20 Октября 2020, Вторник02:37 МСК
Курсы на 20.10.2020
77,67 -0,41
Au 1 907 +0,11%
Ag 24,51 +0,71%
91,45 +0,02
Pt 858,80 -1,00%
Pd 2 354 +0,16%

Сергей Алексеевич Аксенов

Как для геологоразведки, так и для всего горнодобывающего комплекса России в 2018-м году был характерен ряд особенностей. О всем, что обращает на себя внимание в прошлом году в российской золотодобыче, корреспондент «ЗиТ» Влада Сюткина побеседовала с заместителем руководителя Федерального агентства по недропользованию (Роснедр) Сергеем Аксеновым.


Cергей Алексеевич, почему Дальний Восток выделен приоритетным для Роснедр в 2018 году макрорегионом? Служит ли одной из причин этого его перспективность на золото?

В соответствии с поручениями Правительства России, касающимися Дальнего Востока, данный регион — территория, развитие которой является приоритетным.

Поэтому Роснедра, занимаясь государственным управлением в сфере недропользования, государственным заказом по воспроизводству минерально-сырьевой базы и лицензированием недропользования рассматривают в качестве приоритетного региона Дальний Восток.

Помимо того, целесообразно это еще и потому, что Дальний Восток, как это следует из результатов геологоразведочных работ и мнения различных экспертов и научных организаций, очень перспективен по своему сырьевому потенциалу.

Говоря о результатах геологоразведочных работ, я имею в виду выявление на Дальнем Востоке крупных месторождений, в том числе и мирового уровня.

Суммарные затраты на геологическое изучение недр в 2018 году должны были составить 7,38 млрд руб. В 2017 году из федерального бюджета в целом на геологоразведку было направлено около 28,5 млрд руб. Таким образом, падение затрат государства на геологоразведку в стране в 2018 году составит почти 4 раза. За счет сокращения каких направлений они будут снижены и насколько сократятся расходы на разведку золота?

Не подтверждаю практически ни одну из приведенных цифр. Затраты федерального бюджета на геологоразведку твердых полезных в России в целом в 2017 году составили 5,9 млрд руб. В 2018 году они должны были составить 5,6 млрд руб.

Но геологоразведочные работы, проводимые за счет федерального бюджета — это всего лишь незначительная часть всего проводимого в России геологического изучения недр. Всем известен факт, что последнее десятилетие федеральные средства на проведение геологоразведочных работ в России соотносятся со средствами недропользователей как 1:10. И если говорить про общий объём средств, выделенных на геологоразведку в России в 2016 и 2017 гг. вместе с прогнозным объёмом финансирования геологоразведочных работ в 2018 году, то это — более 150 млрд руб. Это вполне солидная сумма, позволяющая неплохо планировать и вести геологоразведочные работы.

При этом из общего объема средств, направляемых на геологоразведку в России, на Дальний Восток и Забайкалье приходится не менее 60 %. Отмечу, что средства на геологоразведку благородных металлов со стороны федерального бюджета и недропользователей направляются примерно в одинаковом соотношении.

В 2017 году Роснедра планировали выставить на аукцион тридцать пять месторождений золота. Сколько, в итоге, было выставлено?

Фактически в 2017 году в России было проведено 180 аукционов на различные объекты золота, как россыпного, так и рудного. Лицензии были выданы по 62 % аукционов — 112 штук.

В последнее время успешность проведения аукционов растет. Если в 2017 году лицензии были выданы по результатам 62 % состоявшихся аукционов, то ранее были периоды, когда успешность проведения аукционов была даже менее 40 %.

А с чем связано такое улучшение?

Тому есть разные причины. Конечно, одна из причин — это рост интереса к месторождениям золота. Значительную роль играет то, что все проводимые аукционы, включая месторождения золота, осуществляются, будучи подкрепленными фактическими заявками недропользователей. 

Важным фактором является также постоянная работа над качеством аукционной документации и повышение прозрачности всех процедур.

Пейзаж из интервью с Аксеновым

А какие бы Вы отметили проблемные места в этом направлении на сегодня?

Проблемы здесь связаны с некоторой тенденцией, проявившейся в последние 3–4 года, а именно — с так называемыми «недобросовестными потенциальными недропользователями» или, как их еще называют, «недропользователями-аукционистами». Это те недропользователи, которые при начатой ими борьбе за тот или иной участок недр очень сильно поднимают разовый платеж — до более, чем разумно высоких величин, а затем, выиграв аукцион, завышенный ими же самими платеж не оплачивают.

Как результат — по завершении многочисленных подготовительных процедур аукцион, в итоге, оказывается не состоявшимся.

Следует отметить, что, участвуя в аукционах месторождений золота, недропользователи-аукционисты ведут свою самую активную деятельность, главным образом, в рамках аукционов по россыпному золоту — по той простой причине, что те не велики по своим масштабам, не требуют первоначальных крупных финансовых вложений, и, в то же время, высоко востребованы в недропользовании.

Каким образом вы противодействуете подобной деятельности?

Роснедра провели ряд направленных на борьбу с данным явлением мероприятий, в частности, совместно с Минприроды России проявили законодательную инициативу. Речь идет о подготовленном законопроекте, закрепляющем в Законе о недрах специальный порядок формирования перечней «недобросовестных недропользователей».

Не знаю, насколько он уже сыграл свою положительную роль, но факт остается фактом: сразу после подготовки данного законопроекта количество «недропользователей-аукционистов» пошло на спад. Нет, полностью они не исчезли. Но цифры, безусловно, не могут не радовать: если в 2016 году таких компаний насчитывалось 66, то в 2017 году — уже только 35.

С количеством и качеством аукционов ситуация понятна. Что можете сказать об их географической дифференциации?

Большая часть месторождений золота за 2017 год была пролицензирована на территории Дальневосточного Федерального округа. И в его лидерах — Магаданская область, Хабаровский край и Амурская область. Также по показателям востребованности месторождений золота на Дальнем Востоке выделяется Республика Саха (Якутия).

Какой прогноз по количеству и распределению аукционов золотых месторождений Вы давали на 2018 год?

Как минимум на уровне 2017 года. То есть, около 200. В лидерах — те же регионы, что и в 2017 году — Магаданская область, Хабаровский край и Амурская область. Да и не только они — большая половина регионовлидеров по количеству выставленных на аукцион месторождений золота — это регионы Дальнего Востока.

Интересно, что в числе лидеров по проведению аукционов месторождений золота как в 2017, так и в 2018 году числится Амурская область…

В настоящее время ситуация с сырьевой базовой отдельно действующих предприятий и территорий, в частности связанных с золотом, вызывает серьезную тревогу. И, как это для кого-то ни удивительно, среди них — такие регионы, как Чукотский автономный округ и Камчатский край.

У этого явления есть очевидные причины — при том, что данные регионы обладают технологически и кадрово подготовленными предприятиями-недропользователями, в свое время эти территории оказались геологически недоизученными и, как следствие, активность недропользователей здесь ограничена.

Пейзаж из интервью с Аксеновым

Вы подробно рассказали про аукционы золотых месторождений в России. Не могли бы вы рассказать что-либо примечательное о геологоразведке золота в стране, помимо ее финансирования? К примеру, как обстоят дела с её продуктивностью?

Тогда, как в мире в последние десятилетия успешность геологоразведочных работ на твердые полезные ископаемые составляла 1:100, в России она значительно выше — 1:30. И здесь заслуга российской школы геологов. Причем всех геологов — как тех, кто трудится в государственных учреждениях, так и тех, кто работает у недропользователей. Кстати, последних в стране сегодня гораздо больше.

Также в данном контексте обращу внимание на некоторую проблему, присущую уже как таковым разведанным месторождениям — как в целом, так и, в частности, золота. Речь о расположении разведанных месторождений на территориях ограниченной хозяйственной деятельности.

Яркий пример такого месторождения — месторождение золота федерального значения Кючус. Находясь на территории республики Саха (Якутия), оно расположено в пределах особо охраняемой природной территории местного значения. Чтобы месторождение Кючус начало новую жизнь Правительству Республики Саха (Якутия) необходимо вынести решение о снятии наложенных ограничений ради предоставления возможности прихода на него недропользователей.

В настоящее время увеличиваются объемы геологоразведки золота в Европейской части России, в том числе и Роснедрами. Насколько вы видите целесообразной проведение разведки золота в данной части России, учитывая, что крупные золотодобывающие компании туда не рвутся, а небольшим и средним компаниям освоение месторождений золота в этой части России не по силам?

Я бы не обозначил проводящиеся в Европейской части России геологоразведочные работы, как усиливающиеся. Об этом говорит тот факт, что на геологоразведку в Европейской части России в 2018 году из федерального бюджета выделено около 380 млн руб. Со стороны недропользователей сюда направляются средства на уровне около 2,5 млрд руб. Таким образом, в Европейской части России на геологоразведку приходится примерно по 9 % от средств федерального бюджета и средств недропользователей.

Вместе с тем отмечу, что перспективы геологоразведки Европейской части России, а также Кавказа оценены еще недостаточно. И в случае, если на этих территориях будут выявлены достойные серьезных недропользователей объекты, недропользователи на них придут. Да, в настоящее время крупных недропользователей золотого дивизиона в данных частях России нет, но на Кавказе за последнее время выявлено два объекта с ресурсами высоких категорий золота, имеющих высокий потенциал. Это Гитче-Тырныаузское рудное поле в Кабардино-Балкарии и Курушмазинское в Дагестане.

Сейчас активно мы данными объектами не занимаемся, но, по сути, к лицензированию они уже подготовлены и, я уверен, что недропользователи на них придут.

Расскажите поподробнее об этих двух объектах.

Данные потенциальные месторождения обладают большими размерами и содержат в себе солидные прогнозные ресурсы высоких категорий — P1 и P2. То есть те прогнозные ресурсы, которые подтверждены конкретными и не единичными горными выработками — канавами, скважинами, а также исследованиями на предмет качественных характеристик руд. Ресурсы каждого из месторождений оценены достаточно высоко — в размере около 100 т. Помимо того, эти месторождения расположены в освоенной части России, Роснедра Успешность геологоразведочных работ в России неизмеримо выше, чем за рубежом, то есть там, где, в частности, достаточно развита транспортная и энергетическая инфраструктура.

В некоторых регионах России местные золотодобытчики жалуются на то, что не могут конкурировать с китайскими компаниями в приобретении лицензий на месторождения золота — те покупают лицензии на них по запредельно высокой цене. Считаете ли Вы, что нужно каким-либо образом распространить ограничения для иностранцев, действующие для месторождений федерального значения, на уровень месторождений более мелких?

Роснедра, исследовав материалы о владении месторождениями, в том числе о претендентах и фактических владельцах лицензий, не подтверждают факт массового захода на российские объекты китайского капитала. Вместе с тем, даже как таковой заход китайского капитала — это не то, что должно пугать недропользователей и органы исполнительной власти. Ведь в том явлении, когда заходит инвестиционный капитал и вместе с ним начинается фактическая работа, нет ничего страшного. Главным образом, оно означает создание новых производств и новых рабочих мест, в том числе российских.

Конечно, если у инвестиций другие цели — дело обстоит иначе — принятие соответствующих мер необходимо.

То есть законодательное регулирование участия иностранного капитала в месторождениях более мелкого уровня, чем федеральные, Роснедра менять не собираются?

Нет, распространение ограничения на присутствие иностранного капитала на какие-либо еще месторождения, помимо уровня федерального значения, мы не рассматриваем.

В конце 2014 года лицензии на слабоизученные участки недр стали распределять по заявительному принципу. При этом, помимо повышенного интереса к недрам, возросла и безответственность недропользователей. Нередки случаи, когда ими не предоставляются требуемые документы, в частности проектные сметы, что является нарушением условий и грозит отзывом прав в течение трех месяцев. В результате, уже в 2016 году Роснедра планировали отозвать у недропользователей 77 лицензий. Скажите, сколько их было отозвано у золотодобытчиков за 2016 и 2017 годы? Известны ли уже цифры за прошедший 2018 год?

Проблема непредоставления в срок необходимых документов недропользователями при введении заявительного принципа действительно реальный факт — правда, уже не настоящего времени, а прошлого. Данная проблема была успешно нами преодолена.

Благодаря тому, что одновременно с вводом заявительного принципа недропользователи были сразу же предупреждены о том, что первоначальное требование, которое предусматривают условия выдачи лицензий на геологоразведочные работы — предоставление в срок проектно-сметной документации — будет проходить очень жесткий мониторинг со стороны Роснедр.

Важно также отметить, что, в соответствии с действующими нормами, при заявительном принципе все проекты геологического изучения недр необходимо предоставлять на рассмотрение Росгеолэкспертизы. Таким образом, учитывая эти два факта, контроль предоставления проектно-сметной документации в современных условиях — дело очень простое. Как и управление им. При этом обращаю Ваше внимание на то, что данный контроль проводится практически непрерывно — подтверждая действенность мониторинга Роснедрами лицензий заявительного принципа.

Отмечу, что в 2016 году количество лицензий, действие которых было прекращено, составило 66, в 2017 году — 37. Как видите, налицо снижение прекращения действия лицензий. Роснедрами принято решение применить такую систему также к лицензиям, выдаваемым через аукционы.

Нестыковки в нормативных актах Роснедр часто мешают золотодобывающим компаниям нормально работать. В частности, председатель совета директоров ОАО «Сусуманзолото» Владимир Христов обратил внимание на письмо «Роснедр» о том, что продление лицензии на месторождение возможно только при наличии утвержденного в установленном порядке технического проекта. В то время, как технические проекты невозможно утвердить по той причине, что отсутствует лицензия. Получается, что у компании связаны руки. Скажите, насколько много в сфере недропользования сейчас таких законодательных нестыковок, что это за нестыковки, и как агентство планирует их устранить?

Данная ситуация у «Сусуманзолото» вряд ли возможна, потому как ведение добычи и какие-либо шаги в отношении нее без лицензии означают не что иное, как безлицензионное пользование недрами, а это нарушение закона «О недрах». Его проблема, вероятнее всего, иная и связана не с законодательными нестыковками, а с законодательными ограничениями.

Дело в том, что данной компании принадлежит большое количество лицензий на месторождения, где оставшиеся балансовые запасы — незначительны. Что является для компании, безусловно, проблемой, и, в то же время, означает, что ей необходимо параллельно и вовремя проводить геологоразведочные работы на тех месторождениях с незначительными балансовыми запасами, на которые у них имеются лицензии. Ряд сроков проведения геологоразведочных работ, устанавливаемых данными лицензиями, «Сусуманзолото» упустило. То есть, желание провести геологоразведочные работы у компании сейчас есть, но сроки по ним уже прошли.

Чтобы в целом помочь недропользователям Роснедра нормативно урегулировали рассматриваемую проблему и теперь недропользователи, подготовив соответствующие проекты геологоразведочных работ, будут иметь возможность их реализовать.
Если, все же, говорить о как таковых нестыковках в законодательных актах, регулирующих вопросы недропользования в России, то они действительно еще есть.

Но работа по устранению таких нестыковок в настоящее время ведется в большом объеме. За последние годы здесь сделано немало, но это уже совсем особый вопрос и о нем можно поговорить отдельно!

Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 4 (42)/декабрь 2018 г.

Разграничение продукции (незавершённого производства) и отхода добычи полезных ископаемых
Проблемы золотодобытчиков в землепользовании при недропользовании
Перевод категории земельного участка сельскохозяйственного назначения, находящегося в федеральной собственности, в земли промышленности для целей добычи полезных ископаемых.
Риски переоформления лицензии на право пользования недрами в процедуре банкротства
^ Наверх