21 Октября 2021, Четверг14:22 МСК
Курсы на 21.10.2021
71,14 +0,28
Au 1 787 +0,31%
Ag 24,36 +0,00%
82,79 +0,28
Pt 1 052,90 +0,22%
Pd 2 060 -0,05%

Алексей Вакуленко

Партнер Юридической компании «Шаповалов Петров», кандидат юридических наук, член Общества экспертов России по недропользованиюАлексей Вакуленко - Директор правового департамента Группы компаний Auriant Mining, кандидат юридических наук, член Общества экспертов России по недропользованию

Интервью с Алексеем Вакуленко, руководителем юридического подразделения Auriant Mining.

Алексей, в чем специфика работы юрслужбы горного предприятия вообще и золотодобывающего в частности?

Работа юридической службы в горнорудной отрасли, наверное, несравнима с работой в других отраслях, поскольку ты должен очень тесно взаимодействовать не только с финансовой службой и службой снабжения, но и с производственными и геологическими подразделениями.

Нередко наша команда выступает неким «менеджером проекта», который координирует деятельность всех служб в рамках реализации конкретной задачи.

Безусловно, это накладывает на нас определённые обязательства — знать технологические и производственные процессы извлечения золота, принципы и особенности проведения геолого-разведочных работ, особенности оборота драгоценных металлов в России и за рубежом.

В общем, ты должен говорить с техническими специалистами на одном языке, понимать, что они от тебя хотят и как это реализовать, используя юридические инструменты. 

Какие юридические вопросы приходится решать юрслужбе золотодобывающих компаний самостоятельно и какие из вопросов все-таки средние компании решают с привлечением сторонних ресурсов?

Вы знаете, наша юридическая служба очень компактна и универсальна. У нас нет разделения по направлениям работы, судебная, корпоративная и т.д.

Поэтому палитра тех вопросов, которые мы решаем, весьма разнообразна. Например, это вопросы импорта промышленного оборудования, кредитного финансирования, лицензирования деятельности, связанной с добычей полезных ископаемых, соблюдения законодательства в сфере охраны окружающей среды, судебные споры.

Часто нашей команде приходится взаимодействовать с государственными органами и органами местного самоуправления по вопросам социально-экономического партнёрства, аренды земельных и лесных участков, трудоустройства местного населения.

Мы стараемся делать всё сами и привлекать внешних консультантов в крайних случаях. Например, когда мы обязаны их привлекать в соответствии с требованиями российского или шведского законодательства (патентные поверенные, независимые аудиторы) или когда вопрос очень специфический — заключение сделок M&A по иностранному праву, споры с налоговыми органами в части уплаты НДПИ.

Какие особенности накладывает на юрслужбу статус управляющей компании иностранного юрлица и что следует учитывать российским компаниям, планирующим листинг на иностранных биржах с учетом этого?

Безусловно, так как наша «материнская» компания зарегистрирована в Швеции, мы должны знать не только Российское корпоративное законодательство, но и основы корпоративного законодательства Швеции.

Например, в Швеции установлено обязательство для юрлиц страховать ответственность членов органов управления. Отсутствие такой страховки грозит компании большими штрафами. 

Кроме того, поскольку акции нашей материнской компании котируется на Шведской фондовой бирже NASDAQ, мы должны знать и выполнять все требования биржи в части раскрытия инсайдерской информации, вести список инсайдеров и т. д.

Насколько я знаю, многие крупные золотодобывающие компании, наоборот, проводят делистинг своих акций на иностранных биржах и «приходят» в Россию. А тем, кто хочет разместить свои акции на иностранной бирже, в первую очередь нужно найти хорошего финансового консультанта (certified adviser), который будет помогать про-водить IPO. 

Какие вопросы занимают основную часть Вашего времени как руководителя юрслужбы?

Знаете, разные. Это и непосредственно юридические по выработке приемлемых механизмов для решения ставящихся перед службой задач, и управленческие по контролю и организации деятельности юристов в регионах, и даже представительские по взаимодействию с государственными органами и органами местного самоуправления по вопросам социально-экономического развития региона.

Иногда даже решаю творческие задачи. Например, создал совместно с одним креативным агентством ролик, посвящённый нашей юридической службе для конкурса «Лучшие юридические департаменты» журнала «Корпоративный юрист».

Какие особенности российского законодательства делают работу юрслужбы особенно хлопотной?

На сегодняшний день одной из самых серьёзных проблем для всех золотодобывающих компаний в России является негативная практика доначисления налоговыми органами налога на добычу полезных ископаемых с технологических потерь, образуемых при технологическом процессе извлечения золота, которые орган считает сверхнормативными. 

В некоторых случаях налоговые органы вводят новое понятие «потери в штабеле», неведомое Налоговому кодексу, показатель которого в разных случаях ими рассчитывается по-разному. 

Например, в некоторых делах для расчёта «потери в штабеле» они от показателя химически чистого золота на конец налогового периода отнимают показатель на начало налогового периода и полученную разницу делят на тот же самый показатель химического чистого золота на конец налогового периода. И это при том, что в других налоговых периодах показатель химически чистого золота на конец налогового периода у компании может быть меньше показателя на начало налогового периода. 

Каких перемен в российском законодательстве Вы ждете с надеждой и нетерпением и каких — с опаской?

Наверное, с учётом указанного выше это введение более гибкой системы взимания НДПИ с золотодобытчиков. Например, в части определения размера данного налога в зависимости от региона присутствия компании и учёта особенностей технологических процессов извлечения золота в части образования технологических потерь.

Опаску, конечно, вызывает потенциальное введение США и ЕС санкций в отношении горно-рудного сектора. Это может создать проблемы многим золотодобывающим компаниям в части приобретения оборудования за рубежом и привлечения внешних иностранных источников финансирования.

А с какими госструктурами Вы еще взаимодействуете?

Мы взаимодействуем со множеством органов — Ростехнадзор, Росприроднадзор, Госкомлес, МЧС России и т.д. Для нашей Группы приоритетно соблюдать природоохранные нормы, требования в сфере промышленной безопасности и охраны труда. Поэтому юридическая служба участвует во всех возможных проверках государственных органов. С одной стороны мы должны обеспечить права добывающих предприятий Группы в ходе проведения проверок. С другой, мы стремимся подтвердить высокие качественные стандарты, предъявляемые к предприятиям Группы. 

Также с ФАС России мы согласуем сделки экономической концентрации, инициируем и участвуем в расследованиях о нарушении третьими лицами антимонопольного законодательства. О сделках купли-продажи золота мы уведомляем Росфинмониторинг России. 

По вопросам участия в региональных инвестиционных и социальных проектах, аренды земельных участков взаимодействуем с государственными органа-ми субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления. 

Особенности региона, где представлены наши предприятия, — это важный фактор, влияющий на построение отношений с государственными органами на региональном уровне, а также с местной администрацией. Отношения в данном случае выстраиваются как руководителями наших дочерних предприятий, так и непосредственно юристами на местах. В этой связи межличностный фактор сильно влияет на взаимоотношения юриста с тем же Росприроднадзором, Ростехнадзором и местной администрацией, а также наши проактивные действия в регионе. Если госорганы видят, что мы удачно обжалуем те или иные незаконные действия или решения, то уже к нам формируется соответствующее отношение. 

Какой опыт Вы считаете важным перенять у более крупных компаний из России и из-за рубежа?

Это, наверное, опыт юридического сопровождения проектов по строительству золотоизвлекательных фабрик, а также опыт, связанный с реализацией проектов по добыче драгоценных металлов в иностранных юрисдикциях, в Канаде, например, от сопровождения процедуры получения лицензии (заключения договора аренды земельного участка с правом добычи) до этапа запуска производства.

Каким полезным опытом с менее крупными и более «молодыми» родственными российскими компаниями Вы готовы были бы поделиться, что считали бы важным и особенно актуальным для них?

Вы знаете, делиться опытом стараюсь всегда. Пишу статьи на злободневные темы недропользования, выступаю с докладами, например, на заседаниях Горнорудного консультационного сове-та. В октябре и ноябре планирую провести семинары для горно-рудных компаний, посвящённые актуальным проблемам недропользования. А проблемных вопросов в нашей сфере много — антимонопольные нарушения в сфере недропользования, неправомерные переоформления лицензий, загрязнение почв, проведение экспертиз в отношении технических проектов добычи полезных ископаемых и т.д. 

Интересы Группы представлены в нескольких регионах России, как обстоят дела с юридическими специалистами на местах?

Специфика удалённых регионов такова, что очень непросто подобрать хороших, думающих юристов. Нам нужны юристы, которые не только являются хорошими исполнителями, которые делают механически то, что ты просишь, но еще и думают и предлагают пути решения.

И последний вопрос. Участвует ли Группа в судебных спорах?

Да, время от времени предприятия нашей Группы участвуют в судебных спорах. Иногда приходится взыскивать задолженность по коммерческим сделкам, спорить с налоговыми органами о доначислении НДС и НДПИ. Бывают споры о необоснованно завышенном размере арендной платы за земельный участок, который устанавливают органы местного самоуправления. Иногда случаются трудовые споры и споры, связанные с незаконным привлечением предприятий Группы к административной ответственности. 

Между тем мы предпочитаем решать любые правовые конфликты в досудебном порядке. Весьма показательно, что до 80 % всех коммерческих споров мы решаем мирным путем. 
_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Для справки

Группа компаний Auriant Mining сфокусирована на геологоразведке и производстве золота в России. 
В настоящее время Группа владеет двумя производящими активами: Тардан (Республика Тыва) и Солкокон (Забайкальский край). Группа также ведет разведку на ранней стадии на месторождении Ужунжул (Хакасия), а также разведку на месторождении Кара-Белдир (Республика Тыва), которое с 2014 года принадлежит Группе на 100 %.

В основные активы Группы входит ряд лицензий, принадлежащих различным дочерним компаниям. 
На конец 2016 года золоторудные запасы Группы насчитывают 1,5 млн тр. унций. Объем добычи в 2016 году составил 1 078 кг (34 669 тр. унций). Размер EBITDA за 2016 г. составил 22 млн долл. США. 

Штаб-квартира Группы находится в Стокгольме, Швеция. Компания котируется на Шведской фондовой бирже NASDAQ OMX First North Premier.


Опубликовано в журнале “Золото и технологии”, № 3 (37)/сентябрь 2017 г.

Утилизационный сбор экологии не подмога
О применении Арбитражным судом Красноярского края коэффициента Кдл в споре Росприроднадзора и НТЭ
Налоги горного предприятия. Почему их теряет государство?
Включение горноотводного акта в качестве неотъемлемой части к лицензии
^ Наверх