесть финансовый результат по сделкам хеджирования в той же налоговой базе, в которой учитываются доходы и расходы по хеджируемой сделке (в общей налоговой базе). Согласно положениям налогового законодательства справка-обоснование по операциям хеджирования должна быть подготовлена налогоплательщиком на дату заключения сделки с ПФИ.

Помимо информации, раскрытие которой прямо требуется налоговым законодательством (требования к содержанию такого документа указаны в ст. 326 НК РФ и включают в себя, в частности, информацию о хеджируемых рисках, описание сделок с ПФИ, заключаемых с целью хеджирования рисков и т.п.) при заключении и документировании сделок хеджирования, важно учесть следующие особенности:
1. Необходимо убедиться и быть готовым продемонстрировать, что хеджируемый риск возникает именно у компании, заключающей сделку хеджирования, и что компания несет данный риск самостоятельно и не передает данный риск какой-либо иной взаимозависимой компании. Например, в отношении валютного риска при закупках импортного оборудования (риск повышения цены оборудования вследствие роста курса иностранной валюты) необходимо определить, является ли хеджируемый риск риском добывающей компании, либо риском торговой компании (через которую приобретается импортное оборудование). В том случае, если в схеме поставок задействована торговая компания, которая покупает импортное оборудование у иностранного производителя за валюту, а затем перепродает это оборудование добывающей компании по фиксированной цене за рубли, валютный риск возникает у торговой компании, соответственно сделка с ПФИ на уровне добывающей компании маловероятно будет признана хеджированием.

 
2. Прогнозные расчеты, подготовленные компанией при заключении сделок с ПФИ, должны подтверждать, что заключение данных сделок направлено на уменьшение или компенсацию потенциальных неблагоприятных последствий. Несмотря на то, что в НК РФ отсутствует требование об эффективности сделок хеджирования, налоговые органы обращают внимание на случаи, когда эффективность сделок хеджирования не прослеживается из справки-обоснования. Например, налогоплательщик объясняет необходимость хеджирования исключительно тем, что курс иностранной валюты высоко волатилен, но справка не содержит прогноза налогоплательщика, что курс иностранной валюты может измениться именно в неблагоприятную для компании сторону. В такой ситуации из справки в явном виде не прослеживается как именно происходит уменьшение неблагоприятных финансовых последствий за счет операциий с ПФИ, что может вызвать налоговый спор относительно квалификации сделок в качестве хеджирования.

 
3. При подготовке справки-обоснования также целесообразно уделить внимание источникам данных, на которых основаны прогнозные расчеты. Хотя НК РФ определяет приоритетные источники информации при подготовке справки-обоснования по операциям хеджирования, в качестве наиболее авторитетных источников информации могут рассматриваться официальные прогнозы государственных/международных организаций, включая прогнозы Международного Валютного Фонда, Всемирного Банка, Европейского Банка, Банка России, Федеральной службы государственной статистики РФ, Министерства экономического развития РФ и др. При этом прогнозы важно подготовить именно на дату заключения сделки с ПФИ (подписать и утвердить документы не позднее даты заключения сделки, обеспечить наличие выгрузок из информационных систем, датированных не позднее даты заключения сделки).

 
4. Основные условия сделок с ПФИ, заключенных для целей хеджирования рисков, должны совпадать с условиями хеджируемой сделки. В случае несоответствия условий хеджирующей и хеджируемой сделок существует риск оспаривания учета финансового результата по сделке в общей налоговой базе. Например, в судебной практике при принятии решений суды руководствовались тем, что несоразмерность сроков, дат денежных потоков и их сумм по ПФИ и объекту хеджирования противоречит самому принципу хеджирования, который предполагает уменьшение (компенсацию) неблагоприятных для налогоплательщика последствий, связанных непосредственно с объектом хеджирования, то есть данные денежные потоки по суммам и срокам должны быть соизмеримы. В случаях, когда условия хеджирующей сделки и хеджируемого договора несопоставимы, налоговые органы могут посчитать, что сделка с ПФИ не носит хеджирующего характера, а является спекулятивной. В случае если базисный актив ПФИ, который используется для операции хеджирования, отличается от объекта хеджирования необходимо продемонстрировать наличие связи между объектом хеджирования и базисным активом ПФИ, заключенного с целью хеджирования рисков. Например, сделки с ПФИ на «золотой» биржевой фонд (Gold ETF) экономически могут хорошо хеджировать сделки на поставку золота, однако существенное различие объектов хеджирующей сделки и хеджируемого договора может вызвать вопросы у налогового органа.

 
5. Необходимо избегать ситуаций перехеджирования. Налоговое законодательство допускает превышение объема базисного актива ПФИ, обращающегося на организованном рынке и совершенного в целях хеджирования, над объемом объекта хеджирования только в случае, если такое превышение обусловлено биржевой стандартизацией объема базисного актива ПФИ. В других случаях возникает риск, что налоговые органы оспорят сделки с необращающимися ПФИ как заключенные для целей хеджирования рисков (в случае если компанией будет получен убыток по сделкам с ПФИ, вся сумма убытка может быть отнесена налоговыми органами в отдельную налоговую базу). Например, заключение ПФИ на 20 тыс. унц. золота при фактических поставках 15 тыс. унц. будет являться перехеджированием. В вопросе перехеджирования также желательно провести оценку наличия эффекта натурального хеджирования и рассчитать «открытую» позицию. Соответственно, представляется целесообразным хеджировать только часть рисков, возникающих по объекту хеджирования (underhedge), что является достаточно распространенной практикой. Этот подход позволяет избежать риска превышения объема хеджирующей сделки над хеджируемой (хотя существует положительная для налогоплательщиков судебная практика, когда суды признавали сделку с ПФИ в качестве операции хеджирования не смотря на то, что у налогоплательщика существовал натуральный хедж в отношении части суммы хеджируемого риска).

 
6. Предпочтительно заключение сделок с ПФИ в привязке к реально существующим договорам на поставку объекта хеджирования. Если сделки хеджирования будут заключаться только на основании прогнозов (например, планов поставки), налоговые органы могут занять позицию, что данные сделки не являются сделками хеджирования, поскольку на момент заключения ПФИ договорные обязательства на поставку продукции, которые фактически являются объектом хеджирования, отсутствовали. Кроме того, в случаях, когда сделки хеджирования будут заключаться только на основании прогнозов, существует риск возникновения ситуации перехеджирования. На практике хеджирование, основанное на прогнозе продаж, не протестировано с налоговой точки зрения. В отношении данного риска можно привести в пример зарубежную практику, которая допускает заключение сделки хеджирования в отношении будущих сделок. Компании должны подготовить обоснование высокой вероятности прогнозной операции. Чтобы избежать ситуации перехеджирования компании используют стратегию хеджирования слоями, увеличивая коэффициент хеджирования по мере приближения к дате платежа (по мере увеличения определенности).

 
7. Еще одним требованием российского налогового законодательства к сделкам хеджирования является условие о том, что такие сделки должны подлежать судебной защите в РФ. Поставочные сделки и беспоставочные сделки с российскими банками, по общему правилу, подлежат такой защите, что позволяет признавать убытки по таким договорам для целей налогообложения прибыли. Сделки с беспоставочными ПФИ, заключенные с иностранными банками, формально не будут подлежать судебной защите, в соответствии с гражданским законодательством РФ.

В этом случае необходимо подтвердить (например, юридическим заключением), что такой договор подлежит судебной защите в стране, праву которой он подчинен. Хеджирование ценовых рисков по золоту может также привести к повышенной налоговой нагрузке в части налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Согласно действующему законодательству, НДПИ уплачивается исходя из количества добытого золота и цен реализации металла в соответствующем месяце. Если золотодобывающая компания заключила ПФИ, зафиксировавший цену на золото, то на момент исполнения сделок у компании, скорее всего, возникнет два денежных потока: доходы от продажи золота по текущей рыночной цене и прибыль (убыток) ПФИ, компенсирующие разницу между текущей рыночной ценой и зафиксированной ценой золота. В том случае, если текущая рыночная цена золота окажется выше зафиксированной цены, компания получит убыток по производному финансовому инструменту, однако данный убыток не будет учитываться для целей расчета НДПИ. НДПИ будет исчисляться исходя из доходов от продажи золота по текущей рыночной цене, что приведет к росту эффективной ставки НДПИ по добыче золота в конкретном месяце. Однако возможна и обратная ситуация, когда текущая рыночная цена окажется ниже зафиксированной цены, и компания получит прибыль по производному финансовому инструменту. Тогда эффективная ставка НДПИ будет ниже ставки, установленной налоговым законодательством.

Опубликовано в журнале «Золото и технологии», № 2 (52)/июнь 2021 г.

Заявительный принцип занесло на скользкую дорожку…
Создание особо охраняемой природной территории на лицензионном участке влечёт фактическую невозможность добычи полезных ископаемых
Налоговые вопросы, на которые следует обратить внимание при осуществлении операций хеджирования
Изменения в Закон «О недрах»
^ Наверх